Понедельник, 17.06.2019, 15:44
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
LUIZ_CARLOS_FREITAS [17]
LUIZ_CARLOS_FREITAS
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
 
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 4
Пользователей: 1
Игорь-89258652789
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2019 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » LUIZ_CARLOS_FREITAS » LUIZ_CARLOS_FREITAS

Собака лает на Луну (продолжение)

 

5

        Я хочу покаяться, Бернардо, и извиниться от всего сердца за те глупости, которые я наговорил прошлый раз.  Я не хочу играть роль мученика,  но считаю, что ежедневный прием лекарств плохо влияет на меня.Я становлюсь более восприимчивым и взволнованным, нежели   обычно...

Ты больше, чем друг, ты единственный, который тратит свое время, слушая мою ерунду.  Поверь, через несколько минут после твоего уходая понял насколько  был глуп. Я  горько сожалею. Позднее раскаяние не оправдывает хамство и грубость, но все равно знай, что я признаю свои ошибки...

Я хочу сказать, что безмерно благодарен тебе за твое  терпение, за то, что ты  выслушиваешь меня.Я обещаю, что с сегодняшнего дня сосредоточусь  только на признаниях. Решающий момент приближается, мне нужно сконцентрироваться, чтобы вспомнить, как все именно происходило. Да, Бернардо, если ты согласен, я сразу же хотел бы  перевести стрелки назад... Прекрасно! Давай!

Во вторник утром я и Джо Черный  поехали в то место, где  жил ManecaКсавье. Покинув деревню, расположенную  в одной  из самых высоких точек местности, мы поехали по грунтовой дороге, узкой, ухабистой и грязной. В лесных массивах попадались обширные  вырубкидеревьев. Мы ехали медленно и осторожно, дорогаиногдавилась над самым краем пропасти. Места были практически необитаемыми, труднодоступными и необыкновенно красивыми.

Мы преодолевали спуски и подъемы, ручьи и потоки, проезжали полуразрушенные мосты  и вдруг оказались на вершине холма. День был ясный и яркий, в голубом небе сияло палящее солнце, которое позволяло увидеть все; я наслаждался прекрасным пейзажем!

Внизу, в долине, взгляд терялся в зеленом пространстве леса, пересекаемого  реками. Мы начали спускаться медленно по узкой и неровной дороге, совершенно непригодной для автомобилей.  

Джо Черный, который хранил до этого молчание и только открывал рот, чтобы указать направление движения, неожиданно  расчувствовался.

- Я очень хорошо знаю эти места,- сказал он. - Моя мать была целительницей и я, еще ребенком,  сопровождал  ее, посещая местных жителей. Тогда я и встретил старого МанекаКсавье.

- Какого вы мнения о моем родственнике,- спросил я.

 Я попытался изобразить улыбку на своем лице, но, кажется, только скривился. Тело от постоянной тряски стало как будто деревянным.

Джо Черный пожал плечами и промолчал.

Он начал говорить о себе, о своей семье,о проблемах с алкоголем.  Я понял, Джо Черный полагал, что я все увижу сам.

- Я считал, что семья была лишним грузом на моих плечах,- сказал он.  - Я не заботился о своих детях, не говоря уже о  жене,  и доставил им много страданий.

Я кивнул головой. Не думал я, что здесь, на краю Ойкумены, найдется человек, который разделял мои убеждения. Но я был уязвлен. Получается, что мы стояли на одной доске. Я человек образованный, знающий литературу, мировых писателей, проштудировавший множество материалов на религиозные темы, и Джо Черный, который был не грамотнее  осла.

- Знаете,  г-н Мариано, я пил и относился безответственно к жизни. Я находился в печальной иллюзии, что это и есть настоящая жизнь. К счастью, я вовремя понял свои ошибки, и я на верном пути. Я даже бросить пить, - сказал  он, серьезно и убежденно.

Видел я как ты в баре Джука Перейра, наливался пивом.

 - Человек  без семьи ничто: это мусор, животное, машина,- развивал свою мысль Джо Черный.

Он сказал это с мудростью человека, наученного собственным опытом и закаленного  невзгодами  жизни.

Я вспомнил Феликса, и его рассказ про два дня в неделю, когда Джо Черный превращался в животное.

- Счастье находится в руках того, кто делает семью причиной, которая повышает и укрепляет  борьбу, направленную  на выживание семьи.

- Это хорошо,- сказал я, помня свой неудачный семейный опыт. Для меня семья была удавкой на шее.

 - Я человек невежественный, но  могу сказать: мир пришел к нынешней  конфликтной ситуации, которая  отмечается отсутствием  любви, разобщенностью и насилием, в основном потому, что люди перестали ценить  жизнь в семье, - заключил Джо Черный.

Бернардо, эти слова потрясли меня до  глубины души. Во-первых, я услышал это от человека невежественного, и мне стало даже неприятно, что я не смог сформулировать четко этот постулат для самого себя. Во-вторых,  ты знаешь, я защищал совершенно  противоположное, то, что противоречило тем ценностям, которые  Джо Черный понимал как необходимо важные, чтобы спасти человечество от хаоса, в который оно погрузилось до  корней волос.

Я был сторонником  индивидуализма, когда каждый сам за себя, а до остального нет дела.Я чувствовал себя побежденным этим простым, но как оказалось, мудрым человеком. На мгновение, осмысливая его  слова, я почувствовал в душе  горечь, грусть, пустоту...

Я вспомнил Каролину, Фабрицио, наш дом и те редкие моменты, когда мы были  вместе, как семья, и я был переполнен  чувствами,  давно забытыми.  Рецидив, однако, длился всего несколько минут. Вскоре я возвратился к своему  прежнему состоянию, отогнав  такие  мысли с решимостью.

Затем он начал говорить о жителях  деревни, назвав их кучкой лицемеров.  Я хотел узнать поподробнее, но он просто сказал, что большинство жителей служила интересам Феликса. Я хотел узнать больше, но Джо Черный говорил в общем. Я настаивал, использовал уловки, но было тщетно. Никто в мире не смог бы заставить его сказать  то, о чем он не хотел говорить.

Джо Черный был упрямым. Очень упрямым! Но,верный своим принципам. Он не любил говорить слишком много.Поэтому нестал вдаваться в подробности о том, что происходит за кулисами  деревни.Он опасался не за свою жизнь, он был смелым и мужественным;  он боялся, скорее всего,  за свою  семью.

Я спросил его, сколько нужно времени, чтобы добраться до места назначения.

- Пятнадцать, может быть, двадцать минут,- сказал он. - Взгляните на это, - воскликнул он с энтузиазмом, указывая на стаю птиц, которые купались в озере вдали от берега.

- Очень красиво,- сказал я. – Что это за птицы?

- Очень далеко, нельзя определить. Такого не увидишь в городе. Вам наверняка не хватает контакта  с природой, это такая благодать,- сказал он, в это время нас здорово тряхнуло на ухабистой  дороге.

          Честно говоря, Бернардо, я чувствовал легкость, я был заполнен ощущением свободы, которая возникла, безусловно, под влиянием разворачивающейся  перед взором панорамы, чистого  воздуха, картинок местности,  запечатленных с помощью моего изощренного ума, все было ново  для меня, типичного  городского и учтивого  животного.

Я даже думаю, это могло быть  атавистическим наследием, которое  наполняет  особенным чувством  тех, кто возвращается домой после долгого отсутствия. Да... Я чувствовал себя как дома, я чувствовал, что  уже знаю эти места,  что я был когда-то здесь  и видел этот пейзаж, который остался неизменным в течение веков и столетий.

Тем не менее, я сказал Джо Черному: - Этот пейзаж наводит на меня скуку. Я не чувствую никакой благодати... О, я  бы лучше принял сейчас  хороший душ, а потом  сидел бы в удобном кресле в комнате с кондиционером.

Джо Черный улыбнулся и пожал плечами, как бы говоря, что я мог бы попытаться обмануть себя, но не его, старину  Джо Черного...

         Наконец мы выехали  на ровнуюдорогу, которая прорезала  обширные  опустошенные поля, покрытые тонкой травой, где паслось  с  дюжину маленьких коров и овец.  Вдали  я увидел здание.Не нужно было подтверждения Джо Черного, это было место, откуда я пришел в мир. Все казалось невероятно знакомым, хотя я и оставил это место еще младенцем, которого носили  на руках.

     Мое волнение росло, я становился все более возбужденным и нервным.Я, закаленный кознями жизни, холодный, умеющий контролировать свои чувства, я с тревогой чего-то ожидал. И это  было самое  меньшее. 

Я был на пороге того, чтобы вновь обрести  свое прошлое. Упадок этого места бросался в глаза...

Дом, большой,но компактный, построенный из кирпича, напоминал большую  заброшенную  гробницу. Белая краска, обесцвеченная временем, разбитые оконные стекла, крыша вся в заплатках.Короче говоря: у этого дома не было хозяина!

Двор,заросший  травой  и сорняками,был грязным, сюда потихоньку выносили старые ненужные вещи.Во дворе гуляли пугливые куры...  

Слева стоял деревянный сарай, жалкое подобие того, что раньше было зернохранилищем,  и справа, ближе к ограде, был своего рода фермерский двор. Картина, Бернардо, была  угнетающей... 

Нет ничего печальнее, чем дом без жизни! И его смерть не является предметом материальных условий, бедности...  Она в большей степени связана с состоянием духа тех, кто обитает в нем...

Я припарковал машину.Мы ожидали, надеясь, что кто-то  в доме подаст  признаки жизни. Старая  собака  дремала в тени и даже не посмотрела на  приезд незнакомых людей, куры направили свои  стеклянные глаза в нашу сторону,  а затем сразу же вернулись к своему извечному тяжелому труду –рыться в мусоре.   

Сонная, раздражающая  тишина повисла в воздухе.   Я был здорово расстроен, и предложил Джо Черному  постучать в дверь...  

Но  в это время из дома вышла невысокая коренастая женщина в платке, черный фартук на ней был подвязан в талии.  Она смотрела на нас  недоверчиво.  Она узнала моего спутника,и выражение ее лица изменилось...

Джо Черный  сказал мне тихо, что она - одна  из дочерей старого MaнекаКсавье. Он открыл дверцу машины и пошел  навстречу ей, они  обменялись между собой  несколькими словами.

Несмотря на расстояние, я увидел неверие на  морщинистом  и многострадальном  лице женщины.

Неверие смешалось со  страхом!  Я вышел из машины и  медленно пошел к ней, глядя на несчастную, которая  пряча  руки в грязный фартук, смотрела на меня так, как будто увидела призрака, существо с другой планеты.

Когда  я подошел, ее как будто парализовало, у нее было бледное лицо и выпученные глаза. Потом  она быстро скрылась  в доме. Я был поражен таким приемом, но Джо Черный сразу объяснил ситуацию.

          По его словам, не зная, как представить меня, он решил раскрыть мою личность. Он назвал мое имя и сообщил цель моего визита. Он и сам  не ожидал такой реакции от женщины, которую назвал дона Флоринда.

- Я не знаю, что случилось, - сказал он, как будто сомневаясь в себе.  - Я сказал что-то  не то? Я думал, что она будет рада визиту   родственника, не так ли? Она ведь думала, что потеряла  вас навсегда.

- Это  мы сейчас увидим, - решительно сказал я, и направился к двери, куда вошла  женщина.

Ах, друг Бернардо! Как много сюрпризов и сколько откровений меня ждали в то  благословенное  утро вторника! То, что я расскажу тебе сейчас, однозначно свидетельствует  о нашейнезначительности и бессилии перед лицом жизненных обстоятельств.

Мы напрасно претендуем на то, чтобы строить свою судьбу и управлять нею,  мы не что иное, как марионетки,  которыми  манипулируют события и даже незначительные  факты.

Мы заключены, заключены необратимо в тюрьму, в огромную обширную  сеть, которая существует в наших умах.

Мы играем то там, то здесь,  то назад,то вперед и так до  финального свистка: смерть! Мы, я считаю более чем когда-либо, просто куклы в игре жизни, существование которой определяется сложными и бесконечными звеньями цепи, которые всегда остаются  незамеченными.

Возвращаюсь к тому благословенному вторнику.После солнечного света, мне показалось, что в доме темно.Потом, как только  глаза привыкли к темноте, я увидел черные от сажи стены, ипонял, что нахожусь  на кухне...

Слева, почти у стены, я увидел деревенскую печь - огромную  железную пластину с тремя или четырьмя отверстиями, которая  лежала на двух  рядах кирпичей. 

За ней стояла раковина, наполненная  горшками  и другой посудой, а над ней, на  двух планках,  закрепленных к потолку  проводами, висели связки лука и чеснока, копченая колбаса, куски вяленого мяса...  

У стены, напротив входа, рядом с  дверью в коридор, из которого можно было попасть в  другие  комнаты дома, я заметил старый  большой шкаф; на  других  стенах были полки  (или то, что от них осталось), на  которых  лежали  мешки с кукурузой, мукой, рисом, фасолью...

С правой стороны я увидел квадратный  стол с четырьмя стульями, стол был накрыт белойскатертью, такой ярко-белой, что у меня начали  болеть глаза. На столестояла ваза с цветами – каллы, лилии, я считаю.

Несколько мух носились по кругу, как будто заключили пари на эту сумасшедшую гонку, коричневая кошка, жирная и ленивая, появившаяся из ниоткуда,  посмотрела на наси, потеряв к нам всякий интерес, медленно вышла через двери.

Потом я услышал безудержное рыдание.

Топлакала дона Флоринда, Бернардо. Она сидела на корточках, спрятавшись за мешками с зерном, и плакала, уткнувшись лицом в  передник.  Она казалась такой хрупкой  и беззащитной. Мне было невыносимо жалко смотреть на ее согбенную фигуру, сидящую  в темноте.

Я подошел, осторожно поднял её, и сказал, чтобы она не волновалась - потому что я жив. Она обняла меня и зашлась в конвульсивном плаче. Я уверяю тебя, Бернардо, любое сердце разорвалось бы на куски,даже такое бесчувственное, как моё. Я позволил рыдать ей  на  моей  груди, пока она не успокоилась немного, и можно было поговорить.

Я видел, мой друг, что мое внезапное появление и  откровение Джо Черного о том, кто я такой, потрясло ее. Это былочересчур для нее. Японял, что принес болезненные воспоминания  несчастной, котораядавно похоронила прошлое в глубине своей памяти.

И вот, после более чем 40 летпоявился я - живое доказательство постыдной тайны семьи, отмеченной зловещими фактами.Они даже не помышляли, что я возникну  внезапно, как ангел мщения, решив взыскать грехи Ксавье, как она, возможно, подумала. Я думаю, что  дона Флоринда подумала именно так, когда она поняла  все это и  узнала  кто я такой.

       Правда, Бернардо, если бы такую  замысловатую историю  (обо мне и моей семье, я и дона Флоринда)  задумал писатель  сомнительного таланта,  он бы ошибся в отношении  истины. Он бы действовал или думал так  или иначе, но реальность была бы все равно иной.

Я тоже был убежденпочти 40 лет,что  иду правильным  путем, но я был неправ, я  просто обманывался, и в этом нет никакого сомнения.

Жизнь щедра на  создание  неразрешимых разногласий и неурядиц.

У нас был долгий разговор, откровенный и открытый. Правда, я хочу верить, мы нашли истину.

        Как только дона  Флоринда оправилась от первоначального волнения, мы сели за стол.

После того, как мы обменялись малозначащими вопросами, намереваясь сделать беседу более удобной, я сразу приступил к делу, не обращая внимания на возможность не узнать истину, которую обнаружилась позже.Я чувствовал себя неловко от того  вздора, который я нес, желая прояснить факты.

- Надеюсь,  вы понимаете причину моего визита,- начал я, прилагая все свои умственные усилия, чтобы быть понятным.

Дона Флоринда молча кивнула головой.

- Я вас уверяю, от вас мне ничегоне надо. Я просто хочу узнатьвсе, что связано с моим  прошлым. Я знаю, что ребенком  был отдан в семью  Jodini... Я знаю…

И здесь я понял, что могу шокировать женщину  своими словами. Теперь она стояла спокойно, слушала и смотрела на меня...   

- Я знаю, мой дед, который... 

Внезапно,  Бернардо, чувствуя  неудержимую тревогу, я решил, что пришло время  прекратить  играть в  слова и лукавить. Я должен был  уточнить окончательно мою историю, которая на протяжении стольких лет не давала мне покоя.

На одном дыхании я рассказал еймою истории.  Как только я начал рассказ,  дона Флоринда начала выказывать нетерпение, даже озадаченность, которая проявилось на ее  лице. Я мало заботился о том, что она могла оказаться моей  тетей.

Но она не прервала  меня ни разу. Она молча  выслушала меня до конца. Заканчивая рассказ, я увидел грусть и сострадание на ее морщинистом лицеи слезы в ее глазах.

Бернардо, поначалу я считал ее  простодушной и невежественной старушкой, чья проницательность  не  в состоянии оценить масштабность моего повествования.

Я был абсолютно неправ!

Вот так, мой друг,  я в мгновение ока пересмотрел  свои взгляды и понял, что так называемые невежественные люди часто  оказываются мудрее тех, которые возвеличивают сами себя.

Онисчитают себя мудрее всех, но на самом деле оказываются просто невеждами.

Я не стыжусь признать, что я оказался глупым, а дона Флоринда мудрой. Ты не понял? Я понимал тогда не больше тебя, Бернардо. Позволь мне рассказать остальную часть разговора, и тогда ты все поймешь.

Дона Флоринда взяла себя в руки, успокоилась и улыбнулась.

- Бедный ребенок! Сколько ложных страданий!  Сколько лжи и абсурда! Твоя приемная мать, сын мой, лжет тебе... Она…

 Теперь была моя очередь удивляться, я не понимал ее слов.

- Как же так? Что вы хотите сказать?  

Дона Флоринда посмотрела на меня внимательно и с  такой силой, что я отвел глаза от этого взгляда, который пытался ударить меня.

Наконец она спросила: - Вы действительно хотите знать правду?

Я ответил утвердительно, отметив, что это является одной из главных причин визита.

Дона Флоринда рассказала мне  следующее.

            Почти 50 лет назад, в этом же доме,  жила семья: Мануэль – отец,  Тереза- мать и три сестры, она, Флоринда, ей было тогда 14 лет, Маноэла, 13 лет и  Джоакина,  12 лет.

Они жили трудно и просто, на них валились всевозможные неудачи, но семья мужественно преодолевала все невзгоды.

Бернардо, она говорила о слухах.Будтобы  отец убил пятерых братьев, чтобы стать владельцем этих земель.

Дона Флоринда объяснила,  они действительно были убиты, но эта история отличается от той, которая  дошла до наших дней.

Произошло своеобразное искажение фактов,  которые на протяжении многих лет стали частью популярной фантазии.

Она сказала, что один из братьев, Джеральдо,  захотел стать  единственным владельцем наследства, оставленного отцом.  Он уехал в одно место и оттуда привел в исполнение план убийства братьев.

Первым умер  Онофре, он был найден повешенным на дереве; тело второго,  Джадира,   было найдено  в реке; третий, Нилдо и четвертый, Ювенал, были найдены в кустах  с разбитыми головами...

Пятая смерть была смертью самого  Джеральдо.  Он стал справедливой жертвой остальных братьев   во главе с Мануэлем, моим  дедом, который вовремя раскрыл этот  жуткий план.

Эта местность тогда была еще более неприветливой и дикой, чем она является сегодня, случай убийства братьев не стал   известен  полиции, и все осталось, по крайней мере, на время, в  кругу семьи.

Печальная история, но она имела  продолжение и послужила причиной окончательногораскола семьиКсавье.

Произошло это  из-за смерти братьев и из-за их религиозного невежества.

Братья и сестры моего деда вбили себе в голову, что это место - проклятое  Богом. И с этой уверенностью, опасаясь такой же участи, которую судьба уготовала пяти погибшим братьям,  убежденные, что гнев Божий висит над их головами, они, один за другим ушли из дома и никогда больше не давали о себе весточки.

Только один остался на месте, так как любовь к земле было бесконечно больше, чем страх о возможном  проклятии.Это был Мануэль, ее отец.

Он мужественно сражался, тяжело трудился, обрабатывая землю и ухаживая за урожаем, но не мог ничего противопоставить то засухе, то наводнению, то всевозможным вредителями другим неудачам, которые следовали вслед за ним.

Наконец, необъяснимая инерция, которая заключалась в том, что он не смог заставить  землю давать урожай,одолела его. И он проклял все.  Она подорвала его силы и волю.

Мой дед, чувствуя свое поражение, нашел успокоения в алкоголе, который приветствовал его с распростертыми объятиями и начал руководить его жизнью.

Моя бабушка  Тереза и три ее  дочери взяли на себя всю  работу, чтобы содержать семью.

Вот, Бернардо, рассказ доны Флоринды, которая припасла самое интересное на конец.

Прежде, чем раскрыть этот секрет, я должен сказать несколько слов   о человеке, которого я считал своим отцом-дедом.

Согласно рассказа доны Флоринды, прежде чем стать алкоголиком, Мануэль был человеком трудолюбивым, серьезным и честным. Он жил для своей семьи и много работал.

Он  мечтал превратить   собственность отца в процветающую  ферму и хотел вернуть братьев обратно, доказав им  тем самым, что  история о проклятии была большой глупостью.

Эта мечта  жила довольно долго,  даже после того, как он стал алкоголиком.  Но, прежде всего, из-за этого пристрастия, шансы для осуществления этой мечты были минимальными, а он просто стал тряпкой.

Тем не менее, дочери и его жена отдавали ему   должное уважение и не обвиняли его ни  в чем, хотя он уже не мог выполнять обязанности главы семьи.  

Как мог этот несчастный соблазнить дочерей и совершить кровосмешение?Тебе интересно, не так ли? Правильно. Ответ ниже:

Тогда, Бернардо, я также задавался этим вопросом и с нетерпением ждал встречи с моим отцом-дедушкой, который, как  объяснила дона  Флоринда, чувствует себя не очень хорошо, и в последние дни не вставал с кровати.

Это смешно, мой друг...

Когда  память добросовестно сообщает факты, которые имеют отношение ко мне, мне приходит в голову, что возможно, Джо Черный знал эту историю давно.

Да, это правда, онзнал все, но держал в тайне, как будто не доверял мне.

Но выбрось это из головы! Это не имеет значения, ты согласен? Давай посмотрим на факты.  Хорошо...  

Как только дона Флоринда затронула эту  тему, я заметил легкую дрожь в ее руках, а иногда, казалось, ей не хватало и голоса.  Тем не менее, хотя и зная о тех последствиях, которые могут возникнуть у меня от ее слов, я твердо решил покончить с этой мученической пыткой как можно скорее.

 По ее словам  она в  17 лет встретила  юношу, незнакомца, который  приехал в деревню.

Однаждыи она приехала в деревню, чтобы продать  овощи, выращенные на территории усадьбы. Это было очень давно, когда земли еще не были истощены.

Разгружая корзины с морковью, салатом, помидорами  и огурцами  с тележки, она чуть не уронила корзину.

Она наклонилась, чтобы поднять корзину и поставить рядом с другими,  и увидела рядом с собой юношу, который хотел ей помочь. Он  был красавец, сильный и мужественный, с  голубыми глазами и черными волосами, разговорчивый и дружелюбный на вид.

Молодая Флоринда, которая до этого  знала только суровую  жизнь  и о удовольствиях даже не слышала, достигла того возраста, когда чувства всегда находятся на вершине восторга, волнение появляется без причины и необходимость  в сексе для здорового человека становится практически неконтролируемой.

Она застеснялась и смутилась, когда он смело подошел к ней,  и даже не осмелилась взглянуть на него, когда он выполнил работу и сгрузил корзины.

С первого взгляда она оценила   красоту и мужественность незнакомца, и это заставило  ее еще больше расстроиться.  Избегая смотреть  на него, она поблагодарила его за помощь и сказала, что доставляет овощи в магазин на местном рынке.  

Юноша  провел  ее глазами с циничной улыбкой  на устах. Очень хорошо!

Когда  доставка была закончена, молодая Флоринда дала воду и кукурузу  лошади, съела сама что-то, а затем сразу после полудня, пустилась в обратный путь.  Лошадь  шла медленным шагом, волоча за собой повозку...

Что касается Флоринды, то она  была задумчивой и рассеянной,  анализируя  и познавая новые для нее чувства, вызванные  в ее сердце   красивым  молодым  человеком. Она думала, что они больше не встретятся и легкая грусть поселилась в ее сердце.

Но они снова  встретились! Он пошел напрямик и догнал повозку за одним из поворотов. Когда она увидела его, он сидел под деревом с ярким взглядом, искренней улыбкой, решительный и уверенный в себе, и оптимистичен в результатах своего плана.

Он попросил  подвезти его. Флоринда решила вознаградить  его за  доброту, хотя здравый смысл обвинял  ее в глупости.

Юноша сел на тележку и, конечно, сознательно  задел ее руку. Она почувствовала, как загорелось ее лицо. Сердце ускорило биение.

Он представился как Винсенте и ласковым, хриплым голосом сказал,  что посещал своего  родственника. Винсенте посмотрел на  Флоринду   с такой силой  и преступным намерением, что молодая девушка  почувствовала себя голой.  Он засмеялся, рассказал остроумный анекдот, стремясь  сломать лед, и конечно, пытаясь преодолеть сопротивление девушки.

Помня советы, полученные  дома в отношении чужих,  она вела себя очень осторожно с этим молодым человеком из города.

Когда они пересекли ручей, который бежал рядом с дорогой между деревьями, Винсенте был настолько убедителен и умен в словах, говоря  о жаре, о жажде, о жизни вдали от всяких  "прелестей", что она согласилась остановить повозку и немного освежиться.

- В конце концов, есть ли зло в этом?-  так должно быть думала наивная  Флоринда.

Хорошо! Использовавсвой опыт и коварство, хитрый парень просто соблазнил  молодую девушку. Она не устояла перед чарами, ласками и обещаниями  Винсенте и вот результат, Бернардо... Угадайте какой?...  

Это был я! Да, мой дорогой друг. Я сын Флоринды и парня, который получил то, что хотел получить, и который исчез  в неизвестном направлении.

Представьте себе, что произошло со мной, когда я услышал такое откровение? На самом деле, ничего! По крайней мере, на тот  момент я только удовлетворил  болезненное любопытство, взращенное в течение многих лет.  

Но я все еще  должен тебе ответить на некоторые вопросы. Позволь я отвечу на них! Моя мать также объяснила, что мой отец, как только лишил ее девственности, утверждал, что "забыл"  решить важный вопрос в деревне и ему необходимо вернуться назад...  

Он обещал, тем не менее,  "во имя чести", найти ее, как только это будет возможно, чтобы исправить свою ошибку.  Короче говоря, жулик больше никогда  не появился. "Инцидент" мог бы на этом и закончиться, Бернардо.

Флоринда могла бы  сохранить эту тайну  до конца своей жизни, она  готова была  страдать скрытно, молча оплакивать свой "грех" и то, что потеряла, считая себя "испорченной" для возможного будущего брака.

 И, действительно, эпизод не  имел бы серьезных последствий, если бы она не забеременела. А теперь?

- Что делать?- думала бедняжка в своей комнате, наблюдая, как растетее живот.

Обморок, тошноту и другие характерные признаки беременности не  трудно скрыть. Но не живот! Как можно скрыть это от матери, сестер?

От отца, учитывая отчуждение, в котором он жил, наливаясь алкоголем, это легко можно было бы скрыть. Но других членов семьи обмануть было практически невозможно, ее бы сразу вывели на чистую воду.  

Загнанная в угол, она решила все рассказать своей матери. Мать сразу пришла  в отчаяние. В то время незамужнюю девушку, осмелившуюся совершить такую ошибку,  как "забеременеть",   называлишлюхой на всю оставшуюся жизнь.

Но столкнувшись со свершившимся фактом, моя бабушка смирилась и согласилась с решением дочери, то есть скрыть беременность, замаскировав  живот свободной, мешковатой  одеждой  и я не знаю, что еще там можно было сделать. И  план, чтобы обмануть отца, решено было реализовать  с помощью сестер, так как они были очень дружны и едины.

          Проходили дни, месяцы, я начал подавать признаки  нетерпения и подавал сигналы, что  готов был родиться. А теперь, что делать? До сих пор было легко обмануть отца- пьяницу... Но что теперь? Как скрыть  рождение  ребенка?  Когда мне настал срок родиться, моя бабушка и тети взяли  Флоринду и привели в лес и там,  в тени лиственных деревьев я появился на свет!

        Немного уже, друг Бернардо. Как сказала Флоринда, они прятали меня в течение целой недели. Для того, чтобы оправдать  ее отсутствие в  доме, они  каждый день говорили  отцу, что моя мать была больна - "женская болезнь" - и такое объяснение заставляло Мануэля Хавьера держаться подальше от ее комнаты.

Тем не менее, поскольку не было никакого другого решения, дона Тереза  убедила дочь в необходимости найти способ, как избавиться от меня. Мое присутствие в этом доме ставало  с каждым днем все более опасным.

В любое время МануэльКсавье мог обнаружить своего незаконнорожденного внука и, это могло  иметь самые непредсказуемые последствия.

Воспользовавшись тем, то однажды ночью он напился, дона Тереза и одна из дочерей,  Маноэла, пришли в темноте в деревню, и в пять часов утра сели на автобус  в  Пелотас. 

Флоринда не вдавалась в подробности...  Сказала только, что дона Тереза  отдала  меня своему старому знакомому, священнику, и немедленно они возвратились назад. Вечером того же дня, она и Маноэла были уже дома.Семья снова вернулась к обыденной жизни, как будто ничего и не случилось.

Несколько месяцев спустя, мою бабушку укусила гремучая змея и она умерла через несколько часов.  Учитывая, что дона Тереза была оплотом этого  бедного,  несчастного и невежественного  дома,  семья рухнула раз и навсегда.

Сначала Маноэла исчезла без следа и больше не появлялась. Они как будто сговорились.После этого пришло время Джоакины, она также убежала в глухую ночь, и никто больше ее не видел.

Флоринда мне призналась, что еще до смерти  матери она решила тоже уйти. Она устала, и надеялась на новую жизнь, и на то, что  может быть, найдет  меня...

К сожалению, она пожалела, что отложила  уход.Мать умерла, сестры ожидали лучших времен и исчезали без предупреждения...

- Тогда  я решила принять свою судьбу. Кто-то должен позаботиться об отце, о животных, об имуществе...  Я осталась здесь, и живу так, как хочет Бог,- сказала она безропотно.

      Вот, друг Бернардо, в общих чертах, версия Флоринды о моем прошлом. Не кажется ли тебе все это маловероятным? Нет!?

Ты, имеешь свое  мнение по этому вопросу? Почему? Потому что это маловероятно...

Тебе интересно, поверил ли я? После того, как я расскажу о  встрече с моим дедом, быть может, я скажу тебе  честно мое мнение о них всех, вместе взятых.

Но это в следующий раз...  На сегодня я уже рассказал слишком много, и я полагаю, что мы оба устали...  

До свидания, Бернардо.

 

Категория: LUIZ_CARLOS_FREITAS | Добавил: LUIZ_CARLOS_FREITAS (25.03.2016) | Автор: LUIZ_CARLOS_FREITAS
Просмотров: 894 | Комментарии: 1 | Теги: LUIZ_CARLOS_FREITAS, бразильская проза, романтика | Рейтинг: 4.9/9
Всего комментариев: 1
avatar
2
1 Анонимно • 23:23, 25.03.2016
До встречи мой любимый писатель!  smile
avatar