Понедельник, 24.07.2017, 17:41
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Избушкин Фёдор [2]
Избушкин Фёдор
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
АняЧу
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2017 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Избушкин Фёдор » Избушкин Фёдор

Как греки сморозили с русским МОРОЗОМ

Все мы не раз слышали, что русские слова не являются русскими. Достаточно поднять любой отечественный академический словарь, чтобы убедиться в этой простой истине.[1] Другими словами, мы попросту доверяем всему тому, что сообщают справочники или знатоки языка: учителя, преподаватели вуза, книги, учебники, произведения искусства... Но почему у рядового россиянина не возникает желания хотя бы засомневаться в этом? Не говоря уже о том, чтобы попытаться что-то перепроверить?[2]

 

Нами собрана огромная «коллекция» материалов, опровергающих официальную точку зрения в языковедении на так называемое старшинство культур.[3] Отечественная лингвистика, в ногу с исторической наукой, уже более сотни лет авторитетно убеждает общественность в младости и неразвитости русского исторического языка. Практически все европейские народы, по мнению этой науки, считаются несомненно более старшими и более авторитетными (в цивилизационном плане), чем наша отечественная русско-российская культура.

 

Каждая наша публикация в рубрике «Записки о языке» как раз и призвана высвечивать эту проблему по принципу расследования отдельных языковых явлений. С целью получения новых открытий, новых знаний истории и нового переосмысления истории русского языка, так неугодных сердцу родной отечественной филологии, по крайней мере, в части сравнительно-исторического языкознания. Надеемся, что объём и доказательная база наших расследований со временем обратятся в новое качество, а у читателя за отдельными статьями и размышлениями будут все больше проглядывать ясные и однозначные выводы в отношении истории родного для всех нас русского языка.

 

Сегодня мы рассмотрим русское слово СМОРОЗИТЬ.

Это, на первый взгляд, невзрачное слово обратило наше внимание уже в силу того, как оно (последние десятилетия) этимологизируется специалистами русского языка. Несомненно, читать этот материал людям без чувства юмора и здравой логики не стоит. Хотя, кто его знает?

 

Смысл слова СМОРОЗИТЬ очевиден, и каждый первоклашка объяснит его значение: сглупить, сказать невпопад и т. п. Несомненно, выражение СМОРОЗИТЬ имеет общий корень с другим русским словом ‒ МОРОЗ, хотя оба эти слова полностью разнятся по своей семантике. Поскольку с детства мы приучены рассматривать всякое русское слово с оглядкой на иностранное, мы именно так сейчас и поступим. Заглянем в словарь Фасмера:

 

СМОРОЗИТЬсморо́жу "сказать глупость", моро́зить – то же (Даль). Связано чередованием гласных с *mьrz- (см. ме́рзкий): *morz-. По мнению Преображенского (II, 339), непосредственно от моро́зить в обычном значении. Он предполагает происхождение из семинаристского жаргона от греч. μωρόσ ‒ "глупый", что, однако, остаётся абсолютно недостоверным.[4]

 

Можно понять Макса Фасмера, не желающего признаться на страницах своего словаря в очевидной правоте Преображенского, что СМОРОЗИТЬ произошло от ΜΩΡόΣ. Ведь это греческое, а точнее – «древне»-греческое слово ΜΩΡόΣ[5] озвучивается вполне откровенно по-русски – МОРОС. Т. е. точно так же, как и русское МОРОЗ, только вместо «з» с «эс» на конце. Напрашивается банальный вывод – греческое МОРОС и русское СМОРОЗИТЬ являются родственниками. И, значит, царские семинаристы были правы!

 

Дело в том, что в этимологии русских слов, начиная с конца 19 века, укоренился и ныне широко применяется метод «насильственного сближения» далёких, даже изначально несовместимых между собой русско-иностранных пар, метод, называемый в лингвистике научным или научно-историческим. Объясняется такое действо простой необходимостью как можно ближе идти в ногу с официальной исторической наукой,[6] основанной, как мы уже не раз показывали, на неточных, а нередко и попросту фальсифицированных свидетельствах. Полностью разорвать эту традицию пока не представляется возможным. Даже существование огромного массива накопленных в последние десятилетия опровергающих официальную науку данных не способно сколь-нибудь серьёзно изменить ни преступной «доверчивости» учёных к наследию прошлого, ни саму цеховую привычку думать «как все», приносящую регулярные доходы, покой и статус.[7] К тому же, слишком уж большое здание успело прорасти и окрепнуть в умах самых разных слоёв общества...

 

Возвращаясь к теме, подчеркнём, что лингвистика, в подтверждение созданной ею «праязыковой теории», действительно научилась выводить общие корни из самых, на первый взгляд, несовместимых (псевдо-)исторических пар. В этой передовой науке изобретено предостаточно научных методов и специфических подходов, основная и единственная цель которых – подтверждать древность «старой» Европы, и умалять культурное влияние на оную исторической Руси. Применяя подобные методы, ей не составит труда научно обосновать, например, что современное русское слово ЗЕМЛЯ и мифический праиндоевропейский корень *dheg'h- / *dhg'h- являются родственниками.[8]

 

А вот увидеть общее между греч. МОРОС и рус. МОРОЗ лингвистам помешал… русский мороз и греческая жара. Греция, в отличие от Руси, действительно жаркая, даже знойная страна. Мы, со своей стороны, знаем и твёрдо уверены, что именно «русский лексический фонд» когда-то послужил основой в создании греческого языка. Причем, сначала – так называемого новогреческого, и только потом – остальных исторических языков Греции.[9] Как это ни странно звучит для ещё многих несведущих соотечественников, в процессе так называемого «Монголо-татарского ига» не мифические монголы, а именно прорусские орды (воинства) «захватывали» и осваивали просторы Европы 13-16 веков.

 

Учитывая изначальную идеологическую направленность отечественной лингвистики, не трудно было бы предположить, что русское слово МОРОЗ будет отнесено к заимствованию из титульного греческого в форме МОРОС (ΜΩΡόΣ). Но не тут-то было! Лингвистика не могла этого допустить ни под каким соусом! Такое понятие как МОРОЗ не могло родиться в жаркой стране, но только в холодных оконечностях планеты![10]

 

Забегая вперёд, скажем, что в 17 веке изобретателям европейских языков не удалось полностью скрыть следы русского МОРОЗА в своих доморощенных словарях. Так или иначе, его следы можно обнаружить во французском, немецком, английском языках, а, значит, и доказать, что русское слово МОРОЗ было ими счастливо заимствовано и даже сохранено до сего дня. Чуть позже мы покажем эти «загадочные следы». А сейчас зададимся вопросом: как же, собственно, переводится на русский греческое слово ΜΩΡόΣ=МОРОС?

 

Греческо-русский словарь:

μωρόσ (ΜΩΡόΣ) – глупый, придурок.

 

Выходит так, что сообразительные семинаристы позапрошлого (19-го) века, как и указывал Преображенский, действительно могли вывести русское СМОРОЗИТЬ из греческого ΜΩΡόΣ (МОРОС)! Ведь его значение в точности отвечает существу дела: СМОРОЗИТЬ – высказать глупость, т. е. предстать в глазах окружающих придурком! Но почему же Фасмер скрыл это от нас своим умолчанием? И вообще, почему в своей словарной статье он не дал перевода на русский язык однокоренных слов в западноевропейских языках, которые мы укажем ниже?

 

Ведь тогда бы сразу отпали многие ненужные вопросы. К тому же, вспомним, что Фасмер даёт греческое μωρόσ строчными буквами! Которые неискушённому в греческих завитушках человеку ни о чём не говорят. Это мы, для удобства восприятия, переключили строчное написание μωρόσ на прописное, т. е. заглавное: ΜΩΡόΣ.

 

Согласимся с простой мыслью, что в 20 веке, когда писался Словарь Фасмера, мало кто из наших отцов знал греческий алфавит, а тем паче греческий язык в целом. Поэтому прочитать, а тем более, перевести непонятное слово μωρός вряд ли бы кто смог без специальной подготовки. Сегодня же – другое дело. Не составляет большого труда средствами Интернета получить перевод или значение практически любого слова, из любого языка.

 

Выходит, Фасмер не просто случайно умолчал о переводе греческого слова μωρός, он сделал это осознанно, понимая, с одной стороны, щекотливость выполняемой им задачи, с другой – осознавая, что с непонятным греческим словом, написанным строчными буквами, никто, кроме специалистов, никогда возиться не будет.[11]

 

И смех и грех. То Фасмер не видит очевидной тождественности русско-греческой пары, подмеченной метким взором блистательного педагога языка Александра Преображенского ещё на заре 20 века, то пытается скрыть своё «невидение» нераспознаваемыми греческими завитушками, то «забывает» дать перевод однокоренным словам из других европейских языков!

Сплошной детектив!

 

Ну что ж, нам осталось только посмотреть – какие же именно русско-морозные следы, несмотря на все ухищрения «древних греков»,[12] сохранились в современных западноевропейских языках. И как эти следы свидетельствуют о заимствовании иностранцами наших русских слов.

 

Пикантность ситуации в том, что русское слово МОРОЗ созвучно не только для греческого языка. Например, слово МОРОЗ мы явственно слышим в английском – MOROSE в значении замкнутый, сердитый, мрачный, угрюмый, печальный, а так же FROST ‒ мороз, FREEZE – замерзать.[13]

Во французском: MOROSE – мрачный, печальный. В немецком VEREISEN – замерзать, FROST – мороз, стужа.[14]

 

Между делом трудно пройти мимо замечания о том, как теплолюбивые и «очень древние» греки (на самом деле – трудолюбивые лингвисты-реформаторы 17-18 вв.) отразили в своём языке (основанном на русском диалектном и церковнославянском) понятия, имеющие отношение к холоду. Рассмотрим и этот любопытный момент:

 

Греческое слово παγώνια (ΠΑΓΟΝΙΑ), в нашем произношении ПАГОНИА – в переводе на русский означает МОРОЗ, а παγωνω (ΠΑΓΩΝΩ), т. е. ПАГОНО – обледенеть, озябнуть, отмораживать.

 

Кажется, в группу реформаторов-языковедов триста лет назад всё же затесались-таки и «древние» греки. Не по душе был мороз и холод нашим теплокровным южным братьям, раз уж им пришлось так открыто и откровенно обзывать его хорошо знакомым нам русским словом погано.[15]

 

 

 

P. S. Хотелось бы спросить у отечественного лингвиста: как именно англичане, немцы и французы у себя на родине объясняют происхождение указанных слов? Если даже наши русские словари сообщают, что МОРОЗ не имеет корня в латинском или греческом, неужели зарубежные этимологи посмели сделать это в отношении трёх указанных языков? Ведь как-то надо толковать происхождение слов! Да и как сами греческие этимологи объясняют появление у них слова МОРОС?

 

И в самом деле, разве можно допустить мысль, что MOROSE, FROST и VEREISEN имеют русское происхождение? Как тонко подметил герой американского фильма-стрелялки: «Легче пристрелить, чем всю эту кучу… разгребать».

 

 

 

Ведущий редактор рубрики «Записки о языке»
Фёдор Избушкин

 

 

 

 


 

[1] Зарубежные справочники по русской этимологии, естественно, отличаются еще бо́льшим антирусизмом.

 

[2] Порою, казалось бы, даже вполне русское слово на поверку оказывается не совсем русским: праславянским, старославянским, общеславянским, индоевропейским и т. д.

 

[3] Старшинство культур – термин, определяющий временное (хронологическое) отношение старых (ранних) языковых культур к более молодым (поздним) культурам.

 

[4] Александр Григорьевич Преображенский (≈1850–1918) – российский лексикограф и педагог. Окончил историко-филологический факультет Московского университета (1874), преподавал русский язык и словесность в первой московской прогимназии. В 1878 году – в 4-й Московской гимназии… Известен, прежде всего, как автор трёхтомного Этимологического словаря русского языка, который целиком издан после смерти автора только в 1949 году.

 

[5] μωρόσ строчное = ΜΩΡόΣ прописное.

 

[6] Речь здесь о Всемирной истории и истории Европы в частности.

 

[7] Пересмотр истории (а за ней, как следствие, и сравнительной лингвистики) «идёт» ни шатко ни валко. Например, сравнительно недавняя ревизия школьных учебников на предмет «Монголо-татарского ига» не смогла сколь-нибудь существенно изменить общепризнанных взглядов на историю Руси 13-15 вв.

 

[8] Ни индоевропейских, ни, тем более, праиндоевропейских слов лингвисты и в глаза никогда не видели. Но, поскольку всё время надо идти в ногу с исторической хронологией, им для её подтверждения приходится сначала придумывать (реконструировать) не существовавший праязык в виде отдельных корневых основ, и только потом научно соединять придуманное с конкретно существующим. Например, в отношении лексемы ЗЕМЛЯ так и сообщается: Корень русского слова «земля» восстанавливается не только для праславянского (*zem-) и праиндоевропейского, но, судя по данным С. А. Старостина, для праностратического и, предположительно, праборейского.

 

[9] Приблизительно такая же картина сложилась и вокруг остальных (за редким исключением) языков Европы: сначала компоновался и обретал национальные нормы язык, который сегодня можно отнести к новым (новофранцузский, новоанглийский, новоболгарский…), и только потом – их якобы старые или древние языковые предки (старо- или древнефранцузский, древнелатинский, древнегерманский и т. д.)

 

[10] Стоит отметить, что следы холодного климата, мороза, зимней одежды и т. д. отмеченные в некоторых старых русских и иностранных летописях, реформаторами истории тщательно затирались и подменялись описаниями жары или засухи, как например, многочисленные события, описываемые в Библии, и даже в апокрифических текстах.

 

[11] Написание строчных и прописных букв в греческом для русского глаза сильно различаются. Только в прописном варианте греческие слова обретают знакомую русскую графику. Напомним читателю, что подобных щекотливостей в сравнительной лингвистике предостаточно, и не только лишь в словаре Макса Фасмера.

 

[12] Конечно, не «древние» греки сморозили рассказанный нами детектив. Греки здесь ни в чём не виноваты. Если, конечно, среди них не было тех первых реформаторов-лингвистов, которые и напридумывали себе «греческих» слов из русского языка.

 

[13] От МОРОЗ произошли иностранные ФРИГИДНОСТЬ, РЕФРИЖИРАТОР и т. д.

 

[14] В перечисленных иностранных словах, как и в целом в западноевропейских языках, не редким явлением при заимствованиях была банальная замена русских букв иностранными, чаще одной или двух, или добавление собственных. Например, англ. FROST и FREEZE – это мОРОСт (=МОРОЗ) и мРЕЗе (=МОРОЗ). Так же и нем. VEREISEN – это мОРОСен (=замерзать). К тому же, у русского МОРОЗ есть родственники в албанском языке: mardhem "мерзну", mardhë "гусиная кожа", marth "мороз", и целом ряде славянских языков.

 

[15] Понятно, что более теплые западные и южные народы Европы весьма негативно относились к холоду и морозу. Теплый Гольфстрим, омывающий западноевропейское побережье, издревле служит Европе круглогодичной отопительной системой. Отсюда и негативное содержание западноевропейских слов, имеющих в себе русский корень МОРОЗ – мрачный, печальный, замкнутый, сердитый, угрюмый, поганый, глупый… К тому же, ст.-слав. мразъ (=мороз) тоже достаточно ясно передает направление заимствования: из русского языка – в европейские.



Источник: http://newlit.ru/~zapiski_o_yazyke/5342.html
Категория: Избушкин Фёдор | Добавил: Федор (24.04.2017) | Автор: Федор Избушкин E W
Просмотров: 3226 | Комментарии: 20 | Теги: Немецкий, заимствования из русского языка, Испанский, английский, итальянский, французский | Рейтинг: 4.9/50
Всего комментариев: 20
avatar
20
Автор смело вводит в научный, а точнее - в околонаучный оборот, новое понятие "отечественная русско-российская культура". Шовинизмом чуток попахивает термин этот, ведь Эрэфия состоит из абсолютно разных регионов, которые имеют свой, особый язык, менталитет и культуру. 

Русский - это всего лишь язык межнационального общения, не более того. Стремление к ассимиляции иноверцев, псевдотеории об исключительности и особой миссии той или иной нации никак не сообразуются с общечеловеческими ценностями, идеалами демократии, справедливости, равенства и свободы, права на самоопределение для любой нации, сколь бы малочисленной она ни была.

Однако, стремление автора разобраться в столь сложном вопросе, заслуживает поощрения, и будем надеяться, что по мере изучения источников и литературы, он сможет, встав на плечи своих предшественников, докопаться до истины.
avatar
19
Что интересно: чем чаще будут находить обратное заимствование слов (из русского языка в другие), тем сильнее будут крики о молодости именно русской культуры... Не говорю про Южную Европу, но Западная будет ногами дрыгать.
avatar
2
18
Патологоанатом:

Мне кажется, что это лженаучно строить свои гипотезы на этимологии...
Языки развиваются непредсказуемо (вспомним вавилонскую башню)...
Не могу представить себе человека, который всё знает!?   biggrin
avatar
17
Ой, как интересно!!!!!!
avatar
9
Вам надо с Умновым -  Денисовым погутарить  smile

http://nerlin.ru/publ/a_i_umnov_denisov/116
avatar
12
Интересный материал. Только надо придти к согласию по вопросу хронологии исторических событий. Пока вижу, что автор следует по проторенному немецкими историками 18 века пути.
Или я ошибаюсь?
avatar
2
16
Либер:

Товарищ Федор - вы большой ученый   smile
avatar
8
Какие вы ребята учёные!   wiggle
avatar
5
Понятно, а как объяснить, что слов урод в русском и польском ииеют противоположное значение?
avatar
6
Думаю, где-то так же, как и хорватское UROD, которое
переводится, как УРОЖАЙ.
 
     Общийславянский корень во всех этих трех языках (русский-польский-хорватский) –
РОД .
 
     Поэтому,у поляков слово UROD говорит о красоте, а не об уродстве, как это наблюдается врусской семантике. Ведь из корня РОД могло получиться какое угодно слово, даже
с противоположными значениями, достаточно добавить, например, приставку U (У)
или Ю и т.п.
 
     Неслучайно в русском было древнее понятие  - ЮРОДИВЫЕ, из которых, как мы помним,получались святые подвижники. Например, по новым историческим исследованиям
выясняется, что тот самый Иван Грозный под конец своей жизни ушел так сказать...
в люди. То есть, покинут царский трон и стал ЮРОДСТВОВАТЬ. Помните якобы
краткосрочную передачу власти Семену Бекбулатовичу? Над ним даже был произведен обряд венчания на царство? Выяснилосьоднако, что передача власти Иваном Грозным Семену не была временной или шуточной. Это так, к слову.
 
А вот болгарское КИВАНИЕ ГОЛОВОЙ, означающее НЕТ –
это своего рода цивилизационный протест, который выразился в отрицании
болгарами (17 век) имперской  Руси, как носительницы так называемого славянского
начала  в Европе (помните легенду о"древне-болгарском языке", из которого получился русский церковно-славянский
язык?). Теперь это противостояние выражается, например, в продажности
болгарского правительства, поставляющего для Киева НАТОвское оружие и прочие
боевые причиндалы.
Вот такие пироги.
avatar
7
спасибо за такой развернутый ответ. Только не мешайте в следующий раз мух и котлет в одном фарше, рассказывая о кивании головой и поставками оружия)).
avatar
10
Увы, это - связь времен.
Разве Вам было не интересно?
avatar
11
Почему же интересно.
avatar
13
Дело в том, что это польское "противоречивое" слово, о котором Вы спросили, без этимологии кажется этаким недоразумением. Как будто бы поляки объявили своего рода протест русскому смыслу (или наоборот - русские польскому). Отсюда и был мой отсыл к болгарам.
avatar
14
да никакого протеста скорей всего король ляпнул что-то не то. Вспомним как у нас все все в стране начали говорить "возбУждено" вместо "возбужденО"
avatar
15
Если Вы говорите про корень РОД, то в отношении этической окраски он исходно и сам по себе -  нейтрален. Т.е. РОД может быть каким угодно - хорошим плохим, нейтральным... Это мы, славяне даем ему ту или иную окраску. Понимаете?
Ничего удивительного, что по-польски - это красота: стоять У истоков  РОДа, быть красивым и т.д.
avatar
3
Так откуда слово стибрили))?
avatar
4
Тибрить, искон. русс. - воровать, таскать, красть; стибрить - своровать, утянуть.

Фасмер называет этот глагол - темным словом.
И это понятно. Не найдя источника заимствования в западных языках и, чтобы не признавать за этим словом исконно-русскую основу, ему пришлось написать (а Трубачеву - за ним повторить), что выражение СТИБРИТЬ - темное слово.

Есть еще родственные стибануть, подтибрить, стигосить, стигусить и т.д.
Это я рассказал Вам традицию.

А теперь смотрите, как оно есть на самом деле:
Фасмер действительно не нашел исходного термина в западно-европейских языках. Или не хотел находить. Ведь, согласитесь, больно уж по-русски звучит это самое СТИБРИЛ.
Если бы такой общий корень в западных языках нашелся, то уместно было бы подловить языковедов на вопросе - а как же он туда попал?!

Тогда-то бы и встал вопрос о направлении заимствований. Сначала одного конкретного слова, а потом, глядишь, и всего языка в целом. Допустить этого лингвисты никак не могли. Лингвистика вот уже 150-200 лет шагает в ногу с историками и их фальсифицированной наукой. Вот поэтому-то такие неудобные слова и замалчиваются. Под дурачка. Не этимологизируются, как это должно быть в настоящей науке о языке, а именно замалчиваются. Но сегодня такие проколы этимологов уже не трудно обнаружить. Мы нашли таких умалчиваемых слов - несколько сотен. Это очень много, и вполне достаточно, чтобы серьезно ставить вопрос о направлении заимствования, т.е. - кто у кого исторически брал слова - мы у Европы, или все западно-европейские языки - у нас.

Так вот, в европейских языках такой корень все же существует. Фасмер и все его русские ученые последователи попросту водите поколения наших отцов за нос. Они не могли не могли не знать или не заметить, что:

в немецком есть слово DIEBISCH (ДИБЭШ) с явным прорусским корнем ТИБ (от ТИБРИТЬ), который и переводится соответственно -  воровской, вороватый, а немецкое DIEB - вор, как и DIEBSTAHL - кража, воровство.
В английском THIEF - вор, DIVER - вор-карманник (с регулярными переходами букв-звуков: Б-Ф или Б-В).

Вот такие пироги, друзья!
avatar
1
Очень интересно. Позаимствовали. Стибрили!!
avatar
2
Еще как стибрили!
И не поперхнулись, представляете!?
avatar