Суббота, 21.07.2018, 11:02
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Тахистов Владимир [26]
Тахистов Владимир
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 1
Пользователей: 4
Владимир-89263610501, Нерлин, Владимир-89265917712, АлинаНечай
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2018 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Тахистов Владимир » Тахистов Владимир

Запах черешни



Обычный день.
Обычный регулярный рейс: Ейск – Бердянск – Керчь.
Слегка покачиваясь на легкой зыби, отливающее серебром судно на подводных крыльях, называемое просто СПК «Восход», стояло у второго пирса Ейского порта.
Время отправки СПК 12 часов пополудни.
 В ожидании посадки у входа на причал беспорядочно  сгрудились люди.
К полудню становилось уже нестерпимо жарко.
Июньское солнце пекло немилосердно.

Перед тем, как направиться в порт, я посетил местный рынок в надежде купить что-нибудь съестное на дорогу. Но когда я увидел на прилавках черешню, у меня пропала всякая охота покупать что-либо другое.
Горы крупной красной черешни просто завораживали.  Продавщицы,  наперебой приглашали попробовать. Я медленно передвигался вдоль торговых рядов.
Наконец, я остановил свой выбор на понравившейся мне продавщице, поскольку другого критерия для сравнения этих невообразимо сочных и вкусных ягод я не нашел, и купил два килограмма отборной черешни.

Среди подталкивающих друг друга людей, держа в одной руке мой дорожный портфель, а в другой – большой кулек с черешней,  я  мечтал только об одном - поскорее попасть в салон теплохода и занять хоть какое-нибудь место.
Наконец, объявили посадку и, к счастью, в первую очередь, для тех, кому предстоял путь до Керчи, а это ни много, ни мало, почти пять с половиной часов.
Я занял удобное место за столиком у окна и вздохнул с облегчением. Поставил на стол кулек с черешней, развернул его и приготовился к дальнему путешествию.
Черешня источала какой-то особенный тонкий и нежный запах.

Напротив меня расположился полный лысеющий мужчина. Он как-то изучающе посмотрел на меня и занялся собственной персоной. 
На вид можно было дать ему лет шестьдесят, хотя первая оценка  могла быть ошибочной.

Достав купленную в Ейске книгу,  я попытался совместить  ее чтение с поеданием черешни, однако вскоре понял, что эти два занятия несовместимы. Я отложил книгу в сторону и сосредоточился на черешне.

- А что, вкусная у нас черешня? – неожиданно поинтересовался мой сосед.

 - Очень. Приобщайтесь, пожалуйста, - предложил я.
Он поблагодарил. Взял немного черешен в горсть и продолжил:

 - Откуда сами-то  будете?

- Из Киева.

-  А что, черешня уродила в этом году в Украине?

- У нас черешня обычно позднее созревает.

Он понимающе кивнул.

- Вы знаете, я ведь до войны жил в Киеве. И война для меня началась в Киеве, а закончилась в Ейске. Хотите, расскажу?

Я кивнул. Мол, надо же как-то время коротать.

Мой визави подумал немного, не забывая при этом лакомиться черешней, и начал свой рассказ. Участники войны любят вспоминать те годы. И не только потому, что они были для них радостными или полными драматизма, счастливыми  или неудачливыми, а, скорей всего, потому что это были наиболее яркие и запомнившиеся на всю жизнь, годами молодости. Впоследствии подобных событий не происходило. И, слава Богу.

- Мне было семнадцать лет, когда началась война. Я только окончил школу и был полон далеко идущих планов, но им не суждено было сбыться.
Я помню, как мы, мальчишки, на второй день после объявления войны собрались возле школы, о чем-то долго говорили и решили идти в городской военкомат.
Уже была объявлена мобилизация  и  в военкомате  без нас хватало забот. Кто-то из работников военкомата, наконец-то, уделил нам внимание и сказал, когда придет время, всех кого нужно, вызовут.

Я уже не помню, сколько прошло времени. Говорили, что некоторых ребят действительно вызвали в военкомат, и они были направлены на строительство укреплений под Киевом.
Остальные пока ждали.

Поползли слухи, что скоро  всех бывших десятиклассников отправят куда-то на учебу в военные училища. Но это были только слухи.
В один из дней я получил предписание явиться на сборный пункт по такому-то адресу.  При себе иметь трехдневный запас провизии.  И все. Больше ничего.
Я был очень удивлен, когда увидел столько молодых людей моего возраста.

Собралось несколько сот (по крайней мере, мне так казалось) вчерашних школьников. Из нашего класса было всего человек шесть или семь. Прошло, наверное, часа два. Никаких команд не поступало.

Мы находились в каком-то подавленном состоянии. То собирались группками и шептались о чем-то, то расходились.
Вскоре появился какой-то военный, уже не помню, кто он был по званию.

Он сказал, что  относительно молодежи не призывного возраста, то есть, кому еще не исполнилось 18 лет,  принято специальное решение. Нас должны отправить куда-то в тыл, то ли в военные училища, то ли на курсы военно-технической подготовки.
 Транспорта для их отправки предусмотрено не было, поэтому было решено отправить всех пешим строем до ближайшей узловой станции. Где находилась эта станция, нам не сказали.
Сопровождали нашу колонну несколько военных пожилого возраста. Сколько их было всего, не знаю. Только помню слева от нас шел, прихрамывая, невысокого роста, в выцветшей, в соленых разводах от пота, гимнастерке  седовласый капитан. За спиной у него болтался полупустой простой солдатский вещмешок.

Шли мы отдельной колонной по направлению Киев – Дарница – Яготин - Полтава. Шли, в основном, проселочными дорогами, проклиная их и ругая начальство, которое, как мы считали, нас сюда загнало.
Лишь потом мы поняли, что благодаря нашим сопровождающим, которые «уводили» нас от главных дорог, удалось избежать в пути бомбежек и обстрелов с самолетов.
Даже трудно в это поверить.
Все запасы вскоре были съедены. Без воды и пищи, оборванные, в неприспособленной обуви, шли мы, мальчишки, не зная куда, слепо выполняя приказ.
Рядом со мной шел паренек. Звали его Виктор, фамилию – не помню. Высокий такой и какой-то застенчивый. Он жил, как оказалось, недалеко от меня, но  учился в другой школе.
Рассказывал, что родители несколько дней, как уехали из Киева. Как раз в тот день, когда он получил извещение. Уговаривали и его уехать, но Витя наотрез отказался. Кажется, у него была сестра.
 
Мы с ним шли и строили  планы на будущее.
Мне кажется, никто о войне всерьез и не думал.
Мы шли и шли…
Все время хотелось есть.
Если бы не огороды, которые нам попадались в пути, не знаю, как бы мы все выжили.

Мой попутчик немного помолчал, видимо что вспоминая.

- Однажды,  в каком-то селе мы остановились на отдых.
Разместили нас по сельским хатам. В одну из них попали мы с Виктором и еще трое ребят.
Пока мы ели отварную картошку, запивая холодным кислым молоком, сельские мальчишки где-то нарвали и принесли ведро белой черешни.
Черешня была крупная спелая, источавшая нежный медовый запах.
Вкус и запах той черешни я, наверное, я никогда не забуду.

А рано утром – снова в путь.
Частично пешком, частично на «перекладных» добрались мы к первому пункту нашего следования – городу Полтава. Затем поездом – до Харькова. Снова пешком до Чугуева, а далее – уже поездом до города Сталино ( ныне Донецк).

- На нас страшно было смотреть – истощенные, в рваной одежде и в стоптанной обуви.
В Сталино находился «сортировочный» пункт. Там наши с Виктором пути, к сожалению,  разошлись.  Жаль.  Мы с ним очень сдружились.
Кого-то из наших ребят направили в военные училища ускоренной подготовки,
кого-то на какие-то курсы.
Меня направили в командное пехотное училище. По слухам, Виктор был направлен на курсы: то ли снайперов, то ли пулеметчиков.

- Воевать мне пришлось  недолго. Был тяжело ранен и после лечения, в марте 1943года, оказался в Ейске. Да так, как говорят, и «прилип» к этому городу.

Я задумался. Уж очень его рассказ напомнил мне похожую историю, историю моего двоюродного брата.
Его тоже звали Виктор. У него тоже была родная сестра, которая сначала по какой-то причине не захотела эвакуироваться из Киева, а потом уже не смогла.
Он тоже после окончания десятого класса получил повестку, тоже шел в составе колонны бывших десятиклассников в направлении Полтавы.

 Об этом переходе я узнал спустя много лет из скудного сообщения случайно сохранившегося письма, датированного началом 1942 года. Это письмо он написал
своей тете, маминой сестре, которая жила в Казани.
Письмо было написано Виктором, когда он еще учился на курсах. Ничего об отправке в район боевых действий.

По крайней мере, об этом можно было, судя по спокойному содержанию письма,  догадаться.
 
Других писем, к сожалению, не сохранилось. Известно только, что в одном из последующих писем он писал, что уже закончил обучение и направляется «громить врага».
Где и чему Виктор учился, осталось неизвестным.
Известно было только, что в том же, 1942 году, он попал на Сталинградский фронт.

Виктор погиб в перестрелке в одном из ночных боев зимой того же года.
Об этом сообщил в коротком письме по найденному в кармане адресу какой-то старший сержант (имя было написано неразборчиво). Кто он был Виктору – боевой товарищ или командир, осталось неизвестным.

Кто знает, возможно, что «оба Виктора» – одно и то же лицо.
Все может быть…
Удивительно все-таки пересекаются людские судьбы.

Протяжный сигнал сирены нашего теплохода вывел меня из раздумий.

 - Вставайте, прибыли, - произнес мой попутчик и, улыбнувшись, добавил.

 - Привет Киеву.

С этими словами и прощальным легким взмахом руки, он распрощался со мной и стал пробираться к выходу.

Я не успел ответить. Он скрылся за спинами спешащих пассажиров.
Не торопясь, я начал собираться
В воздухе все еще стоял, уже еле ощутимый,  нежный запах черешни.

 

 

Категория: Тахистов Владимир | Добавил: drapoga (30.06.2018) | Автор: Владимир Тахистов E
Просмотров: 4019 | Комментарии: 13 | Рейтинг: 4.9/76
Всего комментариев: 13
avatar
13
Интересно было читать. Жаль, что автор так и не успел попутчику сообщить о своих догадках. Видно мысль о схожести историй промелькнула у него так же быстро как и черешня в период созревания.
avatar
12
Очень интересное произведение, а что касается запаха черешни друзья, аромат ее просто не передать словами. Сам живу в столице черешни Мелитополь, знаю поэтому о ней очень много.
avatar
11
Почти гениальное сочетание. Война и черешня, остальное всеэпизоды, задний план. Сам этот факт уже 
заставляет задуматься, и пробовать делать выводы. Грустно становиться от
того, что луди часто бывают неразумными.
avatar
10
Хорошее произведение. Автор написал легко читаемый  и интересный рассказ. А черешня у меня ассоциируется с Мариуполем, через море как раз напротив Ейска, каждое лето в детстве отдыхал там у тётки.
avatar
8
Самое страшное-пропавшие бе вести,ждать всю жизнь ,особенно матерям.
Черешня в Ташкенте самая вкусная -желтая.
avatar
9
В Ташкенте всё вкуснее, и черешни, и дыни, и арбузы. Но где Ташкент, где Ейск, так что довольствуемся своим!
avatar
7
Черешни в Ейске и до сих пор много! На лица продавцов я тоже всегда смотрю, они разные бывают! и если бы люди в те времена были воспитаны иначе, мы бы войну проиграли! Отличный рассказ!
avatar
6
Во время войны было множество подобных историй и очень много людей так и не узнали судьбу своих родных, отправившихся защищать родину и пропавших без вести. Хорошо представляю, как мог запомниться на всю жизнь тот аромат черешни голодным совсем еще мальчишкам.
avatar
5
Красивая продавщица - основной критерий выбора черешни, это повеселило. А в общем, очень понравилась манера изложения мыслей и красочные описания.
avatar
4
По-моему, написано отлично, чётко. Поразили две вещи:  степень промытости мозгов (что, в принципе, не удивительно - для СССР) - все выпускники сами сразу рванули в военкомат,  а второе - продуманность мобилизационной политики.
avatar
3
Неудивительно, что запах черешни оставил столь неизгладимое впечатление в душе у молодого солдата, шедшего пешим строем, чтобы защищать свою страну. Не представляю, чтобы кому-то черешня не понравилась, такой вкус и аромат...
avatar
2
Думаю, Виктор это один и тот же человек, уж очень сходятся факты из обоих рассказов. Жаль, что ветеран заспешил и не расспросил о своем давнишнем друге. Хотя, может, и не следовало ворошить тяжелые военные воспоминания.
avatar
1
1
С детства боялась войны. Не дай Бог убьют кого-то из моих родных...
Хороший рассказ, мне понравился)) А черешня - да, очень вкусная))
avatar