Понедельник, 20.11.2017, 12:34
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Белова Лидия [81]
Белова Лидия
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 6
Гостей: 3
Пользователей: 3
Фруктоза, jing, АлинаНечай
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2017 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Белова Лидия » Белова Лидия

ПРИКЛЮЧЕНИЯ АРТЕМИДЫ, ЕЁ ДРУЗЕЙ И НЕДРУГОВ (продолжение)


начало здесь: http://nerlin.ru/publ....-0-5909

 

 

Глава 10

Отвергнутый Зевс

 

Неожиданно жизнь в столице богов пошла вразнос: боги отказывались повиноваться Зевсу, а люди – самим богам. Зевс пытался выполнять роль миротворца: усовещивал богов («Посмотрите на себя! Ведь это с вас берут пример люди!») и выступал перед землянами с бесконечными речами, оправдывая политику богов. Но никакой политики, собственно, и не было, поскольку члены Совета богов разделились на две непримиримые партии и любое разумное предложение одной партии неизменно проваливала другая – из подозрения, что за этим кроются тайные замыслы.

Дальше – новая беда: многие члены Совета, устав от бесплодных заседаний, перестали являться на них, даже и не извещая об этом Зевса, его секретариат. Узкий круг советников Зевса пытался противостоять хаосу, но и их влияние как-то вдруг сошло на нет. Отработанный Верховным правителем механизм предварительного обсуждения вопроса с последующим навязыванием своего мнения Совету перестал действовать, а иного механизма ни Зевс, ни его «узкий круг» не знали.

В мире людей дела обстояли еще хуже: земляне деградировали нравственно; среди них появились горькие пьяницы, спекулянты и даже воры! Будто это и не Планета богов вовсе, а какое-нибудь тусклое астрономическое тело на окраине Вселенной.

Верховный правитель издавал указ за указом, один строже другого, но на эти указы никто не обращал внимания. Зевс стал подозревать, что тут не обошлось без Сата, которого он на свою же голову в трудную минуту попросил о помощи. Вызвать беса и приказать всё раскрутить в обратную сторону? Так ведь он отопрётся, скажет: «Да Вы что? Да разве я мог бы оди-ин так кардинально изменить атмосферу?» Кроме стыда и демонстрации своей беспомощности, ничего из разговора с ним не вышло бы.

Под эти невесёлые мысли Зевс просматривал видеоролики, только что отобранные для него службой безопасности. Вот пошли сцены из жизни Тёмного мира: маршируют коричневые солдаты, отдавая честь стоящим на возвышении маршалам Абаддона; эти коричневые черти лезут в свои бронемашины – нечто среднее между танком и ракетой; танко-ракеты ползут по широченному бетонному шоссе (такие шоссе идут от их столицы по всей планете, как щупальца гигантского спрута от его головы-туловища).

 «Эх, напрасно я заключил с ними соглашение! Эта армия может смести всё живое с лица любой планеты… Но что же мне делать, на чью помощь опереться? Не могу я сидеть сложа руки и смотреть, как хаос захлёстывает всю нашу жизнь! И не бесы тому виной, а люди: из-за судьбы землян перессорились боги, с этого всё и началось!.. Почему я не уничтожил их на самой ранней стадии? Надо было один раз проявить жестокость, и сейчас мы были бы свободны от забот об этих убогих существах!»

Стиль хроники резко сменился: пошли сценки из жизни самой Планеты богов, заселённой теперь уже землянами куда больше, чем богами. Вот в общем безобидные, хотя и тревожные картинки столичной жизни: полуголые девицы разгуливают по помосту, демонстрируя стати, будто это и не женщины вовсе, а скаковые лошади (Гермес включил эту сценку в хронику, видимо, потому, что среди зрительниц оказалась Артемида); жулик залез в карету Геры, на миг оставленную охраной без присмотра... «Ну-ка, ну-ка, а это что?..» По центральному проспекту столицы – с роскошными магазинами, салонами, открытыми и закрытыми для людей кафе и ресторанами – идет Афродита. «Дуры эти девчонки, обнажающие себя почти до полной наготы, – хмыкнул Зевс. – Богиня красоты одета, но так, что хочется ее раздеть. Вот в чём искусство!»

Возле витрины магазина, под полотняным тентом, стоит балбес. Среднестатистический балбес: небольшого роста, с намечающимся брюшком, с физиономией лавочника, спекулянта. «Видимо, недавно прибыл с планеты, оккупированной тёмными: они умеют создавать условия для вырождения людей, для потери ими даже и внешнего благородства... Э-э, да это не человек! Это же помощник Абаддона, а теперь и мой тайный помощник, – Сат. Всё-таки надо с ним встретиться. Сказать Эфиальту: пусть приведёт».

И вдруг этот среднестатистический тип на глазах стал увеличиваться в росте! Охранник, снимавший его на кинокамеру, явно увлёкся занимательным явлением, ибо совсем упустил из вида Афродиту, безопасность которой должен обеспечивать. Вытягивался, вытягивался наглый бесёнок – и превратился в высокого стройного юношу, даже красивого, если не считать кое-каких мелочей. «Ну-ка, что будет дальше? Зачем ему такая метаморфоза?» А дальше, приосанившись перед затенённым стеклом витрины как перед зеркалом, юнец устремился за Афродитой. «Вот тебе! – заскрипел зубами Зевс. – Сам оставил его на планете, вот и получай!»

– Мадам, я в шоке от Вашей красоты. («Наглец!»)

– Рада за Вас, – бросает Афродита, не поворачивая головы.

– Мадам, что же мне делать? Так, как Вы, мне не нравилась еще ни одна женщина в мире!

– Естественно, – усмехнулась Афродита, по-прежнему не обращая внимания на собеседника.

– Странные у вас в столице нравы, трудно здесь провинциалу: все вы равнодушны к простому человеку, а на улице и вообще неприступны, – стал жалобно канючить бес.

– Молодой человек, я не обязана сострадать каждому, кому имела несчастье понравиться, – говорит Афродита, наконец-то окидывая взглядом ухажёра, и тут же переключает внимание на витрину.

«Умница! – радуется Зевс. – Но он ведь так легко не отвяжется, и что же ты будешь делать дальше? На раздражение, гнев, презрение в отношениях с людьми мы не имеем права, а о том, что это не человек, ты не осведомлена».

Но тут позади ухажёра возникает плотный здоровяк, кладёт ему руку на плечо, разворачивает к себе и шипит:

– Тебе кто позволил мешать богине? От вас и в каретах уже спасу нет, а пешком пройтись богиня и вовсе не моги? Брысь!

Зевс резко выключил видеоустановку. «Чёрт бы их подрал, этих охранников! Шагу нам не дают ступить! Как будто мы сами не способны себя защитить! Вот так и отучают нас от решительности, сообразительности, быстроты реакции в бытовых делах. Опекуны, чтоб вам пусто было! Всех уволю!»

Успокоившись, Зевс понял однако, что не охранники виноваты в приступе его гнева, а обстановка в столице, в конец расшатавшая ему нервы. Последней каплей стало сообщение, что члены Совета собираются-таки, в полном составе, но без него!

«Они меня, видите ли, уже мысленно отправили в отставку: берут на себя полную ответственность. Как бы не так! Я веками правил вами и буду править еще века. Понадобится – пошлю на ваш Совет не только свою службу безопасности, но и всю армию Абаддона!»

Зевс не намерен был сдаваться – наоборот, с особой тщательностью готовился к реваншу. Готовился постепенно: сначала некие «безответственные лица» пустили слух о том, что Зевс заключил-таки тайное соглашение с Абаддоном; затем «нелепый слух» был официально опровергнут; затем стали раздаваться голоса сомневающихся: а вдруг это всё-таки не слух, а правда? За этим последовало негласное заверение авторитетных лиц, что это и в самом деле правда, только тщательно скрываемая... Дальше Зевс мог рассчитать шаги членов Совета с точностью, достойной провидческого дара Прометея: запрос правительству со стороны самых темпераментных – уклончивый ответ – требование созвать чрезвычайное заседание Совета – выступление на нем Верховного правителя и его заявление: да, он вынужден был заключить соглашение с Абаддоном без санкции Совета, но почему? Потому, что члены Совета в последнее время заняты только своими амбициями и совершенно не думают об обязательствах перед Синклитом Галактики. «Оглянитесь вокруг! – скажет им Зевс. – Вы же оторвались от жизни! Народ сам требует вашего отлёта, отбытия, устранения, а вы не хотите этого понимать!»

Столь прямой и резкий ход после тягучего бездействия и неопределённости должен сработать безотказно: за долгий период тёмных слухов и сомнений боги уже свыклись с мыслью о возможности приказа об отлёте независимо от их мнения; чуть нажать, косвенно запугать (ведь каждый хорошо помнит о судьбе Прометея), и дело сделано.

Но – сорвалось: они не дают ему возможности произнести эту речь! Они собирают Совет без него! И палатой для заседаний становится приёмный зал в доме его любимой дочери, она дала на это согласие! Сердце у него защемило, и захотелось немедленно уйти в отставку...

(ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ)

 

 



Источник: http://detektivi3.ucoz.ru/index/part10/0-30
Категория: Белова Лидия | Добавил: ЛидияБелова (06.09.2017) | Автор: Лидия Белова
Просмотров: 125 | Теги: Артемида, Лидия Белова, Фантастика | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar