Вторник, 18.05.2021, 20:21
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) [57]
Сальников Алексей (salnikoffaleksei15)
Форма входа
Поиск

 

 

Мини-чат
500
Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 4
Пользователей: 1
АняЧу
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2021 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

 

 

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) » Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) [ Добавить произведение ]

Семирамида. Горе и трон

 

 

Начало поэмы

http://nerlin.ru/publ....-0-9381

 

Предыдущая глава  

http://nerlin.ru/publ....-0-9415

 

       

                          147

«Что снилось тебе в эту ночь, дорогая?» —

Войдя в гинекей, вопросил властелин.

«О, царь, появилась ли новость благая?

Детей привезли из родимых долин?»

Смущённо ответил властитель невесте,

Растерянно очи направив в окно:

«О них не приносят хорошие вести,

Одна только есть — муж их вывез давно!»

 

                          148

Голубка покинула нехотя ложе,

Коснулась рукою мужского плеча:

«Вполне на Оаниса это похоже —

Ужели предвидел он меч палача?»

«Да как ты могла сомневаться в тиране?

Я слово бы дал, что не трону его!»

«Но сила иных властелинов — в обмане!

А слово дают после казни того!»

 

                          149

Нин молвил: «Бывает, уместна и плаха,

Послушай, Голубка, разумный ответ:

«Суровый правитель не ведает страха,

Когда недовольных поблизости нет.

Оанис не смог бы забыть про измену,

Мне смерти желал бы, обиду храня,

Во мне представляя не льва, а гиену,

Поэтому, прав он, сбежав от меня!»

 

                          150

Взглянув на неё проницательным взглядом,

Продолжил тиран непростой монолог:

«И я не стерпел бы Оаниса рядом —

Боюсь, что плохим оказался б итог!»

Голубка стояла за царской спиною

И очи свои вытирала платком,

Никто не мешал ей стать Нину женою

И вновь расцвести несравненным цветком…

 

                          151

Но как бы там ни было, утром прекрасным,

Вступила Голубка в обещанный брак,

Чтоб счастливо жить с повелителем властным,

Который представил ей множество благ.

И стала она, как и с прежним супругом,

С любимым царём выезжать на войну,

Везли колесницу их лошади цугом,

На всех нагоняя тревоги волну.

 

                          152

Менялся характер красивой царицы —

Оставили Бактры в душе тёмный след,

Но только не стёрли красу чаровницы,

Желавшей в военных деяньях побед.

Не мог не заметить властитель таланта,

Каким обладала тирана жена,

В сраженьях сверкнул он сильней адаманта —

Таких до сих пор не имела страна!

 

                          153

В войсках наводила царица порядки,

Порой назначала сама воевод,

И царство росло, словно тыква на грядке,

Заметно полнела казна каждый год.

Голубке не нравилось «мёртвое» злато,

Каким заполнялись в стране «закрома»,

Считала, что царство настолько богато,

Чтоб строить дороги, мосты и дома.

 

                          154

И царь был в восторге от этой работы,

Но мягко промолвил супруге своей:

«Прими на себя ты другие заботы —

Держава и трон ждут от нас сыновей.

Вчера прорицатель увидел знаменье,

Как малого сына даруешь мне ты.

Ему передам и талант, и уменья,

Отринь о военных походах мечты!

 

                          155

Я сам завоюю Кавказ и Тавриду,

Себе подчиню Вавилон и Босфор!»

И, глядя с улыбкой на Семирамиду,

На этом тиран завершил разговор.

Был болен войной ассирийский властитель,

Склонялись пред ним за соседом сосед,

В бою царь узнал, что он ныне — родитель,

Ведь крепкий малыш появился на свет.

 

                          156

В тот день оказалось тяжёлым сраженье,

Потери росли у обеих сторон,

Пытался царь Нин взять врага в окруженье,

Но думы его захватили в полон:
«Да сколько ж владений для счастья мне надо,

Чтоб мог я признаться — пора на покой?

О, как я хочу видеть милое чадо,

Коснуться ребёнка могучей рукой!»

 

                          157

Была воеводе им брошена фраза:

«Коль выстоишь, будет победа твоей!

А мне мой наследник дороже Кавказа,

Важней, чем полученный в битве трофей!»

Верхом повелитель помчался в столицу,

Оставив квадригу на гребне холма,

Чтоб видел противник его колесницу,

Пока не сгустилась над битвою тьма.

 

                          158

Царь думал в дороге про юные годы,

Как мчался порой, не жалея коней,

Припомнил отца, как ходил с ним в походы,

И как становился в сраженьях сильней:

«А время быстрей скакуна подо мною,

Летит в неизвестность, не ведая сна,

Не властны тираны над жизнью земною,

И смена на троне любому нужна.

 

                          159

Но вот одного мне наследника мало —

Ведь царство огромно, таких больше нет!

Ещё бы двоих, чтоб достичь идеала,

Жаль, частые роды для женщины — вред!

Но это — мои о сынах размышленья,

Однако Голубка исполнила долг,

И мальчик рождён с моего позволенья,

В ребёнке, надеюсь, проявится толк!»

 

                          160

Заметили все возбуждение Нина,

Когда он ворвался к себе во дворец,

Царь крикнул: «Рожденье наследника-сына

Даёт мне высокое званье — отец!

Я верил, что сына даруют мне боги,

Безмерно ликует от счастья душа,

Исчезли теперь о наследстве тревоги,

Коль в руки я взял своего малыша!»

 

                          161

Сияла жена обновлённой красою,

Напомнив собой молодую зарю,

И слёзы скатились хрустальной росою,

Поскольку она угодила царю.

Сказал он: «К жрецу обращусь за советом,

Как сына назвать, угождая судьбе —

Ведь в имени — жизнь, коль судить по приметам,

Отныне я верю подобной волшбе!»

 

                          162

«Мать этого чада — прекрасней богини,

А славный родитель — известный храбрец,

Так ты нареки сына именем Ниний!» —

Царю подсказал проницательный жрец.

На пышном пиру объявил повелитель,

Что Нинием назван наследник царя,

И вырастет скоро из чада воитель,

Чьё войско в грядущем пойдёт за моря!

 

                          163

Вникала красавица в царские речи,

В которых узрила блистанье ума:

Всю власть примет муж на могучие плечи,

А сыном займётся царица сама.

Как много услышала Семирамида

О планах тирана на будущий год!

Но в душу невольно запала обида,

Что он не берёт молодицу в поход.

 

                          164

«Да ты не грусти! — молвил Нин чаровнице. —

Ты знаешь, что пухнет от злата казна,

Подумай, проехав по нашей столице,

Какая великая стройка нужна.

Советую я посетить Экбатаны —

Сияют они, как корона моя,

А я покорять буду дальние страны,

И станут к нам ближе чужие края.

 

                           165

Враги говорят, будто я — разрушитель

Больших городов, зиккуратов, мостов.

Однако, молчат, что я — славный строитель,

Который весь мир перестроить готов.»

Царица внимала ему с восхищеньем,

Гордилась могучим тираном она,

Но всё же ответила с лёгким смущеньем,

Что будет скучать без супруга одна…

 

                           167

«Я всю Ойкумену объезжу позднее, —

С улыбкой сказала Голубка шутя. —

Однако, нам умный учитель нужнее,

Чтоб грамотным выросло наше дитя.

Пожалуй, тогда не умру я от скуки,

Не будет и Ниний похож на глупца,

Нельзя возводить города без науки,

Хоть строят иные… не выше крыльца!»

 

                           168

И снова расстались они на полгода,

Тиран вдохновлялся успешной войной,

Старел незаметно во время похода,

Победы платили ему сединой.

Но щедро жену осыпал он дарами —

Везли ей каменья, меха, жемчуга,

Их много осталось в божественном храме,

Где словом жрецы сокрушали врага.

 

                          169

А сын возрастал под надзором царицы,

Которой досталась в Ниневии власть,

Но не был послушным малыш голубицы

И женских упрёков наслушался всласть.

Ворчал на него седовласый учитель —

Порою ленился наследник царя,

Но очень любил малыша повелитель,

При встречах подарки ребёнку даря.

 

                          170

И длилось бы дальше такое ученье,

Но раненым Нин возвратился домой,

Важнее для женщины стало леченье,

И править страной предстояло самой.

Немедля гонцов разослала супруга,

Чтоб лучших целителей звать во дворец,

Была взбудоражена этим округа —

Ведь сильно был ранен державный храбрец!

 

                          171

Помчались гонцы, повинуясь приказу,

И прибыли лекари к ложу царя,

Но рану увидев, поведали сразу,

Что будет леченье предпринято зря.

Однако, они обратили усилье

На то, чтоб облегчить правителю боль —

Лекарства они привезли в изобилье,

Но знали, что царь покидает юдоль...

 

                          172

Сам Нин находился тогда без сознанья,

И слышать не мог он трагических слов,

Царица к богам обратила воззванья,

Моля, чтобы стал повелитель здоров.

Но как-то, во время мучительных бдений,

Голубке привиделся грозный Ашшур,

Сказал он красавице без рассуждений,

Что нет больше смысла от всех процедур.

 

                          173

От грозного бога узнала супруга,

Что скоро грядут перемены в судьбе:

Кончина избавит царя от недуга,

И бог заберёт властелина к себе.

Успел Нин вручить управленье державой

Своей несравненной любимой жене,

По дерзким заслугам овеянной славой,

Умом проявившей себя на войне.

 

                          174

…Он умер, отринув любые леченья,

Голубка смирилась со смертью царя,

Поскольку закончились мужа мученья —

К Ашшуру умчалась душа «сизаря»…

 

                  Глоссарий к главе

 

   Адама́нт (англ. Adamant) и его производные слова (адамантий, адамантин, адамантиум, адамантит) — вещество, присутствующее во многих древних сказаниях. Так называли и алмаз, и бриллиант.

   Ашшу́р — главный бог ассирийцев, бог войны, повелитель вселенной, отец богов. Жрецом бога Ашшура считался сам царь.

   Ба́ктры — древняя столица исторической области Бактрии.

Босфо́р — пролив между Европой и Малой Азией, соединяющий Чёрное море с Мраморным.

   Вавило́н —  знаменитый богатый древний город в Месопотамии, столица Вавилонии; располагался на реке Евфрат, в 89 км к югу от современного Багдада и к северу от Хиллы.

   Гинеке́й — женские покои в античные времена, занимавшие его заднюю часть или второй этаж.

   Голу́бка — так переводится имя «Семирамида», которым нарекли девочку приёмные родители.

   Зиккура́т — многоступенчатая храмовая башня, принадлежность главных храмов вавилонской и ассирийской цивилизаций. 

   Кавка́з — горная страна, протянувшаяся от Черного и Азовского до Каспийского моря.

   Нин  — второй муж Семирамиды, сын Бела, правнук Геракла. , царь Вавилонии, эпоним Ниневии.

   Нине́вия – столица Ассирии в VIII–VII столетии до н. э., была расположена на территории современного Ирака, на левом берегу реки Тигр. Название Ниневии дано по имени легендарного первого царя Ассирии— Нина.

   Оа́нис — смелый и красивый царский военачальник, влюбившийся в юную Семирамиду с первого взгляда. Муж Семирамиды.

   Семирами́да, Семирамис (ассирийск. Шаммурамат) — царица Ассирии в конце IX  в. до  н.  э. С именем Семирамиды традиция связывает сооружение «висячих садов» в Вавилоне, которые считаются одним из семи чудес света. Легенды повествуют, что Семирамида — дочь водной восточной богини Деркето́ и простого смертного — сирийского юноши. Мать-богиня вынуждена была оставить ребёнка на берегу, поскольку дочь смертного отца не могла жить с матерью в воде. Малышку сначала кормили голуби, а потом привели к ней пастуха. Он взял её в дом и дал ей имя «Семирамида», что означает «Голубка».

   Таври́да (Таврика, Таврия) — одно из исторических названий Крымского полуострова.

 

          Продолжение следует

 

 

 

 

 

Категория: Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) | Добавил: salnikoffaleksei15 (24.04.2021) | Автор: Алексей Сальников
Просмотров: 254 | Комментарии: 2 | Теги: Бактры, Таврида, гинекей, Зиккурат, Ниневия, Деркето | Рейтинг: 4.9/10
Всего комментариев: 2
avatar
1
1 Анонимно • 10:27, 24.04.2021 [Материал]
Кроме известной Шаммурамат, мы знаем еще нескольких «Семирамид». Об одной из них Геродот писал, что «она жила за пять человеческих веков до другой вавилонской царицы, Нитокрис» (т. е. около 750 года до н. э.). Другие историки называют Семирамидой Атоссу, дочь и соправительницу царя Белоха, правившего в конце VIII века до н. э.
avatar
1
2 salnikoffaleksei15 • 10:32, 24.04.2021 [Материал]
Спасибо Вам, неизвестный Читатель, за отзыв!
Я выбрал тот сюжет, с той Голубкой, которые не выпадают из логики.
Каждый автор вправе выбрать свой путь, как это делал Солженицын.
avatar
                                                                                                 Игорь Нерлин © 2021