Вторник, 17.09.2019, 11:31
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Вячеслав Поляков-Прокопьев [31]
Вячеслав Поляков-Прокопьев
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск

 

 

 

 

 

Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 6
Гостей: 5
Пользователей: 1
Игорь-89258652789
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2019 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Вячеслав Поляков-Прокопьев » Вячеслав Поляков-Прокопьев

Киллер для президента часть 5

Глава 16



Он представил, как все это может выглядеть, однако воображаемая картина его ни капельки не возбудила. Оно и понятно - чтобы быть полноценной крысой, ею надо родиться! Тут у меня явная нестыковка. Хотя... если, скажем, побрить гостью наголо, то, очень может быть, мне и понравится... Только как она бедная будет жить совсем лысая? Ей ведь будет холодно...
Ради справедливости как партнёру и мне необходимо будет побриться, что же из меня выйдет? Даже представить страшно! Господи, какую же чушь я несу! Хорошо, что перед самим собою. Ни на минуту меня не покидает мысль о возвращении в людское лоно... Точит и точит мое новое крысиное "я"... Действительно, разве можно забыть такой чудесный человеческий секс?. Но выход всегда можно найти. Я же мужчина, в конце концов, или где?! Единственное препятствие - это мое восприятие! Значит, будем перестраиваться.
Например, во время секса с крысой по вызову никто мне не запрещает это делать с закрытыми глазами представлять себе другую партнершу... Впрочем, я уже убедился, что лапки такие же чувствительные, как и мои прежние ладони, так что обмануть восприятие вряд ли удастся... Стоп. Что это я тут нюни распустил и сам себе могилу рою? Надо попробовать, а уж там видно будет. Так и сделаем.
Но вот в чем у крыс огромное преимущество - им не нужно никакой одежды! Захотел в душ - пожалуйста. Захотел искупаться - пожалуйста, после всего этого можешь хоть на работу, хоть в гости идти. Все прокатит, авторитет не пострадает!
Температура воды автоматически подстроилась по его желанию. А Александр кончиком своего хвоста проверял её на комфортность. (как будто он это проделывал всю жизнь!).
Поплескавшись вволю, Александр зашел в кабинку сушки, где гулял горячий воздух, словно в пустыне. Через несколько минут он, уже сухой и хорошо пахнущий после шампуня, уселся на диване в гостиной, включил новостной канал. Интересно, что там происходит наверху? Он слушал, и каждый сюжет ловил как весточку из мира, в котором жил прежде. До злосчастного знакомства с ИНКРЫСом... а теперь он сам стал его частью.
Он уже почти задремал, как вдруг в разделе хроники, где говорилось что-то о пожаре, услышал название родного института. Демонстрировались ужаснувшие Александра кадры: институт весь объят пламенем, дым идет практически из каждого окна... Это казалось невозможным, однако это происходило на самом деле!
Диктор сообщил, что имеются многочисленные жертвы, в том числе директор института, его заместители по науке и по безопасности. Всех упомянутых Александр знал лично и очень сожалел об их преждевременной гибели. Наверняка тут не обошлось без треклятого заведения, в котором сейчас пребывал Александр. Все сводится к тому, что военные перешли в атаку, начали необъявленную войну! Список погибших поражал еще одной странностью.
Для непосвященных в нем не было ничего странного, но только не для Александра. Он четко видел закономерность: все погибшие являлись ведущими специалистами по функциональной деятельности мозга, а также занимались изучением приспособляемости микроорганизмов к окружающей среде... а это уже не шутки! Александр абсолютно не сомневался - все перечисленные живы, и вскоре они станут его соседями. Окажутся, так сказать, в той же шкуре.
Отработанный метод по сбору научного потенциала работал без сбоев. Это была и печальная, и радостная новость одновременно. Вскоре он увидит коллег по прежней работе.
Возникает вопрос: как я их узнаю?.. А они как узнают меня?
Подойдя к зеркалу, Александр начал пристально всматриваться в свою крысиную мордочку. Ничего особенного, мордочка как мордочка,. ничем особенным не отличается... Но это только на первый взгляд! Для наглядности он взял журнал из спальни. Сравнивая свое отражение с фотографиями в журнале, нельзя было не заметить разницы, и она оказалась значительной. Может, так только у разнополых особей?
Прежде ему не раз приходилось иметь дело с лабораторными крысами, поэтому Александр привык воспринимать их "на одну мордочку". Просто он тогда не задумывался, как и зачем их различать. Это было не связано с экспериментами и не имело никакого значения. Другое дело - теперь. Сколько ни всматривался он в отражение, ни одной характерной черточки от своего прежнего лица не обнаружил. Печально, но факт.
Он уже отвернулся было от зеркала, как вдруг увидел краем глаза... О боже! Аккуратно выстриженный прямоугольник с номером на коже. Хотя это было и зеркальное отражение, Александр сумел разобрать цифры. Они совпадали с номером жилища: триста одиннадцать. Концлагерь какой-то! Он на мгновение представил ту эпоху, эпоху последней и самой жестокой войны. Вот он стоит за колючей проволокой под высоким напряжением, рядом с такими же, как он, товарищами.
И ждет своей участи - или в газовую камеру, или на работу. Сегодня повезло: надсмотрщик презрительно смерил оценивающим взглядом, сильно исхудавшее тело, прикинув, видимо, что еще один день этот недочеловек протянет, а значит, поработает на Великую Германию. Безразличным тоном, посмотрев на запястье, которое каждый должен держать на построениях так, чтобы его было хорошо видно, произнес: "Триста одиннадцатый, в правую колонну!"
Видение исчезло, и слава богу! Это ужасно - не иметь имени, только номер... номер и больше ничего. Еще раз посмотрел на номер, Александр подумал: а ведь это может пригодится в моей нелегкой борьбе против зла. Номер ведь можно исправить, надо только знать, на какой.
Постепенно все выяснится, пока нужно наблюдать и думать, наблюдать и думать... Стать другим. Затеряться среди себе подобных. Судя по моему номеру, нас много, а их меньше. Уже небольшое, но численное превосходство, следовательно, и преимущество! Тут главное - занять место с номером, нужным для пользы общего дела.
Снова вспомнился эпизод, когда узнику пришлось занять место другого человека, все из того же любимого романа "Граф Монте-Кристо". Недаром эта книга у Александра была настольной, она помогала ему сохранять присутствие духа, а это, скажу я вам, немало.
Зазвонил телефон. Подойдя к журнальному столику уже привычного для глаз размера (освоился незаметно), Александр нажал кнопку ответа и услышал:
- Это полковник тебя беспокоит. Как обжился? Квартирка нравится? Девочек уже вызывал? Не трудись отвечать, я о тебе все знаю. Камеры работают исправно. Девочек ты не вызывал, к спиртному не притрагивался. Проблемы?
Судя по манере разговора и фамильярному обращению на "ты", полковник пребывал в изрядном подпитии. Поняв это, Александр подумал: "Еще один факт на заметку. Пьющий - значит его можно подловить в нужный момент и получить от него то, чего он никогда бы не отдал в обычной ситуации, когда он трезв и зол... Так и зол-то он потому, что трезв. Суровая правда жизни и нередкая слабость среди военных... На эту слабость тоже можно рассчитывать при построении будущей стратегии..."
- Все нормально, спасибо. Освоился. На вашу шутку насчет девочек отвечу так: ничего нет лучше, чем проверенная в боях партнерша! Здесь таких нет. Спиртное? Да я, если честно, до бара еще не добрался. Пожалуй, выпил бы немного бренди... Все вашими стараниями по заточению меня в замок Иф! За что огромное человеческое спасибо.
- Не за что! Любой каприз за вашу свободу. Что касается бренди, как ни странно, я его тоже люблю. Советую не затягивать с выпивкой, наутро вы должны быть готовым к работе. Распорядок завтрашнего дня скоро прибудет пневмопочтой. О заточении... какой такой замок Иф? В чувстве юмора вам не откажешь... даже в заточении, как вы изволили выразиться.
- Это не юмор, это классика. Был во Франции такой писатель, Александр Дюма его звали. Он написал роман под названием "Граф Монте-Кристо". Очень поучительная история.
- Да? Я что-то такое слышал... но мне с моими заботами не до чтения. Я предпочитаю немного выпить, расслабиться и пообщаться... Общение - это главное в жизни, друг мой! Вот и сейчас, рад бы с тобой поговорить, да не могу...
- Устали?
- Да не то чтобы сегодня как-то особенно устал... я вообще устал. Проблемы, проблемы. Можно подумать, мир состоит из одних только проблем! А самое паршивое то, что решать их приходится мне одному. Мои замы, сукины дети, готовы на что угодно, лишь бы ни за что не отвечать! Положиться ровным счетом не на кого. А начальство требует!
- А я считал, что над вами никого выше нет. Ну, если только господь бог...
- Не богохульствуй, пожалуйста. Я, конечно, особенно в бога не верю, но традиции чту свято! Свечку там поставить, перекреститься, - всегда за милую душу. Службу стоять не стоял, своей хватает!
Вот бабка моя постоянно была в церкви, там и померла, родимая. Местный батюшка отпел ее самолично, я присутствовал. Впечатлительно! Надолго запомнил. А начальства сверху предостаточно. За это не беспокойся. В институте у тебя тоже было начальство. А здесь у тебя только я. Не самый плохой вариант, согласись.
- Будем надеяться, что так. Не забывайте, сюда я попал не по доброй воле. Без малейшего желания. И выбор, как я понимаю, у меня невелик.
- Ты прав. Но не будем о грустном, подумай лучше о будущем. Оно прекрасно! Представь себе: ни болезней, ни недомоганий, ни плохого настроения... и вообще - живи, сколько заблагорассудится! Чем не рай? И все это - твое будущее.
Если, конечно, будешь сотрудничать. В крайнем случае, если что не так, не понравится новая жизнь, соберемся да и махнем на звездолете куда телескопы глядят, на поиски лучших миров и лучшей доли! Как тебе перспективочка? - Ничего, заманчиво. Только от вас никакой гарантии нет. Доверия к вам никакого тоже нет. Поэтому отнесем все вами сказанное в разряд несбывшихся желаний.
- Александр, ты... вы перегибаете. Извините, что на "ты", я по-простецки... Вы мне нравитесь - как человек, конечно. А насчет меня... Мне можно верить, проверено временем и соратниками. Кстати, насчет времени. Пора мне закругляться. Завтра вас разбудит система, она же позаботится и о завтраке. До завтра, спокойной ночи!
Александр, пожелав того же, повесил трубку. Ему почем-то стало очень тревожно.
Неспроста он все вьется вокруг да около. Что-то они задумали, вот только что? И так, вроде бы, цель достигнута, я в их полной власти, наверняка они верят, что я деморализован и готов выполнить любые требования. Тогда что их встревожило, однако? Загадка. Но, как известно, неразрешимых загадок не существует.
Где-нибудь, когда-нибудь подобное уже происходило, осталось лишь узнать, где, сопоставить остальное, и после знака равно и будет ответ. Госпожа память, за работу! Да, и паутина не подведет, поможет. Правда, времени потребуется много. А оно у меня есть, оно только и осталось совершенно неизменным. Что с него взять, время оно и есть время.
Он работал в кабинете часов семь кряду, без перерыва, и с непривычки заныли мышцы спины. Вот оно - несовершенство тела, что крысиного, что человеческого. Не рассчитано оно на длительную недвижность. Хотя сон, вроде бы, опровергает это предположение... Но во сне мы постоянно ворочаемся, а утром еще и потягиваемся до приятного ощущения в мышцах, иначе сон никак не желает нас покидать!
После пробуждения просто необходимо проделать хоть немного гимнастических упражнений, в противном случае пиши пропало, нормального самочувствия на весь день не получишь. Организм так или иначе свое возьмет, нужное ему количество сокращений мышц, среднее за сутки, все равно получит в лучшем виде! Кого-кого, а наш органом обмануть практически невозможно.
Зато я кое-что нашел в этой порой очень запутанной паутине! А именно: в средние века, особенно в королевских династиях, прежде чем отравить или тайком (а иногда и в открытой дуэли) убить неугодного или неудобного человека, было принято плести вокруг жертвы интриги. И чем замысловатее, тем выше ценилась проведенная интрига. Все становится на свои места.
В те далекие времена подобные методы помогали занять престол, избежать нежелательных для правящего класса реформ и вообще сохранить status quo, который власть предержащих полностью устраивал. В наше время, если просто так вот отравить человека, это, скорее всего, не даст желаемого результата. Но интриги остались, только стали они еще тоньше и продуманней!
Неблаговидная цель порой бывает настолько неявна не то что со стороны, но даже изнутри интриги, что заподозрить кого-либо в задуманном злодействе непросто. А иногда создается впечатление в совершенно гуманных намерениях интригана. В результате своей недальновидности, доверчивости страдаю не только, к примеру, я сам, но и мои близкие и знакомые. В средние века на интриги порой уходили годы, в наше же время хватает и нескольких часов.
Но наш случай - особый. Полковник не спешит выдавать свои черные замыслы, однако и не упускает возможность воспользоваться обстоятельствами, как возникающими естественным образом, так и спланированными им самим. Мне пришлось попотеть, прежде чем раскрылась цель черного полковника. С одной стороны, она до банальности проста, а с другой - архисложна.
Мне стало понятно, что именно он хочет из меня вытянуть, когда он заговорил о будущем. Тут он себя и выдал с головой! Говоря обо мне в будущем времени, он подразумевал себя. Так сказать, наедине с самим собой. Наивный! Сразу видно, что он не был настоящим ученым и, видимо, уже никогда не станет.
Не владея строгой организованностью мышления, он, безусловно, и не подозревает, что я все понял про него. Не зная этого, он продолжает игру. А меня как раз устраивает такое положение дел. Когда потребуется, я нанесу ответный удар, который ничто не остановит, он будет иметь сокрушительную силу и принесет мне свободу! Ради этого стоит под напрячься.
Александр и сам не заметил, как оказался уже на кровати, он улегся почти автоматически, настолько сильным было потрясение открывшейся правдой об истинных намерениях полковника. Укрывшись одеялом, он поворочался немного и в конце концов уснул.
Сны у него были по-прежнему человеческие. Это обстоятельство немного порадует его утром, ведь положительных эмоций за последнее время выпадало немного. О том, что пришло время вставать, Александру дала понять распространившаяся по кровати вибрация. Довольно странный у них будильник, однако в действенности ему не откажешь, это точно.
] Задерживаться в такой постели не было ни малейшего желания. Еще не проснувшись, он вскочил и просеменил в туалетную комнату. Там звучала спокойная, но бодрящая мелодия. Помещение оказалось довольно просторным. Одну из стен во всю высоту занимало зеркало. Увидев себя в нем, Александр подумал:
"Решительно не могу привыкнуть к своему отражению!" Погладил то место, где раньше был подбородок, и пришла еще одна забавная мысль. Бриться-то теперь нет совершенно никакой необходимости! Удивительно, но факт. Зачем-то поднял лапы, осмотрел подмышки, даже понюхал. Ничего общего со старым запахом, запах совершенно другой, не человечий... да и откуда ему взяться пусть и у необычной, но все же крысы?
В чем, собственно, должен заключаться мой туалет? Вопрос. Припоминаю, наши лабораторные крысы постоянно умывались лапками. Я так и не понял, для чего они это делали, зато теперь у меня есть полноценная возможность проверить на себе самом.
Открыв кран, он немного побрызгал на голову холодной водой, растирая ее от макушки до мордочки. Эффекта ноль. Александр ощерился, глянул на сверкающие белизной острые зубки. Подумал: "Что тут можно чистить? Зубы в идеальном состоянии.
Правда, помню, читал где-то о скорости их роста... Еще одна проблема. Надо будет что-нибудь найти погрызть. Надеюсь, это будут не провода. С детства не люблю и боюсь электричества!"
Походив по комнате несколько раз из угла в угол, он наконец направился на кухню. Может, с завтраком повезет больше.
На столе уже стоял завтрак, аккуратно разложенный в подобие тарелочек, отличавшихся от обычных тем, что их тоже можно было употребить в пищу. Такое новшество понравится кому угодно. Ни тебе мыть посуду, ни заботиться о ее целостности.
Твердые, как камень, корочки черного хлеба, плошки с зернами различных злаков, а на десерт - кусок ну очень старого и засохшего сыра, определить сорт которого по причине его древности не представлялось возможным. Не беда, сыр понравился. Тщательно все перегрызя и запив большим количеством воды, Александр почувствовал, как отступает настырное ощущение голода.
Много ли надо крысе для полного счастья? Несколько зерен да немного воды, всего-то!
Александр рассмеялся своей шутке, предназначенной сугубо для внутреннего потребления.
Вживаюсь! Какое все же приспособляемое существо человек. Воистину, где посадишь, там и прорастёт. Поэтому я верю в межзвездные путешествия и в глобальное заселение человеком, космического пространства. Гм, по Циолковскому заговорил - это неплохо!
С завтраком было покончено. Раздался сигнал сирены, входная дверь распахнулась, и глазам открылась небольшая кабина без окон, но с зеркалом и с удобными креслами. Это что-то вроде поезда! - догадался Александр. Действительно, прошло буквально несколько секунд, и двери в кабину закрылись. Появилось ощущение движения, но куда движется поезд, увидеть было невозможно по причине отсутствия окон.
Напрягало только обилие зеркал. Они были повсюду, даже на потолке. Интерьер кабинки и отражения самого Александра многократно повторялись в них, уходили в бесконечность... Понятно, что это некий психологический трюк, цель которого Александру была пока неясна в полной мере. Потом разберемся.
Так или иначе, еще во многом предстояло разобраться.
Чтобы выиграть сражение, надо знать всё: как положительные, так и отрицательные стороны стратегии противника! Только так побеждал великий полководец Александр Македонский! Мой тезка, однако. Надеюсь, мне повезет не меньше, чем ему.
Поток мыслей прервала остановка, двери открылись. Шагнув из кабины, Александр оказался в большом и просторном холле, где быстро, не обращая внимания друг на друга, перемещались в разных направлениях такие же, как он, крысиные особи. И у каждого на загривке был четко виден номер.
Одна примечательная деталь сразу бросилась Александру в глаза: у всех через плечо (если можно так сказать, когда речь идет о крысах) висел планшет с карандашом, наподобие офицерского планшета для карт местности или планов военных операций.
Александр понял: они не умеют разговаривать! Видимо, моя технология оказалась не так проста для непосвященных спецов из команды полковника.
Что ж, первостепенная стратегия определена. Своим сторонникам я буду предлагать голос! На мой взгляд стоящий приз, ради которого можно и побороться со злом! Хотя, скорее всего, сторонники полковника, тоже попытаются просочиться в круг моих доверенный лиц, но в борьбе это неизбежно, надо сделать так, чтобы на нашей стороне было преимущество - как количественное, так и качественное.
Будем гнуть свою линию, главное - заставить их играть уготованную нами для них роль по нашей партитуре! Ура! Ну, я вообще оптимист! Причем, с буквы такой величины, которой еще не бывало. Ладно, пошутили и будет. Скромнее, Александр, скромнее, пожалуйста.
С разных сторон раздавался голос из динамиков:
- Семьсот пятый - третий коридор. Сто восемьдесят пятый - второй уровень четвертый коллектор.
Голос четко выговаривал каждое слово, повторял распоряжения. В ожидании, когда прозвучит его номер, Александр монотонно постукивал коготком по круглому столику, возле которого остановился некоторое время назад. По другую сторону стояла очень юная крыска. Насколько юная, Александр определять еще не научился.
Она то и дело посматривала на него с нескрываемым любопытством, потом положила перед собой блокнот и, быстро что-то написав, повернула его на сто восемьдесят градусов, чтобы Александр мог прочесть написанное.
"Уважаемый незнакомец! Мне нравится Ваш независимый взгляд. Очень хотелось бы с Вами познакомиться! Меня зовут Иззя, а Вас?"
Александр приметил на столике несколько листочков бумаги и карандаш и немедленно к ним прибегнул. Чтобы не пугать незнакомку, решил пока голосом не пользоваться. Ему стало ясно:
все пользуются только письмом или жестами, еще крысиным чутьем, которого у него нет... а скорее всего, он просто не умеет его использовать. На секунду задумавшись, он написал: "Привет, милая незнакомка!
Спасибо за комплимент насчет взгляда. Скажу смело, не кривя душой: у Вас он как минимум жизнеутверждающий! Не меньше. Имя мое Александр".
"Странно. Имя у Вас человеческое!"
Александр чуть было не закричал: "Да, человеческое, по той простой причине, что я - человек, я..." Но на бумаге написал:
"Так получилось. Можно отнести это к чудачеству родителей. Но именем вполне доволен. Жить пока не мешает!"
И осторожно спросил: "Кем трудитесь, Иззя?"
Настороженно посмотрев на Александра, собеседница ответила:
"Я лаборантка. А Вы кем работаете? Судя по вашим признакам, три весны у вас уже позади. Вы, наверное, маститый ученый?"
Теперь настала очередь Александра набросать настороженную реплику:

Глава 17



"Меня как-то не особенно жаловали званиями... и вообще - сегодня у меня первый рабочий день! Так что я еще и сам не знаю, на какую должность меня определит начальство".
Иззя вдруг как-то встрепенулась, крысиные глаза беспокойно забегали. Она торопливо написала:
"Мне пора - меня назвали. Было очень приятно поболтать. Надеюсь, Вы мне позвоните. Александр!"
Повернувшись спиной, чтобы показать красовавшийся на загривке номер "четыреста двенадцать", она быстро дописала: "Вот мой номер. Звоните в любое время! Буду рада продолжить знакомство!"
Она исчезла так же неожиданно, как и появилась.
Вот он, первый кандидат в мою будущую армию! Мне надо учиться работать с таким контингентом... А она ничего, миловидная, эта Иззя. По их меркам, конечно. Я новичок и пытаюсь вживаться, а там посмотрим, может, и войду во вкус.
Жизнь по-прежнему продолжается, несмотря ни на что!
Буквально тут же прозвучал и его номер. Ему был назван лифт два, шестой уровень. Направляясь к лифту, Александр догадался, почему нет Татьяны. Да потому, что этот город - не для людей.
На панели высветилось: "Шестой уровень". Лифт замер, створки двери раздвинулись. Александр увидел длинный коридор с множеством ответвлений, над каждым из них светилась табличка. Был слышен легкий монотонный гул, обычный для зданий с высокотехнологичным оборудованием.
Откуда-то появился небольшой робот с вращающимся экраном вместо головы, на котором ярко высвечивался номер Александра и инструкция: "Следуйте за мной!" Робот лихо зажужжал электромоторами, и Александру пришлось проворнее перебирать лапами, чтобы поспеть за скоростным гидом. Вскоре, сделав несколько поворотов, они остановились около двери с надписью "Лаборатория Z".
Робот откатился в сторону, галантно уступая дорогу Александру. "Мы прибыли. Хорошего дня!" - мигнул на прощание экранчик.
Дверь отворилась, впуская Александра в огромное помещение. Это уже для людей, подумал он. Так и оказалось. Не пройдя и пяти шагов, он услышал голос Татьяны:
- Доброе утро! Как спалось? Кошмары не донимали?
Александр поднял голову. Перед ним крепостной стеной возвышался рабочий стол, над которым, будто памятник, поднимался бюст Татьяны.
- Твоими молитвами и стараниями все обошлось. А ты как? Вижу, совесть тебя насмерть не замучила... Хотя что это я, какая совесть может быть у предателей?
- Хорошо же ты начинаешь утро, сразу с оскорблений!
- Ты напрасно относишь мои высказывания к оскорблениям. Только сермяжная правда, и ничего более!
За все содеянное тебе рано или поздно придется ответить. Гореть тебе в аду!
- Полагаешь? Вряд ли. Я просто выполняла условия контракта с организацией, в которой работаю.
- А тебе известно, что задачи, которые поставлены перед ней и которые она успешно претворяет в жизнь, в высшей степени аморальны и преступны?
- Интересно, с чьей же точки зрения они преступны?
- С точки зрения человеческой расы, к которой, к счастью, не все здесь присутствующие относятся. Вы все враги, враги цивилизации, и будете истреблены, как чуждые элементы, мешающие нормальному гармоничному развитию! Я сам обязательно приложу к этому руку, то есть лапу!
- Да ты прямо философ, рубишь правду сплеча... Все, значит, темные гении, а ты у нас белый! Смеясь добавила: ты и в самом деле белый! Ладно, ладно, пора работать. Полковника пока нет. Появится - будет не доволен, увидев, что мы бездельничаем.
- Так в чем будет заключаться моя работа?
- Для тебя в этом смысле ничего не изменилось. Будешь продолжать свою научную деятельность, вести свои изыскания, как и прежде. С той лишь разницей, что теперь ты будешь отчитываться за сделанное и корректировать дальнейшие исследования в соответствие с рекомендациями, которые тебе будут даны. Так что приступай. Пойдем, я покажу твое место работы.
Они пересекли огромную комнату и остановились у дверцы, соответствовавшей новым размерам Александра.
- Ну вот, проходи, - сказала Татьяна. - Там найдешь все - свой кабинет и сотрудников.
Пройдя к рабочему столу, на котором было все, что необходимо в работе с документами, Александр снова услышал голос Татьяны через дверцу, которая все еще была не закрыта:
- Если я тебе понадоблюсь, нажми вот эту кнопку. Дверь напротив - вход в лабораторию. Там находятся сотрудники, они в полном твоем распоряжении. Можешь познакомиться с ними прямо сейчас. Учти только, что они не говорят. И еще не забудь, пожалуйста, любая попытка к бегству пресекается и наказывается!
- Знаю. Что касается знакомства с коллегами - так и сделаю, зачем тянуть. У меня язык не поворачивается сказать тебе спасибо, ибо ты сделала слишком много для меня! Право, не хватает слов, чтобы выразить мою благодарность. Ты молодец, поступила чисто по-женски.
- Понимаю твой сарказм. Но и ты пойми, бизнес, есть бизнес. Ничего личного. Я пошла. Обед в двенадцать.
Еще долго Александр просидел за столом, не двигаясь. Успокоившись в достаточной мере, он прошел в лабораторию.
Она действительно напоминала ту, что осталась наверху - в сущности, так близко и так далеко одновременно. Здесь тоже наличествовал рабочий стол, только не персональный, а рассчитанный на нескольких сотрудников. Современная технология помогала в общении с коллективом посредством большого экрана. У каждого в лапках имелась клавиатура, а блокнот висел без дела, просто так.
Сотрудников было четверо. Представившись, Александр попросил каждого назвать имя и должность. Все дружно выполнили просьбу. Двое оказались лаборантами, двое - младшими научными сотрудниками. Имена у всех были специфические, поэтому их пришлось записать, добавляя собственные комментарии.
Например, самого бойкого звали Бойзик. Александр уже успел заметить, что "крысиные" имена почти всегда имеют уменьшительную форму. Рядом с именем Бойзика Александр приписал: "Седой ус". И правда, если присмотреться внимательно, один его ус действительно был более седым, чем другой.
Одна из женских особей была лаборанткой, звали ее Жорочка, а напротив имени красовалось примечание: "Тощая". И в самом деле, она была худее всех коллег, которых довелось увидеть Александру. Вторую самочку звали Марчика, она, наоборот, была сама упитанность, за что и получила, соответственно, вполне заслуженную характеристику:
"Пухленькая". Она представилась как старший научный сотрудник, и Александр про себя подумал: "Только этого мне не хватало! Надо будет провести тестирование всех сотрудников".
Пока же он попросил другого научного сотрудника (без всяких приставок) по имени Кобрик доложить, чем они занимались до сегодняшнего дня и каковы планы на будущее согласно научному заданию.
Заодно поинтересовался, где и чем сейчас занимается их прежний начальник. На экране появлялся грамотно изложенный текст; учитывая, что составлен он был буквально на ходу, это производило благоприятное впечатление. Все присутствующие с интересом читали доклад коллеги. "Он неглуп и видит проблемы, что называется, насквозь", - подумал Александр, а вслух уточнил:
- Работа выполнена только на шестьдесят процентов. Какие факторы повлияли на столь серьезное отставание от рабочего графика?
Кобрик, как мог, попытался объяснить причины, но вразумительного ответа Александр,так и не получил.
- Из вашего доклада мне стало ясно, что веская причина только одна: несколько этапов программы исследований были изменены. Зачем? Ведь предыдущие результаты были обнадеживающими.
"Прежний руководитель одобрил изменения в процессе эксперимента. Есть у нас некий полковник, так вот, он не смог доказать ему своей правоты".
- За что и поплатился, - закончил мысль Александр. - Ведь правда?
"Да. Вы правы. Его обвинили в саботаже и отправили на переориентацию".
- Переориентацию? Что это?
"Лучше Вам не знать! Узнаете со временем. Из тех сведений, которые иногда просачиваются к нам... в форме записок, нередко пропитанных кровью... Одним словом, хорошего мало, если ошибетесь. Не дай Вам бог, конечно! К сожалению, мы себе не принадлежим. Вы у нас за последний год уже третий руководитель!"
- Да, печально. Будем надеяться, меня эта участь минует. Хотя радости полученная информация не доставляет, это факт... Ну, что же, приступим к работе!
Александр вывел на экран график исследований. Сменяя друг друга, строки плавно опускались по экрану. Тема научных изысканий была идентична той, которой он занимался в своем родном, теперь несуществующем, институте. Но странно, коли все бумаги сгорели... Это только рукописи божественных текстов не горят, а бумаги простых смертных - горят еще как!
Вопрос: каким же образом все "сгоревшие" документы оказались здесь, да еще абсолютно невредимыми? Некоторые документы были написаны явно в его собственном стиле! Значит, они сначала выкрали все документы, а потом уже уничтожили институт? В случае пожара непросто установить со стопроцентной вероятностью, что было на месте возгорания, а чего не было никогда.
Пожар скрывает практически любое преступление. Идеальное средство замести следы для преступников. Так что можно смело утверждать, что как минимум половина пожаров, происходящих на земле, имеют, так сказать, искусственное происхождение. Удивляет еще одно обстоятельство - как быстро все было устроено!
Я сам ничего подозрительного в институте не заметил, кроме появления в последний день военных... Вот и разгадка. Все было проделано в то время, когда они блокировали сотрудников института на рабочих местах. А наиболее ценных сотрудников вообще "сожгли", превратив их в рабов... так же, как меня немногим ранее...
Теперь, изучая доступный архив, Александр понимал, с каким черным заговором ему приходится иметь дело. Тут с кондачка не решишь проблему нейтрализации противника. Тут без армии сторонников не обойтись. Что же, революция так революция!
А почему бы и нет? С идеологией у нас порядок, она мощна и выстрадана униженными и оскорбленными членами ИНКРЫСа. Я полностью на их стороне, иначе и быть не может! Не потому, что я теперь в их шкуре, а потому, что их идеология близка мне по духу! И они между собой не воюют!
Конечно, их предки не особо отличались деликатностью в вопросах борьбы за территории, но этот маленький недостаток можно списать на естественные процессы, от которых зависит выживание отдельной ветви на дереве их вида в целом. Однако никогда, какую бы жесткую форму ни принимала борьба за место под солнцем, они не позволяли себе убивать представителей своего вида!
Только иногда, в редких случаях, когда их жизни угрожает опасность, которой нельзя избежать. Люди же убивают и просто так, и ради корыстных целей, что во много раз хуже. Как такое может быть? Слишком просто относятся люди к чужой жизни... но только не к своей собственной! Такова печальная правда.
Продолжая изучать архив, Александр наткнулся на свою давнюю работу. Она касалась проблем изучения поведения микроорганизмов в среде, несвойственной для конкретного вида. Эта работа когда-то по-настоящему захватила его, правда, он тогда был слишком молод.
В те далекие времена ему казалось, что впереди его ждет грандиозный успех, что он сделает массу открытий, будет известным... Некоторые пункты его мечтаний отчасти осуществились, а некоторым так и не суждено было сбыться. Тогда все вокруг казалось радужным и красивым, а люди милыми и добродушными существами. Эх, вернуть бы то золотое времечко! Во многих ситуациях он повел бы себя иначе... Да что вспоминать, в нынешний момент надо думать о будущем, и только о нем.
Сотрудники терпеливо ждали. Александр вывел на экран план работы на неделю.
Ознакомившись, коллеги одобрительно закивали и разошлись по рабочим местам. А он подумал: "Да, теперь не предложишь выпить чашечку кофе кому-нибудь из новой команды..." Могут ли крысы пить кофе? Едва ли кто-то задавался этим вопросом раньше.
Надо спросить бывалых. На роль собеседника из категории "бывалых", как ему показалось, лучше всего подходил научный сотрудник... как бишь его... Заглянув в тетрадку на собственные заметки, Александр освежил в памяти его имя: Кобрик. Именно этот подчиненный показался Александру наиболее продвинутым, можно даже сказать, он был душой коллектива. Надо с ним пообщаться.
Так Александр и сделал. Экран, расположенный в лаборатории на самом видном месте, высветил имя сотрудника с приглашением зайти к руководителю. Войдя в кабинет, Кобрик немного помялся, дожидаясь приглашения присесть, получив его, сел напротив Александра.
- Я хотел поговорить с вами вот о чем... Наверняка в вашем коллективе сложились определенные традиции, которые, естественно, мне не хотелось бы нарушать. Поэтому подскажите, пожалуйста, как вы обычно начинаете рабочий день... и далее по основным пунктам до его окончания. Я слушаю.
"Ничего особенного мы не делали", - с некоторой настороженностью ответил Кобрик.
- Я не в том смысле... Я хочу сказать, интерес с моей стороны не несет для вас никакой угрозы, не стоит меня опасаться. Никаких данных я не собираю, никаких досье на вас не завожу.
После этих слов мордочка Кубрика смягчилась, и он впервые посмотрел на Александра с проблеском доверия.
"За десять минут до начала рабочего дня мы собираемся в холле и обмениваемся последними новостями. Или рассказываем истории, приключившиеся с нами - вообще или накануне. Со звонком все прекращаем. Еще возможность пообщаться выпадает во время обеденного перерыва. Мы обедаем вместе. Ваш предшественник обедал вместе с нами. А Вы будете?"
- Почему нет? С превеликим удовольствием. Я, знаете ли, не люблю отрываться от коллектива. Конечно, я буду обедать с вами.
На этот раз, отвечая письменно через экран, Кобрик смотрел на Александра уже с большим доверием.
"Это радует, это хорошо! Еще за пять минут до окончания рабочего дня шеф обычно собирал нас, подводил итоги и выдавал задание на следующий день".
- Что же, я не буду нарушать сложившиеся традиции. Пусть будет все, как вы привыкли. Обо мне не беспокойтесь, а вас я прикрою в случае надобности.
- Конечно, Александр понимал, что все его разговоры записываются. Потом весь этот винегрет попадет на стол полковнику. Если он воспылал отеческой любовью ко мне, то, надо полагать, не упустит случая изучить накопленный материал. Чтобы потом во время очередного разговора с типично военным пафосом как бы невзначай продемонстрировать свою полную осведомленность.
Меня-то такими дешевыми приёмчиками не купишь! Он, разумеется, захочет показать в очередной раз, кто именно является хозяином положения. И я помогу ему, как планировал, создать иллюзию того, что я смирился с неизбежным и ничего не замышляю. Я даже работать буду на полную катушку, тем паче, что это мне самому поможет разобраться в некоторых моментах новой теории...
В моем случае лучше синичка в лапках, чем журавлем в небо! Так-то вот, уважаемый Александр Иванович. А Кобрик этот, чувствую, мне многое не договаривает... Надеюсь, он рано или поздно раскроется. Хотелось бы, чтобы это произошло как можно скорее. Хочется действовать - аж лапы чешутся!
Но, опять же, как гласит народная поговорка: "Не спеши, с людьми посмеемся!" Интересно, как Кобрик отреагирует вопрос насчет того, чем они больше всего любят лакомиться до обеда или с утра?.. Пожалуй этот вопрос ему и задам.
Кобрик подумал немного и написал:
"В детстве мама баловала нас, в основном, зерном - пшеницы или ржи. Но сильнее всего запомнились, конечно, леденцы! Маме иногда удавалось утащить у людей немного сладостей. Это был для нас праздник! С тех пор вкусы мои, само собой, изменились. Сейчас предпочитаю что-нибудь менее сладкое... например, жареные сухарики из черного хлеба.
А наша женская половина очень любит погрызать маленькие, но очень твердые бараночки, есть такие у людей, называются "мини-сушки". И наконец, главный компонент - это, безусловно, теплая сладкая вода, лучше со вкусом каких-либо ягод. Пожалуй, всё. Не считая тех разнохрустов, предлагаемых нашей общей для всех кухней.
Как Вы знаете, для нас, крыс главное - движение, ради него мы можем пожертвовать многим, и едой в том числе".
- Превосходно! Передай, пожалуйста, коллективу, что я предлагаю собраться сразу после обеденного перерыва у меня в кабинете, вот за этим столом.
"Передам. Думаю, все будут обрадованы столь приятной новостью. Могу я быть свободен?"
- Безусловно. Жду вас!
Александр вновь углубился в изучение архива. Параллельно он продумывал дальнейшие действия на пути к свободе. Хороший парень этот Кобрик, с ним надо поработать поплотнее... Звонок по селектору прервал его мысли.
- Привет работникам науки от военных! С началом первого рабочего дня! Лаборатория понравилась? Как тебе показались сотрудники? Мы сделали все, что было в наших силах, чтобы ты чувствовал себя почти как раньше. Надеюсь, нам это удалось.
- Спасибо! Все оказалось лучше, чем я предполагал. Лаборатория действительно мощная. Единственно - нет того комплекса, который описывал мой сокурсник, и по этой причине не могу проверить кое-какие из своих догадок. А хотелось бы! Надо сказать, мы здорово продвинулись бы, имея это недостающее звено... В нем все дело. В каждом исследовании есть свой камень преткновения.
Я его нашел, но не расколол, так что все зависит от вас. Коллектив мне пока нравится. Думаю, окончательное мнение об их способностях сложится чуть позже. У меня к вам просьба. Устройте встречу с моим другом. Можете все обвешать камерами и микрофонами, для меня очень важно пообщаться с ним!
- Хорошо. Вы ведете себя покладисто, почему бы и не устроить вам встречу? Тем более, что и он просил о том же... Полагаю, мы сможем устроить все уже завтра. Советую, однако, не забывать и о психологической составляющей вашего рандеву.
- Да я прекрасно понимаю, что будет непросто. Но мы ведь носим гордое звание "мужчины"... или я что-то путаю?
- Отрадно в очередной раз убедиться в наличии у вас чувства юмора! Я в вас не ошибся. И Татьяна была права, вы не просто крепкий орешек, вы - кремень! Я сам из таких. Вывод: всегда слушай женщин, но всегда все проверяй сам! Как говорится, хочешь познать золотое сечение - не скупись и не ленись. Дойдешь, если ты идущий!
Снова под градусом, раз на философию потянуло... Интересно, он вообще когда-нибудь бывает абсолютно трезвым? Или это его недостижимая цель, к которой он и сам не очень стремится?
- Прошу прощения, полковник, спасибо большое за обещанную встречу, но, если позволите, можно вернуться к работе?
- Конечно, конечно! Не стану более отвлекать. О месте и времени встречи вам будет сообщено дополнительно. До свидания!
Даже если и обиделся - не беда! Пусть знает наших и не отвлекает от работы.
Обеденный перерыв Александр провел в кабинете, заказав обед на рабочее место. Как и было условлено, все сотрудники лаборатории собрались у него. Только теперь началось настоящее знакомство.
Разговор шел о вещах, никак не связанных с работой. За время распития, если можно так сказать, сладкой воды Александр узнал много интересного и нового из того, что могло бы пригодиться в дальнейшем. Постепенно он все глубже и глубже вникал в особенности внутренней жизни этих очень милых существ.
И почему человечество на протяжении всей своей истории так ненавидит крыс? Надо полагать, напрасно! Ошибка кроется в нежелании более детально изучить этот вид. Чем больше Александр узнавал об их жизни и обычаях, тем больше проникался пониманием и уважением. Однако, затягивать первую неформальную встречу не имело смысла. Тем более, что все записывалось и наверняка анализировалось.
Время незаметно склонилось к вечеру. Раздался звук сирены, и Александр уже привычно подошел к выходной двери, которая как раз открылась. Его встречала Татьяна. С грустинкой в голосе спросила с высоты своего роста:
- Как работалось? Доволен ли сегодняшним днем?
"Пора ставить ее на место! - подумал Александр. - Предательство не прощают. И уж тем более не забывают. Пора платить по счетам!" Он ответил как можно резче:
- Тебя это и в самом деле интересует, или ты выполняешь свой контракт, как выполняла его раньше - в той, наземной, жизни? Этот номер у тебя больше не пройдет.
- Что ты сегодня к вечеру стал таким агрессивным? Я ведь на твоей стороне. И даже более того.
- На моей стороне, говоришь? А за что сдала меня с потрохами? Превратив их в крысиные! Это во-первых, а во-вторых, - это не агрессия, а месть тебе за то, что ты сделала по отношению ко мне раньше! Ты надеялась, нагадишь, как кошечка, засыплешь песочком, помурлычешь в очередной раз, - и все шито-крыто?
Нет, голубушка, тебе уже никогда не будет легко, особенно рядом со мной, пока Я жив! Понятно? Я сделаю все, чтобы ты как можно скорее узнала, каково это, когда тебя без всякого спроса запихивают в чужое тело и превращают в раба!
Чтобы ты прочувствовала все сполна на собственной шкуре! И вот еще что. Впредь не смей больше обращаться ко мне с вопросами, типа как я себя чувствую, или как у меня прошел рабочий день. Долой сантименты в отношениях с тобой!
Только вопросы по работе, конкретно относящиеся к моей непосредственной зоне ответственности! Ясно?
- Мне-то ясно, но никак не возьму в толк, какая муха тебя укусила? Я же к тебе отношусь нормально, можно сказать по прежнему!

Глава 18



- Зато я ненормально. И имею, по-моему, на это очень веские основания! Мне кажется, пора прекратить нашу дискуссию, на подобные темы. По существу вопросы есть? Если нет, прошу откланяться!
- Бог с тобой. К утру выспишься, наверняка это психоз.
- Это вряд ли. Готовься к долгой осаде, тебе так легко не уйти от ответа за кошмар, что ты, конечно же, ненамеренно устроила мне! Все, пока. Я хочу отдохнуть.
Расстроенная больше прежнего, Татьяна молча доставила его к поезду, который тут же тронулся. Войдя в квартиру, Александр вдруг вспомнил девушку, встреченную утром (если так можно сказать о его новой знакомой, соплеменнице), достал исписанный листок из планшетика, перечитал утреннюю беседу и решил позвонить. На экране показалась знакомая мордочка. Поплыли ровные строки, набранные на том конце линии.
"Привет! Спасибо, что вспомнили! Я весь день думала о Вас... ни капельки не придумываю, как иногда поступают мои сверстницы для пущего эффекта! Весь день мне было очень грустно и одиноко, а сейчас мое сердце готово выпрыгнуть наружу! Я безумно Вам благодарна, что Вы позвонили! Пребывать в состоянии прострации - небольшое удовольствие, доложу Я Вам. Что поделываете, чем занимаетесь?"
"Только что вернулся с работы. Могу ли я пригласить Вас в гости? У меня по-холостяцки просто... чего-нибудь перекусить найдем. Хотелось бы продолжить наше общение. Вот номер моего жилища".
"Спасибо за приглашение! С огромным удовольствием! Буквально несколько минут привожу себя в прядок - и мчусь к Вам!"
Оставшись наедине с самим собой, Александр занялся гимнастикой для ума, вспоминая и анализируя детали утренней встречи.
Безусловно, девушка интересная. Но уж очень подозрительно легко она завела беседу, да и свободного времени у нее оказалось аккурат столько, чтобы начать и почти завершить разговор... Конечно, можно все списать на простые совпадения. Однако вопросы остаются.
Например, почему она подошла именно ко мне? Хотя мне известны случаи особенно развитых способностей к эмпатии, умению угадывать чувства и намерения близко расположенной особи... но неужели я излучаю что-то такое, чего нет у других? Как же все-таки трудно ориентироваться в неведомом и абсолютно незнакомом тебе обществе!
Да и в их мире тоже. Поражаюсь, как легкомысленно мы, люди, мечтаем о продлении жизни посредством анабиоза... Это ведь невозможно - вжиться в будущем и чувствовать себя там нормально, невозможно! Адаптация съест личность! С первых шагов можно наделать кучу ошибок. Кстати, об ошибках.
Как бы мне не напороться на очередную провокацию со стороны полковника... А впрочем, будь что будет! Рискнув, выпью шампанского... возможно, перед смертью. Забавно! Да уж, забавней некуда. Вариантов два: либо я приобретаю сторонницу, либо у полковника в колоде будет очередной туз.
Раздался звонок. Александр открыл дверь; на пороге стояла Иззя, улыбающаяся, аккуратно причесанная, приятно пахнущая. Как было положено согласно крысиному этикету, гостья сперва понюхала воздух, затем Александра. Он в ответ также обнюхал ее со всех сторон. "Черт его разберет, абсолютно ничего не понимаю я в этих запахах!" Не выказывая своей растерянности и некомпетентности в ориентировании по запаху, он впустил гостью в холл:
"Проходите, пожалуйста!"
Протянул было лапки, дабы помочь даме разоблачиться (в смысле, снять верхнюю одежду), но вовремя спохватился, ловко переведя свое движение в простое дружеское объятие девушки за плечики, чему она была несказанно обрадована.
"Она ведь уже голая, только обросшая и очень старательно причесанная!" - подумал он, усаживая Иззю за столик, на котором были расставлены стояли блюда с приготовленными лакомствами.
Удобно разместившись, Иззя написала с улыбкой:
"У вас мило! И атмосфера такая располагающая".
"Располагающая к чему?"
"Ну... вообще. К душевным разговорам, к сближению тел и душ!"
Во как! Что называется, с места в карьер. Может, она проститутка, подосланная полковником? Не похоже. Он таких сообразительных и эрудированных не держит. Не по Сеньке шапка. Честно говоря, мне ее непосредственность нравится. Насчет душ, это она верно заметила. Точно, не хватает мне душевного общения... Будем восполнять.
По велению мысли и душевного порыва, он подсел к Иззе и очень нежно ее обнял. Она посмотрела на него своими бусинками, улыбнувшись, - и ответила на контакт сближения. Александр впервые отметил отражение эмоций в этих глазках, которые раньше казались ему пустыми, ничего не выражающими.
Эдак я вскоре запросто научусь видеть в крысиных глазках правду и ложь, страх и радость... да вообще все эмоции... Точь-в-точь, как у людей. Лед тронулся, ура! Значит, моей новой подружки можно не опасаться? Глаза у не точно не врут. Может, с нее и начать глобальное "оглашение" ИНКРЫСа? Почему бы и нет.
Взяв блокнот так, чтобы нельзя было прочесть написанное (он уже досконально изучил расположение имевшихся в его квартире камер и мог запросто вычислить мертвые зоны, куда наблюдатели заглянуть не могли), Александр дал прочесть гостье. Та буквально впилась глазами-бусинками в текст. Потом ее мордочка как-то странно исказилась, будто она хотела задать тысячу вопросов одновременно.
Это надо было видеть! Никогда прежде и никогда после никто не мог увидеть такого выражения на ее мордочке, как в этот момент. Такое бывает, как говорится, раз в жизни. Ее можно понять: о подобном она и мечтать не смела... и вообще на эту тему не задумывалась... возможно, потому, что была еще слишком молода? Очень может быть. Наверняка ее родители тоже были немы (хочется добавить - как рыбы... красиво, но неуместно!)...
и их родители... и так далее многие, многие миллионы лет!.. Трудно себе представить такое. А надо. Для того только, чтобы сказать: "Почувствуйте разницу!" Одним словом, она не упала в обморок, и в этом была ее личная заслуга. В дальнейшем мы убедимся, что Александр не зря ей поверил. Стоящий экземпляр.
Немного погодя, придя в себя, Иззя дрожащей лапкой написала:
"Неужели это возможно? Я буду говорить?"
"Не просто возможно, а возможно прямо сейчас! Ну, вот как я".
Александр прикрыл свою мордочку большим глянцевым журналом, приблизился к ее уху и прошептал:
- Все будет хорошо! Поверь старику.
На бумаге продолжил:
"Я готов сделать это для тебя незамедлительно. Инструменты и лапы имеются в наличии... дело за малым - получить твое согласие".
Она написала с таким нажимом, что бумага под натиском пера прорвалась: "Немедленно! Сейчас же! Я вся в Вашей власти. Я люблю Вас! Вы - мой ангел-спаситель, еще день-два, и я свела бы счеты со своей совершенно невыносимой жизнью...
Какое счастье, что я пренебрегла правилами приличия, которыми меня пичкала мама, и сама подошла к Вам. В тот раз внутренний голос меня не подвел. Если Вам понадобится моя жизнь - берите ее всю, без остатка!"
После столь откровенного признания Александр был просто обязан на ней жениться. Шутка. Однако его больше поразила не сама откровенность, а стиль изложения, свойственный только всесторонне развитым натурам, с творческими вкраплениями, словно в граните. А что - гранит, он и есть гранит!
"Я, к примеру, так не смог бы! - подумал он. - Побоялся бы, что ли... Скорее, сыграл бы со мной очередную злую шутку комплекс ложной скромности, преследующий нас (вернее, их, на данный момент, во всяком случае), людей, до самой смерти. Меньше слов - больше дела!"
"Прошу в мой кабинет", - решительно начертал он.
В кабинете, смахнув все лишнее со стола, Александр уложил пациентку, приготовил инструменты. Конечно, не слишком удобно проводить операцию в подобной обстановке, да еще без ассистента... но ничего не поделаешь - быть мессией во все времена было нелегко!
Чашу сию надлежит испить каждому, кто несет в массы справедливость, правду и равенство! Нередко - пожертвовав всем, в том числе и жизнью. До этого пока не дошло, слава богу. Подготовив пациентку, он прошептал ей на ушко крылатую фразу:
- Глаза страшатся - руки делают, язык говорит - ухо слушает. Привет говорящему малышу!
Улыбнулся и взял в лапки скальпель.
Пятнадцать минут спустя все было сделано. Александр велел Иззе лежать еще час. Она беспрекословно подчинилась. Она вообще смотрела на него как на бога, каковым для нее он и являлся. Временами ей казалось, что над его головой сверкает нечто, похожее на нимб.
А говорят, не бывает любви с первого взгляда!
Может, для этого надо включать шестое чувство? Иначе как объяснить то, что произошло со мной? С той, которую даже в школьные подружки сторонились, боясь лишним словом пробудить дракона, дремлющего в моем разуме... С той, с которой приходилось считаться учителям и даже директору школы... По мнению большинства, я была слишком правильна.
Не согласна с этим утверждением категорически! Если ты говоришь только правду, ты всегда и всем неудобна. А уж если делаешь замечания - по делу, конечно же, - тебя могут и поколотить!
Все школьные годы я ходила с выдранными клочками шерсти и оборванными волосками усов. Несмотря ни на что, я считала себя правильной и, соответственно, была довольна собой. Лишь однажды отступила от своих же правил, за что, как водится, и поплатилась.
Дело было на выпускном вечере. Подрулил ко мне парень из параллельно класса. Он всегда был малозаметным, скромным, чем снискал мое уважение. Но правду говорят, что в тихом омуте черти водятся. Водятся, да еще какие!
Я с ним весело провела этот вечер, он вызвался меня проводить. Я с удовольствием согласилась. Мы шли по знакомой с детства улице, как вдруг сзади на меня накинули мешок и куда-то потащили. Мешок был пыльный и гадко пах. Когда мою голову освободили, и я увидела свет божий, сразу поняла, что ситуация более чем серьезная.
Меня окружали трое незнакомых молодчиков с человечьим оскалом, издававшие гортанные звуки, отдаленно напоминающие грубый невоспитанный писк. По их настроению и поведению я поняла, что они собираются меня изнасиловать. Я взмолилась о пощаде, но все напрасно... они сделали свое черное дело. Еще и поиздевались всласть.
Зарёванная и обесчещенная, я вернулась домой. Мама все поняла и утешила меня, как могла. Наутро я обратилась в полицию. Заявление они приняли, обещали найти виновных. А что толку? Я уже никогда не стану той, какой была до этого надругательства...
Но сегодня случилось чудо. Едва я увидела у стойки Александра, ушла куда-то сковывавшая меня давняя обида на всех представителей мужского рода. Я поняла: это мой шанс! Хотя только вчера собиралась съесть мышьяку. Все долой! Да здравствует ее величество Любовь!
Ребят тех, конечно, нашли и осудили; досталось и моему школьному "товарищу". Они получили по заслугам. И поделом. Теперь даже не верится, что все это в прошлом... Я вытащила свой счастливый билет!
С сегодняшнего дня мне ничего не страшно. Со мной рядом - настоящий мужчина, и я за него любому горло перегрызу! Он уже сделал меня самой счастливой крысой в этом мире. А то, что он совершил полчаса назад, вообще не выразить словами. У меня будет мой собственный голос! Это невообразимо прекрасно. Мама просто сойдет-с ума от счастья!
Есть, правда, и другая сторона медали... Я вольнонаемная, а он, насколько мне известно, себе не принадлежит, то есть, по сути, раб. Я не охоча до чужих тайн... но тут случай особый. Это - мой человек, как мне кажется. По крайней мере, я очень на это надеюсь. Он недвусмысленно дал понять, что наши отношения ждет долгое будущее.
Мама, мама, как плохо, что нет тебя рядом, ты для меня была и осталась единственной верной подругой!.. Тебе я могу доверить самые сокровенные мысли и мечты. Может, это и глупо, но я уже мечтаю о маленьких крысятах, как две капли воды похожих на Александра... Наверное, это глупо. Мало ли чего я хочу...
Есть еще хозяйка жизни - Судьба! Как она отреагирует на мои безудержные фантазии? Надо полагать, это от переизбытка чувств. Горло немного побаливает, как он и предупреждал... Я его обожаю! Неужели и вправду пришло мое счастье?.. Надо потерпеть, и я получу самый лучший приз всех времен и народов...
Пока Иззя приходила в чувства, Александр тем временем ожидал реакции от полковника, его интересовало, насколько детально противник отслеживает его шаги. Чтобы победить врага, надо знать его стратегию... или, по крайней мере, его намерения. Телефон молчал. Значит, реакции, если она вообще последует, следует ожидать не раньше завтрашнего утра...
Замечательно. Для маневра полезно иметь оперативный простор и запас времени. То и другое у Александра было. Дело было за малым - начать эти самые маневры! Набрав номер полковника, поприветствовал его, и в ответ услышал:
- Добрый вечер, наука! Не спится? Что поделываем? Как поживает бренди?
- Все нормально. Пригласил вот одну миленькую особу в гости... Надеюсь, имею право?
- Не может быть! По журналу?
- Да нет, обошелся собственным обаянием.
- Наш пострел везде поспел! Молодец! И как она?
- Очень даже ничего... Молоденькая, из нового поколения.
- Тогда ясно. У них сейчас все просто, никаких проблем, никаких комплексов...
- Верное наблюдение. Я бы даже сказал - без тормозов.
- Ну, тебе, прямо скажем, в данный момент это только на руку. Извиняюсь, вернее на лапку.
- Согласен. Как и то, что я нахожусь под незаконным арестом...
- Не преувеличивай. Ты вполне свободен. Видишь, даже контакт с женской особью тебе не запрещаем! Люби себе на здоровье.
Если бы полковник только знал, какую бомбу замедленного действия я ему приготовил в лице Иззи... Впрочем, пусть это пока останется моей маленькой тайной. Ничего, бог не выдаст - свинья ни съест! За свои дела он ответит здесь, при жизни.
- Тем и занимаюсь. Любовь, знаете ли, расслабляет. С ее помощью могут решаться наисложнейшие вопросы... Вечный гимн богине любви Афродите! Тем более, что она далеко не дурочка!
- Честное слово, рад за тебя. Что, наука? вопросы есть?
- Есть. Вопрос прежний: когда будет встреча с моим однокурсником?
- Завтра. Тебя устроит?
- С нетерпением жду!
- Готовься к двенадцати. Вместо обеда пообщаешься с давним другом. Надеюсь, ты не против?
- Да нет, конечно. Буду готов к двенадцати.
- В таком случае, не буду задерживать. Хороших тебе снов с милой подружкой!
- Спасибо. Спокойной ночи!
Положив трубку, Александр задумался. Итак, все идет по плану. Полковник должен обратить внимание, что я сам ему позвонил. Наверняка сейчас просматривает запись и прямую трансляцию. Это полезно, пусть себе изучает. Главное - побольше возни вокруг моей персоны. Суетливая возня, как защитный камуфляж, прикроет мою основную подпольную деятельность... А это самое важное.
Как там моя пациентка? Я ей применил новую супер-мазь, теперь процесс заживления после хирургического вмешательства проходит гораздо быстрее... Пойду, проведаю.
Когда Александр вошел в кабинет, Иззя лежала по-прежнему тихо и спокойно. Глаза ее были прикрыты, но как только он подошел, раскрылись. При виде Александра Иззя хотела машинально взять блокнот, как вдруг из ротика ее прозвучал тоненький голосок:
- Миленький, хороший мой... Я тебя всю жизнь ждала!..
Испугавшись звука собственного голоса, которого она никогда не слышала, Иззя вздрогнула и оцепенела на некоторое время. Посмотрелась в зеркальце, которое предусмотрительно принес Александр и поднес к ее мордочке, чтобы она могла детально рассмотреть произошедшие с ней изменения. Тщательно рассмотрев себя, она осталась довольна.
Утро принесло непредвиденные осложнения. Исследования застопорились из-за того, что не поступили вовремя результаты от другой лаборатории, параллельно работавшей над той же темой.
Это явилось неожиданностью для Александра. Он-то считал, что над темой работает он один. Ан нет, полковник придумал другую систему, позволяющую подстегивать исследования, вызывая невидимую внешне конкуренцию. Если одна лаборатория вырывалась вперед, то для дальнейшего продвижения ей оказывались необходимы данные, которые могли быть получены только в конкурирующей лаборатории.
Таким образом, исследования продвигались с двойной гарантией, подтверждая правильность выбора направления темы в целом. Еще этот метод мог позволить полковнику манипулировать научными ресурсами, не допуская прорыва слишком энергичного сотрудника.
Что же, задумано неплохо. Плохо другое - весь этот мощный научный потенциал направлен на разрушение, а не на созидание!
Разгадав до конца организованный полковником научный процесс, Александр нашел в нем слабое место, то есть ахиллесову пяту. Допустим, он, Александр, делает вид, что находится (если судить по отчетам) на определенном этапе исследований, а на самом деле продвинулся гораздо дальше...
Соответственно, он может утаить полученные результаты, если они окажутся ключевыми. Таким образом, известная полковнику часть работы, для него и будет передовой, на самом же деле он будет отставать на несколько ходов. Выигрыш времени налицо. А ситуация такова, что и один день имеет значение!
Свою схему Александр мог бы применить немедленно, однако для удачного исхода задуманного необходима была поддержка сотрудников, а вот в них-то он пока и не был уверен на все сто. Необходимо подтягивать тылы! Мысль банальная, ничего в ней оригинального нет, но что есть, то есть.
Как ни прорабатывай стратегию, все равно он - один! Слишком мало прошло времени для того, чтобы назрела революционная ситуация... Сторонников по-прежнему нет... Значит, необходимо форсировать сближение с сотрудниками!
Данных все еще не было, появилась минута-другая, которую Александр использовал, чтобы поговорить с Иззей.
Она сразу его узнала, прошептала в трубку:
- Я люблю тебя, милый! Я пока скрываю от сотрудников свой дар, чудесным образом полученный от тебя... ты для меня - бог!
- Не преувеличивай, пожалуйста, мне неудобно. Те, кто нас сейчас подслушивает по долгу службы, решат, что мы спятили.
- Так и есть! Я спятила, и причина этому - ты, ты! Не подумай, что это блажь. Ты по-настоящему мне нужен. Я не могу жить без тебя ни мгновенья! Мама, когда услышала мой голос, сначала встряхнула головой, как бы пытаясь освободиться от того, что, по ее мнению, попало в уши.
Лишь убедившись, что голос исходит именно из моего рта, удивилась до невозможности. Долго молчала, а потом привычно написала в блокноте: "Что это, деточка? Ты научилась чревовещанию?" Я ответила, что бог наградил меня этим даром: Говорить про тебя я не стала, чтобы не сглазить. Не люблю бахвалиться! Пообещала рассказать в другой раз.
- Ты молодчина! Сможешь зайти ко мне сегодня после работы?
- Разумеется, мог бы и не спрашивать. Я вообще готова к тебе переселиться... если ты, конечно, не против. Мне постоянно хочется тебя видеть! Ничего не могу с этим поделать. Да, если совсем честно, и не хочется ничего менять! Судьбу не выбирают. Она выбирает нас, не всегда справедливо, но выбирает. И для ее выбора наше желание не имеет никакого значения...
- Знакомо. От и до. Ты права насчет судьбы. Она - штука непредсказуемая. Некоторые упертые математики пытаются ее приручить, но пока что она ведет с перевесом в один шаг... Мне с тобой тепло общаться... очень, очень тепло!
Такого влечения я не испытывал... - с языка едва не сорвалось: "в другой жизни". Поосторожнее надо, незачем ее пугать раньше времени, подумал Александр. Продолжил: - ...очень давно. Все как-то не до того было, знаешь ли.
Да и не попадались мне на жизненном пути подобные тебе уникальные личности с неповторимым, своеобразным складом логического мышления, кстати говоря... Поверь, я это качество в тебе ценю и уважаю. При встрече поговорим подробней. У меня есть что сказать на сей счет. Извини, вызывают по селектору. До вечера!
- Пока! - ответила Иззя, а у самой кошки заскребли на душе. Ох уж эти кошки... хоть и вижу их нечасто, но в душе они скребутся регулярно! Зачем их только бог создал? Как по мне - враждебно настроенное животное, ничего более. Что-то ей подсказывало, что этот звонок от милого не к добру.
Женское сердце в этом смысле - самый чувствительный прибор. Малейшие изменения в голосе или интонации самых близких существ моментально регистрируются шестым чувством. Недаром крысы слывут самыми чуткими предсказателями событий, которые еще только должны произойти в будущем, до которых, как говорится, семь верст - и все лесом.
Тем более, была уверена Иззя, о судьбе такого близкого сородича, как Александр, сердце ее непременно предупредит заранее! Способность предчувствовать события еще не гарантирует победу над неизбежностью, это всего лишь подсказка.
Как поймешь, так и выйдет. Но, как правило, все заканчивается хорошо для того, кто верит и думает о хорошем. Такова суровая правда жизни! Что бы там ни случилось, она всегда будет на его стороне, как мы уже говорили, ляжет всеми косточками ради любимого. Любовь пришла, как и полагается быстро, главное - её не спугнуть, ненароком...

 

 

 

Категория: Вячеслав Поляков-Прокопьев | Добавил: karnozo (11.09.2019)
Просмотров: 3719 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 4.9/26
Всего комментариев: 1
avatar
1 lexlutoralex • 16:51, 12.09.2019
Действительно довольно интересный рассказ и подача сюжета. Так держать и не останавливаться. Желаю успехов!
avatar