Пятница, 02.12.2022, 02:03
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Вячеслав Поляков-Прокопьев [31]
Вячеслав Поляков-Прокопьев
Форма входа

Поиск

 

 

Мини-чат
 
500
Статистика

Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0
Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика © 2012-2022 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

 

 

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Вячеслав Поляков-Прокопьев » Вячеслав Поляков-Прокопьев [ Добавить произведение ]

Киллер для президента Часть 8

Глава 22



Детекторы приятно замурлыкали легкой вибрацией и неожиданно смолкли. В голове у Александра как бы возник полупрозрачный туман, но быстро рассеялся, зато пришло ощущение предельной ясности сознания. Казалось, все его существо превратилось в слух.
Это странное ощущение не обмануло - послышался голос, хотя определить точку, откуда он исходит, никак не удавалось. Складывалось впечатление, что голос идет отовсюду и концентрируется в некоем участке головного мозга... условно, конечно же! "Странное чувство", - поделился с нами Александр.
"Привет! Это я, Костя. Как слышно, как слышно? Прием!" - услышал он вдруг.
Слова еще не утихли, когда Александр бросил быстрый взгляд на приятеля. Губы того были неподвижны, только улыбались.
"Ну как? Старина, признайся, я тебя изрядно удивил, а? Да что там, наверное, поразил и шокировал - в одном флаконе! Так что не заикайся и думай спокойно, отчетливо, я услышу".
Александру никак не удавалось взять себя в руки. Слишком уж все происходящее выглядело фантастичным, чтобы быть правдой...
Но, как ученый, он не мог не признать очевидного. Факты вещь упрямая, глупо отрицать их, лучше извлечь максимальную пользу и как можно глубже осмыслить процесс.
В ответ у Кости в голове раздался голос соратника по борьбе:
"Я твой голос совершенно не узнаю! Какой-то он чужой, хотя интонация, шельмец, твоя!"
"Это естественно. Твой мозг сам формирует тембр голоса для тебя, так сказать, для внутреннего употребления. И потом, ты же прекрасно знаешь, что вибрации от голосовых связок доходит до ушной улитки напрямую через кости черепа. по сему имеет другой звуковой окрас. Ничего, скоро привыкнешь! Вот тебя я сразу узнал. Опыт. Как говорится, мастерство ничем не заменишь! Мастерство - оно и под землей мастерство!"
"Знаем мы ваше мастерство... И к чему оно привело, тоже знаем..."
"Жестокий ты парень! Без полёта так сказать, фантазии. И потом, конструктор я этого изделия или нет? А ежели конструктор, то должен знать его работу со всех сторон. Возражений не принимаю. Вот, так вот!"
"Вынужден признать, эта твоя затея конгениальна! Не меньше. Я таких острых ощущений не испытывал уже очень давно. Ровно с тех пор, как имел облик человека, случилось это при моем первом в жизни спуске на горных лыжах, во время отдыха на горнолыжном курорте "Чегет", причем происходил этот процесс в гордом одиночестве! Тогда, Я целый день приходил в себя!
"Я же тебе говорил, что сам чуть не взнеся на небеса во время испытаний. Правда, мне пришлось прибегнуть к хитрости. Рядом не оказалось верного человека, и я обратился к этим... которых ты величаешь ИНТЕЛКРЫС.
Выбрал, как мне показалось, экземпляры понадежнее... настолько надежных, что пришлось посидеть у полковника в гостях. Мне удалось его убедить, что эксперимент провалился. Пообещал возобновить исследования и добиться результатов. Только теперь уже постарался обойтись без помощников".
"Это как?"
"Продублировал импульсы своего мозга, разместил в мощном блоке памяти, согласно устройству отделов мозга... В общем, пришлось изрядно поломать голову. Зато в результате я получил технологию, от возможностей которой захватывало дух.
Я понял, что при желании можно отсканировать и продублировать все, что находится в мозгу человека... одним словом, любое конкретное, "Я" можно оцифровать, поместить в специально организованную память и хранить вечно... или почти вечно!
А главное - можно будет сохранять способности гениального мозга бесконечно долго. И задействовать их, когда понадобится прорыв в научно-технической сфере.
Еще лучше - переносить в мозг людей, живых биологически, но разум которых погиб, например, в результате автокатастрофы. Понял, к чему привело простое желание поговорить по душам без свидетелей?"
"Интересно, как ты собираешься использовать весь этот наисложнейший комплекс? Не можешь же ты позволить завладеть такой могучей технологией полковнику и его приспешникам?"
"Никогда! Ты уже вник в принцип работы установки и догадываешься, что она заточена именно под задачи, о которых мы говорили чуть ранее. К слову сказать, по моему глубокому убеждению, она окажется незаменимой в дальних космических путешествиях. Каково, а? Заманчиво?"
"Заманчиво, это точно. Снимается самая большая, не решенная по сей день проблема межзвездных путешествий, - проблема сохранения экипажа. А скажи-ка, пожалуйста, каков необходимый объем памяти для хранения одной, так сказать, единицы?.. У тебя в записях на сей счет не сказано ничего".
"Разумеется, не сказано, а ты как думал, я буду раздавать направо и налево все ноу-хау? Пойми, простофиля ты эдакий, - осторожность и еще раз осторожность! Сам ведь постоянно об этом твердишь. Вот я и держу все важное в голове... А где же еще? Самый надежный сейф.
Надо, между нами говоря, признать, у нашего полковника отмычка все-таки есть... Умеет, сволочь, убеждать... с позиции силы, на большее он не способен. Да ему и не нужно... Объем необходимой памяти огромен и зависит как от самого сохраняемого объекта, так и от наработанного им в процессе жизни материала.
Навскидку - тысячи терабайт для собственно интеллекта и еще на порядок больше для организации процесса индивидуального мышления. Как видишь, прилично!
К моему великому сожалению, тебя тоже пропустили через установку... Я так понимаю, скорее обманом, нежели добровольно?"
"Не только в обмане дело... Меня просто поставили перед фактом, предварительно обработав, как последнего легковера. Я и повелся, как идиот... Мы с тобой уже говорили на эту тему, насчет Татьяны... Круг замкнулся, и вот я здесь. Теперь надеюсь на твою помощь, хочу вернуться в наш мир вместе с тобой... и еще одним существом".
"Догадываюсь, кто это. Надо полагать, Иззя? Учти, она никогда не была человеком. Никто не знает, во-первых, как она себя поведет, а во-вторых, понравится ли это ей вообще. Вопрос! Ты ее-то спрашивал?"
"Как не спрашивать, спрашивал. Мы часами мечтали, как нам будет хорошо там, наверху, среди таких же, как мы... У нас взаимные чувства, знаешь, как в той песне. Она меня за муки полюбила, а я ее за состраданье полюбил...
Шучу, конечно, лично я не мог пройти мимо такого редкого женского интеллекта, подобных женщин с идеально организованным мышлением никогда не встречал! Не хочу испытывать судьбу, не хочу терять ее... никогда!
Впрочем, не могу с тобой не согласиться. Как она себя поведет в человечьем обличии - только господь бог знает! Но в том, что ее реакция так или иначе будет направлена на меня - ни капли не сомневаюсь! Иначе не стал бы я ее втягивать в наше дело!
В конце концов, на кону не так уж мало, наши с ней жизни! Как ты считаешь, стоит ради одного человека рисковать столь многим?"
"Я считаю: раз, два, три... а ты как? Шучу! Конечно, надо рисковать. Будущее покажет, был ты прав или нет. Однако возникает одно большое "но". Вам понадобятся тела! Не так просто подобрать подходящие.
У всех, как правило, есть родственники, требуется их согласие, а получить два подарка сразу, - надо быть супер-везунчиком! Иначе никак. Об этом думать пока рановато, но лучше раньше, чем никогда!
Народная поговорка собственного рецепта. Мне помогает - и вам поможет. Признаюсь по старой дружбе, я уже с неделю обшариваю все местные больницы.
Кое-что на примете есть, но, дабы не спугнуть удачу, рассказывать пока не буду... и вообще, что-то мы с тобой напоминаем философствующих бродяг! Пора и честь знать. Это я про тебя. Пора тебе домой, девушка ждет и вообще..."
"Что - вообще?"
"Так, к слову пришлось. Сам видишь, никаких намеков! Выключай детектор, на первый раз перегружать мозг не стоит. Переходим на обычный способ общения".
И Константин пропел басом:
- Напиши мне письмо! Буду ждать я его, буду ждать ночью и днем, напиши мне письмо... - Рассмеялся и добавил:
- Угостить тебя чем-нибудь вкусненьким?
- Да нет, спасибо, ты и так вон какой шикарный подарок мне сделал, век не забуду!
- Век не надо, а вот до дня рождения - будет в самый раз!
- Ах я дурачина, совсем из головы вон!.. У тебя же завтра день рождения, так? Завтра ничего не готовь, мы все закажем и придем с подарком. Кто еще у тебя будет в гостях?
- Да вы одни и будете. Здесь, кроме Татьяны, я ни с ком так и не сблизился. А она... сам знаешь... Так что жду вас завтра.
- Завершающий вопрос можно?
- Валяй.
- Второй аппаратик бы, для Иззи, а?..
- Так и думал, что попросишь об этом. Отвечу: сделаем. Не вопрос! - Константин снова рассмеялся, но на этот раз веселее. Это Александру понравилось. Негоже, когда друзья раскисают! Поддержал товарища смехом. На том они и распрощались до завтра.
Приятно, когда дома тебя ждет горячий ужин и приветливая подруга, которая и приготовила этот самый ужин. Иззя обрадовалась появлению Александра, но выразила некоторое недовольство его опозданием.
Но стоило ему объяснить причину, рассказать про детектор, продемонстрировав его в действии, душа ее оттаяла, а настроение резко улучшилось. Иззя непременно возжелала обладать таким же прибором!
Ее, как и Александра, привлекало все новое, непознанное, будоражившее воображение. И Иззе захотелось во что бы то ни стало испытать самолично, каково это - общаться, не произнося ни слова вслух. Должно быть, это просто здорово и увлекательно!
Правда, она немного побаивалась, ведь с подобным оборудованием надо внимательно следить за своими мыслями, а, зная свой характер, Иззя беспокоилась не без причины. Вдруг с осмыслишь что-нибудь не так?..
Это в обычной жизни промолчал, максимум покраснел, - и все, а тут не отмолчишься, тут тебе техника! Тут думать надо, и думать - молча. Вывод этот родился в голове как-то сам по себе, но как реализовать такое "безмолвное мышление", оставалось пока полной загадкой. (Попробуем, тогда и узнаем).
Не давала покоя перспектива будущего испытания детектора, притягивала и пугала одновременно. Некоторые из своих рассуждений Иззе совершенно не хотелось предавать гласности, пусть даже только перед любимым...
Впрочем, она быстро забыла свои тревоги, ведь рядом был самый нужный ей мужчина,(Чуть не брякнула по привычке "самец" нет определённо необходимо установить контроль на мыслями)! которому она сама была дорога, она это чувствовала, и это говорило о многом...
Раздался звонок в дверь. Надо отметить, что в последнее время звонки, как телефонные, так и в дверь, не смолкали. Посетителей становилось с каждым днем все больше и больше.
Александр подумывал попросить у полковника дополнительное помещение для организации, наподобие конференц зала, но сразу отбросил эту идею, полковник конечно не очень сообразительный, но не на столько, что бы плодить армию заговорщиков, да ещё с его собственной санкции.
У такой просьбы шанс на благосклонность был, тем более, что полковник не видел в организации ничего крамольного. ( как он просчитался)! Это обстоятельство было только на руку Александру с сотоварищами и работало на их общую цель. В общем, все складывалось неплохо. "Завтра же прямо с утра позвоню, запишусь к полковнику на прием, - подумал Александр. - А сегодня можно и отдохнуть малость..."
Но Судьба, она - такая. Не суждено было нашему герою расслабиться и отвлечься от забот каждодневных. Во всяком случае, не сейчас. Пришли подруги Иззи, принесли списки новых членов организации, и заодно - получить инструкции к дальнейшим действиям.
Александр постарался провести мини-собрание как можно более кратко. Получилось. Подруги были сообразительные, увидев, какими взглядами обмениваются хозяева, они доложили обстановку, получили задания и поспешили удалиться. Наконец-то влюбленные остались одни.
- Расскажи, пожалуйста, поподробней, как работает этот, как вы его называете, нейронный детектор? - попросила Иззя.
Александр подошел к ней, привлек к себе, обнял и начал рассказ.
* * *
Утром, как и планировал, Александр начал звонить полковнику, но, к великому удивлению, телефон не работал. Он глянул в окно, позволявшее видеть помещение лаборатории. Сотрудники привычно занимались своей работой. Попытался еще раз воспользоваться телефоном, но снова безуспешно.
Когда он подошел к входной двери, та оказалась заблокированной. Что происходит? Тревожные мысли зароились в мозгу. Александр включил детектор в надежде, что и Костя сделает то же самое. Поначалу в голове царила звонкая тишина, то есть ничьих посторонних мыслей слышно не было...
но вот возникли звуки, очень похожие на те, которые издает радиоприемник при настройке в коротковолновом диапазоне. Александр с улыбкой подумал: "Ну вот, ты уже и радиоприемник. Неплохо для начала и общего развития! Найти бы еще ручку настройки, которую надо подкрутить..."
В этот момент послышался голос, и теперь он его узнал.
"Про какой такой приемник ты там рассуждаешь? Тут нам полковник подстроил подарочек - ввел в нашем городке чрезвычайное положение. Все как положено, с комендантским часом, с запретом на передвижение по территории без особого разрешения... Как тебе?"
"Да-а! Не знаю, что и думать..."
"Мне кажется, наверху что-то произошло. Я уже достаточно долго общаюсь с полковником, уж чего-чего, а паникерства за ним никогда не замечал. Он не станет заморачиваться всякими там запретами и ограничениями просто так. Чтобы заставить его вести себя подобным образом, нужен сильнейший аргумент!
Следуя этой логике, следует предположить, что сегодня там, наверху, произошло нечто такое, что смогло его встряхнуть... Хотел было разузнать что-нибудь, но все каналы связи отрублены.
Ни радио, ни телевидения, ни спутника, ни-че-го! Я, как и ты, догадался включить детектор, потому что ты наверняка сделаешь то же, оказавшись в вакууме. Как хорошо, что мы успели испытать вариант мини детектора. Одна проблема - как узнать, что делается на поверхности?"
"Я, Костя, тоже в растерянности. Пойду поговорю с народом, может, они имеют какую-либо информацию".
"Хорошо. Не выключай детектор, держись уверенно, как всегда. Представь себе, что у тебя диктофон, - и все будет нормально. Ты не представляешь, как забавно слушать, когда кто-то разговаривает, особенно - когда он забывает о возможности других слышать его мысли. Во много раз интересней, чем стоять рядом с девушкой, разговаривающей с кем-то по телефону!"
Александр вышел в лабораторию, и сразу понял: они ничего не знают и не понимают. Более того, по глазам сотрудников было видно, что они не прочь получить какие-либо сведения от своего шефа. Все его коллеги стараниями Александра уже говорили, за что были ему бесконечно благодарны и верны, поэтому при его появлении поднялся настоящий гвалт.
Каждый хотел перебить другого, высказывая свои предположения о случившимся. Больше всех старался Кобрик, он всегда был активен, а сегодня - особенно. Александр поднял лапку вверх, призывая всех к спокойствию и тишине. Все выжидающе воззрились на шефа.
- Коллеги и друзья! После небезызвестных событий, надеюсь, могу обращаться к вам подобным образом? Произошло нечто чрезвычайное. Что именно, пока, к сожалению, мы не знаем, зато знаем наверняка, что это произошло наверху, у людей!
Поведение нашего руководства указывает нам на это. Можно считать сегодняшние события для нас сигналом к действию по освобождению всех нас из рабского положения. Час пробил! Друзья, настал момент истины!
За свободу всех угнетенных! Долой военную хунту! Вместо полковника - совесть! Ура! Прошу высказываться. Какие будут предложения?
Кобрик как-то по-особенному запрокинул голову и, размахивая обеими передними лапками, начал говорить:
- Братья по хвостам и разуму! Я обращаюсь к вам сейчас не как раб, а как гражданин будущей свободной республики! В ней каждый найдет свое место. Никто не сможет помешать нам консолидироваться, стать одной единой семьей, дружной и счастливой!
Благодаря нашему боссу и смею сказать другу, Александру Сергеевичу мы научились говорить! Да-да, я не боюсь этого слова и не преувеличиваю! Мы будем ему вечно благодарны, такое не забывается!
Мы все, как один, пойдем по трудному пути к свободе и равенству, которого мы так долго добивались! Ни шагу назад! Умрем, но не отступим и не отречемся от задуманного! На том стояло и стоять будет наше крысиное братство!
Никому не позволено уничижать наши права и достоинство, а если кто все же попытается нам помешать, ему придется ответить за неслыханную дерзость! Наше оружие - это наше слово и абсолютная вера в наше правое дело! Кто не с нами, тот останется один, и ему наверняка будет несладко!
Наше будущее - в межзвездном пространстве, где всем хватит места, туда устремлены наши взгляды и наши помыслы! Земля - это старт, дорожка для разбега перед грандиозном полетом! Только вперед, к звездному сиянию вечных светил! Там всегда нас ждут, там всегда будут нам рады!
Не надо будет доказывать кому-то прописную истину, что место под солнцем - оно для всех! Все на это имеют одинаковые и равные права! Но только не здесь, не на Земле!
Необходимо бежать отсюда как можно быстрее, от этих разумных, с позволения сказать, существ, именующих себя людьми и узурпировавших все необходимые другим права и свободы! Подальше от них, чем дальше - тем лучше!
Чем скорее, тем меньший вред они успеют нанести! К звездам! Александр Сергеевич нас туда выведет, не сомневайтесь. Лично я без малейшего колебания сяду в звездолет под его командованием!
Раздалось легкое шлепанье лапок, назвать которое аплодисментами язык не повернулся бы. Но восторг в глазах читался у каждого, такое у них было выражение эмоций. Навязывать ничего своего Александру не хотелось, эвон как Кобрик разгромил наше человечество, а самое главное-то - он прав!
И прав, что надо как можно скорее отсюда убираться. Александру самому осточертело общество, которое его породило, но, по счастью, не пустило в его душу вредоносной заразы зазнайства, своего мнимого и ничем не подкрепленного превосходства.
Там, в глубине вселенной, таких понятий не существует! Там сильный всегда поможет слабому, а более развитый всегда поделится своими знаниями. Кобрик прав, и еще раз можно повторить: только туда устремлены наши взгляды и направлены помыслы, - к свободе! Что же, они - мои братья.
Александр взял слово для небольшой речи.
- Если так думают все - или, по крайней мере, большая часть, - я в благополучном исходе нашей кампании не сомневаюсь, наоборот, уверен в этом безгранично! С вашего позволения, я сейчас ненадолго отлучусь, попытаюсь что-либо узнать, а вы пока оповещайте всех наших. Место сбора - здесь, у нас в лаборатории, через час, то есть в двенадцать ноль-ноль.
Он испытывал сильное возбуждение, в нем прямо-таки клокотало неуемное желание скорейшим образом покончить с прежней жизнью, чтобы начать новую с чистого листа. Выступление Кобрика лишь взбудоражило воображение, заставив по-другому взглянуть на сложившуюся ситуацию. "Теперь мы точно победим!" - набатом стучало в маленьком по объему, но таком сильном мозгу Александра.
Вернувшись в кабинет, он первым делом настроил детектор. И почти сразу, будто позывные, услышал: "Это Костя, это Костя, ответь! Куда же ты пропал? Ответь!" Недолго думая (если вообще слова "долго" или "коротко" применимы в данной ситуации, с таким-то прибором) наш герой тотчас промыслил в ответ: "Костя, тут такое, тут такое началось!..
Народ на сто процентов настроен революционно. Как в давние времена. Низы уже не могут, верхи еще не хотят!"
Константин рассмеялся, но Александр этого не услышал; как и раньше, детектор не передавал внешние звуки, только мысли, а мысли, управляющие процессом смеха, на смех совершенно не похожи, поэтому Костя пояснил:
"Я смеюсь!"
В голове у Александра раздалось что-то, отдаленно напоминающее бульканье в чайнике.
"Ты превзошел сам себя! Столько эмоций... Такого количества у тебя не наблюдалось даже в прекрасные студенческие годы. Ты стал суперменом... я хотел сказать - суперкрысом!
А что, звучит гордо. Не обижайся, скоро все останется позади. И полковник, и крысиное существование. У меня для тебя две новости, и обе хорошие. С какой начать?"
"Наверно, начать с двух одновременно не получится, будет винегрет. Мне кажется, целесообразней начать с той, которую ты сочтешь лучшей".
"Мудрено... Ну да ладно, как скажешь. В общем, можешь нас всех без исключения поздравить. Наше правительство приказало долго жить!
И, пока мы с тобой томились в темнице, передало все полномочия вновь организованному Мировому правительству. ООН упразднена и переименована в ОВН - Организацию Всех Народов!
Военные ведомства всех бывших стран также упразднены. НАТО больше не существует, теперь есть только НЛОП - Национальная Лига Обороны Планеты. Имеется в виду защита от астероидов, метеоритов значительного размера и прочих космических тел.
Такие, как наш полковник, вмиг лишились всего - статуса, должностей и денег. Против них уже возбуждаются по всему миру судебные иски. Народы планеты ликуют! Видишь, как все здорово получается! Вот только... Я думаю, с нашим полковником разбираться придется нам с тобой лично.
Он не сдастся просто так, за здорово живешь. Скорее всего, он попытается основательно попортить нам жизнь и попить нашей кровушки напоследок... Как ты уже заметил, коль скоро в новости номер один упоминается наш полковник, эта часть - не совсем приятная. Теперь новость номер два.
Она касается только тебя и Иззи. Я нашел для вас два прекрасно подходящих - и совершенно свободных - тела, женское и мужское. Они уже продолжительное время находятся в коме после автомобильной катастрофы.
Главное же заключается в том, что родственники согласились на мое предложение, хотя я отлично понимаю, каким тяжелым был для них выбор... В их памяти еще свежи воспоминания о свадьбе, о свадебном путешествии молодых, которому не суждено состояться... Надежды на то, что их дети когда-нибудь выйдут из комы, у несчастных родителей нет абсолютно никакой.
Медики пришли к такому грустному выводу, опираясь на проведенные всесторонние исследования мозга жертв катастрофы. Биологически они совершенно полноценны и здоровы, однако сильнейшее сотрясение безвозвратно погубило их личности...
Впрочем, для юридической проформы необходимо еще и ваше с Иззей согласие. Мне кажется, как раз здесь проблем не предвидится. Я прав?"
"Конечно! Ты еще спрашиваешь! Варвар! Но то, о чем ты поведал... это ни в какие ворота! Видать, всевышний смилостивился над нами, не иначе. За какие такие заслуги? Может, в счет будущих?"
"Очень может быть. Я, как и ты, теперь уже ничему не удивлюсь! Все приму, что ни предложишь. Нам нужно во что бы то ни стало опередить полковника, иначе он опередит нас. И это будет не праздник!"
"Ты, безусловно, прав. Необходимо действовать немедленно! Я собираю народ в своей лаборатории. Вот только... чем нам вооружиться? И самое главное: огромное тебе спасибо за чудесную находку!
Ты делаешь двойное доброе дело. Мы с Иззей становимся людьми, а родители этих несчастных вновь обретут своих близких... Все это очень кстати. Я же говорю, тут не обошлось без провидения. Изя будет счастлива!"
"Спасибо, потом сочтемся. Я знаю наверняка: у тебя в лаборатории есть склад НЗ. Вскрой его. Сотрудники наверняка в курсе, они помогут. Там найдешь ящик с древнейшим оружием. Воздушные трубки с дротиками, вроде тех, какие были у североамериканских индейцев.
Мы ими отстреливали непослушных или сбежавших подопытных крыс. По сути - каменный век, зато очень эффективно. Они уже заряжены снотворным. Единственный минус - малая доза, рассчитаны они на мелких млекопитающих, к которым человек не относится.
Чтобы свалить человека, необходимо попадание не менее трех дротиков. Имей это в виду. Так что нападайте втроем! Все, пока, мне тоже надо подготовиться. До связи, переключи детектор в режим ожидания. Черт, совсем забыл тебя проинструктировать на сей счет..."

Глава 23



Константин подробно объяснил Александру, что и как делать, на том и расстались.
По возвращении в лабораторию, Александр едва не лишился дара речи, столько народу набилось в это не такое-уж и большое помещение.
Стоял гвалт и писк, все рассказывали что-то друг другу, отчаянно жестикулируя, и это создавало какофонию звуков, в которой нельзя было ничего разобрать. Он поднялся на самое высокое место и только когда начал оттуда говорить, все сразу стихли. В толпе он увидел знакомую мордочку, но сразу значения этому не придал. Может, показалось.
- Друзья и братья по разуму! - торжественно начал Александр. - Сегодня - самый торжественный день в моей жизни, надеюсь, и в вашей тоже. Мы стоим на пороге нашего благоденствия и долгожданного процветания! Если кто еще не знает, сообщаю:
наверху, у людей, произошла полная смена правления. Нас это коснулось как нельзя более вовремя и с наибольшей пользой для нас! Теперь мы приобрели статус полноправных жителей Земли! Ради этого не жалко и жизнь положить в фундамент нашего прекрасного будущего!
Даже если оно станет явью не здесь, а где-нибудь в далеких уголках вселенной - все одно мы никогда не забудем нашу Матушку-Землю! Даже несмотря на те притеснения, которые нам чинили люди, да простится им их содеянное, ибо они не ведают, что творят...
но, похоже, они становятся на путь исправления, на путь созидания, деяний, достойных звания существа разумного и, как и мы, прямоходящего! У людей теперь единое мировое правительство. Соответственно, нет границ, и земное общество становится единым.
Правда на первом этапе, правление каждой страны (теперь Территории) останутся прежние руководили, до момента истечения их полномочий, по действующей конституции каждой "Территории". Но мировой совет уже создан! Ура! друзья, да здравствует всемирная свобода!
Нет больше территориальных притязаний, значит, и причин для конфликтов и войн тоже нет. Каждый землянин, стало быть, и мы с вами, получает полную свободу в праве на труд, созидание и совершенство!
Надеюсь, обойдется без проблем, потому что такие люди, как наш полковник и ему подобные, еще остались. Они никуда не делись. И меняться не желают! Проблему надо решать! И мы решим ее все вместе! Во имя нашего всеобщего самоутверждения и будущих поколений!!! Мы лучше всех знаем подземный мир! Если не мы, то кто?
- Овации, хотя и не как в Большом, но не стихали продолжительное время!
Сойдя с импровизированной трибуны, Александр направился было к себе в кабинет, но ему дорогу преградил крыс, внешность которого казалась со знакомой.
- Привет вам от вашего знакомого, Кобрика. Мы долго не решались выйти на контакт. Вы вправе были выдать нас так же, как мы выдали вас... но все же мы решились. Несмотря на сложившееся впечатление, возможно, не вполне безосновательное, мы - не предатели!
Ситуация и ловушки, ловко расставленные полковником, вынудили нас поступить подобным образом. То, как поступили с вами, не вызывает у нас самих ничего, кроме отвращения. Нам остается лишь надеяться, что вы нас простите...
Иногда обстоятельства сильнее нас. Вы, как никто другой можете и должны понимать это. Вы сами прошли через такое, что и представить трудно. Мы уповаем на ваше здравомыслие, верим и надеемся, что у вас найдется толика прощения поневоле заблудшим и страдающим особям!
Кобрик также склоняет перед вами голову, скрещивает лапы и уповает на прощение. Мы - уже не такие, какими были. Мы порвали с полковником... и не только потому, что он все равно обманул нас, и наши нерожденные крысята так и не увидели свет... но еще и из-за того, что он недостоин носить звание человека.
Я поклялся отомстить за своих не родившихся деток ненавистному полковнику! Мы сбежали и уже месяц скитаемся по нижним ярусам, скрываясь от преследователей, верных полковнику. Теперь я знаю их всех в морду, им не уйти от возмездия!
Мы многое узнали за это время, разведали ранее не известные хода, которые теперь можем использовать в нашей борьбе. Поручите нам любое опасное задание - и мы докажем, что мы отныне на вашей стороне! Ну вот, вроде сказал, что хотел... решение за вами, верить нам или нет. Располагайте нами в любом деле.
Александр ответил не сразу. После такой речи я не могу не проникнуться судьбой этих несчастных существ, к тому же они потеряли свое потомство, а с этим шутят разве что распоследние мерзавцы.
Хотя... чужая крысиная душа - потемки погуще тех, что в самых глубоких подземных норах... Тьфу ты, я уже заговорил, как крыс! Да, в этом что-то есть. С кем поведешься...
Интересно, сколько времени потребуется Иззе, чтобы растерять крысиное мировоззрение?.. Тоже вопрос. Успокаивает одно: это настанет нескоро, хотя как знать? Константин сообщил приятную, интригующую и в тоже время тревожную новость.
Может, это произойдет буквально на днях! Захватывает дух, ей богу. А эти... В глубине души я им верю. Путь исправления тернист, даже жесток, большое количество препятствий встретится на этом пути... Тем слаще будет плод, то бишь результат. Пожелаю-ка я им удачи. Не помешает.
Вслух же он произнес:
- И что сие предложение может значить для меня?
- Это значит, что мы готовы искупить свою вину любыми, даже самыми опасными делами!
- Да? А если я попрошу вас устроить террористический акт в отдельном районе, где обитают ваши собратья?
- Вы человек. Стало быть, умеете все просчитать, взвесить за и против. Вам точно известно, что в наших силах, а что нет.
- Молодец, правильный ответ! Другого я и не ждал. Ступай на склад и получи оружие. Не бог весть какое, но все же... Собери надежных ребят, крыс пять-шесть, - и ко мне. Для тебя будет особое задание! Заодно проверим твою лояльность. И еще... продумай, пожалуйста, пути безопасной эвакуации из этого помещения. Иди.
- Хорошо. Сделаем все для общей победы!
Александр смотрел через стекло, отделяющее его кабинет от лаборатории. Если точно, то назвать это помещение лабораторией язык уже не поворачивался. Народу прибавилось еще больше прежнего, можно сказать, лапой негде ступить, а народ все прибывал и прибывал.
Александр обратил внимание на Кобрика, пробирающегося сквозь толпу к складу, и заметил, что за тем неотступно следуют две подозрительные особи. Показалось, отмахнулся Александр от закравшихся подозрений. Да и то сказать, помещение стало похоже на большой муравейник. Крысы сновали туда-сюда, и казалось, что все происходит по закону хаоса. Только приглядевшись, можно было угадать определенную последовательность перемещений.
У столов толпилась очередь, а сидевший за столом записывал в длинные списки всех, кто проходил перед ним. После этого народ проходил на склад вооружаться. Всем процессом руководила Иззя, и надо сказать, это у нее получалось здорово. Приглядевшись, Александр увидел у нее на правой лапке широкую красную повязку. Возле Иззи сновали ее подружки - тоже с красными повязками. Александр нисколько не сомневался, что это была ее идея.
Чем не современная последовательница революционных настроений, этакая Жанна- Иззя? Он улыбнулся и вспомнил, что и в сексе она постоянно придумывала что-нибудь новенькое...
Талант - он волен в своем выборе, и может по собственному усмотрению осенить кого ему заблагорассудится, хоть человека, хоть крысу, хоть любое другое млекопитающее, все равно он везде проявит себя, обязательно, хотим мы того или нет. Надо благодарить судьбу за такой подарок. С Иззей ему определенно повезло. Если поразмыслить, то это закономерно: не может же невезенье продолжаться бесконечно! Скорее нет, чем да.
Застрекотал детектор. Костин взволнованный до крайности мысленный голос сообщил:
"Александр, вооруженное подразделение направляется к тебе со стороны главного входа. Другое отделение будет отрезать вам путь к отступлению, они планируют перекрыть запасной выход.
Организуй оборону! Заблокируй двери и на всякий случай готовь пути к отступлению. Где-то в нижнем ярусе есть подземный ход... Меня уже обложили! Буду выбираться. Обо мне не беспокойся, главное - вырвись из западни сам. Береги Иззю!"
"Спасибо за важную информацию. Мы обязаны довести начатое дело до конца - и мы сделаем это! Встретимся на поверхности, в стенах моего родного НИИ! В бой!"
Переключив детектор в ждущий режим, Александр вышел к народу и снова поднялся на импровизированную трибуну.
- Братья и сестры! Наступает тревожное время. Через несколько минут враг будет пытаться захватить и уничтожить нас! Мы, все здесь собравшиеся, не позволим просто так отнять у нас самое дорогое - свободу.
Они просчитались, по-прежнему видя в нас лабораторных крыс и не более. Они встретят наше ожесточенное сопротивление! Мы уже никогда не станем прежними, ибо теперь у каждого из нас есть чувство собственного достоинства, и никому - вы слышите? никому! - не удастся сломить в нас это новое, но прочно засевшее в наших сердцах и головах чувство гордости за себя и своих предков!
Слушайте не приказ, но просьбу приготовиться к бою! Строить баррикады по линии обороны!
С этими словами наш герой сам, по пути прихватив какие-то пустые ящики, принял участие в возведении баррикад. Повсюду сновали крысы, гордый вид которых говорил о том, что они готовы на все. Каких-нибудь десять минут спустя обе баррикады были готовы.
Вовремя, так как послышались тяжелые удары с противоположной стороны массивной железной двери. Это были подразделения завербованных крыс из числа самых низменных существ, когда-либо обитавших в крысином сообществе. А именно из банд городской канализации! Не имеющих ни совести ни чести! И очень жестоких.
В семье не без урода... Александр расположил самых смелых в первую линию обороны. Они должны были нейтрализовать передние ряды нападающих, захватить их оружие, перейти на вторую линию обороны, более основательно подготовленную, и уже там держать оборону на равных, а не с дротиками со снотворным. Лиха беда начало!
Вот атакующим удалось преодолеть сопротивление входной двери, они ворвались в помещение, ведя беспрерывный огонь из автоматов, специально сконструированных для крыс с учетом особенностей строения тела.
Миниатюрные бронежилеты смешно смотрелись на их вытянутых тушках, однако защищали основные уязвимые части тела. Бойцам-революционерам предстояло постараться, чтобы в мясорубке боя не быть уничтоженными и вдобавок к тому попытаться вывести противника из строя.
Тем более, если учесть, что противник имел специальную подготовку, в постоянной муштре совершенствуя свои боевые навыки, за что и получал свои тридцать три пшеничных зерна на обед. В передовой группе находился и Кобрик со своими ребятами. Александр, как опытный военачальник, оставался на самом высоком месте, откуда сражение было видно как на ладони.
Хотя у Александра не имелось никакого боевого опыта, он интуитивно понимал, что обороняющиеся всегда несут меньшие потери, чем атакующие. Поэтому он спокойно наблюдал за происходящим, набираясь опыта командующего. Вот он отметил, что двое из нападавших упали и лежат неподвижно, а вот еще один, и еще, и еще...
Вскоре вражеский огонь стих, поскольку штурмовавшее баррикаду подразделение полегло в полном составе. Кобрик вскочил, закричал: "Ура!" - и ринулся с товарищами разоружать противника, пока тот спит и видит, наверное, сны о своей победе.
За считанные минуты все убитые (пардон, спящие) были перетащены за баррикаду и связаны. Пауза оказалась как нельзя кстати. Среди защитников баррикад четверо были ранены, один, к сожалению, убит. Конечно, потери небольшие, тем более, если сравнить с выводом из строя целого подразделения нападающей стороны.
За пятнадцать минут, которые щедро подарил обороняющимся противник, Александр распорядился перегруппироваться, оружие раздать только тем, кто умеет с ним обращаться. Нападающая сторона, явно не ожидала такого сопротивления. План молниеносного захвата лаборатории (блицкриг) провалился, и теперь враг, видимо, разрабатывал новую тактику. На это могло потребоваться некоторое время.
Внезапно из динамиков в помещении лаборатории раздался голос полковника.
- Обороняющиеся! С вами говорит полковник Зверев. Прежде всего я хочу обратиться к вашему, с позволения сказать, вожаку. Александр! Будь благоразумен, откажись от своей сумасшедшей идеи. Уверяю тебя, пытаться одолеть меня - это безнадежная затея!
Пожалей тех, кого ты привлек на свою сторону. Они же доверяют тебе. И они совершенно не в курсе твоей истории, так что не вмешивай в свою личную месть мне этих вполне мирных граждан. Мы с тобой можем все решить без свидетелей.
А теперь я обращаюсь к вашему трезвому рассудку, жители и труженики подземного города! Предлагаю вам сдаться. Обещаю, никто наказан не будет. Всем объявляю амнистию без каких-либо последствий.
Зачинщика и его единомышленников, которым на вас, по большому счету, наплевать, а также всех виновных в организации беспорядков, будут судить по справедливости, с соблюдением буквы закона. В случае отказа от моего предложения, оставляю за собой право применять негуманные виды оружия.
Так что вам решать, жить вам или нет, и стоит ли из-за кучки смутьянов жертвовать самым дорогим - жизнью своей и жизнью своего потомства? Обещаю сохранить все имевшиеся у вас льготы. На раздумье даю пять минут, затем последует штурм. В знак капитуляции можете вывесить белый флаг. Время пошло!
Из динамиков послышалось характерное тиканье часов.
Все командиры собрались в импровизированный штаб, каковым им служил длинный стол для проведения совещаний. Александр, как и положено главнокомандующему, занял место во главе стола.
- Друзья! Разумеется, мы игнорируем ультиматум полковника. Зато у нас есть верные пять минут для выработки стратегии на следующий период боя. Это хорошо. Какие будут предложения, отцы-командиры?
Лапу поднял неизвестный Александру крыс, представился:
- Я возглавляю отряд лаборатории номер тридцать два, этажом ниже вашей. Зовут меня Мозик. Полагаю, в случае крайней необходимости мы сможем взорвать пол в нужном месте.
Я укажу, где после ремонта перекрытия были усилены хуже всего. Так мы получим возможность попасть в нашу лабораторию, сэкономив время и сократив потери среди повстанцев. По моим сведениям, нам противостоят около сотни обученных, натренированных, вооруженных до кончика хвоста бойцов. Это грозная сила! Шутить с ними опасно, и с дротиками и десятью автоматами нам придется несладко.
- Спасибо за информацию. А насчет "несладко" - верно сказано. Мы же знали, на что шли. И потом, они - кто? Наемники! А мы кто? Мы - вооруженная воля народа! И непременно победим, это лишь вопрос времени. Взорвать перекрытие, проделав проход, - идея замечательная! Есть, правда, маленькая проблемка:
где взять взрывчатку? Тех гранат, что мы захватили, явно недостаточно. Да и взрывать их в открытом помещении небезопасно... Нам нужно что-нибудь типа C-4, поэтому подрыв пока откладывается. Предлагаю следующую дислокацию.
Ты, Кобрик, со своими бойцами занимаешь дуговую оборону входной двери, а ты, Мозик, готовишь эшелонированную оборону запасного выхода. Все остальные строят баррикаду вокруг предполагаемого места взрыва. Я занимаюсь взрывчаткой. По местам! Труба зовет.
В тот самый момент, когда все заняли исходные позиции, тиканье в динамиках оборвалось, и снова раздался низкий голос полковника.
- Итак, каким будет ваш ответ?
Повисла пауза.
- Я так понимаю, по-хорошему сдаваться мы, не желаем... Что же, вольному воля. Только не пожалейте потом. Пощады не будет!
Воцарилась тишина. Все замерло в напряженном ожидании. Вдруг раздался оглушительный взрыв и грохот падающих обломков стены. В образовавшейся в стене огромной дыре Александр сквозь дым и пыль увидел строй солдат, числом не менее трех подразделений, если не роты.
Полковник постигал военную науку не только в академиях, но и в реальных боевых условиях, этого у него не отнять. Он задумал и осуществил классический прием проникновения в помещение посредством взрыва в удобном для стратегического плана месте.
Выбрал он самый уязвимый участок стены с таким расчетом, чтобы рассечь силы повстанцев надвое. И это ему удалось, надо признать, с хирургической точностью. Профи есть профи. А так как он вырубил вдобавок и свет, наступила полная темнота.
С включенными фонарями и с боевым писком солдаты полковника ринулись через дыру. Силы были неравны, к тому же помещение окутало едким дымом, скорее всего, полковник выполнил свою угрозу и применил газ. Бойцы противника были в противогазах.
В такой ситуации дышать становилось все труднее, не говоря уже о том, чтобы вести огонь из трубок. Передовой отряд, конечно, воспользовался захваченными противогазами, но их оказалось недостаточно. Защитники падали один за другим.
Следовало срочно что-то предпринять.
Мозг Александра лихорадочно перебирал варианты. "Эврика!" - воскликнул он про себя и пулей, пригибаясь, насколько позволял темп бега, бросился к главному пульту лаборатории. Каким бы гениальным стратегом ни был полковник, учесть все очень трудно, если вообще возможно.
Вот и сейчас, разве мог он предвидеть изобретательность разума Александра в экстремальной ситуации? Полковник отключил энергию, совершенно упустив из виду, что система пожаротушения работает автономно! Этим-то и воспользовался наш герой.
Принцип работы этой системы заключался в том, что на первом этапе помещение продувалось мощным потоком углекислого газа (чтобы сбить и погасить очаги горения), а на втором в помещение подавался чистый воздух, дабы сотрудники лабораторий не задохнулись. Гениальное изобретение, а главное, в сложившихся условиях система действительно могла спасти немало жизней!
Прильнув всем телом к пульту, Александр на ощупь сорвал печать с рубильника и перебросил его. Эффект оказался даже сильнее, чем он предполагал. Поток газа был настолько силен, что буквально сметал все и вся на своем пути. Повстанцы пострадали больше по причине своей "легковесности".
Бойцы спецназа были снаряжены тяжелой экипировкой, к тому же бронежилеты при падении смягчали удары о предметы и оборудование, беспорядочно разбросанные по помещению.
Бороться с ураганным потоком газа было так же бесполезно, как с Ниагарским водопадом. У одного из нападавших вырвало из лап фонарь; пролетев приличное расстояние, тот шлепнулся прямо у правой лапки Александра. Наш герой не растерялся, не мешкая схватил фонарь и направил в глаза спецназовцу.
Реакцию легко было подсказать. Боец вскинул лапы, заслоняясь от слепящего света. Этого-то Александр и ждал. Сдернув с противника шлем, он что есть силы ударил его фонарем по голове. Спецназовец рухнул как подкошенный.
Не теряя ни секунды, Александр снял с него всю экипировку и переоделся в нее сам. Потом связал противника по передним и задним лапам, оставив лежать там, где тот и потерпел поражение (кто бы мог подумать?) от луча фонарика!
Теперь Александр выглядел как настоящий боец спецназа. Почему, собственно, выглядел? Он и стал борцом за свободу с оружием в лапах! При осмотре трофейного снаряжения обнаружился приятный сюрприз: в рюкзаке поверженного спецназовца нашлась пачка C-4 с набором детонаторов.
- Живем! - прокомментировал находку Александр.
Поле боя понемногу приходило в норму, в том смысле, что шла перегруппировка как обороняющихся, так и нападавших. При работе системы пожаротушения всех разметало по разным углам, и теперь необходимо было как можно быстрее найти своих. Однако, сделать это оказалось непросто в почти кромешной темноте.
Многие спецназовцы, кувыркаясь в струях газа, потеряли свои фонари, чем сразу воспользовались защитники. Постепенно шансы уравнивались. Вскоре нельзя было наверняка сказать, где расположились "чужие", а где "свои".
Правда, у спецназовцев имелась радиосвязь, да что толку, коли все равно увидеть друг друга они не могли, притом ориентиров - никаких. Повстанцы ориентировались удачнее.
Вскоре ситуация начала кардинально меняться, противоборствующие стороны были разделены теперь более-менее определенной линией. В суматохе, пока работали мощные вентиляторы, большинство спецназовцев удалось разоружить.
И неудивительно, ведь к чему к чему, но к подобному повороту их точно не готовили. Безусловно, их тренировали для борьбы с такими силами природы, как ураганы или сильные ветра... но то природа, она так или иначе предсказуема.
Другое дело - искусственный ветер. Кто не знает, что это за штука, может представить себя внутри включенной аэродинамической трубы.
Вот в такой, примерно, обстановке и пришлась действовать обеим сторонам. В разных концах бывшей лаборатории организовались небольшие группы сопротивления. Они умудрялись даже обмениваться репликами, несмотря на шум боя! Еще полчаса - и наступила показавшаяся теперь непривычной тишина.
Александру удалось запустить систему аварийного освещения. Страшная картина предстала перед борцами за свою свободу. Повсюду в неестественных позах лежали тушки убитых, стонали раненые...
Иззя (какая она все же умница!) организовала что-то вроде полевой санитарной помощи. Ее подруги, пробираясь среди завалов, находили своих бойцов по красным шарфам, повязанным на шеях, оказывали им первую медицинскую помощь.
Постепенно в штабе собирались командиры. Каждый докладывал о потерях, они были немалые. Всего в бою полегло смертью героев двадцать пять членов ИНТЕЛКРЫСа, раненых насчитали сорок один, среди них половина - легкораненые. В числе этой половины попал и Александр: его ранило шрапнелью в правую переднюю лапу.
Учитывая, что вражеская рота полегла полностью, потери оказались оправданными. Всех мучил вопрос: что дальше? Александру было абсолютно ясно, что полковник не отступит, напротив, озлобиться еще больше и постарается всех уничтожить, если уже не готовит какой-нибудь смертоносный "сюрприз". Необходимо предпринять нестандартный шаг! Речь Александра была краткой.
- Всем сосредоточиться в центральной зоне, укрывшись за возведенной баррикадой. Любую активность противника воспринимать как сигнал к действию! Если попытка вторжения при помощи взрыва повторится, я попробую подорвать межуровневое перекрытие.
После этого все устремляются в пробоину, раненых эвакуировать в первую очередь, прикрывает отход мой отряд, командир - Кобрик. Ведет отряды Мозик, он там внизу все знает. Приступить к выполнению! Все по местам!
Иэзя сноровисто и даже с изяществом перебинтовала лапу любимого, на что он заметил с улыбкой:
- Ты даже в перевязке не можешь обойтись без художеств, творческая натура ты моя...
- Обнял, поцеловал, еще раз обнял. Она просияла своей солнечной улыбкой... по крысиным меркам, конечно же, но Александр обладая неуемной фантазией, он уже представлял, как ему улыбается та, незнакомая пока девушка. Внутри же она - Иззя... о чудо!
Он представил, как они будут гулять, взявшись за руки, а не за лапки, как будут долго-долго влюблено смотреть в глубину глаз друг друга, мечтать вслух, делиться самыми святыми для каждого мыслями... и смеяться, смеяться и смеяться! Вместе, звонко, радостно, сознавая, что все самое страшное позади.
Но даже его воображения было недостаточно, чтобы представить те сладостные моменты, которые ожидают их в горячих объятиях там, наверху, в удобной теплой постели... Дрожь пробрала все тело. Увы, ненадолго:
сладостные грезы прервал оглушительный грохот взрыва. Наш герой, как и планировал, тут же привел детонатор в действие. Второй взрыв практически слился со вторым, и был воспринят всеми как единый.
"Задумано - сделано! - подумал про себя Александр. - Неплохо получилось, всегда бы так! Вперед!"
Помещение лаборатории снова окутали клубы дыма и огня, только теперь это здорово играло на руку повстанцам. Враги не видели, как они исчезали в образовавшийся дыре, согласно своей тактике, штурмовики залегли перед началом атаки... а зря!
Александром был задуман еще один взрыв, в несколько раз мощнее первого, - неожиданный ход в шахматной партии, разыгранной на
клетках пола бывшей лаборатории.

Глава 24



В просторном фойе известной клиники, как обычно, царила тишина - ненавязчивая, незаметная для окружающих, но стоило ее кому-нибудь нарушить, как это сразу становилось заметно всем. Таково наше восприятие мира: мы не ценим того, что окружает нас, по ушедшему тоскуем. Иногда - очень сильно. Иногда - поздно.
Константин подошел к столику администратора. Его встретила улыбкой миловидная белокурая девушка, одетая в ослепительно-белый короткий халатик, почему-то надетый прямо на почти голое тело, только ажурные гипюровые трусики слегка просвечивали сквозь ткань, подчеркивая данные природой прелести девичьего тела. Когда Константин представился, девушка улыбнулась еще более приветливо и предложила пройти в комнату для посетителей.
Там уже его ожидали, несмотря на то, что назначенное время встречи еще не наступило. В кожаном кресле сидел средних лет серьезный седовласый мужчина в белом халате. Представился он как главный врач клиники, Бронштейн Борис Моисеевич.
За круглым столом расположились также несчастные родители пребывавшей в коме пары. На правах старшего Борис Моисеевич изложил родителям цель визита Константина Наумовича. Объяснял он все обстоятельно, подробно останавливаясь на ключевых пунктах, дабы не было превратного толкования того или иного параграфа договора.
Родители, конечно, чувствовали себя не лучшим образом - по вполне понятным причинам. Преимущественно они молчали, только изредка внимательно посматривали на Константина. Понять их колебания и сомнения было нетрудно - не каждый же день приходится принимать подобные решения...
Всех манипуляций и исследований, которые проводили врачи, они, безусловно, не понимали, зато сознавали печальный факт: дети, какими они их помнили, больше никогда не вернутся... И от осознания этого факта им становилось отнюдь не легче. Борис Моисеевич особо подчеркнул, что подобный эксперимент проводится впервые, случиться может всякое, что-нибудь может пойти не так.
Но о риске он предупреждал постоянно. Из всего им сказанного родители сделали основной для себя вывод: дети останутся живы в любом случае. Даже при самом неблагоприятном раскладе, если ничего не получится, их дети ничем не рискуют, только лишь окончательно будет утеряна надежда когда-нибудь покинуть клинику. Разве что в случае смерти, которой они, к сожалению, даже не осознают, тем более - не почувствуют... Такой исход все же был возможен. В процентном соотношении шансы были равны.
После продолжительной паузы один из родителей, Михаил Дмитриевич.
-Поинтересовался:
- В договоре сказано, что имена наших детей останутся прежними. А как к этому отнесутся те, кому будут предоставлены тела наших детей?
Слово взял Костя, поскольку именно он отвечал за научную сторону эксперимента.
- Я, как представитель этих двух людей, уверяю вас, что возражений по данному вопросу не возникнет. Скорее, наоборот: они с пониманием и удовольствием примут имена ваших детей, лишь просят разрешения добавить к ним свои имена, гарантируют также, что будут с уважением относиться к вам, равно как и к другим родственникам. Это было оговорено с ними заранее.
- Скажите, пожалуйста, они действительно не смогут никого узнать из прошлой жизни? Хотелось бы, чтобы они узнали нас!
- Понимаю. Вопрос для вас непростой, как и для меня. Это трудно объяснить... Я - человек подготовленный, все же не могу предсказать ход всех процессов в точности. Да и, как показывают результаты последних исследований в данной области, формирование новых образов и их закрепление в долговременной памяти происходит не так быстро, как нам хотелось бы.
Это долгий и неподвластный нашим желаниям процесс, требующий от нас терпения и выдержки. Только ваша безграничная любовь и внимание может ускорить реабилитацию. Что касается образов из прошлого, они, возможно, будут возникать у наших подопечных на уровне подсознания, что связано с неполным и не окончательным разрывом нейронных цепочек и связей у них в мозге.
В процессе образования новых связей старые могут сохраняться только фрагментарно. Так что, сами понимаете, ничего гарантировать нельзя, остается только ждать и надеется! Извините за применение некоторых специальных терминов, без них невозможно изложить в полном объеме картину происходящего.
Да и вы за время пребывания ваших детей в клинике многого наслушались, сами что-то узнавали из литературы и интернета, наверняка уже имеете некоторое представление, пусть самое общее, о том, что мы собираемся сделать.
Все это я излагаю с единственной целью: чтобы вы не заблуждались насчет того, что же в конечном итоге произойдет с дорогими вам людьми. Со своей стороны могу лишь гарантировать, как уже говорил ранее, порядочность моих клиентов. В этом плане можете быть абсолютно спокойны. И еще...
у меня одна просьба. Моим клиентам тоже будет нелегко. По возможности постарайтесь, пожалуйста, не травмировать их сокрушениями насчет того, что они все-таки не совсем ваши дети...
И, как говорится, под занавес еще раз убедительно прошу отнестись к происходящему философски. Напоминаю вам, что подобных операций никто в мире еще не проводил, хотя, надо полагать, за ними будущее. Причем, самое ближайшее. Есть ли у вас еще вопросы?
- Вопрос, по сути, очень простой. Когда состоится операция? Хотелось бы знать конкретную дату.
- Назвать точную дату, к сожалению, не могу, поверьте. Не потому, что это секрет или вроде того... Все упирается в моих клиентов. Они сейчас находятся в пути сюда, в клинику, и скоро прибудут. Как только это произойдет, мы приступим к подготовке их и ваших детей к операции, о чем незамедлительно сообщим и пригласим вас. Крепитесь и уповайте на чудо!
При последних словах родители не смогли сдержать слез и попросились выйти. Когда они покинули кабинет и Константин остался наедине с профессором и его ассистентами, между ними произошел довольно напряженный разговор.
- Позвольте вас спросить, уважаемый Борис Моисеевич, почему беседу с родственниками мне пришлось вести в одиночку, в то время как вы предпочли отмалчиваться? И касаемо данных по вашим пациентам - насколько они объективны? В чем причина вашего молчания?
- Молодой человек, если бы вы знали, сколько раз мне пришлось общаться с родственниками больных! Я таки честно вам скажу, как родному: устал. Ей-богу устал. Вы сегодня здорово меня выручили, как ни удивительно, вам они таки ничего не возразили!
Надо признать, у вас необыкновенно развит дар убеждения, каковым вы успешно и пользуетесь. Вы щедро делитесь своей уверенностью с окружающими. Я так не умею, провалиться мне на этом месте! Скажу больше: не сойти мне с этого места, если они не поверили нам впервые, за все время по-настоящему!
- Вам или мне?
- Я вас умоляю, не придирайтесь к словам. Пусть будет "вам". Вам от этого легче?
- Безусловно. Борис Моисеевич, я всегда предпочитал конкретику в общении с людьми вашей национальности. Вы намекали мне на некие особые условия... Что это за условия? И, к тому же, вы так и не дали ответ насчет данных по пациентам.
- Во-первых, вы что, антисемит? А во-вторых, я - честный человек и никогда никого не обманывал. Если я говорю, что данные по истории болезни пациентов соответствуют действительности, значит, так оно и есть.
Я живу в России, посему я - русский. А мы, русские, никогда не обманываем! Что касается особых условий... Имеется в виду обычная оплата услуг, в данном случае в этом нет ничего особенного. Назовем это благодарностью.
- И каков размер... э-э.... вашей благодарности?
- Ерунда, сущие пустяки. Ваших клиентов двое... стало быть - два килограмма.
- Два килограмма чего?
- Экий вы недогадливый... Конечно же, золота. Золота, мой дорогой друг. Я предпочитаю самую твердую валюту!
- Н-да... Вот уж действительно платная клиника, ничего не скажешь.
- Милый мой молодой человек! Ведь я же таки не один... Так вы согласны?
- В другой ситуации я, разумеется, поступил бы с вами по-другому, но, к моему сожалению и к вашему счастью, вынужден согласиться. Время не ждет, да и выбора у меня нет. Ваша взяла! Согласен. Каковы условия оплаты?
- Мы же с вами таки деловые люди, поэтому половину сразу, а вторую - после операции. Идет?
- Хорошо. Да отплатит вам боже по делам вашим... - буркнул Константин под нос.
Обсуждать на сегодня оказалось больше нечего. Распрощавшись, Константин покинул клинику. Не удержался и на выходе сделал комплимент администратору.
- Девушек вроде вас на улице просто так не встретишь, только здесь и только за золото!
Она, разумеется, соли сказанного не поняла, но на всякий случай улыбнулась своей голливудской улыбкой.
***
Уже два дня, как Костя сбежал от полковника. Все это время он занимался поиском доноров для своего друга и его верной спутницы. Задачу усложняло то, что Иззя прежде не была человеком. Как поведет себя после переноса ее нервная система - одному богу известно.
Эти дни Константин неустанно собирал всевозможную информацию, которая могла пригодиться в трудную минуту. Он, конечно, не очень переживал о том, что бросил, наконец, свой рабский труд... и на кого? На этого, с позволения сказать, человека?!
Боялся он только одного - преследования. Не любил Костя оказываться в роли виноватого, когда на самом деле вины твоей нет. Но он не знал, да и не мог знать, что полковник за эти два дня о нем и не вспоминал ни разу.
У полковника хватало другой головной боли, он был постоянно занят решением большущей проблемы, которую создал ему не кто иной, как Александр. Костя был не в курсе этого, потому на всякий случай соблюдал все правила конспирации.
Внимательно следил, нет ли за ним наблюдения. Старался быть незамеченным, просматривал улицу боковым зрением. Иногда как бы случайно оглядывался или делал вид, что у него развязался шнурок.
Плутал по улочкам и переулкам. А убедившись, что все в порядке, направлялся в гостиницу, где зарегистрировался под чужим именем, как Максим Смирнов. Когда он подошел к стойке администратора, чтобы взять ключ от номера, администратор загадочно улыбнулся.
- Вас спрашивала молодая и очень красивая девушка. Сказала, что посыльный. Но поверьте моему опыту: если она курьер, то кто же тогда Мисс Мира, получившая это почетное звание девушка из Новой Зеландии?
Добродушно рассмеявшись, администратор вручил пакет и ключ от номера. Костя в ответ смог только растерянно улыбнуться. Таинственное послание жгло ладонь, нестерпимо хотелось распечатать его тут же.
Он с трудом сдержался, лишь позволил себе незаметно понюхать пакет. Ничем особенным не пахло, обыкновенный аромат женского парфюма... А вот и долгожданная дверь с номером 1010, вот и долгожданное спокойное одиночество!
Войдя в номер, Константин облегченно вздохнул и сразу, не снимая ботинок, грузно повалился на кровать. Так ему легче думалось. Он еще раз прокрутил в голове сегодняшнюю встречу, восстанавливая в памяти детали, чтобы проанализировать тонкости поведения каждого из участников разговора.
В общем-то ничего, что могло вызвать подозрение, не было. Однако... Он ведь совершено забыл про таинственное письмо! Пакет тут же был вскрыт, и взгляду Константина предстал красиво оформленный лист гербовой бумаги с гербом России, перед началом текста.
УПРАВЛЕНИЕ ДЕЛАМИ ПРЕЗИДЕНТА. КОМИТЕТ ПО НАУКЕ И НОВЕШИМ ТЕХНОЛОГИЯМ.
Следовавший ниже текст гласил:
"Уважаемый Константин Наумович!
Мы обращаемся к Вам в далеко не самое спокойное время. Как Вам известно, сейчас формируется Мировое правительство, в которое на равных правах входит и правительство России. Возникшие у нас проблемы напрямую связаны с проводимой Вами в настоящее время, исследованиями.
Мы знаем, что несколько последних лет Вы работаете на секретном военном предприятии не совсем по своей воле. Вопросы, напрямую связанные с национальной безопасностью, требуют иногда жесткого обращения даже с очень ценными людьми. Ваши заслуги, разумеется, забыты не будут!
Не удивляйтесь тому, что мы с такой легкостью вышли на Вас. Компетентные органы давно уже установили за Вами контроль. Надеемся, Вас это ни в коей мере не оскорбит. Вы должны понимать:
если имеет место подобное нарушения права личной неприкосновенности, вызвано это исключительно необходимостью соблюдения основных принципов национальной безопасности. Настала Ваша очередь оказать государству помощь, которой оно вправе от Вас ожидать, учитывая тот факт, что слово "патриотизм", для Вас не пустой звук.
В связи с вышеизложенным, убедительно просим Вас прибыть на Старую площадь, в здание Администрации Президента в удобное для Вас время. Единственно просим за час до визита поставить нас в известность.
Управляющий делами по науке,
Дрозд Всеволод Карлович".
Хорошо, что Костя находился в горизонтальном положении, потому как от такого рода посланий хоть стой, хоть падай.
Интересно, зачем это я им понадобился? И вот ведь какая беспардонность! Они за мной, оказывается, шпионят уже много лет, видите ли. С ума сойти! Что за наглость, вроде новая страна, а по сути - тот же ССССР! Обидно.
Вот и сейчас, им бы радоваться и приветствовать новые веяния мирового переустройства, ан нет, снова за старое. Идти к ним совершенно не хочется, но, как ни крути, придется. Хотя... Я был далек от репрессий, но наслышан на сей счет достаточно. Это тебе не полковник!
Тут карта козырная, и не простая, а из царствующих особ... Разумней будет не испытывать судьбу и явиться к ним завтра же. Заодно и узнаю, для каких таких тайных целей я понадобился власть предержащим.
А пока, пожалуй, не откажусь от ужина. Придется в одиночку - приготовить, и употребить то, что приготовил... Посланница-то ушла! Я с ней стало быть разминулся. А неплохо было бы с ней вечер провести... Может, просто привлекательные девушки - не для меня? И с чего, собственно, я взял, что она такая уж привлекательная? Администраторы не ошибаются! Им можно верить.
Раз сказал, что из Новой Зеландии, значит, скорее всего, так оно и есть. У этих администраторов колоссальный опыт плюс профессиональное чутье... неплохое сочетание. А мне, видимо, придется и дальше влачить холостяцкое существование. Взять, к примеру, моего Александра. Всегда, сколько его помню, возле него крутятся дамы, да еще какие!
Даже среди крысиного общества ему удалось найти брильянт, никак ни меньше. Наверное, везет. А может, характер такой, общительный, не скупящийся на ласковые слова. Всегда выслушает, поддержит. Таким быть не каждый может, вот и весь секрет.
Я не такой. Могу и нагрубить, если что. Не нравится что-либо - ведь не промолчу, обязательно ляпну что-нибудь! А это симпатий не прибавляет... В общем, надо еще работать и работать над собой. А то так и помрешь холостяком!
Пожалуй, отправлюсь-ка на кухню, начну самовоспитание с приготовления ужина.
Час прошел незаметно. После насыщения желудка настроение у Константина значительно улучшилось. За день ему пришлось посетить не одну организацию, он устал и совершенно забыл о еде.
Только к вечеру червячок принялся за свое червячное дело, то есть, начал глодать желудок изнутри, что, конечно же, не доставляло Константину большого удовольствия. Похлопав себя по животу и довольно мурлыча песенку сытого кота, Константин снова улегся на диван.
В таком прекрасном расположении духа думалось легко и свободно. Еще раз перечитав послание, он сперва глубоко задумался, потом задремал, и наконец уснул, сломленный дневной суетой. Уснул, так и не раздевшись.
Разбудил его настойчивый звонок телефона. "Кто бы это мог быть?" - подумал Константин, поднимая трубку аппарата, стоявшего на тумбочке у изголовья. Бросил взгляд на часы на стене, те показывали четыре утра.
- Доброе утро, господин Климов! - прозвучал в трубке подчеркнуто деловой, хорошо поставленный голос. Столь официально к Константину давно никто не обращался. Сразу стало понятно:
человек с пеленок, можно сказать, оттачивал свои собственные, персональные интонации. И теперь применял их без зазрения совести. - Позвольте представиться. Дрозд Всеволод Карлович. Я не разбудил вас?
- Да нет... Я уже почти проснулся... Приятно слышать вас в столь ранний час. Чем обязан?
- Ах этот русский язык, волшебное слово "почти"... Почти пришел, почти на месте... ну, и тому подобное. Мне еще нравится приставка "при-". Приболел. Приотстал. Это все равно, что прибеременеть! -
В трубке раздался смех. - Уважаемый Константин Наумович! Я не любитель громких фраз, но тут случай особый, поэтому скажу так: на вас с надеждой смотрит вся страна! Да-да, не удивляйтесь.
Только это обстоятельство и вынудило меня обратиться к вам в столь ранний час. Я лично буду очень благодарен, если вы не откажете в любезности и нанесете нам визит. Адрес вам известен. О завтраке не беспокойтесь, он уже ждет вас.
- Не знаю... надо вызвать такси. У меня на данный момент автомобиля нет.
- Такси не потребуется. Наша машина стоит у главного входа в гостиницу. Жду вас.
Одеваясь в быстром темпе, Константин в который раз пытался объяснить самому себе причину столь пристального внимания властей к его скромной персоне. Ответа не было. Уже выйдя на улицу, он вспомнил, что не взял с собой никаких документов.
Хотел было вернуться, затем подошел к водителю ожидавшей его машины, сказал про документы. Водитель усмехнулся и сказал:
- Там, куда мы едем, документы не спрашивают, а выдают... если, конечно, потребуется!
С этими словами он распахнул дверцу сзади и справа, где обычно ездят высокопоставленные пассажиры. Впервые усевшись на их место, Константин попробовал представить себя одним из высоких чиновников. Ничего не получилось, потому что он сразу же подумал:
"А как будут переходить улицу пешеходы, если я буду ехать с мигалками на красный?" Да, чиновникам несладко. Причем, везде.
Тем временем машина быстро, без особых проблем доставила Константина на Старую площадь. Неудивительно, если вспомнить про ранний час. Шлагбаум поднялся вместе с рукой охранника, отдающего честь.
Водитель ответил на его приветствие кивком головы. Машина миновала еще один пост перед подземной стоянкой, где человек в форме также козырнул, приложив руку к козырьку фуражки. Здесь машина остановилась. Водитель вышел и открыл дверцу для Константина.
Выбравшись из салона, тот оказался перед створками лифта, которые были уже открыты. Водитель сказал, что можно подниматься, там, на верхнем этаже его уже ждут, попрощался и отошел в сторону. Груз доставлен, его миссия окончена.
В холле этажа, куда Константина поднял лифт, его встретил высокий стройный мужчина лет сорока пяти, с яркой запоминающейся внешностью. Чуть поодаль стоял человек в сером костюме, скорее всего, секретарь.
Особенно выделялся в облике хозяина высокий лоб под шевелюрой черных как смоль волос. Колкие и проницательные серые глаза довершали образ. Одет он был в костюм, сшитый безукоризненно точно по фигуре, с отклонениями, не превышающими и миллиметра.(складывалось такое впечатление).
В общем, выглядел он так, как и подобает выглядеть человеку, в круг обязанностей которого входит иметь вид неоспоримого авторитета. Каковым он и являлся на самом деле.
- Доброе утро еще раз, господин Климов! Рад видеть вас в нашем ведомстве! Вы наверняка догадываетесь, что обратиться к вашему бесценному научному опыту нас заставила крайне острая необходимость. Пройдемте в кабинет, изложу вам суть дела.
Коридор, которым провели Константина, был устлан роскошным ковром. Справа и слева красовались дубовые двери с табличками, одна другой солидней. Наконец коридор вывел их к огромной, не менее трех метров в высоту двустворчатой стеклянной двери.
За стеклами были видны ослепительно белые шторки, собранные к центру белой же лентой. Дверь им открыла девушка в строгой белой блузке и черной деловой юбке ровно на уровне колен. Впрочем, от внимания Константина не ускользнула великолепная фигура этой девушки. Как говорится, красоту не скроешь.
Легко было представить, что эта особа только что закончила выступление в одиночном фигурном катании на льду. Ледяной взгляд ее не допускал ни малейшего шанса на флирт в данной обстановке. Костя скромно отвел взгляд.
- Проходите, проходите! - услышал он дружелюбный, доброжелательный голос хозяина кабинета. Легко подхватив Константина за локоть, хозяин провел его через следующую дверь, которая, собственно, и вела в кабинет.
От великолепия обстановки у Константина просто запестрило в глазах. Все элементы интерьера - потолочная лепнина, обводы оконных и дверных проемов, резьба на мебели - были украшены позолотой. Такой роскоши Константин никогда раньше не видел, разве что только на страницах глянцевых журналов, где смаковались королевские приемы и светская жизнь.
"Интересно, причем тут равенство?" - подумалось Константину. Немудрено, что он смотрел на все это великолепие с восхищением, хотя и старался не подать виду.
- Располагайтесь, как у себя дома, не стесняйтесь! Сейчас принесут завтрак, и мы славно позавтракаем. А потом уже о делах. Прошу! - Хозяин роскошного кабинета усадил Константина в огромное кожаное кресло, в котором тот едва не утонул. (интересно, подумал Константин, если буду тонуть по настоящему, он подаст руку?).

Категория: Вячеслав Поляков-Прокопьев | Добавил: karnozo (07.10.2022) | Автор: Вячеслав Поляков-Прокопьев
Просмотров: 7298 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 4.9/72
Всего комментариев: 1
1 Тамара   [Материал]
Текст добротный, но кое-что неприятно просто читать, про крыс. Мне кажется, что, выбрав в герои именно этих противных животных, вы отсекли добрую половину читателей. Каких-нибудь кроликов не могли?

Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *:
                                                  Игорь Нерлин © 2022