Понедельник, 17.06.2019, 16:44
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
LUIZ_CARLOS_FREITAS [17]
LUIZ_CARLOS_FREITAS
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
 
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 2
Пользователей: 2
Игорь-89258652789, far
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2019 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » LUIZ_CARLOS_FREITAS » LUIZ_CARLOS_FREITAS

Собака лает на Луну (продолжение)

Часть вторая

 

1

О, отец, вы пришли! Я уже потерял надежду увидеть вас. Я послал несколько сообщений...  

Ах, вы тоже путешествовали! Мне очень жаль, что  вас беспокою... Мне очень нужно поговорить с кем-то из друзей,  но, кажется, никто не интересуется мной... Никто не хочет видеть меня...

У меня такое впечатление, довольно болезненное, что я ничего не сделал для друзей на протяжении своей жизни...  

Все так называемые друзья и знакомые, кажется, ненавидят меня! Так не должно быть, не правда ли?

Я на больничной койке уже  нескольких дней, мои силы  постепенно исчезают, и не заслужил ли я, по крайней мере, жест сострадания?

Знаете, отец... Пожалуйста, подойдите ближе! Да... Присядьте рядом...

Никто не заинтересован в моей судьбе. Никого не волнует, жив я или мертв, даже Фабрицио, Кэтрин или Милена...  

Кто такая Милена? Милена… Я знал её. Она тоже  ненавидит меня... Она любила меня, но теперь ненавидит...  

Я плачу? Нет, нисколько. Ни в коем случае! Я просто протер глаза... Соринка попала...

Мне очень приятно видеть вас, отец. Пожалуйста, дайте мне вашу руку...

Долго ли я болею? Долго, мой друг! Поверьте, я болен с тех пор,  как  родился. А в больнице я уже десять дней...

Я пережил много, перенес сильный кризис, который, против моей воли,и привел меня в больницу. Я предпочел бы умереть дома, но у меня не было сил даже  сходить в туалет и  горничная, которую я нанял, чтобы она  делала работу на  дому, вызвала скорую помощь и вот я здесь, ожидая конца.

Вам, интересно знать,  чем я болен?

Я вел беспорядочную половую жизнь, я позволял себе много излишеств,   и результат может быть только один: СПИД! Да, отец...

Не пугайтесь. Врачи пока не подтвердили болезнь, но, я уверен, я ВИЧ-инфицирован и болезнь находится в довольно продвинутой стадии.

Как я узнал? Я похудел без всякой видимой причины. Я внезапно потерял около 20 фунтов и начал  опасаться, что мне станет плохо.Ипрактически не могу избавиться от простуды...

Ко всему этому присоединились старые болячки, которые вспыхнули по всему телу, ночной пот, сухой кашель.Эторезультатмоей беспорядочной  жизни...

Яболенэтой проклятой болезнью! Вы сожалеете? Не жалейте, отец. Я пожинаю то, что посеял. Это  закон жизни, не так ли?

Вот именно!..

Теперь мне только и осталось ждать свою смерть с достоинством...

Почему я перестал приходить в храм? Да, отец. Прошло много времени, не так ли? Кажется, прошел целый век, когда  я видел вас в последний раз. Тогда была зима...

Я уезжал  из города на некоторое время.  Кстати, когда я прощался с вами, то предупреждал, что буду путешествовать...

С тех пор моя жизнь круто изменилась.

Но не хочу утомлять вас  подробностями! У меня осталось не так уж много времени, и я хочу, если вы готовы слушать меня, я хочу рассказать вам о приключениях, которые произошли со мной в последние месяцы.

 

Вы хотите услышать окончательнуюисповедьумирающего? Хотите? Вы хороший человек, отец. Хороший, великодушный и терпеливый... Вы достойный человек, а я полный идиот... Но давайте ближе к делу.

        Не знаю, с чего начать, отец, очень непростое дело я завершил - я думаю, что  прояснил свое прошлое...

Я искал свою утраченную личность и нашел её. Хотя я не могу сказать, что это принесло мне душевное спокойствие или что-то изменилось к лучшему после того, как я восстановил отдельные кусочки в мозаике  моей жизни.

Я обнаружил интересные вещи, я познал необычные переживания и волнение чувств,что несвойственно для такого лицемера как я.Я уверен, что извлек некоторые важные уроки, хотя в настоящее время это не имеет никакого значения...

Но лучше не перекручивать факты! Я должен начать  свой рассказ с того места, где мы остановились  нескольких месяцев назад.

          Если помните, я сказал, что еду путешествовать... Вот! Я вижу, вы не забыли. Так я и сделал! Я имел некоторую информацию о прошлом, но нужно было узнать что-то более конкретное, факты или детали, которые могли бы направить меня на правильный путь.  

Я решил найти своего приемного отца, Гвидо.

Он мог бы мог бы раскрыть некоторый тайны и помочь  мне   узнать правду о моем рождении.

Я пошел в банк Бразилии, где он работал когда-то кассиром, чтобы попытаться узнать его местонахождение.  Я считал, что он жил на северо-востоке, но к моему удивлению,  бывший коллега Гвидо, должностное лицо банка, сообщил мне, что мой отец ушел в отставку и вернулся в Пелотас. Он дал мне адрес Гвидо, и я посетил его.

В моей памяти   отец остался человеком веселым, разговорчивым, энергичным, самовлюбленным...

Жалкая фигура,которую я увидел, даже отдаленно не напоминала того человека, который однажды признался Альде в любви, а потом, после свадьбы, что он гей.

Это было очень грустно!

Я расскажу вам все подробно! Зная  адрес Гвидо, я сразу поехал к нему.

Старинный особняк, в котором он жил, своей архитектурой  напоминал те времена, когда город был богатым и процветающим.

Теперь дом был почти в руинах.Я нажал кнопку звонка и,  признаюсь, немного с тревогой ожидал встречи с моим приемным отцом после более чем 30 лет разлуки. Беспокойство охватило меня, не знаю почему, но я нервничал... Я ждал, ждал.И ничего!.. Я снова нажал кнопку звонка, теперь более настойчиво. Полная  тишина, дом казался необитаемым.

- Мне в банке дали неверный адрес. Он здесь не живет, – подумал я в унынии.

Я подождал еще несколько минут и решил уже уходить, проклиная банковского служащего, который снабдил меня дезинформацией, когда дверь открылась и перед моим взором предстала карикатура на человека.

Первое впечатление от старика, который стоял передо мною,было невероятное удивление. Казалось, онвсеми силами стремился вернуть утраченную молодость –он красил губы, на лице был макияж, он носил накладные ресницы и светлый парик, на нем была разноцветная одежда...

Явсе же узнал своего отца, несмотря на его женские манеры и одежду. Он посмотрел на меня вопросительно, не узнавая меня.

У меня, наверное, было лицо идиота, я не знал, что и думать.

- Я ищу мистера Гвидо Jodini– пояснил я, глядя ему в глаза.

- Jodini ... Гвидо Jodini ... Кто такой Гвидо Jodini? – спросил он подозрительно, с гримасой на лице.

- Гвидо Jodini - бывший муж Альды и отец МарианоJodini – сказал я без обиняков.

Это был как выстрел, короткий и точный выстрел.

Он поколебался  несколько секунд, поднял глаза вверх, напевая старую песню и, наконец, пригласил меня: - Пожалуйста... Пожалуйста, bambino!

Гвидо провел меня через зал, переполненный  сувенирами, пахнущий плесенью и влагой, в соседнюю гостиную.

- Сидите и ждите, - сказал он, указывая на два старых кресла. - Я спрошу, сможет ли хозяин принять вас.

Он исчез среди различных безделушек, имитирующих предметы коллекционирования.

Через десять минут он вернулся.Теперь он был похож на того Гвидо, которого я знал. Мой приемный отец смыл макияж, снял женскую одежду и все остальное, надел синий халат из шелка,  серые штаны и белую рубашку. Он повязал платок  вокруг шеи и держал трубку во рту.

- Чем  обязан такой чести? - спросил он торжественно, потряс меня нежно за руку и элегантносел на стул, раскуривая трубку.

Я думал поддержать этот фарс, чтобы увидеть, как далеко зашла оригинальность моего отца. Но не было времени, ни желания сделать так и я решил сразу взяться за дело.

- Я, Мариано!Отец, ты не узнаешь меня?

Гвидо действительно не узнал меня, для него это стало полной неожиданностью, недоумение отразилось на его лице. Он смотрел на меня очень внимательно, как будто только сейчас  увидел меня, и, заговорил, запинаясь, без толку:

- Не может быть... Это ты, Мариано? Ты так изменился! Нет, это просто плохая шутка... Ты  смеешься надо мной... Как я могу быть уверен, что тыМариано?  Я не могу в это поверить... Прошло уже столько лет! Тридцать, 40 лет... Я уже не помню!

Вдруг Гвидо вскочил с кресла.

Он обнял меня и, рыдая, целовал меня  и просил о прощении. Я был обезоружен... Вскоре он успокоился и снова сел в кресло.

- Мой сын, Мариано,- сказал он, вытирая слезы. - Ты не можешь себе представить те страдания,  которые выпали на мою жизнь. Все эти годы,  как я ушел от бедной Альды, я ел хлеб, замешанный на слезах. Один Бог знает, сколько раз я сожалел об этом.

У меня не было настроения слушать жалобы моего приемного отца.

Кстати, я решил увидеть его только для того, чтобы узнать о некоторых вещах относительно моего прошлого,  и меня мало волновало такое позднее раскаяние.

Но печаль, которую я увидел в глазах Гвидо, призыв, содержащийся в нем, коснулся меня, и я решил услышать признание, которое приближалось неотвратимо.

Ему нужно быловыговориться передо мною, чтобы иметь хотя бы немного покоя, поскольку он нес свою вину в течениедолгого времени. Я, в принципе, ничего не терял, поэтому проявил неподдельный интерес  и внимание к его рассказу.

Гвидо  было трудно говорить,  он  рвал свою историю на куски.

- Я старый и конченый человек, сын мой, и не хочу умереть с чувством вины, - начал он, со вздохом. - Я хочу открыть  тебе душу, поговорить о моем бедственном положении, постараться, чтобы ты понял причины, которые заставили меня покинуть дом ...

Гвидо не рассказал мне ничего нового из того, что я уже знал. Он не знал, что Альдауже открыла  мне все, и его исповедьповторил ее рассказ.

Один факт, тем не менее, привлек мое внимание.Я понял, что Гвидо никогда не принимал свою гомосексуальность всерьез. Он считал это извращением для других, но никогда не принимал всерьез для себя.

В то время как Гвидо сообщал о своих взлетах и падениях, я подумал, сколько мучений и страданий претерпел он за свою  жизнь! Бедный  мой отец!

Я верю, именно в тот день он понял, насколько ложную он прожил  жизнь.

То, в чем он много лет назад признался Альде, и что таилось в его сердце с самого раннего детства, поломало жизнь Гвидо. Он понял, что впустую существовал из-за этой аномалии, в которой не был виновен и которую можно было преодолеть если бы он только захотел.

Но,  отец. Уж слишком растянулся  мой рассказ. Я должен добавить, Гвидопочувствовал себя намного лучше после выпуска пара,он понял по моей  реакции, что я не держал на него зла.

И он был прав.

Для меня подробности его жизни  не имели никакого  значения. На мой взгляд, Гвидо был страдальцем, жертвой обстоятельств, потерпевшим кораблекрушение и вынужденным дрейфовать в море дерьма, погрузившись в него до подбородка!

Но из его рассказа я получил очень важную информацию для себя.  От него я узнал, что я родился в месте под названием  PassodaFigueira, маленькой деревне в сельской провинции Пелотас.

Этой  информации была достаточно, чтобы  отправиться туда. Мне надоело  нытье Гвидо...  

Перед отъездом он  заставил меня пообещать вернуться  и обнял меня.

- Ты должен вернуться в ближайшее время. Мне   осталось недолго жить. Перед смертью я хочу облегчить хоть немножко те  страдания, который я  причинил тебе и твоей матери, бедняжке. Кстати, как Альда,  - наконец спросил он, глядя с  беспокойством.

И здесь я совершил ошибку, сказав, что моя мать приемная давно умерла. Зачем я это сказал! Гвидо этого не знал, и, услышав, что его бывшая жена умерла, закатил истерику! 

"Нет, не могу в это поверить. Моя  Альда, моя бедная жена... Она, бедная, умерла?"

Отец, его реакция, казалось бессмысленной, если не театральной, и я воспользовался каким-то предлогом, чтобы уехать оттуда.  Я задыхался внутри этого старого дома и чувствовал отвращение к этому человеку.

Получив информацию от Гвидо, я отправился за своим прошлым.

Гм... Не волнуйтесь... Это просто назойливая боль... Она скоро пройдет... Пожалуйста, оставайтесь! Не уходите... Я сказал вам, скоро она пройдет... Она уже проходит...

Мы можем продолжать.  Итак, я решил некоторые насущные дела, купил машину и поехал в деревню PassodaFigueira, где я родился, и в которой, как я  считал, жила моя семья.

Есть места на земле, отец, где время будто остановилось, эти местакаким-то магическим действием отделены от остального мира и не участвуют в неистовом темпе текущего прогресса. Такие места, как правило, есть еще в диких местах и там все точно так же, как и 40-50 лет назад.

Современность еще не пришла в эти небольшие общины, и у жителей нет доступа к воображаемым преимуществам, которые технологии приносят в нашу цивилизацию. Я не знаю, как им оценить эти преимущества, если они о них даже не слышали...

Что? Да, есть у них  телевизор, но они не знают, сколько дюймов монитор, что такое сотовый телефон, микроволновая печь, компьютер, CD, DVD, Интернет...

Я не знаю! Жители деревни, в основном семейные пары, казались на первый взгляд чистыми, наивными, подлинными. 

Но я точно знаюдругое,  они отличаются от жителей города, с его страхами, дефектами, комплексами, тревогами и разочарованиями. Мужчины и женщины, простые и нормальные, скромные, но с врожденной мудростью, были сердечными, откровенными и лояльными, заботливыми и честными...  

Я понял, они были  именно такими потому, что  не успели заразиться прогрессом  и не имели ежедневного контакта с городским человеком,  пороки которого, конечно, повредили бы их, превратили бы их в закаленных, холодных и эгоистических существ.  Когда я познакомился с этими людьми, я был приятно удивлен... Что? Не заботьтесь, отец. Я был там!

         Население деревни PassodaFigueira, мой друг, названной в честь фигового  столетнего дерева, которое росло слева от въезда в деревню, составляло около 400 человек.

Они жили в простых домахс густыми садами, которые росли по обе стороны  грунтовой улицы длиной в два или три километра. В деревне, которая находилась в 100 километрах от центра провинции Пелотас, была  аптека, парикмахерская, два  магазина, были также два или три склада, несколько баров, одно или два государственных учреждения для удовлетворения потребностей социально незащищенных местных жителей и тех, кто живет за пределами деревни, на фермах и объектах  сельскохозяйственной деятельности.

О, была также и гостиница.

Я утомительно объясняю, многословен? Если разговор раздражает вас, пожалуйста, отец, просто скажите мне...

Нет? Ах, вы заметили, что существует заметное изменение в моей речи! Это правда. Краткое знакомство с Миленой изменило меня во многом... И изменило меня к лучшему, я считаю!  Я был очень придирчивым, откровенным, с бедным и безвкусным словарным запасом...

Но на самом деле, отец, я сильно изменился с момента первой нашей встречи там, в церкви. Я не знаю, то ли моя болезнь, то ли тот факт, что я разгадал тайну моего рождения, но изменилось многое, хотя я по-прежнему держусь за мои убеждения, в том числе религиозные. Но это не имеет значения, по крайней мере, сейчас. Позвольте мне продолжать.

          В деревне PassodaFigueira такая красота, что  дух захватывает! Там до сих пор есть места, почти не тронутые человеком. Это  рай,  который привлекает, особенно в летнее время, туристов, которые  ищут контакта с первозданной природой.

Я сразу подумал, что,  возможно, для обслуживания туристов,  в деревне была, оформленная  в загородном стиле, маленькая  гостиница, которую содержала  среднего возраста супружеская пара без детей...

По "дружески и честно",парарассказала мне (позже выяснилось, что все это было большая ложь), что они жили в большом городе, и в один прекрасный день, случайно, посетили деревню PassodaFigueira.

Они сразу полюбили эти места за покой и красоту, они решили отказаться от городского комфорта и стабильного финансового положения и решили жить в этом месте, которое они считали раем. Тут, кстати, я и узнал, что они имели в виду, когда они называли  PassodaFigueira раем. Ну! Они купили старый дом, сделали ремонт и превратили его в гостиницу...

И вот, я остановился в этой гостинице, как только  приехал в деревню.

Интересно, отец, в то время как иссушается  тело,  ум становится яснее, возможно, в обратной пропорции к физическому распаду, вызванного болезнью.

Иначе я бы не понял нетерпение и скукуна вашем лице...

Почему, мой друг? Вы хотите уйти, но боитесь огорчить  умирающего? Ваше посещение только долг совести, верно? Вы выполняете обет священника, не так ли? Жертва, терпение, солидарность...

Все это не имеет значения, если  не идет из сердца! Ваше пребывание у моей постели ничего не стоит, если вы присутствуете просто физически...

Мне нужно знать,  стоит ли терять на вас  время, которого у меня осталось немного, отец?  Я не хочу и не могу говорить со стенами. Я буду продолжать, если вы на самом деле заинтересованы в моих рассказах, в противном случае, я бы предпочел говорить с самим собой, понимаете?

Я неправ? Ничего подобного? 

Болезнь сделала меня очень чувствительным, более восприимчивым, чем раньше и подозрительным до крайности, иона же заставляет меня делать крайние  выводы!

Я надеюсь, отец, что вы заинтересованы во мне!

Тем не менее, я повторяю, вы не связаны со мной никакими обязательствами; вы не обязаны мне ничем, даже состраданием. Я не хочу, чтобы это было так. Если я обнаружу, что вызываю только жалость, будьте уверены, я возненавижувас вечно...

Прекрасно…  Отец, я мучаю васбез причины, вы всегда  убеждаете меня в том, что я неправ. Это бесспорно, я признаю свою ошибку. Я принимаю ваши слова. Сознание знает правду и снимет бремя, если я соврал. Учитывая это, я хочу верить, что могу распоряжаться  своим временем. И если я могу принять это во внимание, то знайте, я постараюсь организовать его таким образом, чтобы избежать  всяких неприятностей.

Кстати, отец, сейчас время слабых мужчин; слабых, глупых и невежественных. Конец двадцатого века, это время  блуда, который  сформировал полые, пустые существа без характера, без индивидуальности.

Я часто говорю, мы, дети современной цивилизации,  потерянное поколение. Мы рождены под знаком хаоса и, к сожалению,  оставим этот мир для наших потомков в еще большем хаосе. Нас называют мужчинами и мы пытаемся действовать как таковые или, по крайней мере, действуем как некие прототипы, созданные для подтверждения  титула мужчины - но мы просто черви, ползающие черви.

Кто виноват?

Все мы, отец, виноваты, мы и поколения, которые пришли перед нами.

Все мы, в течении многих лет, во имя предполагаемой эволюции, нарушали этические и моральные ценности, мы отпали от истины и истинная наша роль в контексте природы та, что мы  сформировали существо, которое  должно было родиться в  благоприятное время, чтобы потом царствовать вечно.

И сейчас самое благодатное время, отец!

Пришло время хаоса,  время, подходящее для размножения ползающих червей. Вы, похоже,  настроены скептически, иронически улыбаетесь! Но просто взгляните по сторонам, без шор...

У нас есть право принять его или не принять, но без него мы видим гораздо лучше и со вниманием,  и будем видеть реальность такой, какая она есть.

Однако есть выход для человеческой расы. Какой? Давайте сделаем опыт, отец!

Возьмем  для опыта двух новорожденных детей, мужского пола. Первый будет жить с родителями нормальной жизнью, в обычной семье.

Второго ребенкамы возьмем из нежных рук  ласковой матери разу после родов, выведем из общества и будем воспитывать не так как  первого.

Второй ребенок, отец, будет расти вдали от лона семьи, под надзором, для него будет представлена возможность удовлетворять только основные потребности.

Если он заплачет, никто не придет его утешать.Никто не возьмет его на колени и не приласкает, никто не уделит  ему больше внимания, чем, например, котенку  и это будет происходить до тех пор, пока он не  вырастет и не научится читать и писать.

Он будет проходить обучение у квалифицированных воспитателей, и они  покажут ему дорогу в будущее, открывая двери ко всем человеческим знаниям, которые только есть в книгах. Он превратится в читателя  и в книгах  найдет источник знаний, который принесет ему культуру и мудрость.

Он  может, конечно, играть, но с игрушками, созданными его воображением.

Компьютер, телевизор и другие электронные штучки? Вы шутите!

Он должен подчиняться строгой дисциплине, с расписанием, четко определяющим время сна, подъема, учебы  и игр. После  первых лет учебы, к теории будут добавлены несколько  часов практической работы, в которой нужно показать свою пригодность.Воспитателям, конечно, нужно правильно сочетать теорию с практикой.

Детство и отрочество его будут направлены на обучение, но в таких стандартах, которые далеки от традиционного обучения. Он  будет учиться, пока ему не исполниться 18 лет. После этого, он станет самостоятельным и может делать все, что ему угодно в своей жизни, потому что он свободен, он может самостоятельно принимать решения и двигаться дальше, делая карьеру. Хорошо, отец.

Так вот,  отец, теперь сравним юношей между собой. Обоим по 18 лет, но воспитание и  образование у них разное.  Первый получал родительскую ласкуи нежность, внимание, традиционное образование, и т.д., и т.п... Второй ничего такого не получил, если не считать дисциплину, образование, ответственность и подготовку к жизни...

Как вы  думаете, будут столкновения между ними в толпе ненормальных, подготовленных системой? Кто из них сможет стать человеком, по смыслу этого термина?

Я понимаю, отец, моя теория  не произвела на вас впечатление...

Но вы не можете отрицать: в этом есть какой-то смысл, не так ли? Ладно, ладно... Вы правы. Я зашел слишком далеко.

На каком месте я остановился? О, я знаю! Я сказал вам, что остановился в  маленьком отеле, в деревне  Figueira.

После вселения, я оставил  свои вещи в комнате, поужинал и, немного поговорив с Иосией, владельцем отеля, собрался идти спать. Ночь была теплая, отец, приглушенная...

Я не мог заснуть. Я не мог ни спать, ни  сидеть; я мог только думать.

Я решил выкурить сигарету на балконе. Выйдя из комнаты,я сел на ступеньки, ведущие на  небольшую  веранду, которые так распространены в сельских постройках.

Ночьбыла красивой...

Лунависела  в ясном небе, усеянном звездами, дул освежающий бриз.

Наступила полная, торжественная тишина! Внезапно я почувствовал, как волны  благополучия заполнили моюдушу, и я позволил себе перейти в это море спокойствия, позволяя мыслям,  как беспокойным колибри,свободно летать в любом направлении. Я закрыл глаза и вдохнул запахи летней ночи...

Именно в этот момент я почувствовал, что за мной  наблюдают. Удивленный, я посмотрел вокруг и увидел силуэт женщины, одетой в белое.Она сидела на скамейке у стены.

Она смотрела на меня сквозь загадочный воздух, вопросительно, серьезно, у нее были длинные темные волосы, похожие на черных  птиц. Наши глаза на мгновение встретились. Я не знаю почему, но мороз пробежал по моему телу. У меня возникло ощущение, что я был  наг, её взгляд проникал в мои мысли, и это заставило меня почувствовать в глубине души страх, я не знал, как себя вести.

Только для того, чтобы унять смущение, внезапно овладевшее мной,я пробормотал приветствие, извинение, понятие не имею что!

Женщина отвернулась, как человек, который внезапно потерял интерес к тому, что на мгновение привлекло его внимание, и начала  тихонько напевать. Её руки поправляли волосы, затопленные блеклым лунным светом, она продолжала напевать, теперь уже не обращая никакого внимания на мое присутствие.

Я почувствовал себя уязвленным и немного униженным - странная  женщина игнорировала меня.

- Кто она такая?Она просто невоспитана,-  подумал я с досадой.

В этот момент она  вскочила с откидного сидения и радостно крикнула, указывая на небо.

- Смотри, смотри, падающая  звезда.

Инстинктивно я посмотрел вверх, но метеорит уже исчез.

-Дурак, ты упустил такую возможность загадать желание - сказала она, подойдя ко мне.

Я увидел её вблизи.Какая это была женщина, отец!  Какая красивая женщина! И то, что я увидел в сумраке ночи, наполнило меня восхищением и восторгом.Белое свободное платье делало её стройную фигуруеще более тонкой и высокой. Это был ангел во плоти, весь облик ее излучал мягкость, чувственность, тайну! Я заметил, на щеках, когда она улыбалась, появлялись две ямочки.

У меня было много женщин, отец, женщин на все вкусы: солидные дамы, проститутки, святые и грешницы, брюнетки, блондинки, рыжие и черные.  Одни были заботливые и любящие, другие -  нуждающиеся, подавленные и холодные, но было в них что-то общее; большинство из них были красивые, в моем понимании красоты, конечно.

Но ни одна из нихи близко не подходила к подножию этой богини. 

Я назвал ее  богиней.Потому, что  когда посмотрел на нее, то утонул в ее  глубоких, как непостижимая бездна,черных глазах.

Я признаюсь, отец, с первого взгляда  она околдовала меня. Её очарование, как я уже отметил, выходило далеко за границы того, что я уже ощущал ранее, с другими женщинами, и я не стал сопротивляться, асдался на ее милость...

Но оставим это на потом.

Я чувствовал, она была разочарована, что я не заметил полет метеора.Она вернулась  на скамью и  замолчала. Она  сидела, задумчиво глядя вниз,   зафиксировавшись на какой-то  точке, показываявсем своим видом, что я для нее пустое место. Я пожал плечами и вернулся в комнату, стараясь забыть необычную встречу.

Я лег спать, и сон поймал меня в свои силки.

Но, дорогой друг! Сквозь сон я услышал шаги в комнате. Я сразу проснулся, все мое естествосжалось от неизвестности, я был начеку. Я увидел фигуру человека рядом с кроватью.

Я присмотрелся.Это была та самая женщина, которую я видел несколько часов назад, на веранде. Она глядела на меня, находясь как будто в трансе. Яспросил ее – почему она здесь, но она просто сняла ночную рубашку и легла рядом со мной, тихо и спокойно.

Лежа под простыней, не говоря ни слова, она прижалась прохладным  телом ко мне.Глядя в упор, как будто сказала:  - Ты будешь просто смотреть на меня?

Признаюсь, отец, я этого не ожидал. Я был встревожен и поражен, чувствуя прикосновение прохладной и мягкой кожи.

Она нашла мои губы и поцеловала  нежно, самозабвенно. Я ответил на её поцелуй, я увлекся, меня закружило в водовороте чувств, и я занялся любовью с  женщиной, которая больше всего казалась  видением.

Утром, когда я проснулся, она уже ушла, и я остался в недоумении: была ли эта женщина со мной, или это было игрой подсознания.

Я устал от поездки, у меня шалили нервы, мне приснилась  таинственная женщина, которую я видел на балконе, так я объяснилсебе ситуацию.

Но запах ее духовеще витал в комнате, он пропитал подушку и постель и я понял, что женщина была реальна. Она была реальна  еще и потому, что я помнил  вкус ее поцелуев, мягкость кожи  и ее запах, запахпрекрасной женщины.

В глубине души я чувствовал вину, пока не понимая ее причин и,  в свое оправдание, я спорил с собой, доказывал себе, что ситуации, подобные этой, являются типичными.

Одинокая женщина, неизвестный  мужчина, воспитанный и привлекательный. При случае он ничего не сможет доказать. Вот идеальные составляющие для короткого и легкого приключения, подумал я, закрывая этот  вопрос.Но мне было любопытно встретиться с ней еще раз и посмотреть на ее реакцию.

Да, отец, я немного устал. Я хотел бы продолжить, но я думаю, что лучше было бы  немного отдохнуть.

Сегодня я рассказал слишком много. Я чувствую головокружение, тяжесть в голове, мне не хватает воздуха! Нет, не волнуйтесь. Врачи говорят, что это нормально. Мне нужно поспать...

Вы  вернетесь, отец? Выдумаете, что можно? Мой друг, я буду ждать. В конце концов, нет ничего,  кроме ожидания, вы согласны? И вы единственный человек...

Aх.. Извините, отец, но я не могу больше сдерживать боль...

До свидания...

 

Категория: LUIZ_CARLOS_FREITAS | Добавил: LUIZ_CARLOS_FREITAS (03.02.2016) | Автор: LUIZ_CARLOS_FREITAS
Просмотров: 1065 | Комментарии: 2 | Теги: LUIZ_CARLOS_FREITAS, бразильская проза, романтика | Рейтинг: 4.9/12
Всего комментариев: 2
avatar
0
2 АняЧу • 09:40, 04.02.2016
Действительно поживее up
avatar
1 Голицын • 02:36, 04.02.2016
Вот теперь интересно, что будет дальше smile
avatar