Понедельник, 20.11.2017, 12:36
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Казаринова Светлана [164]
Казаринова Светлана
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 7
Гостей: 4
Пользователей: 3
Фруктоза, АлинаНечай, jing
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2017 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Казаринова Светлана » Казаринова Светлана

Чей "Лексус"? 7

11

 

Тем временем Екатерина и Ольга, отстояв очередь, приняли душ, слегка согрелись, прополоскали свои вещи, несмотря на запрещающую табличку: «Стирать запрещено», мокрые костюмы развесили по спинкам кроватей, сушится, и оделись в нарядные платья (надо же в них куда-то ходить). Но только вышли из своей комнаты, чтобы отправиться в гости, как тут же отворилась соседняя дверь, выглянула Елизавета Романовна, спросила:

– А куда это вы собрались в такой поздний час?

– Разве поздно? – вопросом на вопрос ответила Катя.

– Просто прогуляемся, – тут же пояснила Оля, она поняла, что старушки просто так не отвяжутся.

– Девочки, очень холодно, оденьтесь потеплее! – приказным тоном произнесла Елизавета Романовна.

– И долго не бродите, а то на ужин опоздаете, а сегодня будет риса кашевая! – тут же раздался из комнаты голос Анны Степановны.

– Хорошо-хорошо! Придём и рису кашевую поедим, и кашу рисовую, – согласилась Оля, закрывая входную дверь. – То Валентина Петровна нам мозги пудрила, что мокрые пришли, теперь эти грымзы воспитывать начали, – пробурчала она. – Не продохнуть от полезных советов, прямо не люди вокруг нас, а «новейшие самоучители!» Жаль, что Мария водку Напивасику отдала, сейчас и выпить с досады не мешало бы!

– Её водка, её право! – пояснила Катя. – Да, и, действительно, пила она много.

– Но ведь быстро протрезвела, и беду первая почуяла, и лодку мастерски на стоянку привела, я уже думала, что не доберемся, когда ничего не стало видно, а ведь приплыли! Молодец, женщина!

– Да, приключение у нас сегодня такое, что врагу не пожелаешь! – фыркнула Катя.

– Будет, что вспомнить!

– Я бы предпочла жить без таких воспоминаний.

Из номера расположенного напротив комнаты девчат раздавались пьяные голоса, мужчины там пытались затянуть песню, но слов не знали и ничего у них не получалось, они доказывали друг другу, что слова не те, потом начинали петь и снова не впопад.

– Это теперь надолго, опять спать не дадут, – с досадой произнесла Екатерина. – Вот интересно, пить в номерах можно, а мокрыми приходить нельзя! Эта Валентина Петровна всё настроение испортила.

– Ты никак не успокоишься? Забудь!

– Не забывается! Хорошо еще, что с нами Елена Андреевна была и напомнила дежурной, кто есть кто, а то бы мы точно сейчас на скамейке у входа сидели, сушились.

– Скорее всего, на острове мёрзли. Просто наше счастье, что Мария Ивановна задумала там отмечать свой день рождения!

– Ну, да! Выходит, что мы счастливые!

За разговором подруги спустились по лестнице на второй этаж, подошли к нужному номеру, набрали код, как им велели, чтобы не стучать, и заглянули внутрь. Дверь в комнату Елены была открыта.

– Заходите, – велела подругам женщина, выглянув на хлопок входной двери, и продолжила возиться у стола.

Катя и Оля прошли в помещение. Вроде бы и комната точно такая же, как у них, и мебель та же самая, только вместо двух кроватей была одна, но на стене красовался прикроватный коврик, а на полу лежал небольшой половичок. Рядом с кроватью стоял походный раскладной столик, на нём Елена расставляла чашечки и маленькие стаканчики, тарелку с пирожными вытащила из сумки-холодильника. На тумбочке расположилась кофе-машина, от которой шел изумительный ни с чем несравнимый аромат. У девчат даже слюнки потекли, так захотелось горячего напитка после всех перипетий на озере. С другой стороны стола стояли два кресла, на них указала рукой Елена, предлагая девчатам сесть.

– Как у вас уютно! – восхитилась Оля, опускаясь на мягкое сидение.

– Уют надо создавать самим, – ответила Елена и пояснила. – И коврики, и покрывала, и даже стол мы привезли с собой. А без уюта, какой отдых?

– Ну, вобщем-то да, – согласилась Катя. – Так это от вас постоянно пахнет кофе, а горничная грозится, найти, у кого кипятильник и отобрать его.

– Горничной было сказано, убирать только в нашем присутствии, потому что у нас много ценных вещей, теперь она прячется, еще ни разу не появлялась, – недовольно произнесла Елена.

– У нас тоже не убирала, хоть мы ей ничего не говорили, – пояснила Катя.

– А где Мария Ивановна? – спросила Оля.

– В соседней комнате, лежит под одеялом, пьет коньяк, и остановить её не возможно, я уже боюсь, как бы она снова в запой не ушла.

– Не дождетесь! – раздался за спинами девчат голос Марии, она вошла в комнату, закутанная клетчатым пледом, с намотанным на голове полотенцем, на ногах надеты вязаные носки из грубой шерсти и мягкие комнатные тапочки в виде собачек. – Ой, девчата, вы в красивых платьях, а я тут по-домашнему, уж простите. Но если хотите, я могу пойти переодеться! – иронично произнесла Мария, ставя на стол бутылку коньяка.

– Нет уж, садись, в чем есть, согревайся, а то еще заболеешь, чего доброго! – возразила Елена.

– Ну, не обессудьте, – сделала одной рукой неопределенный жест, Мария потому что второй придерживала одеяло, и уселась на кровать, сбросив тапочки и поджав под себя ноги.

– Вы и плед привезли? – осведомилась Ольга.

– А что б я сейчас без него делала? – вопросом ответила Мария. – Мое одеяло на ухнарь вымокло на озере, если бы не плед, как бы я согревалась? Давайте-ка лучше, разлейте коньяк в стаканчики, еще немного погреемся, теперь нам плыть никуда не надо, так что можно расслабиться.

Ольга взяла в руки бутылку с коньяком, но Катя жестом ее остановила, посмотрев вопросительно на Елену, это не ускользнуло от Марии.

– А что такое? – поинтересовалась она. – Чего замерли?

– Елена Андреевна, можно разливать? – спросила Катя. – А то вы говорили…

– Это насчет моего запоя, – догадалась Мария. – Ну, да, был в моей жизни такой период. Давайте, выпьем за здоровье, а потом я вам об этом расскажу, если, конечно, хотите.

– Конечно, хотим, – кивнула Ольга, разливая коньяк по стаканчикам.

– Ну, вот и кофе готов, – сообщила Елена. – Кто мне поможет?

– Давайте я, – Катя поднялась с кресла и подошла к Елене, по пути выглянув в окно. Вдали шумело волнами озеро, сплошь покрытое туманом. Но стоянка автомобилей была хорошо видна из-за деревьев, здесь тумана почти не было.

– Вон из-за того «Лексуса» всё случилось! – со злостью в голосе произнесла Екатерина, указывая на автостоянку.

– Причем тут «Лексус»? – поинтересовалась Мария, сделав вид, что она ни о чем не догадывается.

– Да парни подумали, что он наш и, наверное, поэтому пригласили на остров, а мы-то, дуры, губы раскатали, думали, что своим интеллектом их внимание к себе привлекли. Во всяком случае, так они сказали: «Только вы тут умные, а больше в пансионате не с кем слово сказать». На остров нас завезли, мы там гуляли, и ничего не предвещало беды. Потом вдруг парни стали уговаривать, покатать их на «Лексусе», а когда Оля объяснила, что машина не наша, то они ничего не сказав, быстро спустились к лодке и отчалили. Мы даже охнуть не успели, как остались на острове одни. Это уже позже вас увидели, когда дорогу к берегу начали искать. А что пережили до этого, не опишешь! Узнать бы, чей это автомобиль, будь он не ладен!

– И что, во всех смертных грехах обвините его хозяина? А тот ни сном, ни духом, и ни в чем не повинен, – покачала головой Мария, принимая из рук Кати чашку с кофе. – Спасибо, сейчас так хорошо горячее пойдет!

– Да, мы-то хозяина не обвиняем! Сами, конечно, виноваты, подались на уговоры, не должны были этого делать. И кто им только сообщил, что машина принадлежит нам! – вспылила Катя.

– Бабушки, наверное. Они что-то не поняли, решили, что «Лексус» ваш. А на самом деле, он наш. Слушайте, а что если этим парням сказать, что автомобилем владеют бабушки. Станут они за ними ухаживать или нет? – Мария громко рассмеялась, чтобы прикрыть своё смущение.

– Да, вот так и скажите, посмотрим, что будет дальше, – резко произнесла Ольга, поставив чашку с кофе на блюдце и даже слегка оттолкнув его от себя, а потом тоже рассмеялась, но в ее веселости, чувствовалась горечь.

Девчата стали представлять, как парни ухаживают за бабушками и смеялись, смеялись, смеялись. Запивая свой горький смех кофе с коньяком.

– Интересно, почему именно «Лексус» так заинтересовал этих молодых людей? – спросила вдруг Катя и пояснила. – На стоянке много автомобилей.

– Да потому что «Лексус» – это машина роскоши, она очень дорогая и содержание ее обходится еще в ту копеечку. Но нам иначе нельзя, у нас бизнес, и приезжать на тусовки на дешевой машине считается моветоном. Вот и приобрели «Лексус» последней модели. Молодые люди видимо знают, что кто попало, подобным авто не владеет, вот и ищут хозяйку. Хотя почему они решили, что у «Лексуса» хозяйка, а не хозяин, вот вопрос.

– Она у вас красная, это женский цвет, – пояснила Катя.

– Скажите, пожалуйста, я об этом и не думала, – усмехнулась Мария. – Надо поменять на черный, а впрочем, какая разница. Если бы не эти парни, то цвет значения не имел бы. Давайте пирожных поедим, подвиньте мне тарелочку, – попросила она и потянулась за кондитерским изделием. – Девчата, а вы может голодные? И в столовую на ужин сходите?

– После такой обильной еды, как вы нам на острове предложили и кашу рисовую есть, нет уж! – отмахнулась Катя.

– Да, кормят тут неважно, – согласилась с ней Ольга. – Мы не пойдем в столовую, а будем слушать, про то, как вы в запой однажды ушли, – напомнила она Марии.

– Хорошо, – согласилась Мария, – был такой период в моей жизни. Можно сказать позорный, но скорее всего, нет, тогда многие пили от отчаянья. Вы, девчата, намного младше, поэтому перестройка вас особо не коснулась, всю ее тяжесть на себя приняли ваши родители, а нам с Еленой Андреевной самим пришлось хлебнуть эту чашу до дна. Завод, на котором мы работали, обанкротился, его закрыли, целая армия здоровых, крепких людей осталась без работы. Крутились, кто, как мог: делали какие-то поделки, становились челноками, торговали на рынке, но некоторым это от природы не дано. Они могли только приходить на службу, отработать смену и со спокойной совестью и чувством выполненного долга отправиться домой, отдыхать. К такому типу людей относилась и я. Поэтому оставшись без работы, да еще с маленьким ребенком на руках, растерялась и долго не находила себе применения.

– Разве можно увольнять женщину, если у нее маленький ребенок? – поинтересовалась Катя.

– Можно, если предприятие ликвидируется. А рядом тоже ликвидируется, и вообще весь мир рушится и, кажется, навсегда. Человек помогай себе сам – вот главный закон того периода нашей жизни.

– Моя мама в школе работала, им по полгода зарплату не платили, это я хорошо помню, – сообщила Оля. – Мама тогда сильно изменилась, постоянно меня ругала за то, что я неразумно тратила деньги.

– Всё равно, проблемы мамы, вас, Оля, коснулись, поскольку постольку, – покачала головой Мария.

– Да, время было нелегкое, преступность возросла, – напомнила Катя. – Мама, помнится, днями и ночами в милиции просиживала. Это называлось, ненормированный рабочий день. И тоже денег не платили. А я в техникум, или как сейчас говорят колледж, поступить на «бюджет» так и не смогла. Вот и стала секретарем в нотариальной конторе, но и этому пришлось, радоваться, другим и такого места не досталось.

– Много талантливых людей мы тогда потеряли из-за того, что родители денег не смогли детям на учебу заработать и много бездарей выучили, теперь плоды пожинаем, – пояснила Елена. – Мы в своё время хоть учились честно!

– Давайте, еще выпьем, – предложила Мария, – а то вы на меня тоску нагнали.

Ольга взяла бутылку, стала разливать по стаканчикам коньяк. Елена тем временем налила всем по второй чашке кофе.

– А туман еще стоит над озером, – сообщила она, выглянув в окно.

– Он всю ночь там будет, это явление долговременное, – пояснила Мария.

– Значит, переждать его не представлялось возможным? – поинтересовалась Катя.

– Нет! – ответила Мария.

– Какие мы счастливые! – воскликнула Ольга. – За вас, Мария, – протянула она свой стаканчик для того чтобы чокнуться. Потом выпив коньяк, сказала. – А я, когда мы пробирались в сплошном тумане, думала, что надо было переждать, зря мы поплыли.

– Ну, чем катер галсами вести, и бояться, что быстро нарастающая волна выбьет его из воды, мотор воздуха хлебнет и заглохнет, а идем и так на подсосе, то я могла бы, и заночевать на острове, у меня с собой имелось одеяло. А вы что делали бы? Правда, сырость там сейчас сильная, одеяло всё равно стало бы мокрым. И дрожали мы бы от холода сейчас все вместе!

– Точно-точно, – подтвердила доводы Марии Елена и осведомилась. – А откуда ты знаешь, про это погодное явление? Я почему-то не в курсе, хоть мы тут тогда вместе были, значит, я что-то пропустила.

– Ну, да! Мы тогда с Владом собирались еще раз на остров сплавать, но когда пришли на стоянку, то увидели на воде маленькое облачко. Влад пояснил, что будет сильный туман и надолго. Потом я проследила за озером, туман рассеялся только к утру.

– Видишь, если бы не твой Влад, нам сегодня могло бы быть очень плохо. Выходит он нас спас, а ты его постоянно ругаешь.

– Хвалить его тоже не за что! – отмахнулась Мария.

– Однако, как я чувствую, ты совсем не против, чтобы с ним встретиться, – с ехидцей произнесла Елена.

– Надо же высказать недосказанное, а то оно так и будет мучить меня всю оставшуюся жизнь. Психолог мне так объяснила, это синдром незаконченного действия. И посоветовала приехать сюда снова, чтобы пройти наш с ним путь. Возможно, тогда мне станет легче. Вот потому я здесь. Хотя мне этот пансионат не по статусу. Еще и подругу сюда попросила приехать – пояснила Мария девчатам, – она теперь мучается вместе со мной.

– Зато вы имеете возможность пожить рядом, пообщаться от души, – сказала Катя.

– А мы и так рядом живем. У нас один коттедж на двоих. Мы его пополам, чисто условно разделили, но вместе завтракаем, потом вместе в офис едем, работаем там столько сколько надо, приезжаем домой поздно вечером, к ужину, и всё это время общаемся, а после, каждая идет на свою половину спать, и с утра то же самое снова. Когда Еленин дом сгорел, я ее взяла к себе в квартиру, жили, как говорится, в тесноте, да не в обиде, привыкли быть рядом, обсуждать производственные вопросы. Потом коттедж построили один на двоих. Квартиру я дочке подарила, она ее тут же продала и уехала в другой город, там себе жилье купила.

– Досталось вам в жизни! – сочувственно произнесла Ольга.

– В общем-то, да! – кивнула Мария.

– Расскажите! – попросила Катя.

– А, вы еще про запой свой нам не рассказали, – напомнила Оля.

– Я еще вообще ни о чем не рассказала, – засмеялась Мария, потому что только начну говорить, как вы меня перебиваете. Вам ведь тоже хочется высказаться. Так ведь?

– Конечно. Собрались тут, выпили, теперь поговорить охота, – пояснила Катя. – Но наша жизнь вобщем-то заурядная. Работа скучная, детей нет, цели в жизни тоже нет.

– Цель всегда можно поставить. Тем более, вам по сорок лет и впереди много времени до глубокой старости. Работа скучная? Но под крышей и в тепле, уже хорошо. Представьте, если бы вы работали на ферме, в жару и холод на прополку в поле выходили. А деточки не всегда радость приносят, чаще хлопоты, заботы и переживания. Как я поняла, зарабатываете вы не очень много, а детишки обходятся нынче дорого, нищеты они вам не простят. Поэтому займитесь лучше созданием собственного уюта для старости. Вам, Катя, надо вырваться из квартиры с алкашами любой ценой. Ну, а вам, Олечка, маму досмотреть. А потом тоже к новой жизни приспособиться.

– Как это сложно, – задумчиво произнесла Катя.

– Не сложнее, чем судьбу за отсутствие детей ругать. Направьте мысли в нужное русло, и жизнь сама изменится, вот увидите! – посоветовала Маша.

Катя хотела что-то возразить, но в это время раздался стук в дверь.

– Мы кого-то ждем? – поинтересовалась Мария.

– Может бабушки за нами? – предположила Катя.

– А вы им сообщили, куда идете? – осведомилась Маша.

– Нет.

– Тогда не они! Лена открой, посмотри, кто там, в поздний час.

Елена отворила входную дверь, тут же послышался голос Валентины Петровны:

– Где Мария Ивановна? – и отодвинув Елену, в комнату стремительно вошла дежурная. Увидев Марию, она заискивающе обратилась к ней. – Мария Ивановна, а я вам одеялко принесла, подумала, как вы сегодня спать будете, вам же укрыться нечем, вот, возьмите, – она положила вещь для укрывания рядом с Марией на кровать. Это было совсем не то одеяло, которое Мария отдала сушиться, то было старое с выцветшим рисунком, а принесенное дежурной, новое из качественной шерсти, ярко окрашенное, как только из магазина. Мария тут же развернула его и накрылась поверх пледа.

– На вас надеяться, так, действительно, от холода помрешь! – фыркнула она. – Вот хорошо, что мне плед дали, мир не без добрых людей.

– Сущую правду говорите, Мария Ивановна, – угодливо закивала головой Валентина Петровна.

– Не смею вас задерживать! – строго произнесла Мария.

Но дежурная покидать номер не спешила.

– У вас так хорошо пахнет кофе, – льстиво произнесла она.

– Кофе-машина работает, – пояснила Мария. – Я же говорила, что кипятильник мне не по статусу.

– Ну, да, конечно, – вновь начала кивать головой Валентина Петровна, – а коньяк такой я никогда не пила и даже не видела.

– И не надо начинать! – перебила ее Мария. – Кстати, горничной передай, чтобы, пришла, завтра, и убрала номер. Кто она тебе – дочь?

– Племянница.

– Вот-вот, скажи своей родне, что давно чистоту наводить пора. На работу надо ходить каждый день, если ценишь её. И у девчат, – Мария указала в сторону Кати и Оли, – тоже убрать не мешало бы!

– Она немножко приболела! – робко начала оправдывать племянницу дежурная.

– Тогда сама убирай, родня всё-таки. Замещай заболевшую. Не надо к людям относиться, как к последним тварям! Всё! Свободна! До свидания!

Валентина Петровна, недовольно поджав губы, покинула номер.

– Что это с ней? – спросила Елена. – То в корпус не пускала, то одеяло принесла, да еще совершенно новое.

– А это значит, что игры в демократию закончились, пора каждому занять своё место и соблюдать субординацию. Я бизнес-леди с миллионными активами, она – дежурный администратор с минимальным окладом. Гусь, как известно, свинье не товарищ. Я и так тортик ей подарила, думала, лицом повернется, нет упорно другим местом. Ну, вот и пусть теперь получает по этому месту, раз приключения на него искала. За что боролась, на то и напоролась! Будет теперь низко кланяться, до конца моего пребывания здесь!

– Да, что ты ей такое сказала, что она так изменилась? – вновь спросила Елена.

– Что я покупаю этот пансионат и делаю из него порядочное заведение.

– Вы и правда этого хотите, Мария Ивановна? – нервно осведомилась Катя. – Но тогда вы лишаете нас дешевого отдыха.

– А вы здесь и не отдыхаете, только с администратором ругаетесь, да боитесь что-то сделать не так. Это не отдых! Просто вы меняете одну нервную обстановку на другую. А, если мы приобретём пансионат, то я вам отдых здесь всегда устрою, и даже бесплатно, так что, не переживайте раньше времени. Но сами мы ничего не решаем, на любую сделку надо получить согласие совета директоров. И вообще, тогда я брякнула от злости, не подумав, а мысль, действительно приобрести пансионат, уже позже пришла, и захотелось ее теперь осуществить.

– Ну-ну! – с ехидцей усмехнулась Елена. – Действуй, авось, что и выйдет!

– У меня выйдет, – кивнула головой Мария. – Сделаю этот пансионат круглогодичным и лечебно-профилактическим. Заберу в поликлинике, подаренный нами томограф, которым они не пользуются. Представляете, – обратилась она к новым подругам, – ныли, ныли, просили этот аппарат. Мы затратили на него огромную сумму денег. А они спустили его в подвал, и не пользуются им. Никто работать на нем не хочет, видите ли, мало платят. Аппарат простаивает, а людей в соседнюю область гоняют. Вот так и оказывай спонсорскую помощь! Лучше бы партию новых автомобилей закупили.

– Как ты его заберешь? Это не так просто! – напомнила Елена.

– Как металлолом, его по времени, сколько он не функционировал, уже списывать надо.

– А здесь, думаешь, его в подвал не спустят?

– Нет, в поселке найдется тот, кто согласится работать за минимальный оклад.

– Логично!

– Работы тут конечно не початый край, надо столовую с кафе объединять, потому что продукты из столовой в кафе перекочевывают. Надо музеем заняться, барахла там много, вот потому туристы и не хотят его посещать. Да, еще пляжей тут нет, надо будет на остров трамвайчик запустить!

– Тогда прокатчик лодок обанкротится! Тебе его не жалко?

– А он нас жалел, когда с полупустым баком бензина на остров отправил? Заработать любой ценой, пусть даже люди погибнут! Какие тут вокруг пансионата мерзкие людишки собрались. А уж об обслуживающем персонале и говорить нечего.

– Ну, да одна Валентина Петровна чего стоит! – подсказала Оля.

– Да, этой сявке место возле параши, а она еще хавальник свой раззевает!!! – взвилась Мария и отбросила в сторону принесенное администратором одеяло.

– Тише, ты не на зоне! – попыталась успокоить подругу Елена, подняла брошенную вещь с пола, свернула ее и положила на другую сторону кровати.

– Да тут хуже! Там с надзирателями вполне столковаться можно…

– Так вы и в тюрьме сидели? За что? – спросила Катя.

– Да, – кивнула Мария, – статья 126 УК РФ, часть 1.

– Похищение детей? – осведомилась Екатерина, показав свои познания в юриспруденции.

– Ну, да. Предусматривается по статье лишение свободы от пяти до двадцати пяти лет. Но на зоне я находилась не долго. Её отец вытащил, – указала она на Елену.

– Да, рассказывайте же, что вы всё в сторону уходите? – крикнула Ольга, наливая коньяк. – Вот, выпейте, и говорите. Мы не станем перебивать!

(продолжение следует)

Категория: Казаринова Светлана | Добавил: cdtnf (07.09.2017)
Просмотров: 109 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 2
avatar
1
С каждой новой главой все больше удивляюсь: неужели сохранились еще заведения с такой совдеповской обстановкой и обслуживанием. Может как и героиням романа стоит туда съездить просто как на экскурсию, чтобы новых впечатлений набраться?
avatar
2
Конечно, сохранились! о том и речь! Я даже больше скажу, многие ищут именно такие заведения, чтобы дешевле, на шикарные заведения не у всех есть деньги!
avatar