Вторник, 22.06.2021, 15:04
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) [72]
Сальников Алексей (salnikoffaleksei15)
Форма входа
Поиск

 

 

Мини-чат
500
Статистика

Онлайн всего: 11
Гостей: 9
Пользователей: 2
АняЧу, kosmik2
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2021 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

 

 

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) » Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) [ Добавить произведение ]

Кир. Перед войной

 

Начало поэмы  

http://nerlin.ru/publ/salnikov_aleksej_salnikoffaleksei15/salnikov_aleksej_salnikoffaleksei15/kir_ii_velikij_son_astiaga/330-1-0-9471


Предыдущая глава 

 http://nerlin.ru/publ....-0-9487

 

 

                         154

Окрасилось небо туманом медовым,

Скупая заря разбудила Аншан,

Народ удивлён был воителем новым, 

Бурлил городок, как сварливый вулкан.

Шли ратные люди толпой за ворота

В неброской одежде с серпами в руках,

И было во всём этом странное что-то,

Как стадо коров в раскалённых песках.

 

                         155

Построились воины в поле широком,

Поспешно ровняя кривые ряды,

Узрили вдруг все на коне белобоком

Юнца, чьи решения были тверды.

Объехал Куруш их от края до края

И громко вскричал, не слезая с коня:

«Расчистить всё поле, кусты выдирая,

Велю я к исходу текущего дня!»

 

                         156

«Зачем это нужно?» – раздался вдруг голос.

«Затем, чтобы видеть прекрасно врага!

Предательским может стать тоненький колос,

Не только горящие в поле стога!»

И Кир ускакал в близлежащие горы,

Где мог помечтать о серьёзных делах,

Но часто бросал на воителей взоры,

Работавших, словно они в кандалах.

 

                         157

Неспешно лысело заросшее поле,

На травы ложился натруженный пот,

Но персы держали себя на контроле,

Украдкой смотря в тень гористых высот.

Тем временем Кир размышлял о столице:

«Не выдержит штурма любимый Аншан –

Находится близко к мидийской границе,

И будет врагу от бессилия сдан!

 

                         158

Не выдержит город и долгой осады –

Здесь редки дожди, нет внутри родника…

Мне надо достроить скорей Пасаргады,

Из них я на мир посмотрю свысока!»

Палящее солнце склонилось к закату,

Куруш спохватился проверить войска,

Спешил к ним, как прежде скакал к Митридату,

Ногами сжимая крутые бока.

 

                         159

А войско его окунулось всецело

В работу, которой не видно конца,

Но счёл Кир, что сделано трудное дело –

На чистое поле ложилась пыльца.

И тут сообщил он о новом решенье:

«А завтра устрою божественный пир,

Сейчас объявляю я вам приглашенье:

Вас ждать во дворце у отца будет Кир!»

 

                         160

Направился в город народ утомлённый,

И не было сил, чтоб вести разговор,

Погас тихий вечер, жарой опалённый,

Луна поднялась из-за дымчатых гор…

К отцу поспешил командир вдохновенный:

«Для воинов пир бы устроить, Камбиз!

Хочу угостить здесь народец военный.

Поверь мне, что пир — не  мальчишки каприз!

 

                         161

Я много узнал в результате разведки,

Какую свершал по горам много дней,

Узрил город-крепость, что строили предки,

Но брошен зачем-то он ими поздней.

Мне нравится там и гористая местность,

И близость к нему из Персиды дорог,

Он скоро получит повсюду известность,

Дай только «Добро!» и означенный срок!»

 

                         162

«Я вижу имперскую хватку тирана!

Смотри, не сломай от задумок хребет!

Хоть мысль у тебя и быстрее орлана,

Да крыльев ещё для парения нет!»

«Оттуда грозить будем мы Астиагу,

Так пусть испугается Персии он!

Без нашего слова не сделает шагу —

Мы сами ему продиктуем закон!»

 

                         163

«Устроим же пир ради будущей славы!

Не лопнет от этого наша казна!

Мы завтра отметим рожденье державы

Куском оленины и кубком вина!»

…Катилось к закату дневное Светило,

Дымились на площади царской костры,

Над нею натянуты были ветрила,

Спасавшие люд от нещадной жары.

 

                         164

Ломились столы от еды вожделенной,

И гости спешили набить животы,

И не было пищи вкусней во Вселенной,

Работали быстро их руки и рты.

Вином угостил Кир – глотком и не боле,

А вскоре держал перед войском он речь:

«Скажите, вам нравится труд в чистом поле,

Сменили б на серп свой отточенный меч?»

 

                         165

«О, нет, командир наш, нам служба дороже,

Да только ржавеют без битвы клинки!»

«И пир, может быть, вам не нравится тоже?»

«Пир славный!» –  вскричали в ответ едоки.

«Так будет для тех, кто решит быть со мною,

И кто не отступит в бою иль труде,

Кто станет за персов стеной крепостною –

Те скоро забудут об острой нужде!

 

                         166

А те, кто боится кровавых сражений,

Продолжат трудиться, как было вчера!

Решайте, не делая мне одолжений,

Нам сильное войско готовить пора!

Мы утром на поле приступим к отбору –

Пусть служат все те, кто смелей и умней!

Откажем в  служенье лишь жалкому вору,

Как персы, мы воинов многих честней!»

 

                         167

… Рассвет на Аншан наступал торопливо,

Вонзились вершины в седой небосвод,

Шёл к чистому полю народ горделиво,

Скрипели тяжёлые створки ворот.

Кир несколько дней занимался на поле

Отбором воителей в войско своё,

Немало отсеять пришлось поневоле,

Легко полагаясь на глаз и чутьё.

 

                         168

Из персов создал он отряд самолично,

И стал обучать их приёмам борьбы,

А те относились к нему фанатично,

Как к воле богов и веленью судьбы.

«На вас вся надежда великой Персиды!

Хоть вас и немного, вы духом сильны,

В сраженьях вы – барсы, в погонях – болиды,

Карающий меч угнетённой страны!

 

                         169

Пред вами падут на колени тираны,

Надрывно в слезах о пощаде моля,

Без боя сдадутся вам дальние страны,

И вздрогнет от страха чужая земля!

Всё это случится, поверьте Курушу,

И ныне себя не жалейте ни дня,

В ученье вложите сознанье и душу,

Любовь к угнетённой Персиде храня!»

 

                         170

Куруш занимался с отрядом полгода,

И втрое затем увеличил его –

Готовился тщательно он для похода,

В котором проверил бы он мастерство.

Добавились лошади в скромном загоне –

Остаток от дани мидийским властям,

Отряду понравились сильные кони,

И шло обученье уже по частям:

 

                         171

Так меткие лучники сели на спины

Добротных и резвых, гнедых скакунов –

Прообраз летящей по полю лавины,

Приём для мидийского царства был нов!

«Ах, мне бы ввязаться с отрядом в сраженье,

Не терпится войско проверить сейчас!

Победа над сильным врагом – достиженье,

Как если бы волка сразил волопас!»

 

                         172

Мечты о боях раззадорили Кира,

И всё же решился юнец на поход –

Желали стрелки и сраженья, и пира,

О царском застолье шептался народ.

Направил отряд он на север Персиды,

Где горы повыше и степь зеленей,

Где очи ласкали прекрасные виды,

Когда ехал к матери он много дней

 

                         173

Его по пути привечали селенья,

Желали с ним дружбы навек племена,

Мечтали о новых законах правленья,

Смотря на копыта его скакуна.

… Пройдя много дней по горам и долинам,

Отряд оказался у стен крепостных:

«Вот это являлось давно равелином,

Но стало руиной без врат выездных.

 

                         174

Здесь крепость наметил мой предок когда-то,

Но были нарушены планы его…

Ужель испугался мидийцев диктата,

Иль было незрелым его мастерство?

Прекрасно здесь летом в объятьях прохлады

Вблизи от надёжных торговых путей!

И к нам дружелюбны сейчас пасаргады,

Но нет для защиты у них крепостей!»

 

                         175

И принял решение Кир вдохновенный:

Столица империи будет в горах!

И он, повелитель её дерзновенный,

Нагонит на подлую Мидию страх!

Кир взял под защиту немалое племя,

Свершив для Аншана рискованный шаг,

И сбросил с яремников тяжкое бремя –

Без дани остался тиран Астиаг.

 

                         176

В столицу, как прежде, не шли караваны,

И царь возмутился, как пыльный буран:

«Совсем обнаглел этот отпрыск Манданы,

Забыл он, кто в Мидии грозный тиран!»

От ярого гнева подпрыгнув на троне,

Велел Астиаг молодому гонцу:

«Напомни Курушу о страшном полоне,

О плахе кровавой поведай юнцу!

 

                         177

Пускай с караваном прибудет в столицу,

Хотя пасаргады мне больше должны!

Я сам ощиплю эту мелкую птицу

И брошу, разделав её, в казаны!»

… А в это же время росли Пасаргады,

Копался канал, возводился дворец,

Уже украшали его колоннады,

А всем управлял осмелевший «птенец».

 

                         178

Посланник царя был насмешкою встречен:

«Соскучился, видно, по внуку мой дед…

Но помнит, что век стариков быстротечен,

И сил, чтоб приехать сюда, больше нет?»

«Тебе, Кир, велит он прибыть с караваном,

Ты должен вернуть Экбатанам долги!»

А Кир посмеялся опять над тираном:
«… И чтоб прибежал я быстрей кабарги?

 

                         179

Я здесь возвожу для Персиды столицу

С могучими стенами, дивным дворцом,

Намерен ещё в ней построить темницу,

Чтоб в грязь пред людьми не ударить лицом!

Быков не имею пока, к сожаленью,

Но конница мощная есть у меня,

Могу я и быстро прибыть по веленью,

Тогда и узрим, для кого западня!»

 

                         180

Посланник обмяк, и захлопали вежды –

Как можно царю передать сей ответ,

Который на жизнь не оставит надежды? —

Гонцу не простит эту весточку дед!

Поехал посланник в столицу неспешно –

Высокой могла стать ответа цена:

«Ведёт Кир себя откровенно мятежно,

Как будто ему власть над миром дана!»

 

                         181

Царю рассказал о событиях вестник,

И вспыхнул властитель горящей смолой:

«Мой внук – не правитель, не царский наместник,

А мне угрожает расправою злой?»

Вмиг вспомнил взбешённый тиран о Гарпаге:

«Немедля доставить вельможу сюда!

А эти лгуны, седовласые маги,

Должны казнены быть сейчас без суда!»

 

                         182

Гонец улизнул незаметно из зала,

Как только советник предстал пред царём,

Чей лик был краснее восточного лала

И вздулся от злобы большим волдырём.

«Ты самый надёжный из всех царедворцев,

Тебе доверяю я войско своё,

Чтоб ты наказал взбунтовавшихся горцев,

Которые строят дворец и жильё!»

 

                         183

Вмиг понял советник, кто этот строитель,

Но вида не подал, являя покой:

«Сбирать надо войско в одно, повелитель,

А Мидию всю не охватишь рукой!»

Тогда Астиаг приказал, чтоб немедля

К войне подготовил всё войско Гарпаг:

«Хочу, чтоб стянулась смертельная петля,

На горле Куруша, который мне враг!»

 

                         184

Оставшись один, царь забегал по залу,

Грозя в неизвестность сухим кулачком:

«Не просто мой внук угодит мне в опалу,

Падёт предо мной он от пыток ничком!

Продавит коленями пол мой гранитный,

До блеска оближет персидский щенок!

Согнётся в дугу, словно прутик ракитный,

И впредь никогда не поднимется с ног…»

 

                         185

Потом палачам он раздал по указу

И занял привычный свой пост у окна.

Велел, чтобы магов убили не сразу,

Чтоб боль от мучений была бы видна.

«Какая же прелесть – вершить наказанье,

Я слушать люблю обречённого крик,

Мне радует душу чужое признанье –

Жестокий тиран для вассалов велик!»

 

                         186

… Гарпаг выезжал из столицы со вздохом:

«Жестокость тирана не знает границ!

А войско придётся сбирать мне по крохам –

По зёрнышку ценному методом птиц!»

И Кир не растрачивал времени даром,

Он новое войско готовил к борьбе —

Противиться трудно мидийским ударам,

Нет меры у деда в кровавой алчбе…

 

                         187

А мудрый Гарпаг,  наторевший в коварстве,

Незримо сплетал Астиагу силки:

Нашёл он друзей, ибо не было в царстве

Людей, не страдавших от царской руки…

… Наследник взрослел, и росли Пасаргады,

А в Мидии злобился старый тиран,

Съезжались поспешно к царю кавалькады –

Указ о войне был всей Мидии дан.

 

                         188

Давно столько войск не видала столица,

Слагал о Куруше легенды народ:

Мол, им для тирана готова темница,

И Кир собирается в первый поход.

А царь Астиаг находился в тревоге:

Гонцы приносили немало вестей,

Бунтарь, говорили, закрыл все дороги

И ждёт в Пасаргады незваных гостей.

 

                         189

Подумал тиран о возможном восстанье,

Что может подняться в столице его –

Уже доносили ему о роптанье,

И было замечено там воровство.

Не мог повелитель терпеть это боле,

Гарпагу велел начинать свой поход,

За день опустело огромное поле,

На коем жил весело ратный народ…

 

Глоссарий к главе:

 

   Анша́н — древний город Персиды, одна из ранних столиц области Элам до переноса столицы в Сузы.

   Астиа́г — царь Мидии в 585 — 550 г. Астиаг был последним мидийским царём. Во  время его царствования Мидия оказалась завоёвана персидским царём Киром II, его внуком.

   Гарпа́г— мидийский сановник, советник царя Астиага, а затем военачальник Кира II Великого и сатрап государства Лидия.

   Камби́з I — персидский царь времён власти мидян, представитель династии Ахеменидов, отец Кира Великого.

   Кир II или Куруш II, сын Камбиза I — блестящий полководец и царь Персии, который еще при жизни получил прозвище «Великий», когда основал мощную Персидскую империю, объединив разрозненные государства от Средиземного моря до Индийского океана.

    Ми́дия — сильное древнее государство, а также древняя этногеографического область на западе Иран. от реки Аракс и горы Эльбрус на севере до границ Персида на юге, и от гор Загроса на западе до пустыни Деште-Кевир на востоке. Мидийское царство существовало в 672 - 550 до н. е. и в годы своего расцвета было гораздо шире границы этнической Мидии. Она стала первым  значительным иранским государством со столицей в Хамадане (Экбатана). Мидийцы быстро установили контроль над всем западным Ираном и частично над восточным. Мидийцы разгромили Ассирийскую империю, захватили северную Месопотамию и Урарту, подчинили себе Персию.

   Пасарга́ды — племя, к которому относился и род Ахеменидов. К этому роду принадлежал отец Кира, а значит, и сам Кир II.

   Пасарга́ды (перс. «Сады Фарса») — древний персидский город, первая столица империи Ахеменидов. Расположен на территории современной провинции  Фарс в Иране, на расстоянии 87 км к северо-востоку от Персеполя, в 130 км от Шираза.            

   Перси́да — область в южном Иране на берегу Персидского залива — историческая родина персов и персидского языка, а также колыбель иранской государственности , по наименованию которой и был назван впоследствии целый ряд Персидских империй.

   Пе́рсия — обширная страна в Азии, населенная персами.

   Яре́мник — холоп, невольник, данник, работник.

 

             Продолжение поэмы

http://nerlin.ru/publ....-0-9491

 

 

 

 

 

Категория: Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) | Добавил: salnikoffaleksei15 (07.06.2021) | Автор: Алексей Сальников
Просмотров: 240 | Комментарии: 3 | Теги: Пасаргады, мидия, Астиаг, Персида, Гарпаг | Рейтинг: 4.9/11
Всего комментариев: 3
avatar
2
1 Бесов • 13:26, 09.06.2021 [Материал]
Сгустились тучи над Ершалаимом! Давайте-давайте!  up
avatar
2
2 Пятачок • 13:28, 09.06.2021 [Материал]
Я за вами слежу, дядя Бесов! Вы обещали!  ah
avatar
1
3 Бесов • 13:37, 09.06.2021 [Материал]
Дорогой Пятачок! Я тебе обещал - и ничего не нарушил! Никого не ругал!  meeting
avatar
                                                                                                 Игорь Нерлин © 2021