Пятница, 19.08.2022, 13:29
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Irbis [135]
Irbis
Форма входа

Поиск

 

 

Мини-чат
 
500
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика © 2012-2022 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

 

 

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Irbis » Irbis [ Добавить произведение ]

Отрывок из "Пять рандеву"

 

 

Рандеву третье. Марина 

(В соавторстве с Дианой Крымской)

Рабочая неделя закончилась, и как провести выходные Владислав уже решил. Просмотрев список Тамары Степановны, Владислав выбрал телефон с номером Марины. Марина – двадцать пять лет, разведена, работает воспитателем, детей нет. 

Приятный бойкий женский голос, чем-то напоминающий детский, ответил по телефону почти сразу. 

- Здравствуйте, Марина. Это Владислав. Вам должна была Тамара Степановна про меня сказать. - начал объяснять он цель своего звонка. 

- Да, я поняла. Очень приятно познакомиться. 

К удивлению Владислава, Марина отказалась от всех этих кафе, кинотеатров, дискотек. А прогулки по заснеженному городу вызвали у неё недоумение. 

- Лучше приходите ко мне в гости, завтра в субботу. В семь, - сказала совсем просто, как будто старому знакомому. - На улице такой снегопад. 

В назначенное время Владислав уже стоял перед ее квартирой с букетом цветов и пакетом. Сдернув бумагу, защищавшую цветы от холода, нажал кнопку звонка. 

Дверь открыла яркая крашеная блондинка, невысокая, внешне напоминающая нечто среднее между Мэрилин Монро и поварихой из рабочей столовой. 

Одета в юбку и блузку с помимо воли привлекающим взгляд глубоким вырезом. Располагающая улыбка, небольшая полнота производили впечатление довольно уютной домашней женщины. 

- Проходи, не стесняйся, - пригласила его жестом в комнату. 

Зайдя в комнату, Владислав сразу обратил внимание на журнальный столик. "Хозяйственная какая," - оценил Владислав, окинув взглядом стоящие на столике салатики и расставленные столовые приборы. 

Выложив на столик стандартный джентльменский набор из сока, коньяка, коробки конфет и баночки красной икры, еще раз оглянулся и заметил у стены пианино. 

- Играешь на пианино? - уважительно спросил он. 

- Нет, мама играет. Она у мужчины своего живет, но как-нибудь на праздники соберемся - она сыграет и споет. 

Присев за столик и подняв рюмочку, Марина сказала первая: 

- Ну, за знакомство! 

- За знакомство! Между прочим, я тоже - почти твой коллега, - начал завязывать разговор Владислав после первой рюмочки. 

- Неужели? - удивилась Марина. 

- Мы с другом в садике сторожами-дворниками подрабатываем. 

- Ну, совсем коллеги. Хотя, может быть, и так, - засмеялась Марина, – сразу видно было, что с чувством юмора у неё все в порядке. Она и правда впоследствии оказалась очень веселой и жизнерадостной женщиной. 

Примерно после двух часов свидания Марина уже погасила люстру и включила торшер. А сама, сев, подложив кулачок под подбородок, внимательно слушала истории, которые ей рассказывал Владислав. В перерывах между историями Марина сообщила: 

- Мне Тамара Степановна много про тебя рассказывала, потом я даже справки навела у знакомого, он тебя знает. 

- У кого, интересно? 

- У Разумеева. 

- Да, мы учились вместе с ним, и что он тебе сообщил обо мне? 

- Ну, скажем, только хорошее, в принципе уже и не важно. 

- Мы с ним как-то в плен к деревенским жителям попали, - начал описывать Владислав очередное приключение. 

- О, как?! 

- Давно это было. Как-то летом собрались по реке прокатиться на моторке, и мимо Орловки ехали. Знаешь же, есть такая деревушка дальняя? Мы высадились на берегу, хотели перекусить, так откуда ни возьмись - восемь деревенских парней вынырнули из леса. Подходят к нам. Время - ночь, хоть светлая, но непонятно даже, с какими намерениями подошли. Узнали, что мы городские, - заставили на танцы к ним идти. Санька Разумеев думал: драться придётся, а оказалось куда интересней. Тогда еще только дискотеки начались, а девчонки у этих парней даже танцевать толком не умели. Так там, на танцплощадке, Санька этих деревенских девчонок "треугольник" учил танцевать, все ноги им в резиновых сапогах поотдавил. Парни, между прочим, совсем не агрессивные, даже стеснялись нас, и просто смотрели, как он показывал ногами двигать. И никто нас не обидел, до лодки всей толпой под утро проводили. 

- Ну невероятно, - раскрыв широко глаза, слушала его Марина, и Владислав понял, что он ей уже понравился. 

 

Был уже первый час ночи и, не собираясь, как ему казалось, напрягать гостеприимную хозяйку, Владислав сказал: 

- Время уже позднее, пора как говорится и честь знать, - поднялся и засобирался идти домой. 

- Если время позднее, куда ты пойдешь? Раздвигай диван, - почти приказала Марина. 

Владислав сразу вспомнил Тамару Степановну с ее напутствиями: "женщину сразу в постель не тащи". Почесав затылок, мысленно ей ответил: "А я-то тут причем?" 

...Горел торшер, за окном метель шумела. Весь мокрый Владислав лежал и обнимал Марину. 

- Ну и как тебе со мной?.. - поинтересовалась Марина. 

- Даже и не подумаешь, - многозначительно ответил Владислав. 

- Что не подумаешь? Думал, наверно, что раз я полная, значит всё?.. Между прочим, толстушки такие искры могут в кровати вышибать. 

- Да я вижу, - улыбнулся Владислав. 

 

Так и началась у них совместная жизнь. Встречал ее после работы, заходили в магазины, потом шли домой. Вместе с Мариной уже перезнакомились со всеми друзьями. Владислав постепенно перетаскивал к ней свои вещи. 

"Мурлин" - прозвал он её, намекая на отдаленное сходство с известной актрисой. А ей нравилось это прозвище, и она охотно откликалась на него. 

В первом браке детей у неё не было, и она часто повторяла, что детей любит, но, из-за ошибок молодости, ребенка с первым мужем не получилось. Глядя на Владислава с надеждой, все время говорила: может, у нас получится? Владислав не был против и соглашался, что в семье должны быть дети. 

В общем, и потекла жизнь тихая и почти семейная. 

- Хоть бы радиолу посмотрел, а то столько пластинок - и не послушать, - как-то попросила его Марина. 

- Мурлинчик, я с удовольствием посмотрю, дай только отвертку. 

Марина принесла отвертку и подала Владиславу, уже усевшемуся за старую "Эстонию". Тот, открутив крышку, привычным профессиональным взглядом оглядел плату, горящие нити лампочек и заключил: 

- Сразу не скажешь, похоже, выпрямитель сдох. Ладно, завтра с утра приду с работы, захвачу прибор и детали, тогда и посмотрим. А сейчас пусть стоит с открытой крышкой. 

- А ты на какую работу собрался? 

- Я же тебе говорил - сегодня в детском садике вместо своего друга Женьки дежурю, он меня часто просит, потом с зарплаты мне часть отдает. 

Марина вздохнула: 

- Ну начинается. 

-Мурлин, мы всегда друг друга выручаем, - Владислав притянул ее к себе и начал целовать. - Ну подумаешь, одну ночь не буду с тобой. 

В одиннадцать вечера Владислав ушел грести снег в детском садике, сменив друга, исполнявшего функции сторожа-дворника. Пока греб и очищал дорожки под светом желтых фонарей, все вспоминал свою подругу и мысленно благодарил Тамару Степановну за ее бескорыстную помощь, – ведь вроде в жизни начало складываться лучшим образом. 

Утром, продрав глаза чуть пораньше, умывшись и открыв дверь детсадовской поварихе, Владислав забежал домой. Разбуженная мама, испугавшаяся неожиданного и раннего появления сына, спросила: 

- Что-то случилось, сынок? 

- Да нет, мам, все хорошо у нас. Я за паяльником и прибором. 

- Ну и хорошо, Тамарка так рада за вас. 

Схватив инструменты, Владислав скоро уже был у своей Мурлин. Его дом находился всего в одном квартале от её. 

- Как отработал? - спросила Марина, целуя его и расстегивая молнию на пуховике. 

- Нормально, всю ночь о тебе думал, - ответил Владислав, отвечая любимой поцелуем. 

- Я тоже по тебе скучала да брось ты пока свои инструменты, иди лучше к своей Мурлин, - взяв Влада за руку, потянула его на еще не заправленный диван. 

Пообедав, посмотрев телевизор, Влад надумал все-таки закончить с ремонтом этой радиолы. Усевшись на табуретку, откинул не прикрученную крышку и обомлел: на своем привычном месте отсутствовал динамик. 

Владислав растерялся: "Как так? Я же вчера уходил - он же стоял на своем месте. Самой бы не пришло в голову открутить его". Через решетку панели Владислав внимательно посмотрел на Марину, сидящую в кресле и смотрящую телевизор. Лицо ее было спокойно и ничего не выражало. Владислав набрал воздуха, во рту в этот момент все пересохло, краска начала заливать лицо. 

- Марин, - произнес Владислав, не высовывая головы из-за радиолы. 

- Что? - отозвалась Марина. 

- Кто у тебя был сегодня ночью? - спокойным голосом проговорил он. 

Марина вздрогнула, повернулась к Владу с испуганным лицом, но тут же оправилась и сделала круглые глаза. От Влада, по-прежнему смотрящего на нее через решетку панели, это не укрылось. 

- Никого у меня сегодня ночью не было, с чего ты взял? 

- Где динамик?! Вчера вечером он тут был, - высунулся Влад из-за радиолы и, просунув отвертку через пустую панель, показал, что там ничего нет. 

Застигнутая врасплох Марина полностью растерялась, а, когда Влад встал, даже испугалась. 

- Кто у тебя был ночью?! - повторил Влад, стоя рядом с ней и смотря прямо в глаза. 

- Это Якушев, мой старый знакомый, вчера заходил, - растерянно призналась Марина и сразу поняла, что сболтнула что-то лишнее. 

- Вовка Якушев?! Да я его прекрасно знаю, - вспомнил сразу Владислав. - Молодой альфонс, который живет с пожилой заведующей складского хозяйства. Вечно строит из себя местного мачо. 

Марина, поджав ноги в кресле, испуганно хлопала глазами. 

- И что его принесло в столь поздний час? - со злой ухмылкой добавил Владислав. 

- Он зашел… чай попили мы с ним… - Марина из последних сил пыталась сориентироваться в этой щекотливой ситуации. 

- Якушев не из тех людей, которые по ночам приходят чай пить. Я тебе не верю! 

- Что за дурацкая ревность! - попыталась Марина перейти из обороны к нападению, наблюдая, как Владислав, взяв пакет, нервно запихивает в него свои вещи. - Что ты ревнуешь меня к каждому фонарному столбу?!! 

Влад, сверкнув на нее сердитым взглядом, торопливо натянул на себя пуховик. Марина встала у дверей, попыталась его удержать. 

- Ну успокойся, я тебе все объясню. Ну прости, ну такого больше не повторится. 

Слушать объяснения он не стал, отодвинув ее в сторону, открыл дверь, вышел на площадку. 

- Ну и уходи! - крикнула ему Марина. - Да я завтра же себе другого найду! 

 

Зайдя в квартиру, Владислав бросил вещи в кресло, а сам начал рыться в мебельной стенке. Мама опять удивилась: 

- Я что-то не поняла, ты инструмент там ищешь? Или случилось что? 

Владислав, вытащив заначку в виде бутылки водки, буркнул: 

- Я к Женьке. 

Женька, друг Владислава с первого класса, обрадовался встрече и приказал жене Рите собрать что-нибудь на стол. По хмурому лицу старинного приятеля он сразу понял, что тот чем-то расстроен. Через полбутылки, наконец, Владислав сдался и, правда без подробностей, рассказал, что со своей Мурлин он расстался, а ему сейчас просто тяжело оттого, что его обманывали. 

- Потому что сам виноват! - заключила Женькина жена. 

- С чего бы? 

- Нельзя таких женщин одних оставлять надолго. Я бы тоже не вытерпела. 

- Чего?!! - повернулся к жене и возмутился Евгений. - Это значит, пока я в армии был… 

Дальше пошла перебранка между мужем и женой, каждый обвинял друг друга в недоказанных прелюбодеяниях. Длилась она долго, пока Владислав, видя, что разгораются нешуточные страсти, не пригрозил - если они не прекратят, он уйдет. 

- Тебе надо искать девушку, которая ни разу замужем не была! - начала учить Владислава жизни Рита. 

- Почему? Какая разница? 

- Потому что они гораздо честнее. Я женщина - я знаю. 

- А еще лучше девственницу! - съехидничал уже хорошо выпивший Женя. 

Жена отвесила мужу небольшой подзатыльник. Поставила рюмку на стол и потребовала: 

- Мне тоже налейте, а то сидите тут. А ты меня слушай, Влад, а не его. Я тебе ничего плохого не посоветую. 

К вечеру Женя начал клевать носом, Владислав тоже был в состоянии "вот упадет" и жене друга детства ничего не оставалось, как вести его домой. 

- Дойдешь дальше сам? - спросила уже возле подъезда. 

Махнув головой в знак согласия, Владислав, качаясь, пошел в подъезд. Там встретил группу подростков и, недовольный курением на лестничной площадке, начал воспитывать молодежь. Молодежь в свою очередь "тактично" объяснила ему, что воспитывать в нетрезвом виде очень непедагогично. 

Через полчаса Владислав, наклонившись над ванной, смывал кровь с разбитого лица. Мама, держа полотенце, стояла, всхлипывала и спрашивала: 

- Да что случилось-то, сынок? 

- Да ничего, мам, просто все беды - от женщин. 

Впоследствии о том коротком браке Владислав вспоминал с улыбкой, и жалел только о двух вещах: что так и не узнал, зачем понадобился Якушеву динамик, и что так ни разу и не слышал, как поет Маринина мама. 

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

    Ну почему этот подлец Якушев вечно не вовремя врывается в Маринину жизнь?.. Первый брак расстроился по вине этого негодяя, теперь вот практически уже слепленный второй развалился, как на тарелке пельмень переваренный... 

Красив, красив, конечно, Вовка, ничего не скажешь! Как вообще в тихом захолустном городке мог родиться на свет парень с такой яркой внешностью мыльнооперного героя - высокий, статный, с лёгкой смуглостью кожи, пышной шевелюрой смоляных мелко вьющихся волос, и светлыми, завораживающими своею чистой голубизной омытого дождём весеннего неба глазами с длиннющими и густющими, будто по ним щедро прошлись мейбелиновской тушью, ресницами?.. 

От одних этих глаз вся женская половина городка, где жила Марина, сходила с ума. Но Вовка, даром что красавец писаный, своего не упустил: охмурил заведующую продуктовым складом, ещё до армии; она же его и от "благородного воинского долга каждого российского юноши" отмазала, и вот уже который год живёт Якушев с этой старухой припеваючи, нигде не работая, сладко ест, сладко пьёт, а как уж ему там с бабой, в матери ему годящейся, спится - про то никому не ведомо. 

Ну, конечно, когда всё это случилось, был большой тарарам на весь тихий городок. А теперь... Разница в двадцать семь лет, конечно, немалая, но вон гляньте на некоторых звёзд нашей эстрады, и разговоров и улыбочек сальных, может, и поуменьшится. Чем, ёшкин кот, все остальные хуже этих самых "старов"? 

А с Мариной Вовка и правда дружил, с первого класса сидели они за одной - первой - партой. Она ему списывать русский с литературой давала, он ей - алгебру с геометрией. Взаимная выгода. Но - не без чувств. Именно Вовка в пятом классе дал Маринке прозвище - такое ласковое и нежное - Рябинка. Это когда она однажды по осени в бусах из ягодок рябины, на нитку нанизанных, в школу пришла. Бусы вскоре пришли в негодность - ягоды сморщились, ссохлись, почернели, - а прозвище красивое осталось. Маринка всегда была девочкой в теле, но порой ей казалось - это Вовка её фигуру с рябиной тонкой сравнивает. И на душе сразу теплело. 

И, если честно, и парнем он у неё первым стал. Там же, в школе, и тоже ведь - не в какой другой день, а - первого сентября. После уроков, в раздевалке... Соскучился, видать, за лето по "партийной" подруге. И - что скрывать - и подруга по нему. "Рябинка моя, - шептал, обнимая и целуя, - от тебя ягодами осенними пахнет..." Как тут было устоять?.. 

В общем, ровно через месяц подвернулась Якушеву эта "старуха-процентщица", как величала её про себя Марина, об этом быстро узнала вся школа, и короткая школьная девичья любовь разлетелась ворохом октябрьских опавших листьев, рассыпалась, как те бусы рябиновые. 

Сразу после десятого класса, поступив в педучилище, Марина постаралась Вовку-альфонса забыть - познакомилась с парнем, студентом-первокурсником института, тоже педагогического; встречались всё время учёбы, а, как только получили дипломы, сыграли свадьбу.  

Из ЗАГСа выходили - глядь, стоит через дорогу Вовка, улыбается эдак с лукавинкой, голубые глаза щурит на невесту, как кот на закрытую банку со сметаной. Сердце Маринино так и подпрыгнуло, взлетело куда-то в горло, застряло там пробкой из бутылки шампанского, а кровь вдруг запенилась, залопалась шипучими пузырьками... Не забыл! Пришёл! Ох, только поздно, милый, поздно... 

Поздно ли?.. Муж Маринин был учителем рисования. Денег вечно не хватало, он то натурщиком подрабатывал, то заказные портреты рисовал. Хотя больше всего нравилось ему живописать свою красавицу-жёнушку. В разных позах и по-разному. Марина не возражала - даже против обнажёнки, только и спрашивала, улыбаясь: "Ну, опять "ню"? И, когда супруг кивал, радостно и без стеснения скидывала халат. 

Однажды муж набрюлловил, как он сам выразился, портрет - себя и Марины, очень красивый, прямо-таки парадный. Специально взял напрокат костюм, театральный, с завитым в чёрные локоны париком, камзолом и ботфортами, даже шпагу где-то раздобыл. Сначала натурщика в этот костюм обрядил и всю эту вычурную одежду изобразил досконально, в деталях; потом - с зеркала - своё лицо поверх воротника кружевного врисовал, а затем, рядом с собою - любимую жену Марину, в белом парике, тоже в шикарном платье с фижмами, с веером в руке. У ног жены - для пущей красоты - собаку втиснул, спаниеля. 

Портрет получился чудо как хорош. Супруг купил к нему золочёную раму, повесил в спальне над постелью. А тут вскоре отправился со своими учениками на олимпиаду по рисованию в соседний город. Марина осталась одна. В тот же вечер - стук в дверь. На пороге Вовка Якушев. Как прознал?.. Чаю, - говорит лукаво, - нальёшь старому приятелю, Рябинушка? 

Чаем, конечно, не ограничилось... А, чуть свет, ускользнул любовник прекрасный - будто бестелесный дух. Марина спала так крепко - даже не проснулась. 

Встав, она вздохнула, прибралась, бельё поменяла, диван пропылесосила, посуду перемыла, унитаз выдраила. Ни следа ночного гостя. Ни пылинки. 

Вечером следующего дня вернулся муж. Поцелуи, объятья, коньячок с тортиком... Спальня манила свежеперестеленным белоснежным бельём, супруги уже стояли рядом с диваном, целуясь страстно, покачиваясь, готовые рухнуть в крахмальные мягкие глубины... И тут объятья разжались, и раздался стон - нет, вой - ужаса, смешанного с несказанною яростью. 

Марина отшатнулась, отпрянула, отпрыгнула... Остановившийся взгляд супруга был направлен на портрет. Она посмотрела… Сначала не увидела. А, когда узрела - так и ахнула. Из кучерявых завитков чёрных волос на парике мужа торчали маленькие рожки, глумливо пририсованные чёрным же фломастером. 

...Развелись, тем не менее, тихо, как интеллигентные люди. Муж ушёл, забрав лишь все свои полотна, рисунки и художнические принадлежности, благородно оставив жене квартиру... и злополучный портрет. 

Марина его не выбросила - решила, что отнесёт в мастерскую и попросит рогатого мужа отрезать, а сама себе она уж больно на картине нравилась. Чувствовалось - нарисовано с душою, с любовью, может, даже эта работа лебединой песней супруга была... 

Но как-то с обрезанием не складывалось, и портрет лежал на антресолях, ждал своего часа. Своего часа ждала и Марина. Жизнь продолжается, она ещё молодая, Бог даст - найдёт себе мужика. 

Вовка, изверг, исчез; хоть город и маленький, а она его с тех пор не видела. Сначала хотелось пойти и поговорить с ним хорошенько. Но потом запал прошёл. Да и какой с каверзника спрос? Сама пустила, добровольно согрешила. В конце концов, всё не так плохо - квартира, пусть и не шикарная, ей осталась. 

А тут и жениха Марине приискали, Тамара Степановна постаралась, ханума местная. Жениха звали Владислав. Сваха расхвалила его как могла: и приличный, и непьющий. Разведённый, но жениться хоть завтра готов, коли невеста понравится. 

Марина сразу решила брать быка за рога. Она не девочка, а приличные мужчины попадаются не каждый день. Что непьющий - это, конечно, лажа, как говорят в народе. Ну ничего, всё выяснится в процессе знакомства. 

Марина в телефонном разговоре с Владиславом сразу пригласила жениха в гости. Зимние прогулки по заснеженному городу - романтика для молодых да спортсменов-лыжников. Кино - молодёжное развлечение, лучше уж телек включить, в уюте и тишине, чем хруст попкорна со всех сторон слышать. Кафе - тоже для тинейджеров. Музыка будет грохотать, дым коромыслом А мужчину лучше изучать в обстановке спокойной, хорошо знакомой и располагающей. 

Марина неплохо готовила. Салатики, мясо по-французски (не вегетарианец, будем надеяться, жених), на всякий случай - шампанское ( а это - если гость недогадливый с собой чего покрепче не принесёт), фрукты в вазочке. Испекла торт-сметанник, щедро посыпав его тёртым шоколадом и украсив узорами из ягод мочёной клюквы. 

И вот гость на пороге. Марина решила, что сразу расположит к себе Владислава, если не будет выпендриваться. Юбка и блузка с глубоким треугольным декольте. Последнее - оружие массового поражения, бьёт без промаха - самое то, испытано не один раз и не на одном индивидууме. В таком прикиде и вечернее платье ни к чему. 

И вправду - во взоре гостя было нескрываемое одобрение, и Марина повела свою дальнейшую партию без сучка без задоринки. Незатейливый лёгкий юмор, улыбки, внимание ко всему, что произносит Влад, распахнутые широко глаза, какую бы чушь он не порол... Незаметно приглушить свет, создать интимный полумрак, присесть поближе, не вплотную, но чтоб Он почувствовал жар её бедра и лёгкий аромат духов... Не забывать подливать ему коньяк... 

И - когда гость всё же спохватится, что уже поздно, и начнёт вставать, собираясь домой, - проявить инициативу - но тоже тонко, чтобы он понял - Марина готова сдаться сразу не потому, что такая доступная, а потому, что он ей очень понравился, что он умён, обаятелен, красив, как ни один мужчина. 

- Раздвигай диван!.. 

...Владик оказался совсем даже неплох в постели. Конечно, это не Вовка... Ой, тьфу-тьфу-тьфу, не поминать чёрта, ни в коем случае! Забыть проклятого! 

Марина чувствовала, лёжа рядом с Владиславом: это - её мужчина. За такого надо держаться руками и ногами. Особенно когда поняла, что он не против детей. А она детей хотела. Не всю же жизнь сопли только чужим девчатам да пацанятам в садике подтирать. 

Вернее, хотела она одного ребёнка. Представлялся ей всегда мальчишечка - голубоглазенький, с чёрными смоляными кудрями и лукавой улыбкой... 

Владиславу она понравилась. Период ухаживаний, по взаимному согласию и удовольствию, так у них и не начался, сразу перевалив в стадию мирной совместной жизни. Влад встречал Марину с работы, они часто вместе ходили по магазинам, будто семейная пара, затоваривались продуктами. 

Он перетащил к ней свои вещи, и она по утрам радостно жарила ему яичницу с беконом или тосты с помидорами и колбаской. Часто готовила блины или вкуснейшие, от которых у любимого слюнки текли, пышные золотистые оладьи, варила крепкий, как Владик любит, кофе. 

Он охотно знакомил её с друзьями, даже о представлении маме заговаривал, но Марина тактично не настаивала, не форсировала события, знала - эту последнюю башню крепости штурмом не берут, только длительной упорной осадой... 

Знакомство с друзьями - это уже большое продвижение, первая линия крепостных стен. Вторая - имя, ласкательное, Мурлин. Звучит противно до жути, но - ведь это он придумал... Марина вычитала в одном популярном журнале, что прозвища, даваемые влюблёнными друг другу - это очень важно. Если такие имена имеются в лексиконе молодых супругов - это хорошо, значит, отношения развиваются правильно. И она терпела, улыбалась, откликалась. А сама нет-нет - и Рябинку вспоминала... 

У Марины была радиола, "Эстония", подарок мамы, страстной любительницы музыки, дочке на десять лет. Понятно, что нынче такое никто не слушает, сейчас ведь столько новомодной аппаратуры навороченной. Но Марина любила эту радиолу, выбрасывать жалко, и пластинок было к ней накуплено много. Романсы, песни советских композиторов, мелодии зарубежной эстрады... В своё время за такие пластинки очереди давились. 

Вот и решила: пусть любимый починит, он в технике разбирается. Попросила. Владик, безотказный, сразу за работу принялся. Марина смотрела, как он, сосредоточенно сжав рот, склонился над распотрошённым брюхом радиолой - и сердце вдруг тоскливо сжалось. 

Ну что ей, дуре, ещё надо?.. Чего не хватает?.. Вот он, настоящий мужик, работящий, всё в дом, практически не пьёт, с работы встречает, по ночам ласковый да нежный... Подруги обзавидовались, а она, будто кошка мартовская, в мыслях всё блудит... "Ой, Господи, помоги, спаси душу грешную!" 

Что спасать придётся, и очень скоро, - о том Марина ещё не ведала. А как вышло - Владик вдруг сообщил, что уходит на ночное дежурство в садик. Она расстроилась, но что поделаешь, - друг попросил, да и деньги лишние никогда не помешают. 

Владислав отложил радиолу - каких-то там инструментов у него для неё не было, - собрался, ушёл. Марина решила лечь пораньше. Только душ приняла, волосы подсушила, - звонок в дверь. Подумала - Владик; наверное, Женька, друг его, передумал, решил сам ночью поработать. 

Распахнула дверь - Вовка. Стоит, ухмыляется, глазами бесстыжими прямо в вырез халата упёрся. 

- А я чаю выпить, Маринка-Рябинка! 

Хотела Марина дверь захлопнуть - а он ногу подставил. Тут снизу голоса раздались - соседки с собаками с гулянья идут. Что будешь делать?.. Отворила дверь чуть шире, Якушев ужом ввернулся в квартиру. Тут же прижал к стене... Она только и смогла - слабо ахнуть в его кучерявую голову, когда он распахнул на ней халат, стиснул руками грудь, пробормотал: "Ах вы мои ягодки, заждались?.." и жадно втянул в рот сосок... 

Рано утром случилось то же самое, что и в первый раз, - исчез Вовка, растворился в серых предрассветных сумерках. И в этот раз Марина проспала его уход, но, вскочив и помня давнишнее, всё пересмотрела в квартире. Никаких следов полюбовник не оставил. Рогов лосиных или оленьих, о которых почему-то Марине сразу подумалось, над дверями не прикрутил. На окнах и зеркалах никаких надписей похабных губной помадой не накалякал. 

Чистоту Марина навела везде. Бельё перестелила - и сама на нём повалялась несколько минут, чтоб отпечаток тела остался да запах её впитался. И, когда вернулся из садика Владислав, была спокойна и уверена. 

Он принёс инструмент - и сразу хотел за "Эстонию" приняться, но Марина не дала. 

- Я по тебе скучала, да брось ты пока свои инструменты, иди лучше к своей Мурлин, - прошептала ему в губы. Они долго валялись в постели, потом пообедали и, наконец, Владислав всё-таки принялся за радиолу. Марина устроилась в кресле, включила телевизор, смотрела в него отстранённо, расслабленная, мягкая, и думала, какой же Владик у неё хороший и хозяйственный. Другого мужика бы пришлось о ремонте месяц просить, а то и год. Вот взять Вовку-блудодея... Он наверняка бы год эту радиолу ремонтировал... О, Господи!.. 

- Марина! - вырвал её из задумчивости голос Влада... Но голос был какой-то чужой. Да и имя своё она не привыкла из уст Владислава слышать - привыкла уже к этому противному "Мурлин" да "Мурлин". 

- Что? - кажется, спросила ровно и безмятежно. Но в глубине души уже шевельнулось: знает!.. 

-Кто у тебя был сегодня ночью? 

Она всё-таки вздрогнула, повернулась к нему. Его глаза нехорошо сверкали из-за решётчатой панели радиолы. Хищным блеском посаженного в вольер волка - вот как. Тем не менее, она округлила глаза, изображая невинное изумление: 

- Никого у меня не было, с чего ты взял? - А сердце застучало часто-часто. Радиола! С ней что-то не так! Этот подлец Якушев что-то с ней сделал... Негодяй!.. Мерзавец!.. 

- Где динамик? - Продолжал безжалостный допрос Владислав. Лицо его на глазах наливалось кровью. - Вчера он здесь был!.. 

Он отвёрткой показал место динамика. Бляшка-мушка, откуда ж Марине знать тонкости этой аппаратуры?!! Она воспитательница, а не радиомонтажница!.. Всё, кончено, - поняла она. 

Владислав встал. Весь багровый. Она испугалась. Подойдёт - и ударит. Или отвёрткой ткнёт... Состояние аффекта - вот как это, кажется, называется. Это тебе не муж-художник, натура тонкая, творческая, тот только кистями своими на прощанье помахал... Не оттого ли и выражение это глупое пошло - "наше вам с кисточкой"? 

А Влад - простой работяга, такие в ревности страшны. 

- Так кто у тебя был? 

- Это Якушев, мой старый знакомый, вчера заходил, - пролепетала Марина, вжимаясь в кресло. И тут же поняла, что Влад знает Вовку... А не знает - так слышал, конечно, о знаменитости, прогремевшей на весь их городок... 

Так и было. 

- А, местный мачо, альфонс! И что его принесло в столь поздний час? - Злобно улыбаясь, спросил Влад. 

- Он зашел… чай попили мы с ним… - Слабо пискнула Марина. Всё- всё! Всё-всё! Всё-всё! - Выстукивало кукушкой в голове. И тут же: Пусть-пусть!! Пусть-пусть! Пусть-пусть! 

- Якушев не из тех людей, которые по ночам приходят чай пить. Я тебе не верю! - Заявил Владислав. 

Ей было почти всё равно. Но всё же она попыталась исправить ситуацию, как-то оттянуть неизбежное. 

- Что за дурацкая ревность! Что ты ревнуешь меня к каждому фонарному столбу?!! - Она говорила теперь уже с вызовом, прямо глядя ему в глаза. Помирать - так с музыкой! Он не ответил, взял большой пакет, начал собирать свои вещи. 

Затем вышел в коридор, торопливо натянул на себя пуховик. Губы брезгливо поджаты, глаза злые, ледяные, колючие. Чужой незнакомый мужик. И она хотела за него замуж?.. 

Марина встала у дверей, сделала вид, что пытается его удержать. 

- Ну успокойся, я тебе все объясню. Ну прости, ну такого больше не повторится. - Сама чувствовала, как фальшиво звучит голос. Что-то отпустило её, и ей даже хотелось, чтобы он поскорее ушёл. 

Он отодвинул ее в сторону, открыл дверь, вышел на площадку. 

- Ну и уходи! - крикнула ему Марина. - Да я завтра же себе другого найду!.. 

Всё-таки разревелась, когда услышала его шаги вниз по лестнице - твёрдые, решительные. 

Немного успокоившись, плеснув в лицо холодной воды, пошла на кухню и нажарила себе столь любимых Владом оладий. Штук сорок, наверное, получилось. Сидела, ела, сначала в охотку, с наслаждением уминала - вот так тебе, дорогой, теперь тебе таких никто не сготовит, не дождёшься! - потом давясь. Съела все. До крошечки. 

Потом, правда, долго не могла на мучное вообще смотреть, больше месяца. Да и вскоре почему-то потянуло на совсем другое - остренькое да солёненькое. 

Через девять месяцев Марина родила. Правда, не мальчика, а девочку. Голубоглазую, с чёрными кудряшками, с лёгкой нездешней смуглотой. Но это уже другая история…

 

 

 

 

 

Категория: Irbis | Добавил: Irbis (17.07.2022) | Автор: Ирбис и Диана Крымская
Просмотров: 9667 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 4.8/109
Всего комментариев: 4
3 Белинский   [Материал]
Ох уж эти новомодные совмещения авторов! Непонятно, как совместно писались два варианта, одновременно, или раздельно каждым автором.
Думается, что раздельно писалось, и второй вариант принадлежит перу Крымской, и он неудачен. Схематично написан и блекнет на фоне первого вашего варианта.
Ваш рассказ чисто профессионально построен и заканчивается правильно: "так и не узнал, зачем понадобился Якушеву динамик, и что так ни разу и не слышал, как поет Маринина мама..." С вопросом, так сказать. Потому что в любовных историях постоянно остаются вопросы.  up  
Засим откланиваюсь!

4 Ирбис   [Материал]
Спасибо, я тогда только начинал, потому экспериментировали).

2 Бесов   [Материал]
Ну прям российский "Декамерон". Прочитал с большим удовольствием! Автору - огромное спасибо!  smile

2
1 АлинаНечай   [Материал]
Класс! Мне понравилось))

Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *:
                                                  Игорь Нерлин © 2022