Суббота, 20.01.2018, 13:55
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Irbis [134]
Irbis
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 1
Пользователей: 3
АлинаНечай, Marmelad, АняЧу
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2018 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Irbis » Irbis

Могила без памятника. Глава 2

 


    Сергей Ларин всегда считал, что уход за могилами предков это не обязанность, а повинность. Правда, вслух об этом никогда не говорил. Еще хуже, если ты приводишь в порядок могилы тех, кого совсем не помнишь. Сорок пять лет прошло с того момента, как не стало его родителей. Никто из домашних там никогда не был – ни двадцатипятилетняя дочь Елена, ни сын Василий. На днях старшая сестра Оксана прислала Ларину письмо, где сообщала о своей болезни, и очень просила съездить на могилу родителей. Она последний раз была там лет пятнадцать назад, а сейчас его очередь отдать дань памяти родным людям – заменить проржавевший памятник и вообще привести могилу в порядок. Отказать он ей не мог. Дело в принципе нетрудное, но только кладбище находилось в другом городе и рабочий график настолько плотный, что вырвать из него три дня это верх расточительства.

– Поезд «Москва – Абакан» отправляется со второго пути! – громким  эхом пронесся по вокзалу гнусавый женский голос.
Сергей опаздывал, надо было срочно купить билет на электричку. Нужный электропоезд по расписанию последний и если не успеть, то придется возвращаться домой, а это не входило в его планы.
Сначала он шел быстрым шагом, потом перешел на бег. Бежать было легко, ведь кроме небольшой дорожной сумки у него ничего не было. Лавируя между отъезжающими и приезжающими, Сергей влетел в кассу пригородного вокзала. Сердце радостно застучало – у нужной кассы стояло всего десять человек, значит, он успеет до темноты добраться до Камышинска. 
Когда приедет на место, то остановится в привокзальной гостинице, а на следующее утро отправится по делам. Купив билет, Сергей почувствовал облегчение – еще двадцать минут он свободен, и пока можно не спеша пройтись по перрону, покурить и спокойно сесть на поезд. От облегчения, что все так удачно складывается, даже поднялось настроение. Только он взялся за ручку входной двери, собираясь выйти, как по радио объявили о прибытии какого-то поезда, и людской поток подхватил его, едва не повалив на пол. 
Очутившись на перроне, Сергей достал сигарету, с удовольствием раскурил её и направился к своей платформе. Поезд уже стоял с открытыми дверями, принимая в себя пассажиров.
– Беляши горячие! – кричала толстая тетка, толкая впереди себя тележку, источающую аппетитный запах жареного теста.
«Возьму один» – решил он.
Сергей сунул руку в карман, потом в другой и сердце его похолодело – толстое портмоне исчезло, а вместе с ним приличная сумма денег и паспорт. Бежать назад? А смысл? Он точно помнил, что клал бумажник в боковой наружный карман пиджака. Видать, кто-то постарался в возникшей в дверях давке.
Хорошо хоть, что часть наличности жена Наташа положила в карман его рубашки, приколов ее на всякий случай булавкой. Жена у Сергея относилась к тому типу людей, которые зашивают деньги перед поездкой в трусы. Она была не старая – сорок четыре года, но с раздражением думала о приближении сорокапятилетнего юбилея. И вовсе не из-за возраста, который ее совсем не напрягал. Когда-то давно одна певица спела песню со словами: «сорок пять – баба ягодка опять», и теперь большинство считало просто своим долгом озвучить этот постулат в лицо каждой женщине сорока пяти лет, не задумываясь о том, нравится ли им подобное или нет. Наташа не переносила затасканности этой фразы, оскорбительного слова «баба» и в целом посыла утешиться мыслью, что какой-нибудь мужчина таки посчитает ее «ягодкой», а, следовательно, присматривать место на кладбище еще пока рано. Будто без мужского одобрения и внимания для женщины нет жизни. Сергей в свой сорокапятилетний юбилей – четыре года назад – подобными мыслями не мучился. Ему никто не сказал, что он еще «ягодка» и может жить спокойно. Мужчина обществом по умолчанию считается прекрасным в любом возрасте, а из расхожих фраз ему грозит услышать только что-нибудь вроде: «Мои года – мое богатство». И то не в сорок пять лет, а где-нибудь в семьдесят…
– Электропоезд «Екатеринбург – Камышинск» отправляется! – раздалось из громкоговорителей на перроне.
Выбора не было – придется ехать и попытаться хоть как-то сэкономить, на чем только можно. Обещание, данное сестре, он выполнит любой ценой, даже если для этого придется спать на вокзале. По прибытии в Камышинск понял, что о ночевке на станции никакой речи быть не может, назойливые полицейские не дадут этого сделать.
Поздний вечер скоро сменит ночь, а Сергей Ларин все бродил возле столбов с расклеенными объявлениями. При тех деньгах, что у него остались и отсутствие паспорта, о гостинице можно только мечтать, а предлагаемое частниками жилье тоже кусалось своими ценами.
– Мужчина, вы ищете, где остановиться? – услышал он за спиной.
Повернувшись на звук голоса, он увидел женщину. Её возраст на глаз было трудно определить: лицо помятое, короткая неаккуратная стрижка, несвежая одежда. Обычно так выглядит те, кому все радости в жизни заменила бутылка, но женщина на вид была трезвая, по крайней мере, в данную минуту. Он не ответил ей и отвернулся, не хотелось связываться с подозрительными личностями.
– Триста в сутки за комнату, – предложила она. – Это меньше всех.
Ларин не ответил ей и продолжал с упорством разглядывать объявление за объявлением.
– Двести пятьдесят, – произнесла она уже жалобно. 
Сергей перешел к следующему столбу, дама непрезентабельного вида от него не отставала.
– Двести! Мне детей нечем кормить! – уже взмолилась она. – У меня их трое.
    Сергей знал, что такие личности всегда используют этот козырь, порой даже ради этого и плодятся.
– Далеко? – сдался он, понимая, что других вариантов больше не будет. Кто в этой дыре может ждать его с распростертыми объятиями? Разве только полиция, если узнает, что при нем нет документов.
– Нет рядом, через квартал. Можно пешком пройти.
     Через несколько минут они подошли к дому, который в народе называют «хрущевка», поднялись по лестнице и остановились у обшарпанной двери. Дама открыла ее и вошла первой. Зайдя вслед за ней в коридор, Сергей увидел приоткрытую дверь спальни, которая находилась слева от них. Любопытные дети вышли посмотреть, кто пришел.
– Ну-ка спать! – цыкнула она на них.
Да, квартирка конечно не фонтан, но за двести рублей в сутки лучшего вряд ли можно было ожидать. Хорошо хоть белье дали чистое, но, похоже, ворованное – везде стояли печати каких-то организаций. Сергей ни о чем не стал спрашивать, подробности его не касаются.
– На кухне газ, холодильник, чайник, посуда. Если что-то понадобится – спрашивайте, все необходимое у меня есть. Дети тихие, тараканов нет. Замок на дверях работает, можете закрываться у себя в комнате. Располагайтесь.
– Хорошо, – ответил ей. 
Сергей отдал деньги за три дня и прошел в свою комнату. Закрывшись, он не стал ничего осматривать, а сразу же лег спать. Накопившаяся за день усталость мгновенно погрузила его в глубокий сон.

Утром Ларин, едва проснувшись, вышел на кухню. Позавтракал бутербродом с сырокопченой колбасой, оставшимся с дороги. Пока ел, заодно на листке бумаги рассчитывал финансы: надо и на памятник, на еду, да еще и на обратную дорогу. Почувствовав на себе взгляд, Сергей повернулся в сторону коридора и заметил, как из-за угла показалось и быстро исчезло детское личико.
 Покончив с утренней трапезой и собравшись, Сергей решил сразу ехать на кладбище. Там его ожидала вторая неудача – он никак не мог найти могилу. Как бестолковый следопыт Ларин метался туда-сюда, пытаясь сориентироваться по карте, нарисованной на обратной стороне письма.
 Многие могилы уже давно разрушены, памятники  провалились и с оградок исчезли все таблички. В отчаянии он стал звонить сестре.
– Да ты плохо ищешь, – вздыхала Оксана, не зная как помочь. – Сходи к кладбищенскому смотрителю,  у него должен быть журнал с записями.
Смотритель, оказывается, работает до обеда, и пришлось, не солоно хлебавши, возвращаться в квартиру. Это значит, что один день бездарно потерян. По дороге купил пакет картошки, хлеб, да бутылку подсолнечного масла. Три дня на одной картошке можно прожить, ничего с ним не случится, домой приедет – Наташа щами откормит. Только перешагнул порог, как дети хозяйки квартиры, словно мыши, бросились из кухни в комнату. Только из щели проема двери были видны их любопытные глаза.
– Не бойтесь – я не кусаюсь, – сказал Сергей.
Дети засмеялись и закрылись на замок.
Через час жареная картошка была готова. Аппетитный запах заполнил всю квартиру.
– Картошка! Картошка! – послышалось из-за  угла.
Сергей поднял голову и увидел три пары детских глаз. Невозможно есть, когда на него вот так смотрят. Он застыл с непрожеванной пищей во рту.
– Картошку ест… – сообщила девочка своим братьям. – Жареную…
– Дети, вы  есть хотите? – спросил Сергей.
Все дружно закивали головами. Приглашать их не понадобилось. В кухню забежали девочка лет восьми, мальчик шести и еще мальчишка, совсем маленький – года два не больше. Они сели за стол, окружили сковородку и, накалывая вилкой ломтики картофеля, начали быстро уничтожать ужин. Малыш ел медленно и, догадавшись, что брат и сестра ему ничего не оставят, заплакал. 
– С братом поделились! – приказал Сергей.
Девочка вздохнула и неохотно сдвинула на край сковороды маленькую порцию. 
«Моя Оксанка не такая была», – вспомнил Сергей какой-то эпизод из своего детства.
Малыш испугавшись, что и это могут отобрать, бросил вилку и начал есть руками.
Сергей сокрушенно покачал головой. За весь день наверно только эта картошка.
– Ребятишки, а где ваша мама? – спросил Сергей.
Мальчик постарше неопределенно пожал плечами.
– Ты не умеешь говорить? 
– Да умеет он, просто стесняется, – ответила за него сестра.
– Как тебя зовут, мальчик?
– Рома, – глухо произнес в ответ.
– А тебя, малыш?
– В–а–аллик, – протянул тот.
– Как? – не понял Сергей.
– Валей его зовут, Валентин. А мы его Валиком зовем, – бойко объяснила девочка. – А меня Карина.
– Ух-ты, какие имена у всех совсем разные.
– А зачем нам одинаковые, как потом различать? – удивилась девочка.
    Сергей махнул рукой, объяснять долго, все равно не поймут.
– Картошки еще хотите? Я пожарю, а то вы меня без ужина оставили.
– Хотим! – произнесли дети хором.
– А где ваша мама? Когда она появится? 
– Вино пьет наверно где-то, а когда появится, не знаем, – ответила девочка.
    Сергей поделил в уме те шестьсот рублей, что отдал за ночлег, на  стоимость самого дешевого вина. Получалось, что придет через неделю, если ей кто-то поможет, то раньше. Но его самого уже здесь не будет.
    На второй день пребывания в Камышинске с помощью смотрителя удалось найти могилу. За это пришлось отдать триста рублей. На присланном плане расположение могилы оказалось правильным, но Сергей держал лист вверх ногами и выбрал неверное направление. Досадно, что пришлось лишний раз потратить наличность, которой у него и так немного осталось. Без паспорта не удастся получить деньги из дома, даже если ему их пошлют. Сергей уже ругал себя за самонадеянность. Можно было прямо сейчас вернуться домой и приехать в Камышинск в следующий раз, но с деньгами. Когда это будет непонятно – рабочий график расписан плотно. Он не работяга какой-нибудь, а начальник одного из отделов крупного химического предприятия. Деловые встречи и отчеты ждать не будут.
«Так как же поступить?» – размышлял Сергей. 
Иногда бывает тяжело выбрать верное решение. Ларин в некоторых вещах не утратил детской веры в высшие силы, поэтому достал из кармана монету и подбросил: орел – поедет за памятником, решка – вернется домой. Выпал орел, но ехать в похоронное бюро не хотелось. В детстве он старался незаметно подтасовать результат, а потом сделать вид, будто ничего не знает. И сейчас поступил так же – бросил монету еще раз. Орел упрямо выпал опять и Ларин сдался. Он постарается сделать всю работу побыстрее: поставить памятник, покрасить оградку и насыпать свежей земли. 
    Единственное в Камышинске похоронное бюро находилось недалеко от кладбища и называлось «Белый ангел». Во внутреннем дворике стояло много готовых памятников, все они были без табличек. Сергей вошел в бюро и обратился к работнику с просьбой о гравировке.
    – Если нужна надпись и фотография на памятнике, то только послезавтра, у меня заказов много, – сказал каменотес. 
– Мне завтра кровь из носу надо, – взмолился Сергей.
– Пятьсот рублей сверху. В двенадцать дня можете забрать.
Деньги имеют свойство стремительно таять, а чем их меньше, тем больше ты в них нуждаешься. Те, кто наживается на людском горе, всегда знают, что родственники безропотно отдадут последнее, лишь бы достойно похоронить человека.
    Расплатившись с приемщиком заказов и пересчитав оставшиеся деньги, Сергей вздохнул. Осталось только на банку краски и завтрашнюю электричку, но зато все успел сделать. Почти. Оградка не покрашена, памятник еще не на кладбище, но это не считается. Он скоро будет готов. Завтра Сергей с утра приведет в порядок могилу, а вечером отправится на семичасовом поезде домой в Екатеринбург. 
«Оксана будет довольна» – подумал Сергей.
    Сергей считал себя обязанным сестре, фактически она заменила ему мать. После детдома Оксана уехала в Москву, там она окончила училище и поступила на работу. Зарплата дала возможность снимать жилье и забрать Сергея под свою опеку.
    С чувством выполненного долга Сергей вернулся на съемную квартиру. Не успел он наклониться, чтобы снять ботинки, как перед ним возник Валик и начал радостно прыгать.
– Картошка, картошка!
    Значит эта «мамаша» не приходила. У Сергея испортилось настроение. Ему было жаль детей, но что он мог сделать?
«Зайду с утра завтра в полицию, а оттуда на кладбище и потом домой. Пусть их забирают в детдом, а мать лишат материнских прав. Мы с сестрой там были и они не пропадут», – размышлял Сергей, пока чистил картошку стоя за раковиной, а кожура совсем тоненькая сползала в пакет. 
Утром он попрощался с детьми и отдал им ключ от квартиры. Перекинул сумку через плечо и направился быстрым шагом в сторону железнодорожных путей. Так можно срезать три  километра, добираясь до отделения полиции. Транспорт в этом городке ходит плохо и пешком до цели можно достичь раньше автобуса.
 Небо заволакивалось тучами, обещая хороший дождик. Сергей перешел на бег, надеясь попасть к нужному месту раньше, чем начнется дождь. Закапали первые капли, засверкали молнии. Сергей уже мчался со всех ног вдоль путей, рискуя споткнуться о шпалы. Яркая вспышка осветила все вокруг, а вот грома он уже не услышал…

 

 

Категория: Irbis | Добавил: Irbis (04.01.2018)
Просмотров: 2994 | Комментарии: 11 | Рейтинг: 4.9/61
Всего комментариев: 11
avatar
9
Очень хорошо написано, читается легко и не возможно угадать, что будет дальше! В этом-то вся фишка!
avatar
10
Будет приятно если дочитаете smile
avatar
11
Дочитаю, дочитаю! Вы меня знаете.
avatar
7
Интересная история, легко читается. Вроде события первой главы и второй никак не связаны, но концовка намекнула про молнию, здесь должна быть какая-то связь. "Элементы фантастики" уже интригуют. Будем читать дальше.
avatar
5
Подробности расскрывать не буду - читаем дальше)).
avatar
4
Два переплетенных сюжета - уже интересно up
avatar
3
Да, точно, ждем. Мощная читабельная проза. "С элементами фантастики" - интригует   smile
avatar
2
Гроза, наверное, та же самая, что и в случае с мотоциклистом. Поменяются душами наверное   smile  
Ждем продолжения   snack
avatar
6
Как бы вам не хотелось угадать, но сценарий далек от стандартного)
avatar
8
Это хорошо, если сценарий будет нестандартным, а то историю о простом обмене душами приходилось смотреть в одном из фильмов. Пока все понятно и явно вся интрига будет закручена вокруг ударов молний и последующих воздействий их на людей.
avatar
3
1
Ой, какие кошмары(( И опять гром и молния. Невезуха прям... Да еще и без документов!
avatar