Вторник, 26.01.2021, 03:11
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Вячеслав Поляков-Прокопьев [31]
Вячеслав Поляков-Прокопьев
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск

 

 

Мини-чат
500
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 3
Пользователей: 1
Бендер
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2021 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

 

 

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Вячеслав Поляков-Прокопьев » Вячеслав Поляков-Прокопьев [ Добавить произведение ]

Киллер для президента Часть 7

 

НАЧАЛО ЗДЕСЬ: http://nerlin.ru/publ....-0-4622

 

 

Глава 19



Александр собрался быстро. К полковнику лучше не опаздывать, дабы не сердить его. Слишком многое зависит от него в той игре, что затеял Александр. Его путь лежал через Большую лабораторию (Большой он называл лабораторию, где работали люди).
Пробегая мимо Татьяны, он даже не удостоил ее взглядом. Она проводила его поворотом головы, в её глазах неожиданно отразилось начало осознания совершенного ею коварного предательства... Как бы там ни было, уже поздно что-либо менять.
Татьяна это понимала. Слишком глубокие раны она нанесла Александру, чтобы заслужить прощенья! Видимо, какие-то чувства между ними все же были, но они оказались бессильны перед тридцатью сребрениками, увы.
Александр вошел в огромный кабинет полковника. Тот восседал, едва не утопая в черном кожаном кресле, оно имело поистине исполинские размеры. Окинув взглядом картину в целом, как бы оценивая ее со стороны, Александр, зная характер полковника, пропищал:
- Не хватает только погон на спинке и знаков отличия на подлокотниках, а так все замечательно!
Полковник рассмеялся и пригласил за длинный стол в виде буквы "Т", во главе которого и стояло громадное кресло. В кабинете все было предусмотрено на случай общения с существами значительно меньших размеров, чем люди. К примеру, от пола до крышки стола был устроен трап, по которому, обладая крысиной сноровкой, подняться не составляло труда.
А уже на крышке стола были расставлены полукругом креслица, обращенные к полковнику. Перед каждым креслицем стоял удобный пюпитр. Забравшись на стол и усевшись в одно из кресел, Александр оказался практически на уровне погон полковника. Устроившись поудобнее, он сказал:
- Хорошо тут, у вас, мирно, цивилизовано...
- Не понял! Ты о чем?
- Да все о том же. Не вижу тут ни одной камеры, никаких тебе микрофонов, никто за тобой не шпионит...
- Не думал, что это тебя так тяготит, но поверь, здесь только служба и бизнес. Ничего личного. Как только мы убедимся в твоей лояльности, сразу снимем наблюдение. Может, тебе отключить в спальне, на ночное время?
- Не помешало бы. Вы, полковник, как всегда, догадливы.
- А то! Сам был когда-то молодым, понимаю. Считай, договорились. Слово джентльмена!
- Спасибо. Заранее признателен, а то чувство такое, будто в спальне трое, может, и больше...
- Не стоит благодарностей. Теперь к делу. Я, конечно, знаю твою щепетильность по вопросу воспитания, хорошего тона, и всего такого... но обратиться мне больше не к кому. Я, безусловно, мог бы приказать. Но надеюсь на понимание. Надо провести эксперимент над крысами.
Ты не беспокойся, они заслужили такое отношение к себе, да и видеть-то тебе ничего особенного не придется. Черную работу сделают другие, твое дело - наука. Задача - разобраться, что идет не так, подкорректировать, если потребуется - еще раз. И таким образом, не сбавляя темпа, идти к цели.
- Какого рода эксперимент?
- Правильный вопрос. Ты всегда зришь в корень! Ну, прям, Козьма Прутков, ни дать, ни взять. Только в белой шубке!
- Ну знаете! От Вас не ожидал.
- Ладно, ладно, шучу, не обижайся!
- В другой раз, поосторожней пожалуйста со словами, могу и куснуть!
- И тихонечко захихикал.
- Хорошо, хорошо, уговорил, больше не буду!
Ну-с, ближе к делу, эксперимент касается отработки технологии надёжного вживления электродов в мозг подопытного. Смысл сего эксперимента - управление организмом без участия сознания, сознание на это время нейтрализовано, причем управление должно происходить на расстоянии, в пределах зоны охвата ретранслятора.
Еще один нюанс: метод передачи сигнала - узконаправленный луч радиоволн - малоизучен и мало апробирован, придется мириться с некоторыми сбоями на начальном этапе.... Нас интересует, как поведет себя испытуемый, если он вдруг окажется вне зоны досягаемости радиолуча.
Для нас важно, чтобы он выполнял ранее полученные команды и не пытался их изменить по своему усмотрению или не подчиниться, - это главное! Что, берешься за такую интересную тему? Она в твоем стиле. Изучив твое личное дело, а также твои работы, могу с уверенностью заявить, что ты вряд ли сможешь пройти мимо такой заманчивой с научной точки зрения программы и отказаться.
Если я откажусь - моментально попаду в разряд неблагонадежных, а это не входит в мои планы. С другой стороны, эксперименты над животными без их согласия дурно попахивают.. За такое рано или поздно придется ответить, не спасут даже самые гуманные намерения, ради которых пришлось пойти на сделку с совестью! Как правило, общественное мнение не принимает подобные аргументы в качестве смягчающих обстоятельств.
Содеянное всегда выглядит внушительней, чем, скажем, психическое состояние индивида, или факторы, повлиявшие на его поведение... Но все это будет потом. Сейчас самое важное - осуществить задуманное. Придется соглашаться, а там подумаем, как нанести минимальный ущерб испытуемым. Может, удастся их спасти, наверняка они крысы нормальные, просто неугодные полковнику или недовольные проводимой им политикой. В будущем, мне зачтутся хорошие дела! Решено.
Обдумывая дальнейшее свое поведение, Александр вслух продолжал беседу с полковником на стороннюю легкую тему, позволявшую не напрягаясь, трезво взвесить ситуацию. Неожиданно для полковника он сказал:
- Я согласен. Когда приступать?
- Молодец. Признаться не ожидал столь быстрого согласия, с другой стороны, альтернативного выхода у тебя нет! Да и я если честно, другого ответа и не ждал. Приступать - в широком смысле этого слова - не придется. Дал согласие, значит, сегодня же получишь материалы, и приступай себе, изучай, вникай...
Завтра к обеду жду с докладом, и с изложением твоих личных соображений в виде служебной записки. А сейчас - самое приятное для тебя. Как я и обещал, состоится встреча с твоим сокурсником. Он должен появиться с минуты на минуту. Ты как, морально готов? Его я подготовил, как мог, конечно. Вообще он работает с разумными крысами не первый день, но тут, как я понимаю, случай особый... А вот и он!
В дверь ввалился, иначе не скажешь, очень упитанный мужчина. Он был по-прежнему рыжий, но каким же толстым он стал! Александр готовился к чему угодно, но только не к этому. Он рассчитывал увидеть, пусть сильно повзрослевшего, но того, прежнего своего товарища, прежнего Костю... Черты лица, конечно, узнаваемы, если не считать габаритов. Впечатление такое, будто человека увеличили при помощи фотоувеличителя, да так и оставили, забыв вернуть обратно.
Константин широко улыбался, с нескрываемым удовольствием и радостью рассматривал Александра. Он, конечно, ожидал чего-то подобного, понимал, что узнать Александра будет невозможно... и все равно надеялся хотя бы на маленький намек. Надежды не оправдались.
Крыса как крыса, таких Константин видел тысячами. И всё же это не простая крыса, это - его товарищ по студенческим летам, он, Александр! Понятно, что любому здравомыслящему человеку подобная история покажется абсолютной чушью. Но на то они и секретные военные разработки, чтобы о них либо никто не знал, либо имел очень смутное представление. Скорее ошибочное, чем реальное.
Так что для большинства землян никакого ИНТЕРКРЫСа не существует, да и разумных крыс не бывает вовсе. Дрессированные - да, но это отнюдь не разум, инстинкты и не более того. Так думает обыватель, или хочет так думать, так оно и удобней, и безопасней, а то попадешь в какую-нибудь историю... Лучше я помолчу, прикинусь кем надо.
Дел на грош, а выгода огромна. Живи припеваючи, получай удовольствие, пусть другие думают об улучшении завтрашнего дня! А мы лучше потом попользуемся добытыми для нас благами, ха-ха. Так думать не умел ни Александр, ни Константин. Они были людьми из другого теста.
Теста, замешанного на созидании и творчестве, на вечном поиске истины и полной самоотдаче во имя блага других... о себе такие люди думают в последнюю очередь. Немудрено, что оба угодили в переплет, по складу их характеров и целей иначе и быть не могло. Но, как говорится, чего быть не может - будет обязательно! Такова воля господина Случая. А мы все под ним ходим... и не только.
- Привет, дружище! - проговорил, растягивая губы в улыбке, Константин. - Скажу честно, такой вот встречи я не ожидал... В смысле внешнего вида. Хотя, если вдуматься, то окажется, что внешний вид не суть важен.
Самое главное - внутри! Так сказать, внутреннее содержание человека. Я всегда тебя уважал, ценил за то, что ты ни разу меня не обманул, не подвел и не подставил. Спасибо! Я часто тебя вспоминал, сам понимаешь, исключительно с теплом и в положительном аспекте. Ведь славными были наши студенческие годы, согласись.
Вспомни наши споры о том, что есть зло и добро, и в чем справедливость, и почему она для всех разная... Как мы дискутировали с упоением до самого утра!.. А наши вечеринки! Я до сих пор вспоминаю их, ту бесшабашную радость, которую ничем не заменишь, которая делала нашу жизнь по-настоящему полноценной...
- Ты прав! Разве можно забыть, какими мы были в те годы? Мандраж перед сессией и полная расслабуха после удачно сданных экзаменов... Да! И еще у нас была наша дружба - самая лучшая дружба в нашей жизни! Нашей дружбе завидовали почти все студенты, а профессора ставили нас в пример другим. Помнишь, как мы гордились этим?
А наша общая любовь к однокурснице Вере Савицкой? Будто вчера это было... а на самом деле прошло уже столько лет! Не говоря уже, сколько воды утекло... С другой стороны - прошлого не вернешь!
Его можно только вспоминать, зато во всех деталях, а очень неприятные моменты можно игнорировать. Они, правда, от этого, не исчезнут... скорее, спрячутся, притаятся в лабиринтах памяти, чтобы явиться вновь в самый неожиданный, как правило, да еще и неподходящий момент...
Да, Костя, ты абсолютно прав. Несмотря на обстоятельства, в силу которых мы не виделись столько лет, я буквально спал и видел, как мы с тобой встретимся, обнимемся, как в прежние годы, и будем говорить, говорить... без умолку. Вспоминать. Вспоминать все-все! Даже не очень значительные эпизоды времен нашего студенчества. Ни для кого не секрет, что обстоятельства превыше нас. Как бы мы не ерепенились, это абсолютно неоспоримый факт! А теперь я ношу это тело, и фактически я раб!
При этих словах полковник недовольно поморщился и заявил:
- Ну, тут ты, Александр, перегнул. Я тебя рабом не считаю!
- Вы можете считать меня кем угодно, но того, что нахожусь я в рабских условиях, даже если они подслащены мнимой свободой... никак иначе это назвать нельзя! Если вы утверждаете, что я не раб, тогда отпустите меня на все четыре стороны, а? Слабо? Значит, я прав.
- Да я бы отпустил, как ты выражаешься, на все четыре стороны... Но позволь спросить: а куда тебе податься в твоем нынешнем виде? Еще неизвестно, куда попадешь. Вдруг окажешься в дурной компании канализационных отбросов? У них, между прочим, разговор короткий. Чуть что не так, мышьяк под язык - и готово! Даже хоронить не надо, кинул тушку в поток и прощай. Жесткие нравы! Может случиться и хуже. Угодишь в настоящее рабство, например.
Заставят тебя грызть бетон под складом продовольствия по двадцать четыре часа в сутки... быстро потеряешь вес и разум, а конец тот же, что и в первом варианте. Как ни крути, полнейший резон тебе остаться тут. Так сказать, под нашим крылом.
Оно у нас - одно из самых надежных на Земле! И потом, не забывай, что ты не человек, и тебя там никто не ждет. Так что не сетуй. Продолжай наслаждаться встречей с другом и не омрачай ее пустыми рассуждениями, будь они по-твоему хоть трижды правильные! Я прав, Костя?
- В логике вам не откажешь. Вы и меня смогли убедить, что я счастлив, хотя, понимаю, это было не просто! Мы с вами сотрудничаем уже десяток лет, и у меня нет веских оснований предъявлять вам претензии. Можно сказать, я нахожусь у вас добровольно.
И сотрудничаю вполне осознанно. Некоторые моменты меня не устраивают своей категоричностью... но это мелочи, с этим можно жить! Понимаешь, Александр, иногда можно провести над собой насильственные действия, чтобы в дальнейшем было хорошо. Некая операция по удалению злокачественного состояния духа. Я такую над собой провел и тебе советую.
Александр все понял. Это не Костя! Во всяком случае, не тот Костя, которого он знал. Возможно, это зомбированная личность, результат очередного чудовищного эксперимента полковника! Нет, таких, с позволения сказать, людей оставлять среди живущих никак нельзя... По-прежнему остается надеяться лишь на себя.
Если только Костя не играет свою, одному ему известную партию... ну, тогда он еще и гениальный артист. Пусть будет, как будет. Великий сортировщик Время все расставит на свои места. И не далее, чем сегодня вечером, все прояснится! Вслух же он сказал:
- Значит, все в порядке, и я должен быть доволен своим существованием? О'кей! Тогда меня, как нормального работника, интересует, сколько же я, в конечном итоге, заработаю денег?
Полковник, оживился.
- Теперь вижу - ты выздоровел по-настоящему. Как только речь заходит о деньгах, это означает только одно: спрашивающий благоразумно думает о завтрашним дне, что свидетельствует о его здравом уме и трезвой памяти!
Мы тебе открыли в банке счет на предъявителя, туда будет поступать ежемесячно по полмиллиона рублей. Думаю, эта сумма тебя устроит, тем более, что ты здесь абсолютно не тратишься. Внутренние расходы мы берем на себя, разве это не справедливо? По-моему, да. В общем и целом, немало плюсов, надо сказать. Так что - устраивает заработок?
- Все, конечно, здорово и хорошо... у меня только один вопрос. Как я смогу воспользоваться этими богатствами? Во-первых, я сижу здесь. А во-вторых, кто выдаст их мне в моей нынешнем виде?
- Тебе сказано: на предъявителя! Пошлешь кого-нибудь.
- Интересно, кого? Своих сотрудников? Свою возлюбленную? Так им тоже откажут, по той же причине!
- Я уже говорил, что тебе не придется вечно носить эту шкуру! Со временем мы тебе забацаем вполне сносное тело... красивое... какое захочешь! В криохранилищах много чего есть. Подожди, будь терпелив.
- Гарантии ведь нет! Стопроцентной гарантии, ты ведь знаешь, не существует, и даже страховая компания "Ллойд" ее не дает!
- Верь мне! Будешь всегда не внакладе!
- Хотелось бы!
- Не сомневайся!
Оживился Константин.
- Ты упомянул о своей новой пассии. Расскажи то, что можно поведать... ну, ты понимаешь...
- Ты же знаешь, я и в наши студенческие годы не любил распространяться о своей личной жизни. Могу сказать лишь, что она просто умница, мила... а главное - она сумела скрасить мое пребывание здесь, буквально за пару дней, и мне теперь не кажется, что все так уж безнадежно и тоскливо.
С ее появлением возникло желание работать. Это немаловажно - в моем-то положении. Вот видишь, Константин, как все обернулось. Я в нынешнем виде не похож на студента, сдающего дипломную работу. По внутренним ощущениям я - прежний!
Вмешался полковник.
- Ребята, давайте душещипательные разговоры оставим до вечера. Сейчас необходимо обсудить несколько деловых моментов. Вопрос первый. Я уже предлагал тебе, Александр, новую тему. ты согласился. Теперь слово за тобой, Константин. Согласен ли ты подключиться к этой работе?
Константин задумался, перебирая пальцами четки. Не отрываясь от этого занятия, он ознакомился с лежащими перед ним документами и немного погодя ответил.
- Что ж, тема мне нравится. К тому же, я воссоединяюсь со своим другом! Мы, если захотим, горы можем свернуть вдвоем. Разумеется, при условии, что никто не будет нам мешать.
Полковник, пробурчал:
- Не будет, не будет... А если кто и попробует помешать - ему придется иметь дело со мной.
- Ну, в таком случае поводов волноваться нет. Осталось уточнить детали.
- Конечно. Вопрос второй. Для ускорения работ по данной теме предлагается продлить рабочий день на два часа. С соответствующим увеличением оплаты. Вы готовы к такому повороту?
- Да не вопрос! Я согласен, - все так же медленно, растягивая слова, произнес Константин.
- А я - рыжий, что ли? - с улыбкой добавил Александр.
- На что Константин ответил: Да не рыжий, но белый!
- Оба дружно засмеялись.
- Ну, вот и чудненько. По-военному конкретно и четко! Засим наше блиц-совещание можно считать завершенным. Разойтись, господа ученые! Разрешаю тебе, Александр, посетить лабораторию, где трудится Константин. А ты говоришь - рабство! Ничуть не похоже. К делу, господа!
Константин, привычно и умело в обращении с грызунами, подхватил Александра - вернее, серо-белую телесную оболочку, в которой тот находился - и двинулся к себе в лабораторию. Представив, как это могло бы выглядеть со стороны, Александр в который раз испытал странную двойственность ощущений. Снова он спрашивал себя:
"Я это или не я"? Может, это лишь кошмарный сон? Он опять попробовал ущипнуть себя. Да нет, больно. Значит, не сон... Тяжело вздохнув, он подумал: "Надеюсь, это все когда-нибудь закончится... и хорошо бы со счастливым концом!"
Размашистым шагом Константин преодолел немаленькое расстояние, и они оказались в очень просторной лаборатории. Это, скорее, был небольшой экспериментальный научно-производственный комплекс.
На всю длину помещения, метров около пятидесяти, растянулась некая сложная установка с множеством кабелей и разного диаметра труб; все это было переплетено в гигантскую структуру, напоминающую неправильную паутину. В центральной части лаборатории, мигая различными табло и экранами, возвышался пульт управления.
К нему-то и направился Константин, неся с собой Александра, словно маленькую диковинную зверушку. Поравнявшись с одним из столов, он ссадил Александра со своей ладони. Александр уже привык к двум стандартам типоразмера мебели и помещений - для людей и для остальных, поэтому спокойно прошелся по столешнице, будто по теннисному корту.
- Подожди минуту, - попросил Константин и удалился в туалетную комнату, откуда некоторое время спустя появился вновь, уже с весьма довольным видом. Александр, не преминул воспользоваться моментом:
- С облегченьицем-с!
- Спасибо! Располагайся как дома. Возьми документы, ознакомься с установкой. - Константин протянул увесистую папку, на которой крупными буквами было написано: "Совершенно секретно. Для служебного пользования".
Ознакомившись с титульным листом и начальным описанием, Александр все понял.
Вот ты какая, Установка! Еще правильнее будет сказать - Машина. Машина свободы, воплощение сверхвозможностей! Ты-то мне и нужна. Воистину, на ловца и зверь бежит. Кто мог подумать, что я так быстро получу доступ к ней...
Теперь нас уже точно двое, точнее не бывает! Машина - что, она и есть машина. Бездушная, потому и не предаст. Подчинится кому угодно, главное - понять ее алгоритм, и она твоя. К великому сожалению, машиной может управлять любой, как с благородными целями, так и направленными во вред совершенно безвинным существам... Тут необходимо как можно скорее стать первым!
Оценить истинную силу технического устройства, использовав его только во благо. Даже мурашки забегали по коже (крысиная не исключение) от предвкушения будущего перевоплощения обратно в человека посредством этой славной машины. Она мне поможет, во всяком случае, я на это надеюсь. Рассуждая логически, боги на нашей стороне!
Вывел Александра из течения столь приятных мыслей голос Константина:
- Ознакомился? Это тебе, брат, не убогое оборудование в наших студенческих лабораториях! Это - двадцать первый век во всей своей красе и совершенстве! Тебе еще долго придется вникать в устройство и принципы работы этой чудо-установки. Время я тебе дам. Немного, конечно, но дам. Скажем, два дня тебя устроят?
- Вполне. Вот только я, боюсь, тебя разочарую.
- Чем же?
- Я изучил твои записи в трех тетрадях, и могу совершенно точно и ответственно заявить - как она работает, я вник, и у меня родилось несколько предложений по усовершенствованию ее работы.
Не успел Александр закончить последнюю фразу, как заметил, что лицо Константина приобрело встревожено-настороженное выражение. Тот украдкой оглянулся, загородил собой вид камер, а на столе включил музыкальный центр. Перейдя на общение при помощи блокнота, написал:
"Как попали к тебе мои тетради, о пропаже которых я, естественно, никому не докладывал!"

Глава 20



Александр написал в ответ, не выдавая всю правду:
"Волею случая. То, что они принадлежат тебе, я определил по почерку. Еще удивился, зачем ты используешь такой старомодный способ фиксации научных данных. Но, по мере углубления в материал, понял, что эти предосторожности были не лишними.
Сведения из твоих записей могут вскружить ученую голову кому угодно! По сути, твои тетради представляют собой систематизированное описание работы всего комплекса в целом, а это немало! И попади они в нечистоплотные руки, могут натворить неописуемых бед!"
"У меня сразу же будет к тебе просьба: никогда и никому не говори об этих тетрадях! О них, кроме меня (а теперь и тебя), не знает никто! Все писалось в обход официальных отчетов и записей в других установленных документах!"
"Хорошо, договорились! У меня созрела встречная просьба, вернее, вопрос. Тот спектакль, который ты сегодня разыгрывал передо мной и полковником, точно не совпадает с твоим настоящим мировоззрением?"
"Я и сам ненавижу полковника! Но он - страшно хитрая бестия. Для него нет ничего святого. Меня он поймал и закабалил на моей любви к матушке. Ты помнишь, как я ее любил... Он сыграл на этой моей привязанности к маме!
Когда я учился уже на последнем курсе, она серьезно заболела. Я тебе тогда ничего не сказал, чтобы тебя не расстраивать. Она тебя тоже очень любила, и попросила ничего не говорить... так я и поступил. Ей становилось все хуже, хуже, и, в конце концов, доктора сказали мне роковую фразу:
"Медицина бессильна!" В тот момент и появился полковник, это воплощение беспредельного зла! Он сообщил, что может вылечить мою маму, только за границей. За это потребовал продать не только душу, но и мозги... Я находился в безвыходном положении, поэтому согласился. С тех пор нахожусь под его неусыпным контролем.
Обещание он выполнил. Маму вылечили, и прожила она еще пять лет. За эти пять счастливых лет я ему благодарен, ведь наши доктора вообще отказались лечить, говорили, что она не операбельна, прогнозировали не более трех месяцев жизни...
Как видишь, все эти годы я работаю на корпорацию. Этим объясняется мое исчезновение тогда, после вручения диплома. Мне кажется, на моем месте каждый поступил бы так же!"
"Без сомнения! Хотя всегда есть варианты... А скажи, пожалуйста, какие дьявольские документы ты подписывал и подписывал ли вообще какие-то бумаги?"
"Поначалу мы обходились устной договоренностью. Но после смерти мамы полковник потребовал с меня подписку о неразглашении относительно того, чем я занимался, на срок до завершения темы... Какой же я был наивный простак! Позволил себе поверить, что, как только тема будет завершена, я стану свободным...
Естественно, я тогда не учел особенностей темы, не имеющей окончательного решения... впрочем, как и все во вселенной. Вот таким образом я оказался рабом науки в самом печальном смысле этого словосочетания..."
"И ты не пытался ничего изменить?"
"Пытался, как не пытался... Закончились только эти попытки ничем. Несколько раз я оказывался в камере... бессрочно. Есть у полковника такая мера наказания, рассчитанная на ломку воли. Сидишь до тех пор, пока не скажешь:
"Я не прав, такого больше не повторится!" Кроме этого, было значительное ограничение в свободах, пусть небольших, но и их он отнимал на неопределенное время по собственному усмотрению. Я пришел к удручающему выводу: во мне нет духа борьбы, нет воли к победе... это меня угнетает. К сожалению, я сломлен".
"Не переживай! Зато у меня всего тобой перечисленного с избытком, хватит, пожалуй, и на двоих! Я рад, что все так получилось... в смысле - наша встреча, а главное - разговор, чего об остальном не скажешь. Решающим моментом является и то, что мы с тобой вместе.
А это по старым революционными традициям - кулак, то есть Рот-фронт! Ячейка создана, дело за малым: собрать единомышленников и свернуть голову этой чертовой гидре! Во славу великого и всемогущего разума! Параллельно поможем братьям нашим меньшим".
"Кого ты имеешь в виду?"
"Тех, которых я величаю ИНТЕЛКРЫС".
"Расшифруй!"
"С удовольствием. Интеллект тер инкогнито. То есть, скрытый от нас. Если хочешь - крысиный. Как больше нравится. Ведь не столь важно, как назвать. Суть - в разуме! Он всему голова, и в прямом, и в переносном смысле.
Мы с тобой самые счастливые люди. Вышли на контакт с иным разумом и оказались не самыми безнадежно плохими представителями своего вида! Настала пора платить по счетам. Мы окажем им помощь и защитим от изверга рода человеческого - полковника. Не дадим в обиду, и все тут!"
"Очень интересно, как ты себе это представляешь? По какому сценарию будем действовать? Надеюсь, тебе не надо напоминать, что права на ошибку у нас нет? Я тебе уже говорил насчет пыток, их я совершенно точно не выдержу, начну говорить, так что мне лучше к заплечных дел мастерам нашего полковника не попадаться!
Какое-то время продержусь, конечно, но насколько меня хватит, сам Бог не знает... Одним словом, держи меня в курсе, но, по возможности, посвящай не во все планы. Только в те, которые касаются меня лично. Так будет безопаснее. В любом случае, ты сделаешь это - со мной или без меня!"
"Не паникуй раньше времени. Не может же один полковник, даже если он самый умный и самый хитрый среди всех полковников целого мира, переиграть двух могучих интеллектуалов, - ни за что! Реально говорю, чувак!"
Рассмеялись оба. У Александра смех оказался писклявый, зато заразительный. Что ж, что-то теряешь, что-то находишь... вот только смех этот теперь останется ещё и в блоках памяти записывающей аппаратуры.
"Насчет программы действий - полный порядок. Одна ИНТЕЛКРЫСа уж точно на нашей стороне. Проверял - не шпионка. Поясню: с некоторых пор, прежде чем доверять женскому полу, я их тщательно проверяю. Имею негативный опыт, больше наступать на грабли не желаю!"
"Татьяна?"
"Откуда ты знаешь?"
"Некоторые секреты мне известны. Она - очень плохая девочка! Пыталась и меня раскрутить, но, к счастью ей это не удалось. Я раскусил ее раньше, чем была пройдена точка не возврата... в смысле -
не оказался опять в камере по доносу, и это было бы в третий раз. Как говорит полковник, после третьего раза шансов выбраться отсюда нет никаких".
"Да, Татьяна коварна. За деньги родную Маму продаст, не сомневайся!"
"А я и не сомневаюсь".
"Просто удивляюсь, как переплелись наши судьбы. Ничего, прорвемся! Знал бы ты, как хочется мне снова стать человеком, вернуть свой облик... До зубовного скрежета! Мне постоянно снится, что я гуляю на своих двоих и смотрю на мир с нормальной высоты, с высоты человеческого роста..."
"Помню тебя молодым. Ты был симпатичным парнем!"
"Почему был?"
"Извини, к слову пришлось. Как здорово нам тогда жилось! Порой голодали... помнишь, наверное, как иногда у нас не было денег даже на кефир и булочку... И все равно - это были лучшие дни моей, да и твоей, надеюсь, жизни тоже!
А наши скудные, но от того ничуть не ущербные студенческие пирушки до утра! Вспомнить только наших девушек... одного этого достаточно, чтобы вновь стало тепло на душе! Когда говорят, что самые сильные эмоции дарит нам молодость, трудно не согласиться. Нам с тобой, во всяком случае, грех не согласится с подобными утверждениями!"
"Совершенно верно! Но давай вернемся к нашим баранам. Как ты знаешь, я отработал технологию операции на крысиной гортани, которая дает возможность общаться посредством их родных голосовых связок. Есть одно ноу-хау, которым я пока ни с кем не делился. Это - наша с тобой страховка!
И то, что привлечет на нашу сторону членов ИНТЕЛКРЫСа. До тех пор, пока мы владеем этим преимуществом, козыри у нас в руках. Мы будем править балом, наша цифра - двадцать одно! Туз бит шестеркой! Джокер со щитом! Я много знаю выражений, стимулирующих бодрое состояние духа. Буду периодически их цитировать специально для тебя".
"Полагаешь, поможет?"
"Полагаю, настроение поднимет наверняка. В остальном - при наличии твоего на то желания. Любой каприз, как говорится, за ваши деньги! Шучу. А кроме шуток, не может не помочь! Испытано, кстати, не на ком-нибудь, а на мне самом в режиме самовнушения.
Помогает, вопросов нет! Скажу больше: если бы не владение техникой самовнушения, вряд ли бы я с тобой разговаривал... Потчевал бы меня сейчас рогатый вилами в бок, толкал бы на сковородку..."
"Что так печально? Может, ты попал бы в рай!" - С усмешкой написал Константин.
"Это вряд ли. То, что я не праведник, абсолютно точно! В аду самое место таким как я! Впрочем, что это мы отвлеклись, а? Работа стоит. Карабас-Барабас не позволит отлынивать, обязательно накажет!"
Оба снова засмеялись, оторвавшись от бумаги.
"Переходим на официальный тон?" - предложил Константин. Кто-кто, а он точно знал, как вести себя в этой своре крыс в человечьем обличии... да простят меня ИНТЕЛКРЫСы за упоминание их в форме ругательства. Они, конечно же, этого не заслуживают.
Константин с Александром подошли к пульту управления установкой. С первого взгляда, обилием приборов пульт очень напоминал пилотскую кабину самолёта класса "Боинг". И в том нет ни малейшего преувеличения! Действительно, такое множество всевозможных переключателей, экранов, рычажков и контрольных шкал наводило на мысль, что постигнуть все это невозможно. Но недаром говорится, что глаза боятся, а руки делают.
- Вот оно, мое детище! - с гордостью произнес вслух Константин. - Если бы ты знал, сколько бессонных ночей было брошено к ее ногам... или что там бывает у машин... сколько вариантов исполнения отдельных узлов и агрегатов пришлось перепробовать! Одни только тепловые машины, обеспечивающие космический холод - минус двести семьдесят три градуса!
- стоили мне несколько десятков седых волос, может, и больше, кто их считал! Да еще сверху, то есть от полковника, постоянные упреки, что я, мол, специально затягиваю завершение работ, типа мщу за отсидку в камере! Обычно его обвинения я сносил молча. Во-первых, споры с ним не доставляли мне никакого удовольствия, во-вторых, отчасти он был прав.
Конечно, вспоминая лишения, которые приходилось испытывать, находясь под арестом, я частенько сбавлял темп работы. И это ввергало меня в глубокую депрессию и размышления о разном - о смысле жизни, о других мирах, обитатели которых, возможно, живут намного счастливее нашего... Конкретно о себе тоже. За что, собственно, именно я подвергаюсь таким испытаниям? Сам понимаешь, на подобные вопросы нет ответов.
А если и есть, то чисто философские... Мое состояние полковник чувствовал на расстоянии. При малейших подозрениях реагировал моментально, присылая ко мне то Татьяну, то еще кого почище. Одним словом, ему удавалось - вновь и вновь - заставить меня работать!
В этой установке я не был особо заинтересован, да и сейчас, после ввода в эксплуатацию, она мне видится неким монстром, могущим поглотить остатки всего того хорошего, что мы наработали за последние несколько тысяч лет! Как человек прогрессивный, занимающийся чистой наукой, допустить такого я не могу, - и не стану. Поэтому установка никогда не выйдет на полную мощность!
Не допущу этого! В нынешнем состоянии она может, конечно, воздействовать на отдельный конкретный разум, но не более. Ко всему прочему, я устроил ловушку в программе в виде обязательного условия:
процесс должен происходить по доброй воле испытуемого, без какого-либо принуждения! Несоблюдение этого условия приведет к потере наработанных результатов. Вот так-то, брат, кое-чему я тоже научился! Не бог весть какой из меня конспиратор, но все же... Так что самые эксклюзивные особенности установки сокрыты в моей черепушке.
- Все-все? Все до единой?
- Говорю же - все!
- Не может быть. В твоей голове столько просто не поместится!
Э-ээ, не стыдно? Ты не изменился, не можешь без подколок! Помнишь, как я тебя критиковал за это?
- Помню. А еще помню, как ты просил меня придумать ситуацию, при которой ты стал бы героем в глазах своей девушки. Если помнишь, я тебе не отказал, напротив, всячески содействовал. Помнится, у тебя с ней все сложилось хорошо, ты даже хотел продолжить с ней отношения на серьезной основе... Помню, помню. Как видишь, с юмором у нас обоих было нормально! Надеюсь, так все и осталось.
- Трудно сказать. Это чертово рабство здорово подточило мое чувство юмора. Хотя кто знает, может, оно и восстановится при нормальной -то- жизни. Без полковника, без тревог буквально за все...
- Когда все закончится, тогда и посмотрим. А сейчас давай выработаем маленький наполеоновский план, стратегию на ближайшие дни, так сказать. Я "оглашаю" своих работников просто так, с расчетом, что в дальнейшем они примкнут к нашему движению.
Мне кажется, не так уж много найдется ИНТЕЛКРЫСов, которые не захотели бы избавится от ненавистного им человека, который из них, свободных, сделал рабов, да еще занимается истреблением их сородичей! Такое не прощают.
И не имеет значения, сколько поколений сменило тех, кто пострадал от тирана. Помнят же люди зверства Чингисхана, города, сожженные Ганнибалом, совсем недавнее великое зло Гитлера! Следуя логике вышесказанного, все должно сработать как надо, и нам будет легко поднять народ против тирании, ради свободы!
- Здорово у тебя получается. Со стороны - прямо прирожденный оратор! Ты, случайно, в семнадцатом году прошлого века не выступал с броневика?
- А что?
- Да был в те времена один, все агитировал за свободу и равенство... После чего разорил целую страну!
- Да я, вроде, не лысый и не картавлю, бороды тоже не видать. Только усы - и то редкие, но длинные! - Со смехом ответил Александр. И уже серьезно продолжил: - Я рассчитываю на цепную реакцию.
Когда молва о добром дяде распространится по всем слоям крысиного общества, к нам повалит масса желающих говорить без вспомогательных блокнотов, даже электронных! Тогда-то мы и организуем некое сообщество. Когда ты подписывал контракт с полковником, был ли там пункт, запрещающий объединяться в группы по интересам?
- Нет, такого не было.
- Вот тебе и ответ на вопрос о легализации революции. Конечно, так мы будем называть наше движение только в самом узком кругу, в который пока что входим только ты да я. Еще не время травить волка, пока он в силе и не обложен красными флажками! Когда это случится, мы уже будем недосягаемы для его мести.
Вот такой скромный порядок наших действий... Да, чуть не забыл! Ты сегодня-завтра займись пожалуйста, разработкой устава организации и клятвы для новых членов, вступивших на путь борьбы за свои права.
Клятва должна быть с потайным смыслом! Сам понимаешь, в наших интересах вызывать как можно меньше подозрений, и создание несерьезной организации под носом у полковника и его своры будет нам только на руку.
- Здоровски! С каких это пор ты заговорил как заправский подпольщик?
- Не так еще заговоришь, когда в тебе столько злости к этим людям... Так что у тебя с установкой? В чем проблема?
- Особых затруднений нет.
Мне приходится, как я уже говорил, придумывать их, дабы оттянуть ввод установки в эксплуатацию. Беспокоиться стоит разве что о системе энергоснабжения. В момент пиковой нагрузки установка потребляет громадное количество электрической энергии, и если в это время по причине малейшей неисправности даст сбой система обеспечения сверхпроводимости, быть беде! Мало никому не покажется! Бабахнет не по-детски, скажу я тебе... Мы, конечно, продублировали основные системы, но гарантии на сто процентов дать не могу.
- На сто не надо, это подозрительно, а вот на девяносто девять и девять десятых гарантировать желательно!
- Ну, ты хитер! Прямо-таки лис, лис и есть!
- Как ни назови, все одно другого нет. Будем довольствоваться тем, кто есть. Но ближе к телу. Я подробно ознакомился с твоими записями, там ты об этой возможной проблеме не упоминал.
- Естественно. Это наш запасной спусковой крючок. Если что, мы всегда сможем при возникновении чрезвычайной ситуации воспользоваться им и, как минимум, разнести эту контору к чертовой матери! Придется пожертвовать собой - не беда!
На наше место придут другие, они не повторят наших ошибок. Важно и другое: чтобы добрые помыслы здравствовали и множились! За это предлагаю выпить чаю с коньяком!
- Я не против. Сам понимаешь, дозы у меня мизерные... по сравнению с твоими, конечно!
- Хорошо.
Проворно расставив чайный сервиз (не забыв и маленький сервизик, предназначенный специально для Александра), Константин с театральной интонацией спросил:
- Какой сорт чая предпочитаете?
- А что, большой выбор?
- Обижаете! Какой пожелаете! Цейлонский, английский, индийский, зеленый, в конце концов - фруктовый. Есть и новинка - растворимый. Последнего, честно признаюсь, пробовал, не понравилось.
- Мне, пожалуйста, фруктовый, желательно - с клубничным вкусом!
- Будет исполнено! Любой каприз, сэр!
- с крутым кипятком? горячий? Или охладишь усами?
- Всё таки ты прежняя язва, Крыс меня разрази!
Довольно улыбнувшись и сделав все, как полагается, Константин уселся на свое место, слышно было, как он дует на горячий чай, слегка втягивая его вместе с воздухом маленькими порциями, что проделать можно только с горячими напитками, подмигивал и глотал, подмигивал и глотал, закусывая печеньем.
Тем же занимался и Александр.
После чайной церемонии они некоторое время молча наслаждались теплом, которое горячий чай разносил по телу. Им было хорошо. После такого заряда бодрости работа продолжалась до позднего вечера.
По научной части сделано было много, так продуктивно они оба давно не работали. Было уже довольно поздно, когда позвонил полковник, поинтересовался ходом дел и остался доволен ответом. В знак благодарности разрешил даже Александру посетить Костино жилье. Но - только до отбоя! Именно так полковник и выразился. Посмеиваясь, коллеги покинули, наконец, лабораторию.
Квартира Константина, как Александр и предполагал, оказалась именно того размера и с тем количеством комнат, которое он ожидал увидеть. Это говорило только об одном: несмотря на долгую разлуку, он по-прежнему держал руку на пульсе деятельности своего товарища!
Это было здорово, это внушало немалую уверенность в благополучном исходе задуманного. Александр испытал блаженство, которое трудно описать словами. Может, и впрямь он недаром кушает зерна хлеба насущного?.. И ему уготована судьба революционного лидера? Пусть все сбудется, как задумано!
Можно, конечно, помолиться крысиному богу, но лучше он обратит молитвы к своему, человеческому богу, к которому привык с рождения... Впрочем, дабы не прогневить бога крысиного, Александр и о нем уважительно помянул.
Общаться в Костиных апартаментах пришлось с соблюдением древних, как мир, правил конспирации. Репликами, которые следовало скрыть от ушей и глаз полковника, приходилось обмениваться старым испытанным способом: либо жестами вне поля зрения камер, либо при помощи ноутбука. Правда, ноутбук все равно мог быть прослушан, а вернее сказать, - просмотрен.
Константин провел гостя по всей квартире, по пути поведав в подробностях о своих злоключениях. Их оказалось предостаточно даже для такого невезучего парня, как Константин... Когда все было показано и рассказано, они поужинали. Каждый - своим набором блюд. Такова ситуация, хочешь не хочешь, с ней приходится мириться... пока.
Когда пришло время удаляться восвояси, Константин жестом пригласил Александра к рабочему столу, на котором лежали несколько небольших одинаковых приборов. На листке бумаги было написано: "Не удивляйся.
Перед тобой одно из новейших ноу-хау: ТЕЛЕПАТИЧЕСКИЙ ДЕТЕКТОР! Правда, это опытные образцы, умеют они пока не очень много. Зато абсолютно защищены от прослушивания и соглядатайства. Запас слов невелик, но я постоянно совершенствую конструкцию.
Теперь появилась еще одна цель - сделать прибор как можно компактнее, чтобы его было удобно носить и тебе тоже. Работа над изделием проводилась подпольно, поэтому необходима осторожность. Думаю, через пару дней ты получишь свой экземпляр, а заодно и инструкции".

Глава 21



На том друзья и расстались. Как только Александр переступил порог своего жилища, зазвонил телефон - видимо, уже не в первый раз за день. В трубке послышался знакомый голос:
- Привет! Я звоню тебе целую вечность, точнее, весь, весь вечер... Неужели так трудно дать знать, где ты находишься? Я же волнуюсь! У тебя, к сожалению, нет персонального блока оповещения... В бюро по личностям мне сообщили, что тебе иметь такой блок не положено по статусу.
Даже не спрашиваю, почему. Возможно, это вовсе меня не касается. Надо будет - скажешь сам. Я лишь попросила бы тебя в будущем быть ко мне немножко повнимательней Я ведь тоже живое существо!
Существо, любящее тебя безумно, желающее знать о каждом твоем шаге... тем более, если он направлен в мою сторону. Как ты думаешь, мне легко?
- Извини, милая, я так сегодня увлекся... Уверяю тебя, сегодняшний день - самый особенный день в моей жизни!
- Не говори так, пожалуйста. Я сойду с ума от ревности!
- Не сердись. Помнишь, я тебе рассказывал о своем друге студенческих лет, Косте? Так вот, сегодня я с ним встретился и пообщался. Было так здорово, что я, честно признаюсь, вспоминал о тебе лишь порой... Извини!
Но в данный момент хочу тебя видеть сильно-сильно, приезжай! У меня будет двойная радость!
- Конечно, милый! Лечу, мчусь, несусь во весь опор! Жди!
Представить любую девушку на ее месте нетрудно, посложнее будет проникнуть в ход ее мыслей. Наверняка они отличаются от того, что она произносит вслух. В этом особенность взаимоотношений разумных существ - взять для примера людей.
Как было бы проще общаться напрямую, без придумок и неправильно понятых фраз или интонаций! Насколько искреннее было бы такое общение, и на этой основе можно выстроить более совершенное общество, где все и всегда говорят то, что думают... представить это трудно, но все же возможно.
На эти размышления Александра натолкнуло сегодняшнее знакомство с НЕЙРОДЕТЕКТОРОМ, который удалось создать Константину. Конечно, все его возможности пока досконально неизвестны, но сама мысль о реальном воплощении идеи общения на расстоянии без использования голоса, да что там голоса - прямая видимость необязательна!
- такая перспектива просто завораживает простором открывающихся возможностей. Вот она настаёт, новая эра - эра нового всепобеждающего разума! Эко меня снова занесло...
Извиняюсь, дорогой читатель, ничего не могу с собой поделать. Иной раз так распирает от правды будущего - аж самому страшно становится. Надеюсь, получу прощение.
Когда Александр отворил дверь, на пороге стояло оно - его любимое существо. Стоит чуть внимательнее присмотреться к нашему герою. Мы уже заметили за ним некоторые изменения, произошедшие за несколько последних дней, но это, так сказать, цветочки.
Ягодки заключаются в трансформации некоторых аспектов его мировоззрения. Например, того, что касалось его отношений с Иззей. Все глубже исподволь проникали в его подсознание мысли о любви и вечности. Хотя эти слова и далеки по смыслу друг от друга, на самом деле у них много общего, как ни странно.
Любовь без вечности бывает, а вот вечность без любви нет. Не вполне бесспорное утверждение, однако что-то есть в нем притягательное, связывающее оба понятия. Итак, что же за размышления приходят в голову Александру? Послушаем!
Вот заканчивается и еще один день пребывания в аду... по-другому и назвать-то язык не поворачивается. И то, что я размышляю об этом уже не в первый раз, говорит о многом. Иззя - самое ценное, что я обрел в этом кошмаре...
Сегодняшний день, впрочем, можно отнести к редким исключениям. Сегодня я встретился с Костей, общался с ним, по сути, как оказалось, за время разлуки изменилось немногое... Мы по-прежнему друзья, это обстоятельство здорово меня обрадовало, взбодрило не на шутку.
И это огромный плюс. Теперь я уже не думаю, что все утеряно окончательно. Мое возвращение в ряды людей - дело времени, и это время не за горами, оно непременно настанет. Это не может не радовать!
Еще один балл в мою пользу. Однако, настала пора общения с любимой. Она укоризненно на меня смотрит, и я чувствую, как совесть начинает меня грызть все более явственно...
Она подошла к нему близко-близко, ее ровное дыхание соприкоснулось с его дыханием, на мгновение они замерли. В следующую секунду она вдруг спросила:
- Знаешь, хотела спросить тебя еще вчера... Расскажи, пожалуйста, как это происходит у вас, у людей? Страшно интересно прикоснуться к другому миру, который является для тебя чем-то непостижимым, таким далеким - и в тоже время, благодаря тебе, таким близким и таким загадочным, манящим своей неизведанностью, обещающий массу новых ощущений, новых впечатлений...
Я точно знаю, только ты можешь рассказать мне об этом мире, ведь ты в нем жил!
Я слушаю. Пожалуйста.
- Хорошо. Только давай обойдемся без лишних вопросов. Договорились?
- Постараюсь!
- Ладно. Я не могу изложить тебе всю нашу историю, слишком много время на это уйдет. Поэтому перехожу непосредственно к сути твоего вопроса.
У людей есть очень много точек на всем теле, они называются эрогенными зонами и они очень индивидуальны, они способны вызвать сильнейшее возбуждение, также имеется немалый арсенал условных жестов, улыбок, просто взглядов и прочих сигналов, в той или иной степени влияющих на возбудимость партнеров.
Это, скажем так, прелюдия к основному объяснению. Слушай же внимательно...
Далее имело место быть очень личное, интимное общение двух любящих и понимающих все с полуслова сердец, при котором посторонним присутствовать будет нескромно.
Поэтому приведем лишь завершающую часть беседы, когда уровень интимности немного спал - Вот так непросто происходят взаимоотношения сексуального характера у людей, - произнес Александр.
- Я надеюсь, большую часть ты усвоила. Естественно, чтобы получить полное понимание, о чем идет речь, необходимо быть человеком. Ты же не желаешь быть человеком после всего, что услышала сегодня?
- Мне немного страшно от всего того неизвестного, что несет с собой человеческий облик... Но, как создание любопытное, да еще и женского рода, я не прочь попробовать стать человеком!
- Да? Уверяю, ты быстро разочаруешься и наверняка захочешь вернуться обратно, в привычный тебе мир.
- Может, ты и прав, только одно мне не дает покоя: если ты вернешься когда-нибудь к своим, как же я буду жить без тебя?
Следовательно, у меня нет другого выхода. Как ни распорядилась бы судьба, мне необходимо быть рядом с тобой! Это теперь моя судьба, если хочешь, и она неразрывно связана с тобой.
Третьего не дано! Я вообще не представляю, как я жила все эти годы без тебя... Было, конечно, некое предчувствие... я бы сказала, чувство тревожного ожидания... и оно оправдалось. Это так чудесно!
Хочу быть с тобой рядом всегда.
- Я не умею говорить так цветисто и красноречиво, как ты, но согласен на все. От себя лишь добавлю - полагаю, что мне исключительно повезло. Не встреть я тебя тогда, у столика, не знаю, как сложилась бы моя судьба...
и сложилась бы вообще моя дальнейшая жизнь в полном смысле этого слова. Как бы там ни было, мы вместе. Лично для меня этого вполне достаточно, и такой status quo совершенно меня устраивает.
Она перевела влюбленный взгляд с Александра на дверь кухни, сказав при этом:
- Предлагаю поужинать. Я приготовлю что-нибудь перекусить, если ты не против, конечно.
- Знаешь, как ни странно, совершенно не против! Скорее, наоборот. Мог бы - помог бы, торопить тоже не буду. Буду просто ждать. Ждать вкуснятину, которая так тебе удается... Позволь задать только один вопрос.
- Насчет чего?
- Насчет твоих подруг. Нет ли среди них боевой, коммуникабельной и в меру скромной, хотя бы по внешнему виду, особы? Найдется такая?
- Любишь ты ловить меня врасплох... Никак не ожидала, что ты через меня будешь искать себе подружек!
- Дурочка ты моя! Я не подружек ищу, а потенциальных подпольщиц, разве не понятно? Активисты женского пола мне нужны по одной простой причине:
ведущих скрытую пропаганду девушек всегда воспринимают не так, как мужчин, не замечала разве? Так есть подходящие подружки или нет?
- Есть две из моего бывшего класса... Очень шустренькие, уже умудрились по разу побывать замужем, успели разочароваться в избранниках и заняться поиском новых. В настоящий момент находятся в состоянии активного поиска. Если тебя это интересует.
- Снова-здорово! - воскликнул Александр. - Я ведь уже сказал - мне никто не нужен, кроме тебя! Нельзя же быть такой ревнивой. Или ты держишь марку? Тогда не сомневайся, вернее меня не найдешь во всей вселенной, отвечаю!
В человеческом обществе меня знали как однолюба, не то, что твои школьные подружки... Кстати, где они трудятся?
- Ладно, так уж и быть, поверю на этот раз! - весело рассмеявшись, Иззя продолжила: - Работают они там же, где и я, только в других лабораториях.
Завтра переговорю с ними... но они наверняка захотят уметь говорить, как ты и я!
- Само собой, разумеется. Другого я и не жду. Скажи им: все члены нашей организации будут говорить! Это главное условие.
Так и передай. Приводи их завтра к нам после работы. - Александр нарочно выделил это "к нам", чтобы Иззе было легче и она ничего такого на его счет не воображала. - Познакомимся, поговорим...
Расскажу про наши задачи и цели. Хорошо?
- Как скажешь, о повелитель! В твоей власти - все мои помыслы, все желания, вся я!
- Литературно, нечего сказать! Ты, случайно, романами не балуешься?
- спросил Александр, в очередной раз отметив, что очень удобно иметь крысиные мордочки, покрытые шерсткой, иначе было бы видно, как Иззя покраснела. Впрочем, она быстро нашлась и ответила:
- Написание любовных романов - удел несерьезных, легкомысленных крысочек, кричащих на каждом углу, какие они талантливые!
Видела я таких. О любви написать невозможно, ее можно пережить на собственном опыте. Пусть я молода, но кое-что все же понимаю!
- Это ты верно подметила насчет любви. Я вообще слышу от тебя исключительно разумные вещи! Честно, не привык еще к такому рогу изобилия, женских премудростей!
За эти слова Александр получил легкий шлепок по филейной части и смех; Иззя в этот момент выглядела необыкновенно изящной, если можно так сказать о крысиной внешности. Так или иначе, у нее получалось выглядеть грациозной.
Ужинали при свечах. Хотя Иззя видела настоящий огонь впервые, ей понравилось. Александр подробно рассказал история возникновения традиции ужинать вдвоем при свечах, и ее очень растрогала эта романтическая история.
Выступили даже слезы, что вообще-то нехарактерно для ее вида. В самом деле, не крокодилы же, а всего лишь крыски, очень даже симпатичные.
Александру, несмотря на проводимую среди себя самого разъяснительную работу относительно того, что все разумы - братья, что все живые организмы должны жить в мире и согласии, трудно было избавиться от предубеждений, доставшихся в наследство от рода человеческого... Впрочем, если подумать, оправдание тому есть.
Прямо скажем, на протяжении многих тысячелетий человек и крысы не были друзьями, и их разногласия в оценке большей полезней того или другого вида на Земле не могли привести ни к чему хорошему.
Хуже того, эти недопонимания и предубеждения относительно друг друга приобрели устойчивый характер и были прописаны на уровне генного кода человека!
Крысы также не воспылали любовью к человеку, памятуя те гонения, которые он им устраивал на протяжении всего времени совместного проживания на одной планете, совместного по совершенно простой причине: другой-то нет... Надо отдать им должное за терпение и такт.
Проживая на планете задолго до человека, никакую пальму первенства они не отстаивали, наоборот, проживая на планете, приспосабливая ее к жизни млекопитающих, закладывали, так сказать, фундамент для будущего человечества.
А где благодарность? Александру было стыдно и неловко перед ИНТЕЛКРЫСом за черную неблагодарность, которой отплатил человек за многие миллионолетние труды огромного числа поколений крысиного сообщества. А ведь взамен они просили всего-то оставить их в покое!
Но такое получить от человека ой как непросто, можно сказать, невозможно. Александр, как мог, помогал крысиному братству и даже пошел на большей риск ради них, но в глубине души хотел все же вернуться к людям.
Учитывая, что его была помощь бескорыстна и шла от чистого сердца, ее можно считать пусть не глобальным, но очень своевременным вкладом в возращение кредита, когда-то полученного человеком от так нелюбимых им крыс.
- Прошло несколько дней.
Сторонников и новых членов организации становилось все больше. Обе Иззины подруги и впрямь проявили себя как активные агитаторы. Они получили голос, и теперь Иззя пропадала с ними все вечера, без умолку щебеча о своем, о девичьем, ну и, конечно же, о главном - о движении.
Приходила домой уставшая, но все такая же веселая, ласковая, не позволяющая себе малейшего расслабления. Александра было не узнать, это новое увлечение - роль лидера движения - затянуло его окончательно и бесповоротно.
Он не мог дождаться утра, чтобы с новыми силами приступить к столь полюбившемуся делу! Он и не подозревал, что в нем дремал пламенный герой революции, подобный Робеспьеру Неподкупному, Жанне д'Арк (по духу, разумеется) и другим знаменитым революционерам.
Складывалось впечатление, что они сами поселились в сознании Александра, и в груди у него запылало настоящее революционное сердце, жаждущее перемен.
Перемены не заставили себя ждать, некоторые - из разряда не совсем желанных. Например, он был приглашен по селектору к полковнику, что оптимизма не внушало.
Забравшись на столешницу (по-нашему это соответствовало понятию "на ковер") перед полковникам и заняв место на креслице, Александр приготовился к не самому приятному для себя разговору.
Полковник, подняв брови, как он это делал, когда был чем-то недоволен, произнес:
- Так-так-так... Стало быть, мы уже заделались лидерами движения. Интересно, давно это у тебя?
- Давно - что?
- Не притворяйся, это тебе не идет!
- Я имею ввиду эту вдруг появившуюся тягу к массам. Мне доложили, что ты проводишь сложные операции, и члены твоей организации обретают способность говорить.
В общем и целом я не против, так даже удобней с ними общаться... Но у тебя что, слишком много свободного времени?
Я уж не говорю об идеологической подоплеке сей деятельности... Может, тебе рабочую нагрузку увеличить?
- Мне кажется, я полностью выполняю свои служебные обязанности, и некорректно с вашей стороны указывать мне, сколько и как надо работать.
Это во-первых.
А, во-вторых, вы ведь сами говорили, что я не раб, что всеми свободами, какие возможны, я буду пользоваться неограниченно... и что в результате? Вам не нравится моя общественная деятельность.
- О, мы показываем зубки!
Это хорошо для работы. Если говорить серьезно, мне абсолютно наплевать, чем ты занимаешься в свое личное время. Меня может раздражать в этой ситуации только одно, а именно то, к чему может привести массовая раздача свобод.
Как учит нас история, обилие свобод приводит к анархии и краху экономической системы. Мне такой результат абсолютно не нужен.
Меня больше устраивает мирный труд ради наших военных целей. Звучит парадоксально, но это единственное, что может поддерживать маломальский порядок, все остальное - это диктатура и управлением кнутом, что для большинства нашего народа неприемлемо.
При таком раскладе добиться от них настоящего творческого отношения к труду практически невозможно. Подводя итог вышесказанному, повторю:
мне плевать, чем ты занимаешься в своем, как ты его называешь, "движении", лишь бы темпы исследований не снижались.
Прошу о сущей мелочи: не агитируй, пожалуйста, против нас, все равно у тебя ничего не выйдет. Только наживешь неприятностей. Договорились?
- Покорнейше благодарю, господин полковник!
Полковник грубо перебил:
- Не ерничай, лучше прислушайся к моим словам, не то не сносить тебе головы. Это - последний раз, третьего шанса не будет, не надейся. На сегодня - все!
Александр покинул кабинет начальства с достоинством и высоко поднятой головой (насколько позволяло строение крысиного скелета), а про себя подумал:
"Неспроста он сегодня такой злой. Видимо, ему все-таки доложили об организации, и другие подробности, тщательно нами скрываемые, быть может, даже больше, чем я думаю.
С другой стороны, знай он об истиной цели задуманного - вряд ли оставил бы меня на свободе.
Словосочетание "на свободе" подразумевается, разумеется, в кавычках, и имеет, к сожалению, двойной смысл. Или он настолько обнаглел, что уверен в своей полной непогрешимости? Ну, тогда он законченный авантюрист, в чем я лично никогда не сомневался.
Все сведения, полученные за время беседы, работают на меня и мне только на руку. Хотя осторожность лишней не бывает, стало быть, надо усилить конспирацию. А то, что полковник не углядел ничего предосудительного в проводимых мною операциях, тоже нам на пользу. Организация растет, а это не может не радовать!"
Размышляя обо всем этом, он добрался до кабинета, где находилось его рабочее место. "Интересно, кстати, - подумалось Александру, - куда это запропастился Костя? Второй день не проявлялся. Может, случилось что?
Хотя он стал таким великим... особенно в размерах... ну, что с ним может случится?"
Раздался сигнал селектора. Нажав кнопку ответа, Александр сказал:
- Да, слушаю.
В ответ он услыхал недовольное бурчание Константина. О, легок на помине.
- Только и делаешь, что слушаешь... нет чтобы поработать... Привет, старина! Как дела?
- Сегодня наш вызывал, пытал долго, был недоволен.
- Меня тоже вызывал. Злой как черт, главное - с самого утра. Просил, чтобы я за тобой присматривал и не дал пропасть. Я ответил, что все глаза проглядел, так за тобой наблюдаю. Юмор он не оценил, что говорило о его скверном расположении духа. Все выяснял, что это за организация такая, чем занимается.
- А ты ему что?
- Сказал, что наша организация, скорее, развлечение, нежели что-то серьезное.
- Правильно. Молодец. Ты прирожденный конспиратор!
- Мне показалось, он не поверил ни единому моему слову. Постоянно что-то записывал. Посматривал на меня подозрением, а в конце сказал: "Будь осторожен, мой мальчик!" К чему это он, я так и не понял.
- Да, затягивает он удавку... Ну да ничего, прорвемся! Кстати, насчёт "прорвемся". Ты собирался изготовить для меня некий хитрый приборчик... Я уже готов его принять и перейти к испытаниям.
- Я, собственно, и звонил тебе по этому поводу. Приходи ко мне в гости. Сам понимаешь мне к тебе не очень получится... Жду прямо сейчас.
Александр собрал свою группу, подвел итоги, распределил обязанности на остаток дня. Сам же направился в блок, где располагалась лаборатория Константина. Друга он застал за активной работой - Константин усердно ковырялся в установке, параллельно причитая:
- Вот так всегда, поручить никому ничего нельзя, хочешь, чтобы работало нормально - делай все сам! Золотое правило на все времена.
Заметив Александра, Константин обрадовался. Воскликнул:
- Явление мини-Христа большому во всех смыслах народу! Извини за каламбур, еще раз привет. Так что, пройдем ко мне в кабинет?
- С удовольствием. Может, тебе помочь с ремонтом? Конечно, подавать инструменты я не смогу, ввиду их огромных для меня размеров, но вот советы давать - это легко!
- Нет уж, увольте! Ты не хуже меня знаешь, чего нельзя сделать на площади... правильно, советами замучают!
Поэтому пойдем-ка займемся полезным делом. Одним словом - будешь осваивать новейшую технику. Это тебе не последнее слово техники, это - крики новейших технологий на грани фантастики. Ни больше и ни меньше!
- Я догадывался, что ты недюжинного ума человек, но... до такой степени напрягать мозги - это ведь опасно, Костя!
- Так и знал, что ты не удержишься от того, чтобы сообщить мне очередную колкость... У тебя, я знаю, это называется юмором. Что же, мне не привыкать!
Перед тобой - экспериментальный образец супер новейшей технологии!
Как видишь, мне удалось втиснуть всю начинку в эту малюсенькую коробочку. Для тебя она, конечно, размером с небольшую рацию... но если бы ты только знал, какие чудеса изобретательности мне пришлось применить, чтобы добиться столь миниатюрных размеров.
Не скрою, пришлось воспользоваться специальным микроскопом! Главное же - прибор работает, и работает отменно. Слушай и запоминай порядок пользования. Это очень важно, от последовательности операций зависит почти все!
При включении убедись, что уровень питания в норме. Определяется это по индикатору в верхнем правом углу экранчика. Затем берешь джойстик и вращаешь колесико до тех пор, пока не услышишь, как бы у себя внутри головы сигнал генератора - примерно одна-две тысячи герц. В этот момент нужно остановить вращение колесика и нажать красную кнопку.
Произойдет фиксация. Звук в голове исчезнет, а на экранчике появится символическое изображение мозга в объемном виде. Прибор готов к использованию и настроен персонально на тебя!
Остается провести калибровку. С этим будь особенно внимателен! На экране будут загораться буквы, слова, предложения. Твоя задача - мысленно повторять все, что видишь на экране. Этот процесс займет довольно приличное время.
Когда же детектор получит полную сетку ключей к твоему процессу мышления, тест закончится, оповестив тебя звуковым сигналом. На экране высветится сообщение:
"К работе готов!"
Далее идет сканирование окружающего пространства, после чего прибор сообщает, есть ли поблизости другой включенный детектор. Напоминает поиск сетей Wi-Fi, только предмет поиска во многие тысячи раз ценнее!
Все понял?
- Потерей памяти пока не страдаю! Запомнил все, слово в слово. Повторить?
- Нет надобности. Включай, воспроизведи то, что я говорил. Проверим прибор в действии. Свой детектор я уже давно настроил. Валяй.
Будет занимательно. Я сам в первый раз чуть с катушек не съехал! Фигурально выражаясь, извиняюсь за сравнение, но оно того стоит!
Ладно, не буду интриговать, приступим-с. Да, чуть не забыл... Детектор держи не дальше метра от головы, иначе могут появиться помехи.
Александр проделал все, в точности следуя наставлениям Константина. По завершении заключительного теста он почувствовал, как ни странно это звучит, некое единение с прибором, хотя по логике такого быть не могло. Да, секреты мозга поистине неисчерпаемы!
Казалось, вот составлена полная схема работы этого чудного органа, ан нет - возникают новые загадки.
Что-то вроде "эффекта горизонта", когда край океана кажется близким, но чем быстрее движешься к нему, тем быстрее он убегает от тебя...
собственно, как и в любой области знаний. Всего постичь невозможно, но стремится, не возбраняется, это абсолютная истина, и в том она прекрасна!
- О чем задумался, мелкий? Не отвлекайся. Давай настроимся друг на друга. Нажми зелененькую кнопочку на джойстике.
Надеюсь ты расцветешь благодарностью к моей скромной персоне, которая несмотря на твою общую невоспитанность,она подумала о тебе и заточила кнопочку по твой коготок! Оценил? Неблагодарный!
- Конечно за ценил, когда стану человеком, то обязательно для тебе, что нибудь заточу!
Друзья, дружно рассмеялись.
- Кнопочка поддалась легко.

 

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЗДЕСЬ: http://nerlin.ru/publ....-0-4629

 

 

 

Категория: Вячеслав Поляков-Прокопьев | Добавил: karnozo (30.11.2020) | Автор: Вячеслав Поляков-Прокопьев
Просмотров: 6049 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 4.8/61
Всего комментариев: 2
avatar
2 Шариков • 15:54, 30.11.2020 [Материал]
Да нормально, пойдёт! Про крыс ещё не читал!  biggrin
avatar
Чего-то уж слишком, по-моему, затянуто. Всё разжёвывается до беспредела, что совершенно неинтересно читать. Ладно, попробую читать сначала.
Не обижайтесь, я очень строгий критик.  smile
avatar
                                                                                                 Игорь Нерлин © 2021                                                                                                 Яндекс.Метрика