Понедельник, 17.06.2019, 16:43
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Михайлова Татьяна [11]
Михайлова Татьяна
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
 
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 2
Пользователей: 2
far, Игорь-89258652789
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2019 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Михайлова Татьяна » Михайлова Татьяна

ЛЮБОВЬ СПАСЕТ ВСЕЛЕННУЮ: "НЕЗЕМНОЙ АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ" глава 2

Глава вторая.

" АНГЕЛ - ХРАНИТЕЛЬ "

 

Всю дорогу я несколько раз порывалась вернуться домой, но так этого не сделала. Мы с Джесси остановились на опушке леса и посмотрели друг на друга. Как ни странно, сегодня моя собака вела себя очень спокойно. Это было так необычно для ее поведения, словно она тоже что-то чувствовала, и меня это слегка притормаживало. Настроив себя на интерес и отогнав страхи прочь, я все-таки шагнула в лес. Джесси послушно последовала за мной.

По началу лес ничем не отличался от обычного. Мы медленно, постоянно оглядываясь и вслушиваясь в шумы природы, приближались к предполагаемому месту падения "нечто", к так называемой поляне, на которой должно расти много лисичек. Это место конечно не было поляной. Его так прозвали из-за редко растущих деревьев и кустарников на обширном участке в глуби леса, поэтому там всегда было много света, особенно в солнечную погоду.

И вот мы прибыли. От того, что предстало предо мной, удивлению не было предела. Местность, которую я так хорошо знала, в корне изменилась. Складывалось впечатление, словно все деревья из центра поляны вытеснили на край, образуя глухую стену вокруг, хотя их новое место произрастания не было сплошным частоколом. Стена напоминала естественный густой лес, так называемый бурелом, через который трудно пройти не повредившись и не исцарапавшись. Любой лесник в такую чащу не полезет, а просто ее обойдет, но не я, и не сегодня.

Я стала усердно пробираться через эту стену, ругаясь на неподатливость густо переплетенных между собой веток – тщетно. В другом месте, пройдя вдоль стены несколько метров, результат был тот же. Однако я не сдавалась, пробуя снова и снова. Спустя час безуспешных попыток, и вконец выбившись из сил, я все же решила бросить бесполезную затею. В этот самый момент Джесси тихо заскулила, пару раз неуверенно гавкнула и прижалась ко мне. Испугавшись, я обернулась и увидела здоровенного лесного кабана.

«О нет!!!» – ужаснулась я.

Вживую кабана я видела впервые. Конечно они водятся в наших лесах, но стараются уйти подальше, заслышав человека. Никто из знакомых мне лесников никогда не сталкивались с ними, кроме охотников конечно. Это был огромный лохматый дикий зверь, с длинными клыками около массивного темного пятака. Наверное это был самец!

Страх сковал меня, колени затряслись, а ноги стали подкашиваться. Я попыталась закричать и тем самым заставить животное убежать от шума, но от испуга во рту пересохло так, что не удалось издать и звука. Кабан уже намеревался броситься на меня – его черные как уголь глаза пылали агрессией.

«Это конец!» – мелькнуло в голове.

Я всем телом вжалась в упругие ветки неподатливой стены и, уже готовясь к смерти, хотела закрыть глаза, чтобы не видеть нападения лесного чудовища, как вдруг деревья позади расступились, обвивая мое тело словно в кокон, а кабан ринувшийся с места повис в воздухе в прыжке. Вокруг него образовался какой-то прозрачный шар, пронизанный бегающими тонкими разрядами электрических молний. В мгновение этот шар сжался вместе с кабаном в маленькую точку и… исчез. Не успев открыть рот от изумления, я почувствовала сильный удар по голове и потеряла сознание.

 

Не знаю, сколько длилось мое бессознательное состояние: много ли, мало ли. Когда же сознание стало возвращаться, я начала понимать, что где-то лежу, но было страшно открыть глаза и увидеть, что со мной произошло и где нахожусь.

«Может я умерла? – появилась глупая мысль. – Нет, не должна. Тогда бы я ничего не чувствовала».

Моя же голова гудела, а сердцебиение как огромный молот отдавалось в висках. В памяти начали всплывать последние секунды сознания. И как только вспомнилась зависшая в воздухе фигура кабана, что-то мокрое шершавое и теплое скользнуло по лицу.

От неожиданности глаза сами распахнулись и… Сначала я увидела перед собой огромное расплывчатое темное пятно. Сердце заколотилось еще сильнее, дыхание замерло, и было боязно шевельнуть даже пальцем. Постепенно зрение восстановилось, и пятно приобрело четкие очертания. Это была морда собаки, нависшая надо мной. Вблизи голова Джесси казалась такой огромной! Она лизала мое лицо, пытаясь привести в чувства хозяйку. От ее слюны кожа стала совсем мокрой. Я поморщилась и руками отодвинула эту громадину.

— Фу, Джесси, что ты делаешь?

Я не спеша села, а она снова полезла лизаться.

— Прекрати! Со мной все в порядке, – возмутилась я, закрываясь от ее языка ладонями.

Джесси послушно села напротив, ожидая, когда же ее ненаглядная спутница встанет на ноги, а я все пыталась осмыслить происходящее.

— Блин, что это было? – выругалась я, вспомнив удар по голове, и машинально схватилась за затылок, ощупывая место, где должна была быть огромная шишка, а может еще что-то покруче, типа проломленных костей черепа, но ничего не нащупала: ни шишки, ни запекшейся крови, и даже болезненности на осязание не было.

«Это очень странно! Должно же что-то остаться на коже?» – не понимала я, хотя при этом ощущала внутреннюю боль и головокружение, словно получила сотрясение мозга. И тут в голове проявилось новое воспоминание: сознание я потеряла в лесу, а здесь было достаточно светло. Огляделась и обнаружила себя на окраине леса, практически у самого поля.

«Как я сюда попала? Кто меня сюда принес? Не Джесси же меня сюда притащила? Так не бывает!», – закружились мысли удивления как рой пчел.

Быстро встав на ноги, я очень внимательно посмотрела в глубь леса и вроде ничего необычного не приметила – лес как лес. Не смотря на произошедшее, я вновь ощутила желание пойти к поляне. Упорство и любопытство так и подталкивали меня, но разум говорил об обратном:

«Наверное не стоит испытывать судьбу. Вдруг какое-нибудь животное захочет еще раз напасть: например лось или опять кабан. Слава богу в нашем лесу не водятся ни медведи, ни волки».

Разум оказался сильнее моих желаний. Хоть голова еще кружилась, но уже не так сильно, я отряхнулась и медленно поплелась в сторону дома. Однако сделав несколько нерешительных шагов, я снова посмотрела на лес, в надежде заметить еще какую-нибудь необычность. Мне было бы достаточно всего одной малюсенькой зацепки, чтобы превозмогая страх вернуться к поляне и ответить на самый главный вопрос: что же находится за загадочно образовавшейся преградой? Голова загудела с новой силой от борьбы между желанием и разумом. Сделав всего один шаг в сторону леса, в памяти опять всплыл разъяренный кабан. Это заставило меня остановиться.

— Нет, не сегодня! Или вообще никогда! – решительно сказала я сама себе, и уже более уверенно зашагала прочь, не обернувшись больше ни разу, пока не дошла до речки.

Чтобы попасть домой нужно было перейти через деревянный мост. Основа его состояла из обычных металлических труб различного диаметра, сваренных между собой. Речка больше напоминала большой ручей, ширина которой в летнее время была всего три метра, и протекала в не сильно глубоком овраге, отделяющем село от леса.

Не успев вступить на мост, я вдруг услышала незнакомый мужской голос:

— «Осторожно, не вставай на третью доску».

Он прозвучал словно в моей голове.

Чуть не взвизгнув, я аж подпрыгнула от неожиданности, а сердце бешено заколотилось в груди, но оглядевшись, никого рядом кроме Джесси не обнаружила.

Местность тут видна как на ладони. До фермы, стоящей на этом же берегу, было метров сто, а кусты плакучей ивы, растущие по краю речного оврага, тоже были достаточно далеко, чтобы кто-то прячась в них мог меня предупредить.

Я положила руку на грудь успокаивая сердцебиение, и немного переведя дыхание осторожно вошла на мост. Легонько тронула ногой третью доску – ничего.

— Бред какой-то! – вслух выругалась я и топнула по ней сильнее. Доска тут же с треском разломилась по середине, и ее острые неровные обломки полетели вниз в овраг.

В образовавшуюся дыру я конечно не провалилась бы, но точно могла пораниться или покалечиться. Шок пронзил меня на мгновение, ведь кто-то знал об этом! Снова оглядевшись по сторонам и не обнаружив ничего необычного, медленно двинулась дальше. Теперь я стала проверять каждую последующую доску, и вдруг услышала чье-то тихое хихиканье. Оно вызвало во мне такую бурю негодования, что захотелось зарычать как дикий зверь и заставило еще раз остановиться. Обернулась – опять никого! Тогда я попыталась разглядеть в щели между досок: не прячется ли кто под мостом. Никого не было ни на мосту, ни под ним, и даже Джесси давно убежала вперед и бегала на другом берегу, что-то вынюхивая в траве.

— Наверно я схожу сума, – вырвался вслух самый объективный вывод, не найдя другого объяснения происходящему.

Снова смешок.

— Точно свихнулась, – зло посмеялась я сама над собой и не стала больше осторожничать.

«Если я услышу еще чей-то смех, то взорвусь от бешенства», – подумала я и уверенно зашагала по мосту, по которому столько раз ходила, и без происшествий.

Весь оставшийся путь, проходящий через сельские делянки засаженные картофелем, я одолела спокойно, без всяких посторонних звуков и усмешек.

Дома мама очень удивилась моему столь раннему возвращению, да еще без грибов. Пришлось на ходу придумать историю, что я якобы провалилась в болотину, начерпала в сапоги и, чтобы не испортить ноги, решила вернуться домой. Мама сразу поверила и не стала расспрашивать подробности.

 

Вся последующая неделя была сущим кошмаром. Занимаясь домашними делами, и где бы ни была, я слышала этот голос. Он заранее предупреждал об опасности или намекал на оплошность, словно у меня завелся Ангел-хранитель. Поначалу я пугалась его до смерти, потом начала немного привыкать, и мне стало это даже нравиться, да и голос был таким приятным и бархатистым.

— «Не беги, поскользнешься», – услышала я, когда только намыв полы, побежала по сырому линолеуму, чтобы выключить засвистевший на газу чайник.

— «Аккуратнее, ошпаришься», – прозвучало заботливое предупреждение, когда я еще даже не успев взяться за кастрюлю, хотела слить воду с готовых макарон.

Однажды, выйдя вечером с Джесси, я заметила небольшую компанию молодых ребят у соседнего дома, половину из которых даже не знала. Эта молодежь не сильно ладила с компанией Максима, в которой гуляла я.

Проходя мимо, до меня донесся чей-то ехидный голос:

— Смотри-ка, краля Макса гуляет, а его самого что-то не видно. Наверно его городская девка сюда не пускает. Жаль бедняжку!

Вся компания хором засмеялась. Их версия отсутствия Максима меня никак не тронула, ну если только чуть-чуть, просто роль второго плана как-то не очень устраивала. Александр, правда всегда защищал лучшего друга, объясняя его отсутствие тем, что тот работает на фирме своего отца и иногда ему приходится работать без выходных, решая вместе какие-то проблемы. Однако сама насмешка ребят выбила меня из равновесия. Внутри все вскипело от злости:

«Эти малолетки смеются надо мной!»

Возникло огромное желание подойти и отвесить языкастому наглецу оплеуху, чтобы он запомнил ее надолго, но не успела даже мысль закончить, как снова услышала голос:

— «Не советую тебе этого делать, он пьяный и ему глубоко плевать, что ты девушка».

Голос был прав, я могла нарваться на большие неприятности. Меня не пугало то, что парень мог ответить за наезд, и я заработаю синяки, а вот Джесси в такой ситуации кинулась бы на обидчика, и тогда... – катастрофа! Челюсти бульмастифа в мертвой хватке разжать невозможно. Кто знает, что она может сломать этому негодяю, а мне потом придется отвечать. Успокоившись и сделав вид, что не слышала насмешек, я прошла мимо.

 

В субботу вечером я решила приготовить на ужин жареный картофель со свежим салатом, и когда начала резать овощи, голос снова меня одернул:

— «Не спеши, порежешься».

«Я что, резать не умею?!» – слегка возмутила меня эта банальность и, помотав головой отгоняя ненужный бред, продолжила в том же темпе. Однако, резанув еще пару раз огурец, я проехалась лезвием ножа по пальцу и очень глубоко. Отец всегда точил ножи так, что ими можно было разрезать бумагу на лету. Кровь хлынула на разделочную доску.

— «Я тебя предупреждал!» – съехидничал голос.

Нервно швырнув нож в раковину, я схватила бумажную салфетку и попыталась остановить кровотечение. Злилась я не на Ангела-хранителя, а на себя, за то, что поспешив не восприняла всерьез его предупреждение. Да я спешила, я всегда спешила, стараясь побыстрее закончить дела, чтобы успеть посидеть немного в Интернете, или пораньше выбраться из дома и прогуляться на свежем воздухе с собакой. На гулянку с друзьями на этой неделе у меня не хватало времени, да и тусить после генеральной уборки не было ни сил, ни желания. Но эта ситуация в корне поменяла мои планы.

— Так все! Меня это достало! Мне срочно надо развеяться! И откуда ты только взялся на мою голову?! – недовольно воскликнула я. Спешно перевязала палец, кое-как доделала салат и позвонила подруге.

— Ксюш, привет! Прогуляться не желаешь?

— Я вообще-то уже в клуб собираюсь. Пойдешь?

— Сегодня же пятница, какой клуб?

— Вообще-то, сегодня суббота, – поправила она меня.

— Ах да, я совсем выпала из графика.

— Не удивительно. Ты в последнее время очень странная. Расскажешь, что с тобой происходит? – попросила Ксения.

Я немного замялась:

«Что ей рассказать – всю правду? Нет, она подумает, что я совсем чокнулась».

— Нет, наверно нет, – наконец ответила я. — Сейчас я оденусь и зайду за тобой. Окей?

— Окей!

Желание побыстрей свалить из дома мешали подобрать интересный наряд. Решение на ум пришло мгновенно: темно-серые, почти черные облегающие джинсы и новая туника, связанная недавно мамой из черных и светло-серых нитей широкими горизонтальными полосами. Однако даже это одеть было проблематично, так как порезанный палец уже начал ныть от боли. Кое-как собравшись, я попросила отца выгулять Джесси и пожелала всем спокойной ночи, потому что с гулянок всегда возвращалась очень поздно, а то и вовсе ночевала у подруги.

Когда я вышла из дома, Ксения уже ждала у подъезда, и как всегда в своем репертуаре: пышная прическа из белых длинных кудрей, лакированные туфли на высоченной шпильке, короткая кожаная юбка и такая же жилетка, надетая поверх розовой стрейчевой блузки. Подруга специально застегнула ее не на все пуговицы, частично обнажая свою сногсшибательную грудь, на которой красовался приличных размеров прозрачный кулон в виде слезы. Фигурка у Ксюши – еще та! Но весь ее вид был слегка вызывающим. Она всегда так одевалась, стараясь привлечь внимание парней. Таким образом, за последние три года подруга умудрилась повстречаться со всеми из нашей компании и не только, кроме Максима конечно – он гулял со мной, и Александра – он считал ее глупой и пустой. Но какой бы не считали ее парни, для меня она была самым близким человеком, с которым можно поболтать по душам и доверить любой секрет, кроме последнего происшествия естественно, так как сама еще не понимала что это такое.

Ксения мечтала стать моделью, но ростом для такой профессии не вышла, поэтому решила учиться на экономиста – в деньгах она знала толк. Просто ей не везло в отношениях. Девушка отдавала себя по-полной, в надежде получить в ответ такую же преданность. Ребята же пользовались ее наивностью. Мне было немного жаль подругу, однако здесь я не знала чем ей помочь. У меня у самой никогда не было серьезных отношений с парнями, а отношения с Максимом серьезными не назовешь. Я все надеялась встретить кого-то, кто поможет мне выпутаться из этого бесполезного клубка непонимания.

 

Мы подошли к клубу. Это было большое деревянное здание, давно построенное в самом центре села и заросшее вокруг специально посаженными деревьями, чтобы те приглушали громкость звучащей музыки, мешающей отдыхать мирному населению.

На огромном открытом крыльце клуба, где спокойно могло убраться до тридцати человек, причем не толкаясь, как всегда было много народа. Кто-то выпивал, кто-то курил, не смотря на все запреты администрации, кто-то выяснял отношения, показывая свое "Я", а кто-то просто вышел из душного танцевального зала подышать свежим воздухом. Так обычно тусуется наша сельская молодежь по выходным.

В одном из углов крыльца на перилах сидели четверо наших знакомых. Максима как всегда среди них не было. Когда мы подошли, они уже допивали первую бутылку водки, закусывая яблоками. Распивать крепкие напитки на территории клуба конечно было запрещено, но ребята делали это по-тихому, чтобы руководство клуба ни о чем не догадалось. Либо приходили уже поддатыми, а после догонялись пивом – на пиво пока запрета не было.

Завидев нас мальчики помахали руками, одновременно здороваясь и намекая присоединиться. Александр и Стас тут же по-джентельменски уступили девушкам место.

— Девчонки, по пивку? – весело предложил Стас – высокий худощавый парень с темно русыми волосами. Его длинная челка закрывала правый глаз, а затылок был коротко побрит.

— Не откажусь, – мягким, но подмазывающимся тоном произнесла Ксения.

Михаил – коренастый парень среднего роста и бритый на лысо, как будто только что вышел из тюрьмы, подал нам две открытые бутылки пива.

— Сегодня, я хочу выпить чего-нибудь покрепче, – сказала я и слегка смутилась от тут же устремленных на меня удивленных взглядов друзей.

Обычно, и то не каждые выходные, мы с подругой выпивали по одной бутылочки пива, а в праздничные дни немного легкого вина. Этого было достаточно, чтобы расслабиться и неплохо оторваться на дискотеке. Но сегодня был день, когда мне захотелось напиться, чтобы не думать ни о чем, и может не слышать никаких предупреждающих сверхъестественных голосов, словно кто-то заранее знал, что я совершу ошибочное действие и поранюсь. Мне конечно нравилась такая забота, но все-таки я устала, надо было ненадолго забыться и хоть немного отдохнуть от постоянного наблюдения.

Александр заметил неладное и сделал свои ошибочные выводы:

— Ириш, Макс не смог сегодня приехать. Там на фирме опять какие-то проблемы. Ему пришлось остаться. Я приношу тебе извинения за него.

Максим звал Александра Саньком, мы же иногда Сашкой, а чаще Алексом. Он был самым серьезным парнем из всей нашей компании, достаточно симпатичным, высоким и мускулистым. Его светлые волосы были подстрижены как у моего брата – под полубокс. Однако, несмотря на все плюсы, его преданность своему другу меня просто раздражала.

— Алекс, не смеши! Словно он не знает номер моего телефона. Не судьба самому предупредить? – сыронизировала я.

— Может просто некогда было? – как всегда защищал Александр друга.

— Тебя же предупредил! Ладно, забей, Макс тут ни причем. Я просто хочу выпить водки, – равнодушно сказала я.

— Я тоже не прочь! – дружно поддержала меня Ксюша.

— Это плохая идея, но дело ваше, – сдался Александр и протянул мне свою стопку, которую не успел выпить, при этом так внимательно и серьезно посмотрел, словно пытался понять, что у меня на уме. Не выдержав пристального взгляда, я смущенно опустила глаза, и была рада, когда его внимание отвлек Сергей – высокий, очень худой как тростинка, прыщавый парень, с вечно грязной взъерошенной черной шевелюрой. Он что-то спросил у Александра про мотоцикл, и у ребят сразу завязался разговор. Это была их излюбленная тема, поэтому больше никто не обращал внимания на сегодняшнюю необычность подруг.

Выпив по три стопки водки, мы с подругой уже были достаточно пьяны, голова слегка кружилась, а язык начал заплетаться. Когда же я собралась выпить четвертую, знакомый загадочный голос вернулся ко мне, словно следил все это время и молчал:

— «Может хватит? Это по-моему лишняя».

— Тебя забыла спросить, – ехидно, но тихо возразила я и залпом опустошила налитую до краев стопку, которая и правда оказалась лишней, меня чуть не стошнило. Я тщетно пыталась перебить ее вкус яблоками, потом взяла стоящую на перилах открытую недопитую бутылку с пивом и сделала пару глотков. Немного полегчало, зато совсем вылетели из головы последствия: водка с пивом – это гремучая смесь, которая даст о себе знать немного позже.

Осознание произнесенного вслух, заставило меня проверить реакцию ребят. За своей болтовней они вроде ничего не заметили, кроме Ксении, она смотрела на меня как на ненормальную.

— Что? – спросила я, защищаясь.

— Ты разговариваешь сама с собой! Где-то вечно витаешь! Почти не улыбаешься! Странная какая-то стала. Что с тобой происходит? Я за тебя переживаю, – изречения Ксюши текли рекой.

— У меня наверное раздвоение личности, этот голос в голове...

— Голос в голове? – удивленно перебила меня подруга.

— Да, голос. Он говорит мне, что можно, а что нельзя, – я говорила шепотом, чтобы другие ребята меня не слышали.

Ксения хотела докопаться до истины, но шутки ради приложила свою ладонь к моему лбу и с улыбкой сказала:

— И давно это у тебя началось?

— Неделю назад, когда я ходила в лес...

— «Не рассказывай, пожалуйста!» – умоляющим и тихим тоном перебил меня голос.

— Когда ходила в лес? И что там произошло? – не унималась подруга.

Какой бы пьяной я сейчас не была, но без всяких просьб и подсказок преследующего меня голоса прекрасно понимала, что не стоит пока рассказывать об этом даже подруге. Для начало надо было уточнить свою догадку: связано ли все это с упавшей в лесу неизвестной штукой?

«Страшновато как-то, но наверно стоит попробовать еще раз наведаться туда», – решила я, и немного поразмыслив, опять сочинила правдоподобную историю. В последнее время это у меня неплохо получалось.

— Я ходила за грибами, запнулась за корягу, упала и очень сильно ударилась головой. Сколько я пролежала без сознания, не знаю. Наверно это последствия сотрясения мозга.

— «Спасибо», – признательно поблагодарил голос.

— Не за что, – саркастически ответила я заплетающимся языком.

— Это ты с кем? – снова удивленно спросила подруга.

— Со своим Ангелом-хранителем, – сказала я и загадочно улыбнулась сама себе.

— Тебе надо показаться врачу, – серьезно посоветовала подруга.

— Да. И рассказать ему, что у меня голоса в голове, с которыми я могу разговаривать. Супер! Да меня упекут в психушку! Ты шутишь? – засмеялась я и сделала еще несколько глотков пива из бутылки, которую все еще держала в руке.

— Эй, красавица! Это мое! – возмущенно, но с улыбкой сказал Александр.

— А тебе жалко, что ли? – язвительно спросила я.

— Нет, но ты сейчас наклюкаешься, а мне потом Макс по шее за тебя надает.

— Прям так и надает? По-моему Максу вообще на все плевать, – возразила я, скорчив недовольную гримасу.

— Не говори так. В прошлые выходные он только о тебе и говорил, – снова начал защищать друга Александр.

— Что ты вечно выгораживаешь своего дружка? Его просто задело, что я не пошла с ним. Он привык, что все должно быть по его прихоти. Достало! – зло высказалась я, и допив остатки пива, швырнула пустую бутылку в рядом стоящую урну, и как ни странно – не промазала.

— Я не понимаю ваших отношений. Ты вроде бы с ним, а вроде как одна. Может объяснишь?

«Оказывается, Алекс тоже заметил, что у нас с его другом не все ладно. Ну и пусть», – решила я, что это как то пригодится в дальнейшем, но не сегодня.

— Не бери в голову, это тебя не касается, – грубо отмахнулась я, чтобы закрыть тему о моих отношениях, и спрыгнула с перил. Голова тут же закружилась, и я чуть не упала на грязный пол крыльца. Александр вовремя подхватил меня и поставил на ноги.

— Да ты пьяная в стельку! – посмеялся он.

— Я в порядке! Можно подумать ты трезвый! – пытаясь наладить равновесие, возразила я.

— Давай я отведу тебя домой.

— Нет, не хочу. Я еще даже не танцевала. Мне просто надо немного прогуляться. Никогда не пила ничего крепче столового вина, вот меня и накрыло, – ответила я и стала спускаться по лестнице.

— Держись за меня. Пойдем за клуб. Посидим в спокойной обстановке. Проветришься, а лучше сунь два пальца в рот, потом увидишь, что тебе станет легче, – поддержала меня Ксюша, так как я еле держалась на ногах.

— Да ты сама чуть трезвее меня! Возьми с собой еще пива, – видимо под действием алкоголя мне не хотелось мириться с мнением друзей о том, насколько я пьяна, поэтому хотелось доказать, что способна на большее.

— Ты что, дура?! – пыталась вразумить меня подруга.

— Возьми! – я состроила шутливую, но немного требовательную гримасу.

Ксения не стала больше возражать, лишь глубоко вздохнула понимая, что спорить и перечить упрямой подружке бесполезно, тем более сейчас. Чтоб не оставлять меня без поддержки, она быстро метнулась к парням, взяла еще одну бутылку пива, и мы вместе шатаясь поплелись за клуб.

Там было два небольших крылечка у выходов из зала для просмотра фильмов, где часто уединялась молодежь по различным причинам. Сегодня нам повезло – за клубом никого не было. Мы уселись на лестнице одного из крылец. Было темно, из клуба доносилась приглушенная музыка. Я медленно потягивала пиво из второй бутылки. Вдруг из-за угла выскочил какой-то парнишка и, не заметив нас, решил отлить.

— В клубе что: туалет не работает? – зло окликнула я его.

От неожиданности парень испуганно шарахнулся назад, присмотрелся и, разглядев наши фигуры, сказал:

— Ой! Девчонки, извините! – и тут же умчался прочь, дав нам возможность спокойно поболтать.

— Что у тебя с Максом? – спросила Ксения. — Не похоже, что у тебя с ним все нормально.

— Я устала от его отношения ко мне, словно я его игрушка.

— Но ведь он такой красивый парень и при деньгах. Ты вряд ли найдешь еще такого, – мечтательно произнесла девушка.

— Какого, такого? – возмущенно спросила я. — Он обычный выпендрежник, и думает только о себе. О моих чувствах он никогда не задумывался.

— Скажи, он тебе вообще нужен?

— Не знаю. Я сама не знаю, чего хочу, особенно в последнее время.

— В последнее время? – недоумевала подруга.

— Да. Сейчас я занята другими мыслями, и о Максе мне не хочется ни думать, ни разговаривать. Если честно, я даже немного рада, что сегодня он не приехал. А почему ты спрашиваешь? – вдруг заметила я в расспросах подруги какой-то скрытый смысл и вопросительно посмотрела на нее.

Ксения виновато опустила глаза. И тут меня осенило, я улыбнулась и мягко спросила:

— Он тебе нравится, да?

Подруга молча кивнула, подтверждая мою догадку.

— А почему ты молчала?

— Но…, он же с тобой.

— Разве похоже, что я с ним? По-моему, мы каждый сам по себе. Неужели наши отношения похожи на нормальные?

— Думаю, что нет, поэтому и питала надежды, но я не хотела, чтобы ты об этом догадалась, ты же моя лучшая подруга. Это меня мучает! – простонала она.

— Мне жаль тебя, Ксюша, – ответила я и погладила подругу по голове. — Даже если я сейчас позвоню ему и пошлю его ко всем чертям, он не будет с тобой гулять.

— Почему? Я глупая да?

Я тут же пожалела о сказанном, увидев обиженный взгляд, и попыталась сразу все пояснить:

— Я не в том смысле, что ты хуже меня. Может он и будет с тобой гулять, но будет обращаться с тобой, также как со мной – как с удобной вещью. Когда ты это поймешь, тебе будет еще больнее, а я не хочу, чтобы ты расстраивалась, ведь я люблю тебя! Ты моя самая лучшая подруга!

— Иришка-а-а, – заныла Ксения.

Спиртное давало о себе знать, увеличив эмоции в разы. Я прижала подругу к себе и сама чуть не заплакала, переживая за ее чувства из-за возможной горькой перспективы.

— Ты любишь его? – спросила я тихо.

— Да! – рыдая, ответила она. — Я очень его люблю!

— И как давно?

— С первого дня как увидела. Прости меня, прости-и!

Теперь стало понятно, почему у подруги не клеилось с парнями: она мечтала быть лишь с Максимом, а другие – способ забыть его.

— Тебе не стоит извиняться, ведь я не чувствую к нему того, что испытываешь ты.

Ксения посмотрела на меня полными слез и надежд глазами:

— Правда?

— Правда. Если хочешь, попытай свое счастье. Я не буду вам мешать. Может твоя любовь растопит его холодное каменное сердце, лишь бы он не разбил твое.

— Спасибо Иришка!

В благодарность подруга обняла меня и стиснула так сильно, что невозможно было вздохнуть.

— Ладно, хватит обниматься, а то нас кто-нибудь увидит и неправильно поймет. Потом все будут прикалываться над нами, типа: «Мы не хиппи, мы ни панки – мы девчонки-лесбиянки!»

— Точно, точно! – рассмеялась Ксюша, затем успокоившись, спросила: — А как же ты?

— А что, я?

— Ну…, с кем тогда будешь ты? – спросила она и, немного подумав, сказала: — Знаешь, я заметила, что Алекс как-то интересно бросает на тебя взгляды. Ты не замечала ни разу? Он вроде неплохой и серьезный парень.

От предложения подруги меня аж перекосило.

— Ксюш, я тя умоляю! Он может парень и ничего, но этот его фанатизм Максом меня бесит. Он ходит с ним как собака по команде "Рядом", – недовольно выразилась я.

— Не знаю, может частично ты и права, но по-моему он преследует какие-то свои цели, – не унималась подруга.

— И ты хочешь сказать, что его цель это "Я"? – я не смогла сдержать смеха.

— Да. Я заметила, что он становиться как-то веселее, когда приходишь ты, да еще без Макса.

— Ой, отстань! – смеясь отмахнулась я, у меня даже в мыслях такое не укладывалось.

Я попыталась встать на ноги, но они были ватными, голова пошла кругом, а земля как будто поплыла из-под ног. Пришлось присесть обратно на крыльцо.

— Как-то мне плохо, – простонала я и опустила голову на колени в надежде, что головокружение утихнет, но оно только набирало обороты.

— Тебя предупреждали, что не стоит мешать водку с пивом, но ты настояла на своем, – укорила меня подруга.

«Ксюша права, если бы не пиво, можно было еще продержаться», – с опозданием признала я наставления и выбросила недопитую бутылку в растущие рядом кусты, но почему-то не услышала ее падения. Посмотрев в ту сторону, где должно было зазвенеть стекло, я удивилась: бутылка стояла около куста, а точнее их было не-то две, не-то три.

«Все, допилась до чертиков!» – подумала я и решила прилечь на крыльцо, почувствовав себя еще хуже. Меня даже начало мутить.

— Я позову ребят, чтобы они помогли довести тебя до дома, – сказала Ксения и шатаясь направилась к главному входу.

Ее слова донеслись до меня слегка отдаленным эхом. Я наверно уже погружалась в пьяный сон и не слышала удаляющихся шагов подруги.

Не знаю, сразу или какое-то время спустя после ее ухода, я почувствовала, как кто-то взял меня на руки.

«Наверное это Александр», – предположила я. Он не раз провожал меня до дома в отсутствие Максима, когда подружка кадрилась с кем-то из парней и ей было не до меня.

— «А ты очень благородная, и такая смешная когда пьяная», – вдруг услышала я уже до боли знакомый голос Ангела-хранителя.

Мне срочно захотелось открыть глаза, но веки оказались очень тяжелыми, а руки и ноги не слушались. Я находилась в чьих-то руках как мешок с картошкой, неспособная ни на что, и почувствовала ужасную досаду, потому что так и не смогла найти сил, чтобы увидеть спасителя. Был ли это мой Ангел-хранитель, или мне все это просто снилось?

Не успев привыкнуть к приятному чувству, быть у кого-то на руках, как уже очутилась на чем-то теплом и мягком. Головокружение как ни странно сразу затихло. Все это подействовало на меня умиротворяюще, и я погрузилась в забытье.

 

Очнулась я в ужасном состоянии. Голова раскалывалась от похмелья, в горле все пересохло так, что язык прилипал к небу. С трудом открыв глаза, я с удивлением обнаружила себя дома, лежащей одетой на кровати поверх покрывала. Туфли аккуратно стояли около двери. Джесси в комнате не было, а солнце за окном уже встало и приближалось к обеденному зениту.

В коридоре зазвонил телефон. Я попыталась встать, и тут же схватилась за голову от прихлынувшей сильной боли. Услышав, что трубку взял брат, расслабилась и опустила голову обратно на подушку, прислушиваясь к разговору.

— «Алло! Да! Ща позову!»

Голос Игоря был немного наигранный и выпендрежный. Затем послышались приближающиеся шаги. Ввалившись ко мне в комнату, брат нагло и так громко сказал, что у меня в ушах зазвенело:

— Привет, Алкоголичка! Это тебя! Ксенька.

— Ксюша?! – удивленно и задумчиво произнесла я, и хотела вопросительно посмотреть на брата, но он уже скрылся за дверью.

«Почему она не позвонила мне на мобильный?» – не понимала я, и не вставая, глазами нашла свой телефон на краю стола у кровати. Он оказался отключенным, хотя заряд батареи должен был быть полным. Это показалось мне странным, как будто кто-то специально пытался сделать так, чтобы меня не беспокоили.

«Надо будет маму расспросить, с кем я пришла, или хотя бы кто меня принес?» – решила я и, кое-как встав с кровати, поплелась к домашнему телефону, придерживаясь за стенку.

«Чтоб я, еще раз выпила водки?! Да ни за что на свете!» – клялась я сама себе, пока с трудом брела по длинному коридору, меня еще до сих пор штормило.

— Вон как тебя растащило! – издевался братишка, но у меня не было ни сил, ни желания отвечать ему.

Я добрела до телефона, взяла трубку и сказала тихим, хриплым, пересохшим от обезвоживания голосом:

— Алло!

— «Куда ты исчезла?!» – раздался крик в трубке и прозвенел в голове как раскат грома. Я машинально потерла висок свободной рукой, успокаивая усилившуюся от громкого голоса пульсирующую боль.

— Не кричи, – умоляюще попросила я. — Я дома.

— «Я уже знаю, что ты дома! – более тихим, но все равно недовольным тоном сказала подруга. — Вчера я пошла за подмогой, а когда мы вернулись, тебя там уже не было».

— Не было? – удивилась я.

«Значит, это точно был не Александр. Тогда кто?»

— «Да, именно, тебя не было! Ты словно испарилась! Меня не было всего несколько минут. Стоило только заикнуться Алексу, что тебе плохо, он пулей ринулся за клуб. Мы тебя искали, кричали, думали ты где-то упала в кусты и уснула. Мы обшарили все, но так и не нашли…»

— Я ничего не помню. Помню лишь, как кто-то взял меня на руки и все – больше ничего. И вот я только что очнулась у себя дома на кровати.

— «Кто тебя отнес?»

— Откуда же я знаю, если ничего не помню?

— «Не инопланетяне же тебя забрали?!» – воскликнув, подружка нечаянно предложила свою версию.

У меня в голове что-то щелкнуло, как выключатель. В ней молнией пронеслись все странные события произошедшие со мной за последние две недели: от падения "нечто" и глухой стены в лесу, до голоса преследующего меня.

«А что, если она права? Что если я вовсе уже не человек, и во мне живет второе "Я", которое и говорит со мной?» – я была в ужасе от этой мысли.

— А если это правда? – тихим и поникшим голосом спросила я.

— «Ты о чем?».

— Об инопланетянах.

— «Ты дурочка, что ли? – засмеялась Ксения. — Я это так, к слову сказала. Тебе следует поменьше фантастики читать. Ладно, фиг с ним, главное: ты дома, жива и невредима».

— А что со мной могло произойти? – спросила я, неуверенная уже ни в чем.

— «А вдруг тебя волки съели?»

— Какие волки? – засмеялась я. — У нас не водятся волки.

Смех вызвал новую волну пульсирующей боли, и мне стало не до веселья. Я опять потерла висок.

— «Не знаю кто у нас водится, но знаю, что недавно у соседки пропала коза прямо со двора. А буквально вчера, в свинарнике пропала большая свинья. Они как в воду канули».

Новое оцепенение пронзило меня, вспомнив про пропавшую корову, и как в воздухе исчез кабан в том злополучном лесу.

«Это не мог сделать человек», – сделала я вывод.

— «Что ты молчишь?» – перебила мои мысли Ксюша.

— Не знаю, что тебе ответить, я же ничего не помню.

После моего ответа на другом конце телефона повисла пауза. Стало понятно, что подруга слегка замялась, видимо ее интересовало что-то еще. Наконец она неуверенно спросила:

— «Ты хоть наш вчерашний разговор помнишь?»

— Помню и прекрасно, не переживай, все нормально. Я поставлю в наших отношениях точку, и он твой, – равнодушно сказала я.

— «Спасибо! – более радостно сказала подруга, а потом добавила, — Вечером поболтаем?»

— Не думаю. Мне надо немного отлежаться, гулять я сегодня не пойду. Если Макс приедет, я попрошу брата сказать ему, что я моюсь.

— «Но ты же сказала, что поставишь точку?» – возмутилась Ксения.

— Не сегодня. Мне хреново. Я не хочу с ним сегодня разговаривать, да и предлог придумать надо. Давай дерзай, наводи мосты, а у меня хоть повод будет с ним поругаться, – предложила я оптимальный вариант.

Меня уже разбирало нетерпение. Я на самом деле чувствовала себя очень плохо, да и комок тошноты начал потихоньку подбираться к горлу. Еще немного и меня стошнит прямо на пол.

— «Ладно, договорились», – радостно согласилась подружка.

— Расскажешь потом? – поинтересовалась я ради уважения.

— «Конечно!!! Ну, пока, не буду тебе мешать. Тебе наверно прилечь хочется, а я тут тебя гружу своими проблемами. Пойду готовиться к вечеру».

— С самого утра?! – удивилась я.

— «Я же должна произвести на Макса впечатление».

— Ну конечно! Только смотри не перестарайся. Пока! – уже вымученно попрощалась я, еле сдерживая тошноту, повесила телефонную трубку и сразу ринулась в туалет, освобождать желудок от непрошенного содержимого, так настойчиво просящегося наружу. После этого мне немного полегчало, но, попив немного воды, чтобы восстановить водный баланс пересохшего от похмелья организма, я снова побежала в туалет.

«А почему меня еще вчера не вывернуло? Меня же тошнило, а потом все прошло. Странно все это», – не понимала я, приходя немного в себя.

Мама все прекрасно слышала, но молчала. Мне же было стыдно показаться ей на глаза, поэтому встала в дверях, уткнувшись лбом в прохладный косяк. От его холода моей голове стало немного легче.

— Мам, ты слышала, как я пришла домой? – спросила я тихим провинившимся голосом.

— Нет, дочка, я наверно очень крепко спала. Зато сейчас вижу, что с тобой происходит. Хоть ты и совершеннолетняя, не советую тебе так напиваться. Вино до добра не доводит, – отчитала меня мама.

Я хотела провалиться сквозь землю от стыда. Она впервые в жизни увидела дочь в таком состоянии.

— Прости мам, я все знаю и больше так не буду, потому что на всю жизнь запомню это состояние. Мне так плохо, прости! – у меня больше не было слов выразить свое сожаление. Я уже успела дать самой себе обещание больше никогда так не поступать, и сдержу его.

— Выпей таблетки от головы и отоспись как следует. Я пошлю Игоря в магазин за минеральной водой, с нее тебе станет лучше. За нас не переживай, отец нас уже накормил.

— А где он? – спросила я.

— Ушел на пруд рыбачить и взял Джесси с собой, чтобы она тебе не мешала.

— И как папа отнесся к моему состоянию? – поинтересовалась я с опаской.

— Спокойно. Сказал: «С кем не бывает».

Меня снова накрыла волна стыда. Все в доме знали, в каком состоянии я была этой ночью. Опустив голову как провинившийся ребенок, я отправилась в ванную умыться и почистить зубы. Во рту было такое ощущение, словно кошки нагадили. Приведя себя в немного божеский вид и переодевшись в домашний халат, я решила снова прилечь. Даже таблетки от головы выпить побоялась:

«Вдруг меня снова стошнит!»

 

Сон поначалу не шел в голову. Там так и крутилось одно слово, нечаянно пророненное подругой в телефонном разговоре – ИНОПЛАНЕТЯНЕ.

«Может ли это быть правдой? Даже если в меня кто-то и мог вселиться в момент бессознательного пребывания в лесу, то сама себя взять на руки я точно не могла. Здесь что-то никак не сходится!» – с этими мыслями я все же заснула и проснулась только в два часа ночи.

Было темно и очень тихо, не слышалось даже стрекота ночных сверчков через приоткрытую форточку. Я встала и, снова почувствовав головокружение, чуть не упала обратно на кровать, но оно скорее всего было уже не от похмелья, а от долгого сна. Выровняв равновесие и шаркая ногами об пол, я подошла к окну.

Вдруг что-то огненно рыжее промелькнуло за стеклом. Я отшатнулась назад от неожиданности, а сердце заколотилось так сильно, что готово было выпрыгнуть из груди. В последнее время необычное случалось часто, пугая меня чуть ли не до смерти. Собравшись с духом и подойдя на цыпочках ближе к окну, я стала внимательно всматриваться в ночь – ничего, да и разглядеть что-либо было сложно. Весь вид за окном можно было разделить на два цвета: черную землю с прилегающими к ней объектами, и чуток светлее небо, на горизонте которого виднелось небольшое зарево от отдаленного населенного пункта. На месте этого слабого свечения хорошо проглядывалась неровная линия леса, созданная макушками деревьев.

И тут в глуби леса появилась небольшая вспышка света. Это было как раз то злополучное место, та самая поляна с глухой стеной вокруг нее! Свет продержался всего несколько секунд, а потом исчез. Я долго вглядывалась в черноту, в надежде заметить еще хоть что-нибудь, но так больше ничего не увидела.

Тогда я решила включить свет ночника. Он висел над изголовьем кровати напротив окна, тем самым совсем исчезла возможность разглядеть на улице что-либо. Спать не хотелось, а тупо бродить по комнате, тоже было не интересно. Я надумала включить компьютер и поискать в Интернете ответы на свои вопросы.

Ноутбук лежал на письменном столе, стоящем справа от кровати. Это было самое удобное месторасположение вещей. Включенный ночник позволял спокойно работать как за столом, так и читать книжки в постели. И как только меня начинало клонить в сон, я могла, не вставая с кровати положить книгу на стол, щелкнуть выключателем и, не разгуливаясь, заснуть очень быстро.

Устроившись поудобнее перед компьютером и дождавшись загрузки браузера Интернета, я не задумываясь написала в поисковике всего одно слово – "инопланетяне". Было предложено множество всевозможных сайтов и картинок. Просмотрев некоторые из них, меня ни что существенно не заинтересовало. Там говорилось о каких-то странных симметричных кругах, выстриженных или вымятых на полях. В основном все сайты рассказывали о худющих лысых серо-зеленых гуманоидах с маленьким ртом и огромными черными стеклянными глазами, остальное – фантастические мифы, придуманные писателями и создателями компьютерных игр.

И вдруг, в слабом отражении окна на экране монитора, появилось рыжее пятно. Я замерла, однако оборачиваться сразу не стала, боясь опять спугнуть наблюдавшего.

Кто-то осторожно выглядывал из нижнего угла окна, но в отражении ничего нельзя было разобрать. Единственное до чего я смогла додуматься, что рыжее пятно, это ни что иное, как чьи-то волосы, только какого-то неестественно ядовито-рыжего оттенка.

Любопытство все-таки взяло верх над разумом. Я резко обернулась, но уже ничего в окне не увидела.

«Судя по цвету шевелюры шпионящего за мной, он не мог быть человеком, потому что такой краски для волос, по-моему, еще не изобрели. Хотя кто его знает? – рассуждала я. – Однако если все-таки предположить, что это инопланетянин, то он никак не похож на фотографии из Интернета»

Поняв, что от Всемирной паутины ничего путного не добиться, я захлопнула крышку ноутбука, нырнула под одеяло, выключила свет и, сама не понимая почему, укуталась с головой. Мне не было страшно, я уже привыкла к чувству, что за мной кто-то следит, и пока плохого он мне ничего не сделал, а наоборот оберегал. Скорей всего мое действие было от смущения.

«Может это он говорит со мной? – гадала я с некоторой нежностью, – Судя по голосу, это должен быть мужчина. Вот бы его увидеть! Надеюсь, он симпатичный, и голос у него приятный».

С такими утешающими мыслями я снова заснула, так и не высунув даже носа из-под одеяла.

Категория: Михайлова Татьяна | Добавил: tanushka1701 (09.06.2019) | Автор: Татьяна Михайлова E
Просмотров: 105 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 3
avatar
1 rifmoplyot • 13:42, 11.06.2019
Фантастика столь разнообразна! А когда она вплотную приближена к реалиям повседневной жизни, то особенно интересна. Желаю героине с честью выйти в итоге из всех передряг, а талантливому автору - вдохновения на поприще современной фантастики!
avatar
2 tanushka1701 • 22:05, 13.06.2019
Спасибо за талантливого автора). Я конечно новичок, и с русским всегда была в школе беда))). но мысли на бумаге изложить все же решилась. Про фантастику и реалистичность: скорей всего это больше роман, поэтому все так реально и в общем-то просто и банально. Почему фантастика? да потому что мы не одни во вселенной наверно)). и может там живут такие же как мы со своими обычаями.
avatar
3 rifmoplyot • 07:09, 14.06.2019
Обязательно живут! Представьте себя на песчаном морском или речном берегу. Вы сидите на нём в полной уверенности, что таких пляжей больше нет нигде и он такой один уникальный на всём божьем свете? Нет! Вы предполагаете, что где-то с другой стороны моря тоже есть подобный пляжик, и не один. Может быть, на нём песочек более тёмный или более золотистый, но всё та же вода и всё тот же песок. Так и с мирами во вселенной - их множество подобных нашему, как и множество по всей Земле подобных друг другу пляжей.
avatar