Среда, 20.09.2017, 05:14
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Кириченко Сергей [31]
Кириченко Сергей
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 1
Пользователей: 3
АлинаНечай, Бесов, jing
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2017 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Кириченко Сергей » Кириченко Сергей

Сновидец. Сон седьмой. Ад.

Сон 7. Ад                                                        

- Уважаемый! Вы меня слышите? Проснитесь, пожалуйста, будьте так любезны! - настойчивый гнусливый голос звучал над ухом Писателя. Ему почему-то совсем не хотелось открывать глаза. Он уже знал, что не увидит ни больничной палаты, ни людей в белых халатах. Запах был не тот. Пахло потом и пылью. А еще было очень душно.

- Нет, ну вы посмотрите, он издевается! Товарищ Писатель, встаньте уже! Не дурачьте меня!

- Так и заставят ведь встать! - подумал Писатель и открыл глаза. Над ним висело сиреневое небо с плывущими по нему фиолетовыми облаками. Ветер пронес над лицом конфетную обертку.

- Ну ничего себе креатив! - произнес он вслух.

- О, проснулся-таки! А я уж переживать начал, не случилось ли чего? Как Ваше драгоценное? Может, хотите чего? - суетился невысокий полный мужчина. Писатель встал. Оказалось, что "колобок" почти в два раза ниже его.

- Сейчас бы водочки.

- Я бы рад! Рад, но не могу! Не потому что не хочу, я наоборот хочу, а не могу, потому что нету!

- А пива?

- Уж простите великодушно, но пива тоже нет! И сигарет!

- А что есть?

- Есть молоко, йогурты там всякие и прочие молочные и кисломолочные продукты! Хотите?

- Нет уж спасибо! Я молоко терпеть не могу.

- А придется! - карлик сунул руки в карманы пиджака и в тот же миг за спиной Писателя возникли два здоровенных амбала. Один схватил его так, что бы тот не мог пошевелиться, другой открыл ему рот и стал заливать туда молоко из грязного металлического ковшика. Теплая белая жидкость текла по пылающему пищеводу.

- Достаточно! - скомандовал карлик, и здоровяки отступили.

Писатель упал на колени, пытаясь освободить желудок.

- Не пытайтесь! Ничего не выйдет. Мы знаем, что вы не переносите молоко. Осталось подождать, пока оно подействует - с довольным выражением лица, карлик потер ладони.

- Что здесь хрень здесь происходит? Кто вы? И где я нахожусь?

- Разве вы еще не поняли? Я буду обращаться на Вы. Хорошо?

- То, что это очередной сон, я уже понял. Зачем вы напоили меня молоком?

Карлик ответил не сразу. Сложив руки за спиной, он несколько раз прошелся из стороны в сторону.

- Да, вы правы! Это сон! Пока сон! Что касается вопроса: - «Где Вы?», - отвечаю - Вы находитесь в аду. Соответственно, мы - черти. То, что происходит с Вами после употребления молочных продуктов, мягко говоря, неприятно. Причем как вам, так и окружающим. Это отличный способ доставить неудобство, не так ли? За грязный ковш не обижайтесь, мы не могли его не испачкать. Надеюсь, Вы нас понимаете.

Писатель смотрел на карлика с такой ненавистью, что тот отшатнулся, изобразив на лице гримасу ужаса. А потом он и два гоблина рассмеялись.

- Нет, ну надо же, а? Глаза? Вы видели эти глаза? - карлик давился от смеха. - Да ни чего вы не видели! Придурки! Он же к вам спиной стоял! - смахнув  слезу, черт пытался отдышаться. Карлик вплотную подошел к Писателю. Его лицо уже не выражало страха или смеха, теперь это был гнев. Маленькие глазки буравили Писателя, словно два металлических штыря. Тот, в свою очередь, смотрел на коротышку сверху вниз, еле сдерживая улыбку, и только желудок предательски урчал.

Вдруг, карлик начал увеличиваться в размерах. По мере того, как он рос, одежда трещала по швам. Кожа лопалась на его теле, обнажая другое, настоящее тело. Глаза налились кровью, огромные желтые клыки возникли на месте ровных и белоснежных зубов. Лобная кость затрещала, освобождая винтообразные рога. Слизь текла с покрытого шерстью тела. Земля скрипела под тяжестью его копыт, а когти на руках сияли металлическим светом. Черт издал протяжный рык, обдав Писателя ароматом прогнившей плоти. Молоко и так давало о себе знать, но после такого представления он не смог сдержать рвотный позыв. Когда он окатил копыта вязкой пахучей жижей, двое, стоявших позади него, испуганно вздрогнули. Они тоже изменили свой внешний вид, приняв облик огромных мерзких свиней, что, однако не мешало им выглядеть жалкими и напуганными.

Черт взревел, мышцы его напряглись. Он был готов наброситься на Писателя в любой момент, но события развернулись иначе. Не желая дышать зловонным ветром, вырывающимся из пасти черта, Писатель подобрал ковшик, из которого не так давно пил молоко, и, хорошенько размахнувшись, ударил монстра в челюсть. Черт, явно не ожидавший такого поворота событий, отшатнулся назад, но, поскользнувшись на содержимом Писательского желудка, рухнул на землю, при этом сломал правый рог. Здоровяки поспешили на помощь к своему начальнику, но тот поднялся быстрее.

Злость кипела во всем его существе.

- Ты! Ты будешь гнить в самых глубоких ямах! Будешь вариться в самых горячих котлах, ты...

- Да не ори ты! Дышать уже нечем. Забрызгал тут слюной все, шагу ступить некуда. Баран однорогий. - Черт, явно ошалевший от такой наглости, медленно ощупал рога. Глаза расширились, когда рука дотронулась до сломанного рога. Обернувшись, монстр увидел обломок. Вопль злости и боли прокатился по чертогам ада.

- Навсегда здесь останешься! Слышишь? Навсегда!

- Стесняюсь спросить, а с каких это пор рядовые черти решают, кому, где и сколько быть? Мне кажется, или такими делами заведует кое-кто повыше? - Черт задыхался от ненависти, пытался что-то сказать, крепко сжимая в руке обломок рога. Он пыхтел, широко растопыривая ноздри. От напряжения на свином рыле выступил мутно-белый пот, а в воздухе запахло едкой кислятиной.

- Мы все равно будем тебя ждать! Слышишь? Ты, находишься между жизнью и смертью, но твое время еще не пришло. Мы умеем ждать, и поверь, обязательно дождемся! - хрипел черт, пуская густую желтую пену.

- Ну, это еще далеко не факт! Дальнейшую судьбу моей души будет решать страшный суд  - Писатель вызывающе клацнул языком, что привело черта в еще большее бешенство. Хвост извивался как разъяренной кошки, кулаки сжаты до хруста костей.

- Глупец! Ты даже не представляешь, что тебя ждет, окажись ты в аду!

- Глупец - это ты, а я уже в аду! Хватит пустословить, проводи уже свою экскурсию! Ты ведь здесь для этого?

Черт стиснул кривые зубы, от чего пена разлетелась в разные стороны.

- Иди за мной! - прорычал служитель ада.

- Нет, давай ты вернешься в состояние маленького злобного чебурашки, а то от тебя воняет так, что мухи дохнут.

- А это не я! Это ты! Ты создал этот образ в своей голове, а я просто его принял.

- И каков твой настоящий облик?

- Все зависит от фантазии человека, но чаще всего я выгляжу примерно так.

- Понятно. Но ты меняйся, меняйся. Я жду.

Черт стал уменьшаться в размерах. Обратная процедура сопровождалась ужасным звуком, напоминающим хруст или треск. И через пару секунд перед Писателям снова стоял карлик, лысый и безобидный.

- Как же теперь с одним рогом? - усмехнулся Писатель.

- Починят! - обиженно буркнул черт, убирая в карман пиджака сломанную гордость.

Они шли по выжженной земле, при каждом шаге поднимая клубы пепла.

- Куда мы идем?

- В город.

- В аду есть города?

- Здесь все есть. Только, как правило, это вам не нужно.

Писатель шел, глядя себе под ноги. Через какое-то время он заметил, что пепел стал светлее.

- Ноги жжёт.

- Город близко - сухо отозвался карлик.

Некогда теплый ветер становился все горячее, принося с собой запах серы и горелого мяса. Писатель смотрел себе под ноги, когда возникла грязная стена каменных джунглей. Безжизненные скелеты домов смотрели на четверку пустыми глазницами окон. Серый. Этот цвет был везде. Земля, стены, асфальт. Разные тона одного цвета.

Внимание Писателя привлек возникший на горизонте столб пыли. Черная, маленькая точка, поднявшая этот шельф, приобретала очертания автомобиля. Огромный, черного цвета внедорожник мчался по пустынной улице адского города. Машина преградила путь компании, остановившись с пронзительным свистом тормозов. Солидного вида человек вышел из внедорожника.

- Мужик! Продай мне че-ньть а? - обратился он к Писателю.

- Мне нечего продать!

- Ну хоть что-нибудь! - взмолился мужчина падая на колени. Он кидал к ногам Писателя пачки денег, которые доставал из-за пазухи и карманов. Теперь его вид был далеко не солидным. Строгий костюм оказался мятым и засаленным, белая рубашка грязной, а туфли покрыты толстым слоем грязи. Его внешность менялась настолько стремительно, что Писатель впал в некое оцепенение. Когда он пришел в себя и наклонился, чтобы подобрать деньги, вместо купюр оказались сухие дубовые листья. Они распылались при малейшем прикосновении. Позади стоявшего на коленях человека дорогой автомобиль покрывался пятнами ржавчины. Стекла хрустели от появления трещин, колеса спускались. Человек рыдал. Слезы текли по заросшему щетиной лицу. Когда Писатель вновь наклонился, из его куртки выпала тетрадь. Мужчина вцепился в нее костлявыми пальцами.

- Продай! Продай мне ее! Верни мне себя, пожалуйста! Пожалуйста! - хрипел человек.

- Я не могу! Она... она нужна мне!

- Продай! - взревел покупатель.

- Нет! - писатель выдернул тетрадь из цепких рук.

Сплюнув, незнакомец поднялся. Теперь, это был тот же лощеный богатей, коим был до превращения. Дубовые листья снова становились деньгами. Мужчина небрежно закидывал их на заднее сидение дорогого авто.

Открыв водительскую дверь, покупатель обернулся.

- Не продашь? - еще раз спросил он.

Писатель отрицательно покачал головой, после чего разгневанный мужчина прыгнул в машину. Взвизгнув шинами, автомобиль унесся прочь, оставив позади себя облако пыли и удивленного Писателя.

- Кто это был? - спросил он у Черта.

- Один из местных обитателей. Ничего особенного. Таких здесь много. Разница в том, что он попал сюда не так давно. Никак не смирится со своим новым положением. Хотя, по правде говоря, никто не смирился.

- По правде? Что есть правда в устах Черта?

- А у Вас есть выбор?

Писатель огляделся в поисках чего-нибудь тяжелого, но как нарочно не увидел ничего подходящего.

- Субботники вы тут проводите, что ли?

- О! Есть такие, кому и уборка кажется адом! - черт ехидно засмеялся.

Писатель еще раз осмотрел пустынную улицу. Было жарко. Идти совсем не хотелось, но и стоять на месте тоже. Вдохнув горячий воздух, он побрел дальше. В городе царила поистине мертвая тишина.

- Где все? Что за ад без грешников?

- Твой ад - твои условия!

Писатель остановился.

- Хорошо! Тогда я тебя задушу! - он протянул руки к Черту, и самодовольная ухмылка мгновенно исчезла. Как-никак в кармане покоился сломанный рог.

- Ладно, ладно! Чего ты хочешь?

- Что здесь происходит?

Черт насупился и щелкнул пальцами. Мгновение, и улица заполнилась людьми. Это напоминало фильм ужасов. По улице бродили мужчины и женщины. Богатые и бедные. Некоторые напоминали живых мертвецов. Их тела разлагались под палящим солнцем, источая тошнотворный запах. Они говорили, пели и стонали. Кричали и плакали. Кто-то шел с бесчувственным выражением лица, натыкаясь друг на друга. Тысячи ног поднимали пепел и пыль, отчего становилось тяжело дышать. Чья-то липкая рука схватила Писателя за плечо. Обернувшись, он увидел дряхлого старика. Одежда его была изорвана. Седые волосы скрывали лицо.

- Пить! Я хочу пить! - прошептал незнакомец пересохшими губами.

Писатель оттолкнул его, и толпа унесла старика, подобно горному потоку. Черт снова щелкнул пальцами, и люди замерли. Они больше походили на восковые фигуры, чем на живых людей.

- Ну, как?

- Жутко...

- А мне нравиться! Так на чем мы остановились?

- Что здесь происходит? - задумчиво напомнил Писатель, разглядывая застывшие тела.

Черт устало выдохнул, бросив скучный взгляд на одно из тел.

- Тот тип на дорогом авто очень богат. У него есть все. Деньги, машины, яхты, женщины. Но пару дней назад в сауне, будучи изрядно пьяным, в разговоре со своим другом он случайно обмолвился одной фразой: - «Все вокруг жалуются, что у них нет денег. Они вопят, что это ад. Но они не знают. Не знают. Настоящий ад - это иметь деньги. Я не боюсь их потерять. Даже если у меня отберут все, или деньги потеряют свою цену, я всегда смогу заработать еще. Я боюсь, что однажды, мои деньги перестанут брать. Не спрашивай, почему. Это просто мой страх. Мой маленький, персональный ад!»

Стоит ли говорить, что в сауне, помимо бизнесменов, бандитов и проституток, был кое-кто еще? Мы всегда рядом! Мы везде! Наши сборщики информации контролируют все человеческие страхи. Ты испугался, мы записали. Подумал о плохом, мы это воплотили. Кто-то из вас сказал, что плохое быстрее сбывается! Гениальная мысль, а главное, верная. А знаете почему? Вы боитесь думать о хорошем! Вы, люди, - трусливые, неуверенные в себе, жалкие существа. Можно обмануть один раз, а потом замаливать свой грех до конца дней, но вы врете изо дня в день, по поводу и без него. Вы совершаете убийство без оружия. Ваши слова еще хуже. И это здорово! Нам остается самая малость - направить вас на нужный путь. Дальше все решиться само собой.

- Почему ты не продал ему свою тетрадь?

- Она мне нужна.

- Зачем? Ты висишь на волоске от смерти и продолжаешь цепляться за вещи, которые здесь тебе совершенно не нужны.

Писатель задумался над словами Черта, сжимая в руках потрепанную тетрадь. Он медленно пролистал страницы. Исписанные листы были запачканы грязью и сажей, пылью и кровью. Чистые тоже не отличались белизной, но выглядели лучше. Они были готовы принять на себя любой текст. Любое слово. Будь-то правда или вымысел, жизнь или смерть. Они готовы, ведь бумага стерпит все. А пока есть чистые страницы - есть шанс на счастливый конец.

- Это и есть тот самый волосок! Продав тетрадь, я продам жизнь!

- Глупец! А если ты ошибаешься? Если эта тетрадь ни на что не влияет? Ты мог заработать деньги!

- Или дубовые листья... И зачем мне деньги в аду? Вы все равно сделаете все возможное, что бы я не мог ими воспользоваться.

- Сделаем! Обязательно сделаем! Вместо денег дубовые листья видят только те, кому он их предлагает, сам же он видит деньги.

- А на самом деле?

- А на самом деле ничего этого нет вообще! Это всего лишь скопление снов. Людям часто снится ад.

- Так, значит, тот бедолага жив?

- Жив! Пока еще.

- А почему листья дубовые?

- Любит он попариться дубовым веником! Это ирония, понимаешь? Времени мало, я должен тебе еще многое показать. Пошли.

Тела снова пришли в движение. Писатель стоял посередине улицы, зажмурив глаза. Ему хотелось проснуться. Но кошмар не заканчивался. Он слышал крики и стоны. Слышал шаги идущих трупов. Они тянули к нему руки. Он знал, что где-то под землей, находиться настоящий ад. С котлами и грешниками. Жар пламени проходил сквозь тонкую подошву старых кед. А потом земля ушла из-под ног. Он летел вниз, навстречу огню. Ему было больно и страшно. Изо всех сил сжимая тетрадь, он старался не открыть глаза. Боль была нестерпимой, когда Писатель лишился сознание...

Категория: Кириченко Сергей | Добавил: serkir (26.04.2017) | Автор: Сергей Кириченко E
Просмотров: 3398 | Комментарии: 17 | Рейтинг: 4.8/67
Всего комментариев: 17
avatar
17
Люди боятся думать о хорошем... А ведь правда, если идем сдавать экзамен, просим, чтоб ругали; если кто-то хвалит, считаем, что нас хотят сглазить; везьде видим что-то плохое. Как-то принято считать, что с человеком всегда находится ангел-хранитель, а автор говорит, что и черти рядом и наблюдают за нами. Действительно, если есть добро, то есть и зло, и человек сам выбирает с кем быть, в кого верить и кому служить.
avatar
14
Сразу видно автор знает толк в своем деле, читается довольно легко есть над чем подумать во время чтения.
avatar
3
15
Приятно слышать!))
avatar
3
13
Ну... Насколько мне известно, не так много людей побывало "там" и вернувшись обратно, могли рассказать что-то внятное. Как правило дальше света в тоннеле дело не идет... Это мое видение... Спасибо за мнение!)
avatar
12
Понравилась манера написания. Связно, чётко, цельно. Не понравилась концепция ада. У вас ад - воплощение страхов человека как живого тела (гниющие, мучимые жаждой и голодом, разлагающиеся мертвецы), либо как социального продукта человеческого общества (например, богач, боящийся не суметь купить желаемого). Но в ад (как, впрочем, и в рай) попадает душа и ей нет дела до страхов тела или до социальных комплексов её бывшего владельца. Мне кажется, более реальная концепция ада - это реинкарнация в менее совершенное тело, и обречённость на худшую карму, чем в предыдущей инкарнации.
avatar
10
А мне образчёрта очень понравился. И согласна, что каждый видит, то, что хочет. А ведь
ангел смерти это – архангел Азраил с огромными белыми крыльями, а многие видят
старуху с косой. А ещё рассказы будут?
avatar
1
11
Полностью роман "сновидец" распространяется только в бумажном варианте:
http://nerlin.ru/shop/22/desc/snovidec

Администрация.
avatar
16
Спасибо!
avatar
8
Прочитала на одном дыхании. Очень понравилось, спасибо
avatar
9
Рад стараться!)
avatar
7
Спасибо за отзывы Гайвер и LENOK76
avatar
6
Блин меня вставило конкретно! Крутой текст! ФЭНТЭЗИ конечно не мой жанр. Но вас я обязательно куплю. Начал читать и влюбился в вашу повесть.
С уважением Гайвер Странник
avatar
5
А мне понравилась мысль – ты сам своими страхами создаешьсвой ад. Поэтому, и черта каждый видит своего, насколько фантазия
распространяется. Победишь свои страхи, получишь право на очищение души,
наверное, мне так хочется, чтобы было.
avatar
1
1
Про дьявола писать - большой риск. И в том смысле, что он может обидеться. И в том, что очень трудно выписать этот образ. У вас он получился каким-то глупым и карикатурным. Вы смотрели "Адвокат дьявола"? Аль Пачино сыграл его очень талантливо. Вот у него - настоящий дьявол!  smile
avatar
2
Каждый видит то, что хочет..
avatar
2
3
Если каждый видит, что хочет, то тогда вообще ни в чем нет никакого смысла  happy
avatar
4
Ну прям стереотип сломать нельзя!) Во первых, черт здесь представлен как низшая ветвь адской иерархии. Он имеет право быть глупым. А во вторых, не так страшен черт как его малюют. Вся вера в бога и дьявола построена на страхе. Бойся искушения одного, что бы не пришлось боятся другого. А если человек вовсе не испытывает страха перед дьяволом, а наоборот испытывает отвращение или безразличие? Что тогда? )))

Смысл есть всегда! Смысл моего произведения хотя бы в том, что он породил это диалог или даже спор! а в споре как известно, рождается истина!) Спасибо!)
avatar