Вторник, 22.06.2021, 14:23
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) [72]
Сальников Алексей (salnikoffaleksei15)
Форма входа
Поиск

 

 

Мини-чат
500
Статистика

Онлайн всего: 10
Гостей: 9
Пользователей: 1
АняЧу
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2021 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

 

 

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) » Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) [ Добавить произведение ]

Семирамида. Венец жизни

 

НАЧАЛО:

http://nerlin.ru/publ....-0-9381

 

Предыдущая глава  

http://nerlin.ru/publ....-0-9421

 

                          175

Уходят со смертью не только болезни,

Но также и ворох желаний земных,

Которые гибнут в неведомой бездне,

Где нет ни здоровых людей, ни больных.

Однако, в цене их последнее слово,

С которым придётся считаться живым,

И может оно отозваться сурово —

Потомкам проклятьем пятивековым.

 

                          176

Владычицей стала вдова по закону,

По воле супруга воссела на трон,

И взор обратила она к Вавилону,

Державу пугавшему, словно дракон.

А там возникали волненья и смуты —

Неясной являлась над городом власть,

И, чтобы не стали дела пресловуты,

Решила она обезвредить напасть.

 

                          177

Хотела Голубка исполнить желанья,

О коих властитель вещал на пирах,

Царицу не мучили в этом терзанья —

Могла бы она превратить город в прах.

Её упрекали жрецы Вавилона:

«Супруг твой лишил нас защитной стены,

И мы от врагов не имеем заслона,

А это — позор для богатой страны!

 

                           178

Мы помним прекрасно слова автократа,

Когда покорил он наш город родной,

Что мост возведёт над стремниной Евфрата,

Чего царь не сделал, уйдя в мир иной.

А войско его стало только сильнее —

У нас он людей набирал на войну!

Так будь же, владычица, мужа умнее —

Добром искупи властелина вину!»

 

                           179

Она отвечала на эти упрёки:

«Была я всегда со жрецами честна,

В ответе моём не узрить подоплёки —

Мне помощь жрецов Вавилона нужна.

Но прежде построю для скорби обитель —

Ведь Нину я в жизни обязана всем,

Не будет забытым мой мудрый учитель,

Но тут предо мной не возникнет дилемм!»

 

                          180

Увидели разум жрецы за ответом,

И поняли вмиг, как царица умна —

Не стала она укреплять речь обетом,

Ведь смотрит теперь на неё вся страна!

Когда возвела усыпальницу Нину,

Голубка решила проблемы двора:

Сменила она в нём людей половину,

Считая, пришла обновленья пора.

 

                          181

Затем побывала она в Вавилоне,
О коем любили вещать на пирах,

Решила вопрос о его обороне,

Где долго царили смятенье и страх.

Жрецам объявила: «Построю вам стену,

Чтоб был в безопасности местный народ!

А, чтоб ощутить всем полней перемену,

Велю в ней устроить полсотни ворот!

 

                          182

Надёжными станут такие ворота,

С различных сторон к вам поедут купцы!

И будет сиять на вратах позолота,

А пришлых людей удивят изразцы!

Мостами мы свяжем два брега Евфрата

В широких пределах черты городской,

Сроднятся красивым гранитом два брата,

На бурную воду глядящих с тоской!»

 

                          183

Избавив сей град от пылающей страсти,

Вернулась Голубка в столицу страны,

Поездкой свершив укрепление власти

За счёт созиданья и полной казны.

Она понимала, вернутся сторицей

Расходы страны через год или два,

И ехали в город большой вереницей

Подарки казны, пиетет и молва…

 

                           184

А следом тянулись повозки с товаром —

Заманчивым стал для купцов Вавилон,

И люд оживился, бродя по базарам,

А было его там почти миллион.

Но чтобы народы остались спокойны,

И не было бунта, что правит не царь,

Царица наметила новые войны,

Себя возложив на военный алтарь.

 

                          185

Голубкой направлены были посланцы

С высоким указом во все города,

И вскоре в столицу пошли новобранцы,

Пыля на дорогах страны, как стада.

Сдалась Каппадокия, кровь проливая,

Тогда амазонки узнали позор:

Сразила их дерзкая мощь боевая,

Лавиной скатившись с заснеженных гор.

 

                          186

Упорно сражалось армянское племя,

Но натиск врагов оказался жесток,

Настало для горцев тяжёлое время —

В Ниневию хлынул со златом поток.

И вскоре дрожали все страны-соседи —

Нельзя так разить лишь одной красотой!

Царица прошла от победы к победе,

Ведь слава была для Голубки мечтой!

 

                          187

«Она ненасытна! — Считали тираны. —

Пойдёт и на запад Голубка войной,

И будут подвластны ей многие страны,

Не надо царице отрады иной!

Она словно мстит за погибшего Нина,

Сама улыбаться отвыкла давно.

Найти бы Голубке в мужья семьянина,

Да только посвататься к ней мудрено…

 

                          188

Кровавою станет Голубки порфира,

Не в силах никто устоять перед ней!

В итоге она завоюет полмира,

И будет Ассирия вдвое сильней!»

Но знать не могла венценосная птица,

Что против неё замышляют цари,

Ведь ширилась славной державы граница,

И полнились златом в столице лари.

 

                          189

…А годы летели, печаль умножая —

Стал сын у Голубки красивым юнцом,

Довлела над Нинием воля чужая,

Томился наследник отцовским дворцом.

Сын жаждал побед и заслуженной славы,

А мать на пути становилась горой:

«Запомни, ты — будущий символ державы,

Но только пока ты ещё не герой!

 

                          190

Врага побеждать нужно без разрушений,

Ведь заново строить придётся самим!

Царь должен иметь много мудрых решений,

А юный герой только славой томим.

Напомню тебе, что была в Вавилоне,

Где помнят прекрасно царицы труды —

Тогда я разбила террасы на склоне,

Чтоб там расцвели неземные сады.

 

                          191

Пускай не закончена эта работа,

Теперь я жалею об этом сама,

Но верю, наследник, что в будущем кто-то

Постройку мою доведёт до ума.

Ты видел мой сад у обители Нина? —

Как будто из камня растут дерева!

В идее той — мысль одного армянина,

Да только не знает об этом молва.

 

                          192

Ты — будущий царь, не простой воевода,

Которого досыта кормит война,

К тому ж, продолжатель великого рода,

А эта особенность в жизни важна…»

«Царица, пойми, что я — царь по закону —

На троне сидеть должен дюжину лет!

Но числюсь я только прибли́женным к трону,

Мне мало с тобою иметь паритет!»

 

                          193

Задумалась женщина, выслушав это,

В душе понимала, что Ниний был прав,

Но тут самолюбие было задето —

Сын правду сказал, уваженье поправ!

«Ты хочешь сейчас воцариться на троне,

Меня легкомысленно там потеснив?

Но ты не дорос, чтоб тянуться к короне,

Хотя ты умён и совсем не ленив!

 

                          194

Занятно, что власти тебе стало мало,

Но это, мой мальчик, исправить легко —

Два трона — немного для этого зала,

Ты будешь сидеть, как и я, высоко!»

…А вскоре Голубка отправилась снова

Границы сдвигать до ливийских песков,

А сын пребывал под защитою крова

И слушал там шёпот чужих языков...

 

                          195

Она захватила владенья Сидона,

Увидела мутный разливистый Нил,

Взяла торжествующе в плен фараона,

Для боя у коего не было сил.

Узрила царица в пути пирамиды,

Величие их поразило её,

И мысль появилась у Семирамиды:

«Ничто перед ними людей бытиё!»

 

                          196

В Ниневию спешно вернулась царица,

Чтоб вскоре исполнить супруга мечту —

Восток покорить возжелала вдовица,

Ещё не ходившая в сторону ту.

Голубка вошла во дворец горделиво,

С иронией сына спросила она:
«Признайся, правитель державы, правдиво —

Насколько за год опустела казна?»

 

                          197

А Ниний молчал, на царицу взирая —

Он тратился много на подкуп льстецов,

Багрово краснел, потный лоб вытирая,

Как будто забыл о пропаже ларцов.

«Ты красноречиво молчишь, повелитель,

Понятно, что ты не горишь от стыда!

При власти такой потеряешь обитель —

Захватят столицу твою без труда!

 

                          198

Правленье страной — не пиры или плаха,

Не сладкие речи соседских послов,

Которые лгут властелину без страха,

А труд справедливых и умных голов!

Я в Индию скоро направлюсь с войною,
А ты принимай фараона дары,

И сам наблюдай за богатой казною,

А также, устраивай реже пиры!»

 

                          199

Она, несмотря на преклонные годы,

Направила войско своё на восток,

Где вновь задрожали цари и народы,

Узнав, что оставлен Голубкой чертог.

«Почти сорок лет нахожусь я на троне,

Захвачены мною десятки столиц,

Однако, подобна я белой вороне,

Пугающей видом орлов и орлиц.

 

                          200

А ради чего расширяю державу,

И надо ли это великим богам?

Хотя я имею богатство и славу,

Но вновь отправляюсь к чужим берегам…

Была ли за долгие годы счастливой?

Пожалуй, была… Только несколько лет —

Цвела, серебрилась прекрасной оливой,

Хранила мной данный супругу обет.

 

                          201

Не знала предела в заботах о сыне

И много пеклась об огромной стране,

А что же меня может радовать ныне?

Победа моя в предстоящей войне?»

Раздумья царица отбросила вскоре,

Навстречу заре поскакала вперёд —

Приносят победы страданья, и горе,

Но их победитель не ставит в расчёт!

 

                          202

О войске молва расчищала дорогу,

Так двигалось быстро впервые оно,

Кормилось в селеньях в пути понемногу,

Хотя по-другому и быть не должно.

Врага не искала для битвы царица —

Он сам появился со стадом слонов,

И вмиг замерла там людей вереница —

Для славного войска был зверь этот нов.

 

                          203

Голубка смотрела вперёд с удивленьем:

«Ходячие башни растопчут коней,

И кровь станет жажды моей утоленьем,

Но мне наше войско победы ценней!

Чего я достигну, в сраженье вступая?

Удача висит на одном волоске!

Хотя я в годах, но совсем не слепая,

И надо обратно идти налегке!»

 

                          204

Вернулась Голубка домой без победы,

И с собственной стражей вошла во дворец,

Проведав, что там участились беседы

О том, кто наденет царицын венец.

Она не спешила приблизиться к трону,

По залу пройдя, оглядела вельмож,

Вопрос задала: «Кто получит корону,

Кто будет для нашей державы хорош?»

 

                          205

Услышав царицу, все смолкли мгновенно,

Тревогой наполнилась там тишина.

«Охране расскажете всё откровенно!» —

Приказ отдала громогласно она.

«Твой сын нас вовлёк в это грязное дело,

На заговор злато он брал из казны!» —

Вельможи Голубке вещали несмело,

Пуская вонючую влагу в штаны.

 

                          206

Мать сыну сказала: «Ты жаждал кончины

Той женщины, коей ты в муках рождён?

Мне стыдно, что ты не дорос до мужчины

И этой трусливой толпой побеждён…

Здесь правду узнает мой стражник суровый —

Придётся открыть вам все тайны мечу!

Пусть метод дознанья с оружьем не новый,

Однако, отправлю лжеца к палачу!»

 

                          207

Упали придворные вмиг на колени,

Вскричали: «Царица, прости нас за ложь!

На сыне твоём нет предательства тени,

Пробила от страха нас хладная дрожь!»

Голубка сурово нахмурила брови,

Охране был подан решительный знак.

И хлынули на пол ручьи алой крови —

Сразил всех преступников меч-акинак....

 

                          208

И сыну царица промолвила строго:

«Обидно, что ты ни в отца, ни в меня…

Ты крови хотел, так её в зале много —

Любуйся, правитель, коварство браня!

Желаю тебе в долгой жизни успехов!» —

Закончила речь дочь богини реки,

Избавилась быстро она от доспехов,

В которых водила в сраженья полки́.

 

                          209

И поступью твёрдой направилась к трону,

Взяла с уваженьем державный венец,

Наследнику молвя: «Возьми, сын, корону,

Которую мне завещал твой отец!

Теперь не услышишь мои наставленья

О том, что главенствовать должен закон!»

Улыбкою всех привела в изумленье

И быстрой походкой прошла на балкон.

 

                          210

Все люди безмолвно смотрели на сцену,

Как гордая мать покидала престол,

Лжецов перед этим казнив за измену,

Что выбрали худшее в мире из зол.

На улице люд наблюдал за царицей

И ждал с нетерпением мудрых речей,

Но та обернулась при них голубицей

И в небо взлетела в сиянье лучей…

 

Эпилог

 

                          211

Есть в каждой легенде зерно для раздумий,

И мудрость столетий присутствует в ней —

Они интересны не менее мумий,

И даже, бесспорно, бывают ценней.

Ничто на Земле не творится напрасно:

Ни взрывы вулканов, ни страшный потоп —

Для нашей планеты всё в жизни прекрасно:

Известен ей метод ошибок и проб.

 

                          212

Доподлинно знать о судьбе героини

На дивной Земле никому не дано.

Была ли красавица дочкой богини —

Понять через тысячи лет мудрено.

Такое гласят о Голубке скрижали,

Подробности жизни её опустив,

Но автор внёс в эту легенду детали,

Чтоб стал для потомков понятнее миф.

 

                          213

Была ей отмерена жизнь непростая

Извечной и всем непонятной судьбой,

И Семирамида жила, возрастая

Для длинной дороги с тяжёлой борьбой.

Того, что за жизнь совершила царица,

Содеять решились не все из царей.

Мелькают в истории царства и лица,

Но только она оказалась мудрей.

 

                          214

А были ль сады, до сих пор неизвестно,

Хоть молвят, что к делу причастна она,

Но быль отрицать — для рапсода нечестно,

И эта легенда жить вечно должна…

 

Глоссарий к главе:

 

   Акина́к — один из наиболее известных исторических клинков, короткий железный меч скифского происхождения, широко распространенный в античные времена среди разных народов

   Асси́рия — древняя страна, расположенная в верховьях реки Тигр. В 9 веке до н.э. Ассирией правил легендарный царь Нин, построивший в свою честь город, названный Ниневией и ставший столицей Ассирии.

   Вавило́н —  знаменитый богатый древний город в Месопотамии, столица Вавилонии; располагался на реке Евфрат, в 89 км к югу от современного Багдада и к северу от Хиллы.

   Голу́бка — так переводится имя «Семирамида», которым нарекли девочку приёмные родители.

   Диле́мма (греч. δί-λημμα «двойная лемма») — полемический довод с двумя противоположными положениями, исключающими друг друга и не допускающими возможность третьего. В повседневной речи употребляется тогда, когда оба варианта нежелательны...

   Евфра́т — река в Мидии, а ныне в Турции, Сирии и Ираке, самая крупная в Западной Азии. Берёт начало на Армянском нагорье, откуда течёт на юг и, сливаясь с Тигром, образует русло Шатт-эль-Араб, впадает в Персидский залив.

   Нил — река в Африке, одна из двух величайших по протяжённости рек в мире. Название «Нил» происходит от греческого наименования реки: «Нейлос» или  «Нилос». Известен мутной жёлтой водой.

Ни́ний — сын Семирамиды и царя Нина.

   Порфи́ра (багряница) — верхнее парадное церемониальное одеяние царей в виде широкой и длинной мантии.

    Преслову́тый — чаще всего, это получивший сомнительную известность, вызывающий много разговоров, толков.

    Сидо́н — древний финикийский город, расположенный на побережье Средиземного моря.

 

                         Конец

 

                      6 января 2021

 

 

 

 

 

 

Категория: Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) | Добавил: salnikoffaleksei15 (27.04.2021) | Автор: Алексей Сальников
Просмотров: 216 | Комментарии: 2 | Теги: Сидон, Вавилон, акинак, Ассирия | Рейтинг: 4.9/9
Всего комментариев: 2
avatar
0
1 Анонимно • 14:25, 27.04.2021 [Материал]
По идее ни на какую голубку не тянет... Убийца, предательница... Много говорили о её любовных делах. Согласно Орозию, она вступила в инцестуальную любовную связь со своим сыном. Согласно Юбе, она была влюблена в коня и, потеряв коня, бросилась в погребальный костер. В общей сложности она правила 42 года.
avatar
1
2 salnikoffaleksei15 • 14:29, 27.04.2021 [Материал]
Спасибо Вам за такой отзыв!
Я остаюсь при том мнении, которое изложил в поэме.
avatar
                                                                                                 Игорь Нерлин © 2021