Суббота, 25.09.2021, 15:54
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск

 

 

Мини-чат
500
Статистика

Онлайн всего: 11
Гостей: 9
Пользователей: 2
АняЧу, АлинаНечай
Top.Mail.Ru
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2021 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

 

 

 

 

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) » Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) [ Добавить произведение ]

Аристотель. Пир и сватовство

 

 

 

Начало поэмы

http://nerlin.ru/publ....-0-9428

Предыдущая глава

http://nerlin.ru/publ....-0-9436

 

 

                          52

«Жаль, что Платон поступил нелогично,

Детище жизни доверив другим!

Может быть, так рассуждать неприлично,

Перекрывая путь мыслям благим.

Долго я был с ним и близок, и дружен,

Хоть мы разнились во взглядах порой.

Каждый из нас оппоненту был нужен,

Только один уж в землице сырой.

 

                          53

Он же не сильным доверил ученье,

Лучший его ученик — в стороне.

Выразил глупо Платон предпочтенье,

Это — решенье, обидное мне…

Долго мечтал я о славной карьере,

В школе Платона учась двадцать лет,

А получилось:  плыву  на галере

В город, в котором философов нет. »

 

                          54

Гермий встречал добродушно собрата:

«Правильно сделал ты, вспомнив меня!

Власть обретёшь под крылом автократа,

Знанья о мире и людях ценя!

Жизнь в Академии, словно темница —

Нет ни любви, ни подруг, ни страстей,

Перед глазами — знакомые лица,

Старый Платон, что святого святей!

 

                          55

Мне надоело до боли ученье,

Многие знанья гнетут светлый ум,

Он в них живёт, как изгой в заточенье,

Муки терпя от назойливых дум.

Здесь позабудешь дела стариковы,

Волю дашь чувствам и силе ума,

Сбросишь с души назиданий оковы,

Кои порою черны, словно тьма!»

 

                          56

«Я относился с любовью к Платону,

Только мне истина всё же ценней! —

Видел в его размышленьях препону,

Он и к Аиду отправился с ней.

Помню его о любви изреченья,

Юношам их он вещал, как пример!

Разве хорошее это ученье,

Коль он уравнивал жён и гетер?»

 

                          57

Радостный Гермий повёл речь о пире:

«Станет он «праздником для животов»!

Там уваженьем проникнешься к лире,

И к похвалам ты,  надеюсь, готов?»

«Да, я хотел быть на пир приглашённым…»

Тихо сказал Аристотель царю,

Взгляд  у философа стал отрешённым,

Словно припомнил он жизни зарю:

 

                          58

«Яркое детство, пиры у Аминты,

В коих участвовал добрый отец,

Дивных покоев царя лабиринты,

Весь македонский роскошный дворец...

Пир — это танцы, вино и веселье,

Пьяные шутки высоких гостей,

Труд животов и рассудка безделье,

Лесть властелину и пламень страстей.

 

                          59

…Жизнь пролетает, а я неженатый,

Нет ни чертога, ни доброй жены…

Я, многознающий, даже богатый,

Жил двадцать лет ради блага страны…

Долго ль бродить суждено мне по миру? —

Думал философ, взглянув  на царя. —

Может быть, мне приглашение к пиру

Здесь адресовано было не зря…»

 

                          60

Яркое солнце желало заката,

И поднимались дымы от костров,

Возле дворца правил запах муската —

Важный и тонкий свидетель пиров.

Громко съезжались к крыльцу колесницы,

Слуги встречали гостей у дверей,

Кланялись важно элите столицы,

Славили их, как великих царей.

 

                          61

Шёл Аристотель на празднество чинно —

Голод не мучил его никогда,

Людям являл украшенья картинно —

Скромность ему оказалась чужда.

Место его было с Гермием рядом,

Чтобы вести разговор меж собой,

Мельком обвёл он советников взглядом,

Видя, как льстили они вразнобой.

 

                          62

«Лесть хуже порчи, уж лучше быть хворым! —

Мысль промелькнула в его голове. —

Только нельзя это молвить обжорам,

Кои сейчас за столом в большинстве.

Сладкие речи испортят тирана,

Будет стремиться он к этой еде,

Станет в итоге глупее профана

Даже народ не удержит в узде…»

 

                          63

Гермий, легко восседавший на троне,

Взгляд перевёл на аркаду и вход,

Дева стояла там в полупоклоне,

Словно желала каких-то щедрот.

Тут обернулся философ надменно,

Так и застыл он с распахнутым ртом,

Светлая мысль промелькнула мгновенно:

«Будто заря прикоснулась перстом!

 

                          64

Знаю, случайностей нет в этом мире,

Всё в жизни связано между собой:

Вдруг эта юная дева на пире

Мне предназначена доброй судьбой?

Завтра узна́ю, кто эта девица,

В душу запавшая с лёгкостью сна!

Черноволоса, как смоль, белолица,

Как одинокое древо, стройна!»

 

                          65

Царь, подошёл к ней, являя заботу,

Дал три кольца и вернулся к столу.

И  Аристотель, увидев шедроту,

Думал, что царь ей изрёк похвалу,

Но удержался пришлец от расспросов,

Зная, что Гермий обмолвится сам!

Начал трапезничать молча философ,

В мыслях душою взлетев к небесам:

 

                           66

Вольную волю он дал аппетиту,

И не жалел своего живота,

Нравилась царская снедь Стагириту,

И улыбались пришельца уста.

Сильно увлёкшись пьянящим напитком,

Стал разговорчивым славный мудрец

И «распускал демократов по ниткам»,

Всем демонстрируя ценность колец:

 

                          67

«Власть в государстве тогда лишь надёжна,

Если находится в крепких руках!

А демократии сила ничтожна,

Так как весь ум у неё — в языках!

Вам повезло, что у вас есть правитель,

Коему власть по закону дана,

Он для людей — и отец, и учитель,

Мудрость его в каждом деле видна!
 

                          68

Он обучался со мной у Платона,

Гермий там был на хорошем счету!

Я убедился, достоин он трона,

Если не вверг свой народ в нищету!

Выпью вино за царя без остатка,

Славлю его за большие дела,

Пусть вам живётся с правителем сладко,

Он бережёт вас от горя и зла!»

 

                          69

…С пира ушёл Аристотель досрочно —

Этого пьянства не вынес живот,

Молвил себе он: «Веселье порочно,

Если для тела есть много свобод!

Пир у царя для меня — испытанье,

Но я не выдержал даже три дня,

В теле моём слышу я клокотанье,

Боль разрывает на части меня!

 

                          70

Боги, терпенье уже на исходе,

Лекаря надобно вызвать скорей,

Или окажется дух на свободе —

Нет для Таната закрытых дверей!»

Этот призыв услыхала прислуга

И пригласила врача из дворца,

Дева примчалась к нему с перепуга —

Вдруг эта хворь от еды у отца?

 

                          71

Но не заметил философ девицу —

Взгляды больной устремил в  потолок:

«Нужно отправить кого-то к провидцу,

Чтобы узнать мне отпущенный  срок…».

«Жаждешь ли ты избавленья от боли? —

Вдруг он услышал её голосок. —

Я находилась с прислужницей в поле —

Там собирала коренья и сок.»

 

                          72

Вмиг Аристотель поднялся с постели,

И приосанился, боль поборов:

«Стану я близок к намеченной цели —

Счастья добьюсь, если буду здоров!

Знаю: сочувствуют девы болезным — 

Жалость к любви непременно близка,

Это лечение будет полезным,

Хоть не знаком я с девицей пока…»

 

                          73

«Чем же трапезничал ты накануне?»  —

Дева спросила, взглянув на него.

«Рыба, вино, привозной сулугуни…

То же, что ест на пиру большинство.»

«Много ль ты выпил вина за обедом?»

«Честно скажу, не жалел живота.»

«Боли пришли за излишеством следом,

Этот недуг у тебя неспроста! —

 

                          74

Дева сказала философу бойко. —

Видно, тебе выпивать не дано.

Есть у меня против хмеля настойка,

Это лекарство поборет вино!»

Тут он промолвил ей: «Это же надо —

Юная дева излечит меня!

Как называют тебя?» — «Пифиада!

Имя такое дала мне родня!»

 

                          75

«Имя прекрасно и ты, как богиня

Всех превосходишь своей красотой!

Буду тебе подчиняться отныне,

Выпью охотно целебный настой!»

Вышла поспешно она из покоя,

И умилился философ тогда:

«Имя девице дано ведовское,

Значит, отступит сегодня беда!»

 

                          76

Он размечтался, взирая на место,

Где восседала недавно она:

«Вот как бывает: явилась невеста,

Коль повезёт мне, то будет — жена!»

Вскоре с кувшином вернулась девица:

«Выпей, страдалец, всё зелье моё!»

И протянулась мужская десница —

Взял у неё Аристотель питьё.

 

                          77

Выпил влюблённый больной из сосуда

Это лекарство от хвори своей,

Радостно думая: «Это же — чудо!

Боль улетела быстрей, чем Борей!

Я поцелую умелые руки

Той, что легко излечила меня,

Пусть поскучают друзья и науки —

Мне не прожить без девицы ни дня!»

 

                          78

Вслух он сказал: «Пифиада, девица!

Будь мне женой, как велит Гименей!

Ты для меня,  словно ока зеница,

Жить нам в любви до скончания дней!

Кто твой отец? С ним нужна мне беседа,

Чтоб обозначить своё сватовство!»

«Видел его ты во время обеда,

Даже хвалил непомерно его!»

 

                          79

«О, Пифиада, ты — дочь властелина?» —

«Отчим мне Гермий, но дядя родной! —

Жизнь у царевен отнюдь не малина,

Только у нас нет дороги иной…»

«Дева, ответь мне скорей, ты согласна

Верной женой стать для «жертвы» вина?»

Та улыбнулась: «Сказал ты прекрасно,

Хоть и напился вчера допьяна!»

 

                          80

Со сватовством  не замедлил влюблённый —

Высказал Гермию жизни мечту.

Царь улыбнулся, слегка удивлённый:

«Что же, в супруги бери красоту!»

Пышная свадьба была в Атарнее,

Сильную страсть узаконил пришлец —

С возрастом стал Аристотель умнее,

Если царевну повёл под венец…

 

Глоссарий

 

   Аи́д — властитель подземного царства душ умерших, названного его именем, старший сын Крона и Реи. Один из двенадцати великих богов Олимпа. 

   Акаде́мия — школа философов,  основанная Платоном. Такое имя школа  получила от наименования сада, в котором находилась, названного в честь  некоего афинского героя Академа, который когда-то помог братьям прекрасной  Елены отыскать похищенную сестру.  В роще Академ философ Платон встречался с друзьями и учениками и здесь же в 387 г. до н. э. он основал философскую школу, получившую название «Академия».

   Аминта III  Македонский — царь Древней Македонии, отец Филиппа II и дед Александра Великого. При его дворе служил врачом Никомах, отец Аристотеля.

   Аристо́тель Стагири́т (др.-греч. Ἀριστοτέλης; 384 год до н. э., Стагира, Фракия — 322 год до н. э., Халкида, остров Эвбея) — древнегреческий философ. Ученик  Платона.  С 343 года до н. э. — воспитатель Александра Македонского. В 335 году до н. э. основал Ликей (др.-греч. Λύκειον Лицей, или перипатетическую школу).

Аристотель — натуралист  классического периода. Наиболее влиятельный из философов древности; основоположник формальной логики. Создал понятийный аппарат, который до сих пор пронизывает философский лексикон и стиль научного мышления, заложил основы современных естественных наук. Аристотель был первым мыслителем, создавшим всестороннюю систему философии, охватившую все сферы человеческого развития: социологию, философию, политику, логику, физику.

   Атарне́й — древнегреческий город, расположенный на плодородной береговой полосе в Эолиде (Малая Азия) напротив острова Лесбоса. Атарней был первым городом-государством. Город был основан ахейцами в 4000 г. до н.э.  Слово «атарнеус», данное городу в качестве имени, означает священный источник  источник богини-матери.

   Боре́й — бог ветра и северный бурный ветер. Борей изображался крылатым, длинноволосым, бородатым, могучим божеством.

   Ге́рмий  — грек, царь городов Атарнея и Ассоса, ученик Платона и друг Аристотеля. Впервые упоминался, как раб Эвбула, банкира из Вифинии, правителя Атарнея. В дальнейшем Гермий получил свободу и унаследовал власть в Атарнее. Благодаря своей политике расширил сферу влияния на соседние города Малой Азии. В юности Гермий учился философии в Академии Платона. Там он впервые встретился с Аристотелем. После смерти Платона в 347 г. до н. э. Ксенократ и Аристотель отправились к Гермию. Аристотель основал там свою первую философскую школу и женился на Пифиаде, племяннице и приёмной дочери Гермия.

   Гимене́й (Гимен), греч. — юный, прекрасный, крылатый бог — покровитель законного  брака. Сын Аполлона и, предположительно, музы Каллиопы.

   Пифиа́да — учёная племянница и приёмная  дочь Гермия Атарнейского, первая жена Аристотеля. После того, так Аристотель стал воспитателем Александра Македонского в Миезе, туда же он перевёз и Пифиаду. Известно, что она умерла раньше Аристотеля: в завещании он указывал похоронить его с нею рядом, как она просила.

   Плато́н — наиболее известное второе имя Аристокла, (род. между 429 и 427 до н. э., Афины — 347 до н. э., там же).  Платон («широкий»,  широкоплечий) — древнегреческий философ, ученик Сократа, учитель Аристотеля. Это первый философ, чьи сочинения сохранились не в кратких отрывках, цитируемых другими, а полностью.

   Стагири́т — прозвание Аристотеля, рождённого в городе Стагире.

   Сулугу́ни — сыр, который люди изготавливали еще с первобытного времени.       Танат (Танатос) — чернокрылый бог смерти, уносящий души в Аид, брат-близнец бога сна Гипноса.

 

              

Продолжение  поэмы

http://nerlin.ru/publ/salnikov_aleksej_salnikoffaleksei15/salnikov_aleksej_salnikoffaleksei15/aristotel_svoja_shkola/330-1-0-9453

 

 

 

 

 

Категория: Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) | Добавил: salnikoffaleksei15 (06.05.2021) | Автор: Алексей Сальников
Просмотров: 316 | Теги: Пифиада, Атарней, хворь, провидец, Свадьба | Рейтинг: 4.9/10
Всего комментариев: 0
avatar
                                                                                                 Игорь Нерлин © 2021