Воскресенье, 24.09.2017, 22:19
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Казаринова Светлана [164]
Казаринова Светлана
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2017 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Казаринова Светлана » Казаринова Светлана

Чей "Лексус"? 5

 

9

 

На следующий день отменили экскурсию, но погода выдалась хорошая солнечная, в корпусе сидеть не хотелось даже у телевизора, включать ноутбук, выходить в интернет, работать тоже не было желания, поэтому подруги решили взять в прокат лодку и отправиться на остров.

Сказано, сделано. Выбрали себе небольшой катерок с мотором, чтобы не тратить силы на греблю и пустились в путь.

Когда лодка подплывала к острову, Елена воскликнула:

– Смотри, а здесь причал уже заняли!

– Кто посмел, – буркнула Мария и повернула штурвал в сторону. – Ничего, найдем другое, остров большой, где-нибудь, да высадимся, лишь бы нам никто не мешал.

Проплыв немного вдоль берега, она нашла удобное место для причаливания и сбросила газ. Подруги выбрались на сушу, вытащили до половины лодку из воды, но на всякий случай укрепили судно якорем. Узкая полоска берега, усыпанная огромными валунами, завершалась обрывом, с едва заметной тропинкой ведущей кверху. Подруги разгрузили лодку, сумки поставили у основания обрыва. Мария приложила руку ко лбу, закрываясь от солнца, и внимательно осмотрела тропинку, оценивая предстоящий путь.

– Ну, что, за два раза поднимем наши продукты или попробуем всё унести сразу? – спросила она и пояснила. – Тяжесть-то невелика, но подъем крут.

– Попробуем за раз, может, получится, – ответила Елена.

Подруги взяли по две сумки, и пошли наверх. По очень узкой тропинке, оказалось, идти трудно, им пришлось несколько раз ставить поклажу на землю и отдыхать. Наконец-то препятствие они преодолели, и оказались на обрыве, где лиственные деревья образовывали небольшой тенистый лесок.

– Вниз спускаться будет сложнее, – отметила Елена, бросив взгляд с обрыва на пологий берег.

– Сумки будут пустые, уже легче, – напомнила Мария.

– Куда дальше направимся?

– А помнишь, где-то здесь дерево было, сильно наклоненное, мы на нем, как на скамейке сидели, давай пойдем к нему.

Подруги снова взяли свою ношу и побрели вглубь острова. Легкий ветерок шевелил листву деревьев, сквозь нее проглядывало, приятно пригревая, солнышко. Нужное дерево нашли не сразу, пришлось немного поплутать, всё-таки тридцать лет отсутствия на этом острове немного притупили память.

– Помнишь, мы тогда сидели тут с Владом и Григорием, болтали, в общем-то, ни о чем, всё душу излить им пытались, а они хотели, чтобы поскорее поляна была накрыта. Впрочем, тогда не было такого понятия – поляна, а называлось это просто – пикник. Газеты постелили, кое-какую снедь выложили, вот и посиделки прекрасные. Они еще ругали нас за то, что водки мало взяли. «Мы что, напиваться сюда приехали?» – возразила я. А Влад орал: «Душа горит».

С чего бы она у него горела? Ни души, ни совести, ни интеллекта, короче, гореть нечему. Но это я сейчас понимаю, а тогда мне так замуж хотелось, хоть ненадолго, только бы ребенка в законном браке родить, а потом и расстаться можно. Воспринимала этого Влада, как последний шанс, что, впрочем, как показала жизнь, так и было. Перестройка работать заставила дни и ночи, если бы не наш бизнес, пропали бы мы.

– Да, ты-то хоть дочку родила, а я так и осталась одна! – фыркнула Елена и, отвернувшись от Марии, начала расправлять клеёнку на земле.

– Да, родила, а сколько наслушалась, что ребенок незаконнорожденный, что я гулящая, блудливая, пропащая и так далее. Это теперь нравы другие, а тогда строго нравственность блюли. Да и с дочкой мы вобщем-то чужие. Я вынуждена была много работать, она с нянями сидела, а те от зависти, что у меня деньги водятся, настроили дочку против меня. Вот дурочки, радовались бы, что я им работу дала. Нет же, привыкли при социализме к равноправию, считали, что так всё время будет. Но этого не случилось, а дочь отдалилась от меня, и при первом же удобном случае уехала в другой город, замуж вышла и я, конечно, стала ей не нужна. Поди, с нетерпением ждет, когда наследство получит, уж она-то развернется с нашим бизнесом. Это мы его по крупинке собирали, от бандитов отбивались, жизнью сколько раз рисковали, а ей всё готовенькое достанется. Притом и от тебя, и от меня. Это для тебя – горе, что детей нет, а для неё счастье, она даже этого не скрывает! И нас не понимает, и слышать о наших трудностях не хочет.

Мария расстелила на траве одеяло и уселась на него.

– Глянь-ка, глянь, вон лодка отплывает! – перебила грустные воспоминания подруги Елена, указывая на озеро.

– Так это же наши пацанчики! – воскликнула Мария. – Что они тут делали интересно?

– В кафе никто не повел, вот и решили таким образом скоротать время, – усмехнулась Лена.

– Нет, тут, что-то не так, они слишком ленивы, чтобы плыть на остров, да еще на вёсельной лодке.

– Думаешь, клад зарыли.

– Вряд ли! Впрочем, ну их! Давай, поляну накрывать. В отличие от прошлого раза, я взяла много еды и выпивки, теперь душа у меня горит. Сейчас костерочек, шашлычочек и хорошо посидим! Даже лучше, чем много лет назад с альфонсами, мать их так.

– Ну, тогда тоже был шашлык, – напомнила подруге Елена.

– Да, но деньги уже заканчивались, это меня, конечно же, беспокоило и весьма сильно. А Влад сказал, что тратиться не собирается, потому что, не уверен, серьезно ли у нас. Вот я и доказывала ему, что очень даже серьезно, пока не забеременела. Надо было сначала выяснить его семейное положение. Стоило бы это всего-то тортика для дежурной. Нет, ума тогда не хватило.

Подруги насобирали хвороста, разожгли костер, выложили на клеенку продукты, завозились с шашлыками, и не заметили, как из-за огромного старого дерева вышли две женщины, в серых спортивных костюмах, джинсовых панамках, и в очках, закрывавших половину лица. Весь их внешний вид говорил о том, что они не только серьезны, но и напрочь лишены чувства юмора. Женщины пошептались, стоя за толстым стволом вековой сосны, и направились к подругам.

– Вы только нас простите, – почти шепотом произнесла одна из них, когда подошла близко, но Мария всё равно вздрогнула и резко оглянувшись, схватилась за сердце, потом поняв, кто перед ней, резко выдохнула, со звуком «ой», сказав при этом:

– Ну и напугали!

– Еще раз простите, но мы остались без лодки. Кто знал, что эти молодые люди так подло поступят, бросят нас тут и уплывут. А как нам теперь обратно? Вы не отвезете? Мы заплатим.

– Да, отвезем, конечно, – сразу согласилась Мария. – Никакой платы не надо, и вообще присаживайтесь к нашему импровизированному столу. У меня сегодня день рождения, гостями будете.

Елена вопросительно взглянула на подругу, она знала точно, когда та родилась. Это событие произошло не только не в этот день, но даже и не в этом месяце.

– Спасибо, тогда подарок за нами, – ответила женщина.

– Вот еще! – фыркнула Мария и тут же согласилась. – Впрочем, как вам угодно. Садитесь, садитесь, водки выпьете?

– Вообще-то мы не пьем, но, пожалуй, сегодня сделаем исключение!

– Вот и ладненько! – кивнула Мария, глядя, как новые знакомые пристраиваются на край одеяла.

Женщины выпили и разговорились.

Звали их Ольга Владимировна и Екатерина Викторовна, но можно просто Оля и Катя. Ольга работала в школе, учительницей младших классов, а Екатерина в нотариальной конторе секретарем. Они рассказали, что приезжают в этот пансионат часто, здесь можно отдохнуть по их деньгам. И в школе, и в нотариальной конторе платят мало, а устают девчата за год сильно, отдых требуется обязательно. Еще и дома у обеих подруг не ладилось. Одна жила с престарелой мамой, у которой был рассеянный склероз, поэтому та изрядно чудила. А вторая – в коммунальной квартире с соседями-алкашами, от которых тоже покоя ждать не приходилось. Вот здесь они и нашли для себя райский уголок. Обслуживание неважное, персонал грубый, но все-таки отдых.

– Как же вы с незнакомыми людьми согласились сюда плыть, ведь остров почти не посещаем. Все стремятся на соседний, там пляжи хорошие. А этот остров так все и зовут меж собой – необитаемый. Я специально тут пикник решила устроить, что бы нам с подругой никто не мешал, – сообщила Мария.

– Мы хоть в пансионате не первый раз, но на островах никогда не были. Не представилось случая. Вот и не подумали, куда парни нас повезут.

– Наливай, Лена! Мерзкие они хлопцы. Выпьем за то, чтобы люди подобного типа обходили нас стороной! – предложила Маша.

– Хороший тост, – поддержала ее Катя. – Но, наверное, сначала надо выпить за именинницу.

– Да, и за это выпьем, – отмахнулась Мария.

– Слушайте, девчата, ну не в обиду вопрос, ведь парни младше вас, или вам это льстило?

– Мы никогда не были на острове, а хотелось, подумали, что вреда не будет, если поплывем с ними, а они уж так уговаривали, так уговаривали, – пояснила Катя.

Мария громко рассмеялась:

– Я тоже когда-то думала, что вреда не будет, оказавшись впервые на этом острове. Теперь дочке тридцать лет скоро. Наливай, Лена!

– Маша, ну не так быстро, еще в обратный путь надо плыть, я катер водить не умею! – попыталась удержать подругу Елена.

– Да тут-то уметь нечего, я заведу его в любом состоянии, а там всё просто, рули к земле, это и вы сможете. Только я вам штурвал принципиально не доверю. Даже, если вихлять, стану, от того, что я пьяная, оправдаюсь тем, что галсами шла. Ха-ха-ха! Мне сегодня расслабиться надо, да и девчонкам тоже. Их бессовестно и подло бросили на острове. Подорвали веру в человечество! И как хорошо, что мы тут случились. Не то неизвестно, когда бы их сняли, а ночи здесь холодные, а одеял и водки с ними нет. Пожалуй, надо рассказать об этом администратору, она будет с отцом Игоря беседовать, вот пусть и сообщит какой у него «прекрасный» сынок.

– Ой, девчонки, не надо, а то нас же и обвинят, – попросила Катя.

– Точно обвинят и вспомнят, что вы учитель и представитель закона, вам нельзя молодежь разлагать. А что этой молодежи лет по тридцать и разложена она до мозга кости еще задолго до вашего в их жизни появления, никто во внимание не возьмёт, – убедительно произнесла Мария и закончила свою речь словами. – Давайте выпьем!

– Может не так быстро? – снова попыталась остановить ее Елена.

– Мне холодно, – оправдалась Мария.

– А мы, пожалуй, тоже выпьем, – сказала молчавшая до этого Оля. – Мне так стыдно, что с этими мальчишками связались, да еще и к вашему празднику пристроились, помешали вам. Сейчас бы вы о чем-то своем сокровенном говорили, а мы тут своим присутствием всё настроение вам испортили.

– Это вам показалось! – резко ответила Мария.

– Нет, Маша, по вашему лицу было заметно, что настроение у вас испортилось, когда мы появились.

– Это не вы виноваты. Я расстроена по другому поводу. Когда-нибудь я вам расскажу об этом, но не сейчас. Потом. Мы сюда приплыли веселиться, значит, будем веселиться. И давайте выпьем, если до сих пор невесело!

– Мария! – с укором воскликнула Елена.

Подруга собралась уже ответить что-то грубое и, сделав глубокий вдох, набрала много воздуха в легкие, но Катя, опередила ее:

– У вас продукты хорошие, от такой закуски не опьянеете. Если не секрет, где вы набрали столько всего?

– В столовой, где же еще, – пробурчала Мария, сожалея, что ей не дали сказать задуманное. – Взяла денежную купюру повесомее, пошла на кухню, спросила: «Сможете мне на эти деньги всё для пикника приготовить или в кафе идти?» Они ответили: «Сможем». И вот, – она жестом показала на импровизированный стол.

– Как, оказывается, вы умеете. А мы вот не додумались, что-то с собой взять, за то и поплатились, парни нас обвинили в бесхозяйственности и бросили.

– Они позвали, они же и обвинили. Цирк, да и только! А бросать на острове без плавсредств и совсем не имели права. А нас, случайно, пацаны не видели? – поинтересовалась Маша.

– Нет!

– Тогда гордое имя им – козлы! Я-то думала, что они понадеялись на нашу лодку! А они нас даже не заметили. Что же тогда? Страшно подумать! Давайте выпьем! – снова предложила Мария и, покосившись на Елену, пояснила. – Замерзла я. Никак не согреюсь.

Выпив очередную порцию водки, Мария встала с одеяла, подошла к дереву, которое раньше служило им скамейкой, попробовала сесть на изогнутый ствол, но у нее ничего не получилось, потому что дерево за тридцать лет подросло и просто так на него усесться не представлялось возможным. Тогда Мария подпрыгнула, ухватила ствол руками, подтянулась и все-таки уселась, поболтав слегка ногами в воздухе, тихо сказала:

– Да, с тех пор многое изменилось, только мне совсем не хочется в это верить! – и пропела:

– Жу-жу-жу-жу-жу-жу!

Я ж как пчелка кружу,

Всё скитаюсь по свету,

По тебе лишь тужу. Жу!

Жу-жу-жу-жу-жу-жу!

Странно как погляжу,

Где цветы и любовь,

Там страданья и боль.

Жу-жу!!

(песня из репертуара братьев Радченко)

Допев, она соскочила с дерева, покопавшись в сумке, достала смартфон, почиркала по экрану пальцем и сказала:

– Слушайте, а ведь позвонить можно и рассказать о своем бедственном положении. Телефоны у вас, надеюсь, есть!

– А куда звонить? – осведомилась Катя. – Нам даже в голову не пришло попросить номер телефона у кого-либо на прокате лодок.

– Ну, естественно. Как с дежурным администратором связаться, тоже не знаете, – покачала головой Мария. – Это нам всем урок, всегда иметь при себе номер телефона пансионата, мало ли что может случиться, плохо в палате станет, или на остров занесет, – уже засмеялась Мария и включила веселую мелодию на смартфоне, крикнув:

– Танцуют всё! – понеслась в пляс.

За ней встала Ольга, потом к ним присоединились Елена и Екатерина.

Все танцевали, отчаянно топая, как будто стараясь всю тоску и печаль вбить в землю. Смартфон выдавал мелодию за мелодией, женщины раскраснелись, запыхались, но танцевать не прекращали. И только, когда музыка умолкла, вернулись к импровизированному столу. Стало как будто легче на душе и, снова «приняв на грудь», они вдруг разом заговорили о своей несчастной судьбе и тяжелой доле. Они говорили, перебивая, друг дружку, плакали навзрыд, вытирая слезы, что-то опять рассказывали, дружно и протяжно пели и снова пили. Вдруг Мария замерла со стаканом в одной руке, другой указывая в сторону озера. Все посмотрели по этому направлению, потом на Марию, ничего не понимая.

– Что, Маша? – обеспокоенно спросила Елена, при этом подумав, что подруге уже что-то с перепою привиделось.

– Туман на озеро ложится, – пояснила Мария.

Посреди водной глади подрагивало небольшое белое облачко, похожее на луч солнца, пробившейся через щель в ставне.

– Скорее собирайте вещи и на лодку, видимость ухудшается, может так статься, что и совсем ничего не станет видно, – распорядилась Мария.

Женщины нехотя стали упаковывать недоеденные продукты.

– Тут водка осталась, может, допьем? – спросила Ольга, показывая бутылку Марии, и уже начала разливать ее по стаканам.

– Нет-нет! – крикнула Мария, отбирая бутылку и укладывая ее в пластиковый пакет. – Всё потом, а сейчас спешить надо! Мусор, не забудьте в пакет уложить, выбросим на стоянке, там урны имеются, – командовала она. – Продукты отдельно. Десерт в сумку-холодильник, дома доедим и заодно горячего кофе попьем!

– Да, у нас же в термосе есть кофе, – напомнила Елена.

– Сейчас не до термоса! – отмахнулась Мария. – Уплыть бы пока видимость сносная. Мусор не в этот пакет! – сделала она замечание Кате, та стала неспеша вытаскивать что-то из пакета, но Мария остановила ее. – Не трать время, потом разберемся! Девчата, по сумке в руки и вниз бегом. Банкет будем продолжать у нас в палате!

(продолжение следует)

Категория: Казаринова Светлана | Добавил: cdtnf (06.09.2017)
Просмотров: 94 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 2
avatar
1
Очень интересный рассказ, читаешь и наслаждаешься, очень легко написан, да и читается в таком же ритме.
avatar
2
Спасибо за отзыв, мне приятно. Заходите!
avatar