Суббота, 26.05.2018, 13:10
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Irbis [134]
Irbis
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 7
Гостей: 2
Пользователей: 5
Владимир-89265917712, Хаким-89637809001, CoBa75, ЮГ35, Борис-89164423763
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2018 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Irbis » Irbis

Могила без памятника. Глава 5.


    Сергей проснулся от легкой головной боли и сразу осознал, что лежит в больничной палате. «Не надо было так долго купаться, вот воспаление легких и схватил», – первым делом подумал он. Мужчина с благообразной внешностью, лежащий на соседней койке в той же палате, заметив, что Сергей открыл глаза, пожелал ему доброго утра и обратился с вопросом: «Что тебе сегодня, Игорек, снилось?». 
– Ни черта мне не снилось, чернота и все. Слишком крепко спал. Вы, наверно, что-то напутали: я вам не Игорь, а Сергей Александрович Ларин. Будем знакомы.
    Сергей протянул руку, а мужчина пожал ее с нескрываемым недоумением на лице.
– Таблеточки, таблеточки! – вопя, словно базарная торговка, в палату вплыла пышнотелая медсестра с тележкой лекарств.
    Благообразный мужчина послушно проглотил таблетки и показал медсестре язык. Сергей громко фыркнул. 
– Что смешного, Берестов? Рот открывайте! – повернулась медсестра к Сергею.
– Таблетки для Берестова, вы ему и отдайте, а мне не надо, я здоров.
– Берестов, не хулиганьте, а то санитара позову! – рассердилась медсестра.
– Зовите.
    Медсестра исчезла за дверью, а Сергей надел сандалии и пробурчал:
– Рот ей открой, язык покажи, дурдом какой-то тут устроили, вы согласны?
– Ну да…дурдом… – тихо промямлил мужчина и в знак солидарности с ним покивал головой.
    Когда медсестра с санитаром вернулись в палату, Сергей уже был за воротами больничной территории. Несколько секунд назад пробегая по вестибюлю, он увидел себя в зеркало. «Вот черт, я действительно стал другим», – промелькнула мысль.

    Сергей сел в троллейбус и поехал в ту сторону, где жила его дочь и внучка. Поначалу он хотел опять вернуться к Наташе, но, вспомнив, как грубо его вытолкали за дверь, передумал. Денег в карманах спортивных брюк не было, пришлось кое-как добираться «зайцем» до нужной остановки.

    Вот и знакомый дом; главное теперь не испугать дочку неожиданным признанием. Постояв минуту перед дверью квартиры, Сергей нерешительно нажал кнопку звонка. Через некоторое время дверь приоткрылась, и он увидел Лену, которая секунду-другую удивленно смотрела на него, а потом спросила:
– Вам кого?
    «Леночка, дочка любимая!» – хотелось сказать Сергею.
– Я к вам, Елена Сергеевна, по поводу вашего отца – Ларина Сергея Александровича, – официальным тоном сообщил Сергей.
– А что хотите узнать? Он в больнице, уже давно там находится.
–  Мне нужны некоторые подробности того, что с ним произошло.
– Так вы из полиции? Проходите. Вы думаете, что произошел не несчастный случай, а нападение? – почему-то обрадовалась Лена. – Знаете, я это матери сразу сказала. Я до сих пор чувствую – тут что-то тут нечисто.
– Расскажите поподробнее, пожалуйста. Как и где его нашли?
– Его нашел путевой обходчик и сообщил на станцию. Поначалу подумали, что он мертв и отправили тело в морг. А в морге кто-то из работников заметил, как он шевельнул пальцем, и вызвал скорую. Но он слишком долго лежал без сознания и мозг от кислородного голодания умер. Мама с Васькой ездили в Камышинск и еле нашли его там. Нам все твердили – молния ударила его прямо в голову.
– Значит, это была молния? – удивился Сергей. Только эта новость ему совершенно не объясняла, каким образом Ларин мог оказаться в чужом теле и стать Берестовым.
– Да, так нам и сказали. Просто никто никого не хотел искать. Зачем им очередной «глухарь»? Несчастный случай, вот и все. Дело закрыто. Я уверена, что его чем-то ударили по голове сзади. У него при себе сотовый был, а при осмотре его не обнаружили. Да вы проходите в гостиную, садитесь, чаю вам сделать? 
– Да, не откажусь.
    Пока дочь возилась на кухне, в комнату вбежала внучка и подошла к Сергею. Как она за год выросла! Так хотелось ее взять на руки, но нельзя выдавать себя преждевременно.
– Дядя, а ты кто?
– Я дядя Сережа. А ты – Полина и тебе три годика, да?
– Четыре! – гордо поправила девочка.
    Дочь вернулась в комнату и поставила на журнальный столик перед Сергеем небольшой поднос с чаем и печеньем.
– Ну все, я готова выслушать ваши вопросы, – улыбнулась Лена и села напротив.
– Ваш отец сейчас…
– Сейчас мой отец – человек-растение, «овощ», как говорят некоторые, но мне не нравится это определение. Он ничего не говорит; неизвестно даже, различает ли он что-либо в окружающем мире. Мне очень тяжело его видеть, – сказала Лена очень грустно.
– Я понимаю, действительно трудно… – согласился Сергей.
Девочка подошла к Сергею и попросила:
– Дядя, а ты поиграй со мной.
– Поиграю, а ты мне скажи – ты маму слушаешься?
– Нет!
– Ай-я-яй, как нехорошо, вот придет хищный месяц ночью и съест тебя! 
Сергей изобразил с помощью ладони полумесяц и, улыбаясь, тихонько зарычал. Девочка засмеялась и отбежала на середину комнаты.
– Откуда вы знаете про хищный месяц? Вам рассказывал про это мой отец? Он меня тоже так пугал, когда я была совсем маленькой, – изумилась Лена.
– Нет, Елена. А знаю я про тебя всё. Да и не только про тебя, но и про твою маму, и про брата твоего Василия. Ты ходила в 37-й детский сад, училась в 88-й школе. Твоими школьными подругами были Алла Нехлюдова и Вера Полушкина. В седьмом классе вы с Аллой не поделили какого-то парня и рассорились навсегда. Замуж ты вышла за Славку Устюжанина, но не прожила с ним и года. Вы развелись, и родители помогли купить тебе эту квартиру. В детстве ты без конца дралась со своим братом. В третьем классе упала с качелей и сломала ключицу. На память об этом у тебя на правом плече осталась маленькая шишечка. Твой отец воспитывался в детдоме. Мама твоя родом из Красноуфимска.…
    Сергей, не останавливаясь, перечислял все, что всплывало в памяти. Лена слушала, открыв рот, а на лице последовательно сменялись выражения страха, удивления и безмерного восхищения.
– В позапрошлом году ты купила у каких-то коробейников набор мельхиоровых вилок и ложек. Они всучили тебе поддельное китайское барахло, за которое ты отвалила десять тысяч. Сейчас оно пылится в шкафу, и ты не знаешь, куда его девать.
– Просто невероятно! Ну скажите правду – откуда вы все это знаете?! – засмеялась Лена.
Сергей перевел дух и продолжил.
– Тебе было десять лет, когда ты притащила с улицы больного одноглазого котенка. Сама выходила беднягу, назвала его Пиратом. Он прожил семь лет, пока случайно не погиб, выпав из окна. Можно бесконечно вспоминать. Давай сделаем по-другому. Лен, вспомни какое-нибудь событие, о котором посторонний для вашей семьи человек не мог знать. Желательно посложнее…
    Лена призадумалась, потом вспомнила:
– Не знаю, ответите ли вы на это? Мне было лет семь или восемь, когда в магазине детских игрушек я закатила родителям истерику, а дома переломала все свои куклы, только потому, что они не купили мне… 
– Это был красивый гоночный автомобиль. Красный такой, с блестящими трубками по бокам.
– Да! Эти вредные предки мне заявили, что с машинками играют только мальчики, а девочки должны играть с куклами. А жадный Васька если и давал мне поиграть со своей машинкой, то только с самой ненужной, той, что со сломанными колесами.
– Но потом-то они купили.
– Да, и я была от счастья на седьмом небе, это была моя самая любимая игрушка! Я катала в ней своих кукол, играла в такси…
– Но они потом об этом все равно пожалели. Их дочь после школы изъявила желание учиться на автомеханика. А отец с матерью настояли на поступлении в Институт питания и пищевых биотехнологий. Сколько слез и сколько нервов пришлось потратить, чтобы они смогли переломить тебя.
– Как я ненавидела это заведение!
– Спроси еще что-нибудь.
– Да хватит. Я уже все поняла – никакой вы не полицейский. Вы экстрасенс. А будущее мое посмотреть можете? Я вам заплачу за это. 
Она встала с кресла и потянулась к секретеру за кошельком. Сергей глубоко вздохнул. 
– Нет, к сожалению, будущего твоего не знаю, я даже своего не знаю. Я вовсе не экстрасенс… я … 
    Сергей замолк, потом посмотрел дочери в глаза пронзительным взглядом и тихо сказал:
– Я твой отец…
     По лицу дочери пробежала волна изумления и она непроизвольно опустилась назад. В глазах появились искорки страха и неприязни.
– Хм... а это уже не смешно. Глупо шутите, молодой человек. Я своего отца видела в больнице три дня назад. 
Она вскочила с кресла и указала рукой в сторону двери.
– Немедленно уходите! Вы жулик-гипнотизер! Не уйдете, я буду кричать!
– Нет, я не жулик! Ради бога, Лена, не кричи и выслушай меня до конца. Потом решишь – выгонять меня или нет. 
– Хорошо, только недолго.
– Я в прошлом году поехал в Камышинск, нужно было привести в порядок могилы родителей. Это была просьба моей сестры, твоей тети Оксаны. Кстати, с ней все в порядке? Она жива? 
– Жива, но прихварывает немного.
– Я звонил тебе с сотового, ты должна помнить – у меня украли портмоне с деньгами и документами.
– Да, было такое.
– Я пробыл там почти три дня. Получилось так, что мне нужно было пройти вдоль железной дороги, как раз в это время начался дождь, а больше ничего не помню.
    Лена находилась в полной растерянности. Она встала и нервно заходила по комнате.
– Хорошо, если ты мой отец, то почему вернулся только сейчас, а не раньше? Почему в другом образе? Я бы поняла, если бы мой отец умер, а душа его перелетела в другое тело, но он-то жив!
– Значит, у него нет уже души, раз ты говоришь – он «человек-растение».
– Да… получается, нет… – согласилась она.
– Теперь она здесь, рядом с тобой. 
Лена села на диван и стала внимательно рассматривать Сергея.
– Я уже появлялся здесь примерно месяц назад. Как-то необъяснимо явился в этот мир и в тот момент я еще не знал, что нахожусь в чужом теле. Хотел прийти домой, но Вася с Наташей меня не пустили. Потом я опять исчез куда-то. 
– А-а-а… так Васька рассказывал, мол, к ним псих ворвался и на маму накинулся. Значит, это ты приходил!
– Надо же – псих… Видишь, как получилось.
– Тебе нужно было ко мне прийти, поговорили бы как сейчас, может быть, я и поверила бы тебе.
– Я тогда ничего толком не соображал – у меня сильнейший шок был.
– А там, куда ты исчезаешь, что там находится?
– Ничего. Нет ни ангелов с крылышками, ни облаков с богом. Только фиолетовый туман и вечность без чувств и без времени. Как сон.
Лена вздохнула, и по выражению ее лица было видно, что она почти поверила. Она протянула  руку и хотела дотронуться до него, но испуганно отдернула.
– Не бойся, Леночка. Я действительно твой отец, но в другой оболочке, – успокоил ее Сергей.
– Все равно мне как-то страшно… папа… молодой папа… только другой.
– Не знаю, сколько мне еще отпущено времени пробыть здесь. Я еще ни в чем не разобрался, но мне не хочется исчезать, и непонятна причина, по которой я ухожу в безвестность. Я только сейчас понял, как дорога жизнь.
    Сергей заметил, что взгляд Лены заметно потеплел.
– Ты, наверно, кушать хочешь, раз не ел целую вечность? – спросила дочь ласково.
– Да не то слово.
    Лена хлопала холодильником и гремела посудой на кухне, но все же иногда заглядывала в гостиную – проверяла, все ли в порядке. Сергей присел на ковер поближе к внучке. От его внимания не ускользнул игрушечный самосвал в углу с сидящими в кузове куклами, а также ящичек с разноцветными пластмассовыми гаечными ключами, большими цветными болтами и гайками. Может, дочь в свое время и была права – девочки тоже имеют право играть с машинками.
– Иди! Все готово! – позвала она его.
    Сергей вошел на кухню, дочь повернулась к нему, и  он заметил, что она смотрит на него с некоторым восхищением. 
– Слушай, а тебе такое классное тело дали! По-любому у какого-то спортсмена позаимствовали. Сексуальный такой мужчинка.
    Сергей покраснел и ужасно рассердился.
– Лена! Что такое ты говоришь? Мне никто ничего не давал! И перестань говорить пошлости! Вот воспитали дочь!
    Лена всплеснула руками.
– Батюшки! Узнаю знакомые сердитые папины нотки и эта вечная фразочка – «Ох, воспитали дочь!». Бери ложку, воспитатель!
– Лена!
– Все молчу. А когда к маме поедем? Мне так не терпится ее обрадовать.
Сергей призадумался. Наташа не Лена, ее подготовить как-то надо.
– Мне кажется, если к ней приехать вот так сразу, она не обрадуется. Давай сначала с Васей поговорим. По крайней мере, он меня здесь хоть с лестницы не спустит.
    Дочь долго по телефону упрашивала брата срочно приехать, но тот все отнекивался, ссылаясь на занятость. Настырность сестры победила, и он ответил, что через полчаса будет.

    Появился Василий. Маленькая Полина подбежала и повисла на нем, ухватившись за шею, и он еще пару минут сюсюкался с ней в коридоре.
– На кухню пройди, там человек сидит. Будет очень важный разговор, а мне пока надо Полю спать уложить, – попросила сестра.
    Василий вошел на кухню, крутя на пальце ключи от машины. Сын за год не изменился – все такой же вальяжный и очень уверенный в себе. «Надо же, автомобиль приобрел, растет сынок», – подумал Сергей с уважением. Василий тем временем бросил ключи на стол и посмотрел на Сергея. Проследив взглядом за упавшим фирменным брелоком с логотипом «Škoda», Сергей поднялся со стула и протянул руку для приветствия.
– Здравствуй, Вася.
Вася здороваться не стал. Окинув Сергея презрительным взглядом, он небрежно плюхнулся на табуретку и выпалил:
– Я тебя помню, придурок. Ты зачем мать мою тогда напугал?
– Так вышло, извини… – ответил Сергей, а сам подумал: «Всыпать бы тебе по первое число за такие слова».
– Так ты из «дурки» сбежал?
– Да ниоткуда я не сбегал.
– Тебя санитары по всему городу ищут, к нам приезжали. Фото твое показывали.
– Почему к вам? – удивился Сергей. – Зачем я им понадобился?
    Василий ехидно улыбнулся, достал из кармана сотовый телефон и сказал:
– Сейчас позвоню туда – сразу узнаем зачем.
– Не надо никуда звонить, – занервничал Сергей.
    Пока он думал что предпринять, в комнату зашла Лена и встала у него за спиной, положив ладони на его плечи.
– Вась, ты хочешь узнать, кто это? – обратилась она к Василию с торжеством в голосе.
– Псих из дурдома, – ответил Вася и засмеялся ядовитым смехом.
– Он не псих, он… ты не поверишь… но он наш отец. Только в другом образе.
– Вот дура ты, Лена! Что он тебе наплёл? Наш отец в больнице! – выкрикнул брат, дернувшись всем телом от злости и чуть не упав при этом с табуретки. 
– Сам дурак. И не надо так кричать – ребенок спит. Спроси у него то, о чем знаете только вы вдвоем и больше никто.
– Да самое простое – если он мой отец, то должен знать пароль от отдельного почтового ящика, который мы сделали общим.
– Пять, большая крокодила, три, сорок семь, двадцать. Последние четыре цифры совпадают с номером твоего телефона. Все это без пробелов и в английской раскладке, – улыбнулся Сергей.
– Верно… – немного растерялся Василий и перестал злиться. – Пароль сложный, но это еще ни о чем не говорит.
    Вася не был таким доверчивым как его сестра, потому расспрашивал отца с пристрастием гестаповца. Если обнаруживались какие-то неточности, то он с победным превосходством смотрел на Лену и восклицал:
–  Врет ведь! Не совсем так.
– У нас разный взгляд на одно и то же событие, – оправдывался Сергей.
Но когда сведения в точности совпадали, Лена слегка стукала его по спине кулаком и с детским восторгом кричала:
– Я же говорила! Он все про нас знает. Он точно наш отец!
Спустя час Сергей взмок и почувствовал себя несчастным. Ему стало казаться, что скептически настроенного Василия не убедить никогда.
– На каком колене у меня шрам и откуда? – задал очередной вопрос с подвохом Василий.
– На колене у тебя нет шрама. Он чуть выше колена, на правой ноге, и появился после твоего баловства с бритвой. Резанул тогда ты себе здорово – крови было море.
– Ну надо же – все знает. Подловить не получилось, – первоначальный скепсис во взгляде Васи рассеялся. – Ты уж извини меня за грубость и недоверие. Но и поверить я так быстро не мог.
– Да ладно, забудем.  Я понимаю тебя – не каждый день происходит нечто подобное.
– Все никак не убедишься? – спросила Лена брата. Теперь она была уже целиком на стороне Сергея.
– Я очень боюсь исчезнуть в никуда так и не поговорив с Наташей, – печально сказал Сергей.
– Куда исчезнуть? И откуда ты пришел? Оттуда? – Вася показал глазами на потолок.
– Не с луны – это точно.
– Но ты вообще… материален? Или, как говорят, – дух?
– Вроде обычный человек. Мне, как и всем людям, хочется есть и пить, но больше ничего не знаю. Эту загадку будем решать позже и сообща, если ты захочешь, конечно. Вась, ну как еще тебя убедить, чтобы ты поверил? Ты помнишь, как мы с тобой пошли в магазин и купили подзорную трубу? По ночам смотрели на звезды, а я тебя разыгрывал: «Зеленые человечки на ракете летят!». Ты вырывал телескоп у меня из рук и потом плакал, не найдя их на небе.
– Я не знала об этом, – удивилась Лена.
– Да было такое, – подтвердил Вася. – Я так мечтал их увидеть, а он прикалывался. Значит, ты либо действительно мой отец, либо невероятно ловкий фокусник. Хотя резона нам показывать фокусы я не вижу. Мы не того калибра, чтобы с нас можно было что-то поиметь.
    Проснулась маленькая Полина и дочь ушла к ней в комнату, прихватив тарелку с кашей. 
– Попробуй мать подготовить, Вась. Вдвоем с Леной её убедите.
– А смысл?
– Не понимаю тебя…
– Мы ее подготовим, а ты исчезнешь. Она получит сильнейшую психологическую травму. Ты об этом подумал?! Ты просто не знаешь, что ей пришлось перенести, когда ты пропал в прошлом году, а мы тебя искали по больницам да по моргам. 
    Нет, Сергей об этом не думал и полностью растерялся.
– Вась! Если ты не сдашь меня санитарам из психбольницы, я не исчезну!
– Теперь-то  конечно не сдам, а точно не исчезнешь? Вот уеду домой, а Ленка позвонит и скажет – отец опять пропал.
– Не совсем уверен, но мне кажется, если она меня примет такого, то я останусь надолго. Если повезет, то навсегда.
– Вижу, что не уверен… Ладно, вечером позвоню. Ты уж извини, но папой я тебя не могу пока называть, мне привыкнуть надо и переварить это все. Да и на вид ты почти ровесник Лены, может чуть постарше, – сказал Василий, подмигнул Сергею и скрылся за дверью.

«Как маме сказать?» - размышлял Вася, пока ехал к своему дому. – «Уж не снится ли мне самому все это?»
Вася открыл дверь и по шуму понял, что мать находится на кухне. Наталья варила суп и попутно смотрела небольшой телевизор, прикрепленный к стене.
– К Лене ездил? – спросила она, бросив мельком взгляд сына.
– Да, мам, ездил…- ответил Вася с какими-то напряженными нотками в голосе.
– Что-то  случилось? – забеспокоилась Наталья. – С Полиной или Леной?
– Нет… я даже и не знаю как сказать… там у нее сидит тот, которого мы выставили за дверь месяц назад. Ты ведь помнишь того типа, который к нам когда-то приходил, а сегодня его искали санитары?
– Что?! Этот псих добрался до Лены?! – перепугалась мать. – Что ему надо опять? Ты его выгнал?
– Нет, он  и сейчас там находится.
– Ты с ума сошел, оставил Лену и Полину наедине с этим сумасшедшим! Срочно надо вызвать полицию! Почему он терроризирует нашу семью?
– Я хотел ему морду набить, но тут оказалось такое, что даже и не знаю, как тебе сказать… Оставь пока суп в сторону, сядь и слушай.
Наталья выключила плиту, села на стул и со страхом уставилась на сына. Вася вздыхал, растирал кулаки и все никак не мог начать разговор.
– Ну, говори! – попросила мать.
– Не псих он вовсе, не знаю еще, как к этому относиться, но выдает он себя за нашего отца. Причем не просто выдает, а такое ощущение, будто он всю жизнь прожил рядом с нами. Я думал жулик, но оказалось нет… Вот хочешь верь, а хочешь нет… он наш отец в другом образе… Да, он наш отец, но с другим лицом и телом. А мы его тогда выгнали…
Наталья закатила глаза, потерла висок, словно у нее возникла резкая головная боль и ответила:
– Сынок! Ты что такое говоришь? Мой муж в больнице, а это скорей всего какой-то проходимец или шизофреник.
– Да, мам, я поначалу также рассуждал, решил его проверить. Так он ответил на все вопросы связанные с нашей семьей. На все до единого!
Тут Вася во всех подробностях описал допрос, который он устроил Сергею. Чем больше он рассказывал, тем сильнее недоверие к рассказу появлялось на лице Натальи.
– Сынок, вы с Леной, наверное, пытаетесь меня разыграть. Ты сам подумай – как наш отец мог попасть в другого человека? Это только в фильмах и сказках бывает.
– Он сам не знает, как это получилось. Мам, давай я его привезу сюда, и ты с ним поговоришь.
    – Прямо сейчас?! Нет! Я его боюсь! – перепугалась Наталья.
    – Чего боишься? Он обычный человек, только молодой, как я и Ленка. Ты его один раз уже видела.
    - Вот именно, что молодой человек, а не мой Сергей. Он может вообще из другого мира и неизвестно что у него на уме на самом деле. А Лена, что? Она поверила в это?
    – Лена уже давно поверила, она ждет твоего звонка. Я поначалу разозлился на нее и обозвал доверчивой дурой, но потом и сам... Мам, ты папу лучше знаешь, чем мы вдвоем с Леной. Давай я съезжу за ним, и если он окажется не нашим отцом, то я его выгоню или санитаров вызову, и больше мы никогда его не увидим. Тем более он сам утверждает, что может исчезнуть.
    – Исчезнуть? Куда?
    – Откуда я знаю.
    – Подожди, сынок, мне надо как-то придти в себя, расскажи еще раз, что он говорил и налей мне стакан воды, пожалуйста… - попросила Наталья.
«Неужели чудеса бывают? Кто этот молодой человек – действительно мой муж или жулик? А может он вообще – демон из преисподней», - размышляла Наташа и уже сама не могла понять чего ей больше хочется, чтоб это оказалось правдой или вымыслом.

    Вечером в квартире Лены без конца трезвонил телефон. Звонила Наташа и беседовала с Леной, бесконечно выспрашивая новые подробности, и никак не могла поверить в происходящее. Телефонные разговоры продолжались до полуночи.
– Завтра, наверно, сдастся, – сообщила дочь. – Сегодня боится.
– Чего боится?
– Тебя боится. Новость о твоем появлении ее как обухом по голове ударила. Ты у меня ночевать останешься?
– Конечно, если не прогонишь. Мне некуда идти.
– Никто тебя не выгоняет. Матрас надувной с антресоли пока достань.
Подошло время ложиться спать, а они все не могли наговориться. Пока его не было здесь, в жизни дочери произошли большие перемены. Пищекомбинат, на котором работала Лена, разорился: старые методы управления и изношенное оборудование не позволили создать конкуренцию небольшим, но современным фирмам. Все работники разбежались кто куда. Тогда Лена решила осуществить свою заветную мечту – стать автомехаником.
– Все-таки сделала по-своему… – вздохнул отец.
– Зато на меня никто не давил! Ни муж, ни ты,  а маме не до меня тогда было. Я обошла все автосервисы и не по одному разу. Везде мне говорили: «Пожалуйста, мадам, у нас есть работа по покраске, по шитью чехлов и восстановлению стекол». Только мне хотелось именно ремонтировать! Столько насмешек пришлось выслушать. В одном из сервисов начальником оказался знакомый парень по школе. Он согласился взять меня с испытательным сроком. Вот уже семь месяцев я там и никуда уходить не собираюсь. Ты не представляешь, как мне там нравится!
–Мда…хм…уф-ф… - продолжал сокрушенно вздыхать Сергей. – Представляю… женщина-автослесарь…
– Я знаю, о чем ты сейчас думаешь.
– О чем еще думать? О тебе.
– Ты представляешь себе грязный гараж, заставленный машинами. Кругом дым коромыслом, полумрак, слесари с устоявшимся перегаром и трясущимися руками. И где-то между ними бродит твоя чумазая дочь и глупо хихикает от очередного крепкого шлепка по заднице замасленной пятерней...
– Ну не совсем так… но около…
– Нет! Я работаю в современном автосервисе. Сейчас 21 век, автомобили стали совсем другие. Мое рабочее место – это пункт электронной диагностики и мелкого ремонта. Автомобиль заезжает в бокс, к нему подключается разъем со сканером и таким образом определяется неисправность. Допустим, выяснится, что неисправен датчик холостого хода. Я беру инструменты, откручиваю его, иду на склад, получаю новый и ставлю на место. А предвзятое отношение ко мне изменилось после одного случая. В одном из автомобилей под приборной панелью надо было заменить микропереключатель. Возиться с панелью и снимать ее долго и сложно. Ни у кого из мужиков просунуть руку к переключателю не получилось. Кисти у них широкие. А я спокойно вытащила, подключила новый и вставила обратно. С тех пор начальник изменил свой взгляд на женщин в автосервисе. Он теперь считает, что мы работаем аккуратнее, чем мужики. Через полгода обещал послать меня на учебу – повышать квалификацию. Моя успешная работа вдохновила одну знакомую девушку устроиться к нам. Ее взяли, но пока присматриваются. Жаль, что она в другую смену, но мы все равно с ней уже подружились, хоть и раньше почти не общались. Вот так! Оглядываясь на бесцельно потраченные годы, я жалею только об одном…
– О чем?
– О том, что не сбежала от вас после окончания школы! Почему родители должны решать, как мне жить?
– Молодые люди не имеют жизненного опыта и часто налетают на подводные камни, а потом, набив шишек, испытывают глубокое разочарование от неправильно выбранного пути. Мы с мамой хотели, чтобы ты была счастлива и желали только добра.
– Благими намерениями вымощена дорога в ад! Ваши головы забиты стереотипами, которые делают несчастными не только вас самих, но и других. Не так давно на семейном совете мы решили купить автомобиль на те деньги, что ты откладывал. И мама единолично решила, что хозяином будет Вася. А у меня тоже есть водительские права и почему бы мне не отдать этот автомобиль? Я бы также могла свозить ее в больницу или на дачу. А Васе до работы добираться – две трамвайные остановки, но машина все равно должна быть его. Все только потому, что у него что-то между ног болтается? Что молчишь – нечего сказать?
После их разговора Сергей еще долго размышлял над ее словами: «И в кого она уродилась такая, стремящаяся к независимости и самоутверждению? Хотя в Оксанке тоже есть подобные черты. А Василий, оказывается, на мои деньги машину купил, а я-то думал…».

– Вот когда темно, у меня нет никаких сомнений, что я с отцом разговариваю, а при свете уже по-другому, – это были последние слова дочери перед тем, как сон сморил обоих.
В полчетвертого утра их разбудил телефонный звонок. 
«Наташа», – догадался Сергей. 
– Да, мам... да, спим уже давно… Нет, не вместе, совсем что ли? Трубку передать ему? Нет? Ну как хочешь… ну что? Я спать хочу… ладно, передаю телефон.
– Да, – перехватил трубку Сергей.
– Ты, Сереж?
– Да, Наташа, это я. Как ты там живешь?
– Живу и все. Мне Вася с Леной все рассказали, я боюсь в это поверить. Голос другой у тебя, хотя интонации похожи.
– Да, другой. Если бы дочь не поверила и меня прогнала, я бы не знал, что делать дальше.
– Вася сказал, что ты можешь исчезнуть так же неожиданно, как и появился. Это правда?
– Да, это так.
– Он спит как убитый – все нервы ему сегодня вымотала, а сама хожу из угла в угол и не знаю что делать. Пытаюсь понять – разыгрывают меня дети или нет? Ответь мне на один вопрос. Ты им на все ответил, теперь мой черед. Ты помнишь, мы с тобой на базу отдыха «Незабудка» ездили? 
– Я этого никогда не забывал. Это был наш медовый месяц. На второй день после приезда мы пошли купаться на озеро. Долго шли по берегу, а потом тебе понадобилось в лес зайти. Там тебя цапнула гадюка. Маленькая такая, но все равно ядовитая. Мне пришлось высасывать яд из большого пальца твоей ноги. Потом мы, вместо того чтобы бежать к врачу, начали заниматься любовью. Слава богу, все обошлось.
    В трубке послышались всхлипывания.
– Ты можешь приехать сейчас? А то теперь мне стало страшно, что я тебя не увижу и потом себе этого никогда не прощу. Возьми такси и приезжай. И не стучи, я сама открою… 
    Сергей включил ночник и стал одеваться.
– Лен, дай денег на такси.
– Поедешь к маме?
– Да. Она  как будто поверила мне.
– Пусть Ваську разбудит, он через десять минут будет здесь.
– Пусть спит, я сам доберусь.
– Так смешно, когда родичи при своих детях говорят «мы занимались любовью». Для меня всегда это было как бы «за кадром», – засмеялась Лена. Она достала из кошелька деньги и подала их отцу.
– Через девять месяцев после этого ты появилась. Это уже не за кадром… – улыбнулся Сергей.
Дверь закрылась, и Сергей не услышал слов Лены:
– А через полтора года после меня появился мой несносный брат Вася – гад и кровопийца, который испортил все счастливое детство…

– Плеханова, 17, – попросил Сергей таксиста, и через десять минут автомобиль, промчавшись по пустынному ночному городу, въехал в родной двор.
Из всех окон его квартиры горел свет только на кухне. Занавеска отдернулась, и на секунду выглянуло лицо Наташи. Поднимаясь по лестнице, Сергей чувствовал, будто он идет сдавать экзамен и совершенно к нему не готов. Сердце учащенно билось. Казалось, оно стучит на весь подъезд. Как только Сергей подошел к своей двери, она сразу открылась. Наташа отступила назад и со страхом посмотрела на него.
– Не бойся, Наташ, я действительно твой Сережа, –  сказал он и подошел к ней вплотную. Она сжалась, а Сергей обнял ее и прижался щекой к щеке. Он ясно осознавал, что сейчас чувствует Наташа. Все ее тело била мелкая дрожь.
– Помнишь тот день, когда я из армии пришел? Еще поезд не остановился, а ты уже увидела меня в окно и побежала за вагоном. Я хотел выскочить к тебе, но у двери затор образовался, и у меня ничего не вышло. Когда, наконец, я очутился на перроне, мы сразу обняли друг друга так крепко, будто слились в одно целое. Стояли точно как сейчас, целую вечность, и не слышали, что происходило вокруг. Никакая сила в тот момент не смогла бы разъединить нас…
– Хорошо помню… будто это было вчера, – тихо ответила жена и обвила руками мужа. «А ведь он теплый…»  – подумала Наталья в эту секунду.
Сергей проснулся и увидел совсем близко от себя серые глаза Наташи, которые внимательно изучали его. Она рассматривала его лицо, словно пыталась увидеть что-то необычное. Прядь ее волос касалась носа Сергея, и он непроизвольно поморщился.
– Ты действительно Сергей? – спросила она.
– Действительно так, можешь не сомневаться. Я - Сережа Ларин – твой муж. Если есть недоверие ко мне, спроси еще раз меня о чем угодно, и я отвечу.
– Я чувствую себя неловко, будто я изменила мужу… с молодым человеком, но в тоже время он и есть тот муж. Такой парадокс получается. Ты меня понимаешь?
– Да. Наташ, я тоже еще не привык к своему новому лицу, ладоням, но ощущаю, будто всегда был таким. А тебе придется привыкать к моему новому образу. Помнишь, мы в школе проходили на уроке литературы рассказ о танкисте с обожженным лицом? Он вернулся с фронта и его в деревне тоже никто не признавал. Потом его невеста узнала правду от другого человека, прибежала к нему и стала стыдить его за то, что он сразу не признался.
– Сравнил… там человек получил боевое ранение. А тут другое… и лицо у тебя симпатичное,  а не обгоревшее.
– Да, сравнил. Со мной тоже несчастный случай произошел. Только вот почему я другим стал и где я был все это время – необъяснимая загадка. Сколько мне отпущено ходить в другом теле – неизвестно.
Наталья сильно испугалась и прижалась к Сергею.
– Дети вчера говорили, что ты можешь испариться. Только как это будет выглядеть? Как Снегурочка из сказки?
Сергея позабавило такое сопоставление. Он засмеялся, но потом опять стал серьезным.
– Не знаю. Мне никто не сможет помочь в этом. Надо самому искать причину. В первый раз я исчез, потому что простыл. Мне тогда показалось все, что происходит со мной – это жуткий кошмар, а я не могу проснуться. И я не нашел ничего лучшего, как залезь в ледяную воду, чтобы прийти в себя. Потом поднялась температура, мне стало плохо, и я очнулся через месяц.
– Я буду беречь тебя, – пообещала жена. 
Некоторое время оба молчали, потом Наташа, сжав его локоть, округлила глаза в испуге, словно вспомнив что-то ужасное:
– А что делать с тем?!
– С кем?
– С тем Сергеем, который находится в больнице? Получается, что у меня теперь два мужа!
Возникшая проблема поставила Сергея в тупик. Он присел на кровати, задумался и через некоторое время неуверенно ответил:
– Да… озадачила… думаю, будем вместе его навещать. Нет, не надо… бред наяву получается… боюсь себе это даже представить. Давай попозже это обсудим, а сейчас пойдем, позавтракаем.
– Да, давно пора. Васька утром в комнату заглядывал, ругался, что я его не разбудила.
– Ничего, взрослый уже – пора самому просыпаться по будильнику.
Так у Сергея начался второй день его новой жизни.

    Василий привык, что по утрам его обычно будила мама. Но в этот раз никто к нему не зашел. Проснувшись, он сразу понял, что опоздал – яркий солнечный свет заливал комнату. Чертыхаясь, Вася прошел в ванную, наспех побрился и натянул джинсы. Пробегая мимо двери родительской спальни, он рывком распахнул ее и сердито крикнул:
– Мам, ты почему меня не разбудила! Ой!.. Извините…
    «И когда успели?» – растерянно подумал он и, закрыв входную дверь на ключ, помчался на работу. В машине он взял сотовый и набрал номер сестры.
– Лена, хотел предупредить тебя – никому не болтай о том, что было вчера, а то я тебя знаю…
– Хорошо. Дома как дела?
– Все о’кей.

 

 

 

Категория: Irbis | Добавил: Irbis (24.04.2018)
Просмотров: 4057 | Комментарии: 10 | Рейтинг: 4.9/83
Всего комментариев: 10
avatar
10
Сюжет, что надо! Браво!!! biggrin
avatar
7
Я бы, наверное, не смог привыкнуть к новому облику своего отца. Представляю, как тяжело им всем было пережить все эти расспросы и проверки. С душами этих двух людей еще предстоит разбираться и загадок только прибавляется.
avatar
8
Я понял вас. А вы заметили, что женщины Наталья и лена, воспринимают обновленного отца несколько иначе, чем Вася?
avatar
9
Вспомнил тут - у моей двоюродной сестры был некрасивый уродливый нос. В 16 лет ей сделали пластическую операцию. Скажу - мы все быстро привыкли к ее новой внешности)).
avatar
6
Сложно представить себе такую ситуацию, в которой оказались члены семьи Сергея - получить мужа и отца в другом теле. И ведь пока нет никакой гарантии, что в свое тело не вернется душа Игоря, она где-то спит или бродит рядом.
avatar
3
Ну, может не драма, а мелодрама точно. Фантастики все-таки много. Весь сюжет построен на фантастичности, или мистике, как кому угодно.
Но написано качественно, слезу жимает up  Типа "Привидение" со Свэйзи.
avatar
4
Ну не знаю... мелодрама у меня всегда асоссиировалась с индийским кино)
avatar
0
5
Индийское кино - это наивное детское кино, а у вас, как раз, классическая европейская мелодрама с мистикой   smile
avatar
2
1
...а как объяснить всем остальным? Соседям... друзьям? Полиции... дурдому... Я бы не смогла раскрутить такой сюжет. Здорово, ели у Вас получится))
avatar
2
Получится)
avatar