Вторник, 19.09.2017, 21:57
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Белова Лидия [60]
Белова Лидия
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 1
Пользователей: 3
Medont, Бесов, jing
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2017 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Белова Лидия » Белова Лидия

КОСМИЧЕСКИЙ ДЕСАНТ (продолжение)

Разговор с Тимом

 Приняв ванну, чуть не содрав кожу в стремлении смыть с себя даже следы от инфра-взглядов, Лена надела пушистый белый халат и опустилась здесь же, в ванной комнате, на табуретку – вновь завязла в бесплодных, тяжких раздумьях. «Да, конечно, – нравственность женщины зависит от мужчины: с одним она – принцесса, с другим – б….. Это еще в позапрошлом веке показал Анджей Вайда в фильме «Березняк»; недавно этот гениальный ретро-фильм восстановили... Ладно, хватит. Пью кофе, узнаю, что происходит в мире, – и на работу. Самое отвратительное: и дальше каждый Божий день придётся видеть Хайдара!»

«Собственно, мне едва ли удалось бы вызвать Сону или Тима в эту ночь, – продолжала она размышлять, готовя кофе и еще не решив, как лучше настроить компьютер – на отечественные телепрограммы или на Интернет. – Ведь единственное безотказное средство вызова – выстраданный вопрос. Настолько выстраданный, продуманный, пронизанный отчаянием от невозможности разрешить его самостоятельно, что он стрелой взмывает вверх, сливает свою мысленно-чувственную энергию с электромагнитной энергией пространства и достигает того, чья мысль способна дать мгновенную вспышку ответа и послать ее в обратном направлении, к вопрошающему. А какая сила мысли могла быть у меня вчера вечером? «Лететь с Хайдаром или не лететь?» Сона была бы права, если бы ответила, что сама она не задала бы подобный вопрос даже и коллеге или приятельнице, не то что Высшим Силам. Вот, кстати, и ответ тем, кто обиженно удивляется: «Если Бог есть, то почему он не откликается на мои молитвы, не помогает?» Право на отклик надо заслужить высотой и выстраданностью помысла... Да и какие мне нужны были советы?! Только вовсе уж зелёная девица могла на моем месте ожидать романтики, а не пошлости. Пей свой кофий, – окончательно облила она себя презрением, – и слушай международные сплетни, большего ты не заслуживаешь».

Компьютер стоял в кабинете, на письменном столе, а рядом со столом – закрытая коробка с электрическими свечами: давняя возможность связаться с тахионами, прилетавшими на Землю…

Но желания слушать политические сплетни не было, и Лена постаралась переключить саркастический поток мыслей на светлый. «С кем бы мне сейчас хотелось поговорить?.. Пожалуй, с Тимом. Именно потому, что я его мало знаю, – и, значит, он не будет задавать слишком прямых вопросов, а мне не придётся уходить от ответов».

И она стала вспоминать свои беседы с Тимом. Было это раз пять, когда десантники-земляне гостили у тахионов на Оранжевой планете; а до этого она однажды слышала голос Тима во время пребывания на Индре: «Осторожно, осторожно!..» Тембр этого голоса с тех пор не забывался никогда: мягкий баритон, поначалу почти бескрасочный, механический; потом в нем стали как бы просверкивать искорки; рождались эти искорки, видимо, улыбкой. Смеялся же голос совершенно по-детски, искренне, простодушно, – но не звонко, а приглушённо, как бы самого себя стесняясь; чаще раздавался лишь лёгкий смешок, тут же подавляемый – то ли внутренней грустью, то ли сосредоточенностью на чём-то ином, не касающемся темы разговора...

Она сидела в кресле возле письменного стола, глядя в пространство за окном, и глаза ее сияли нежностью: мысленно слушала этот голос. «Как жаль, что я ни разу не видела Тима. Соединить бы его голос с обликом!»

И тут перед ее внутренним взором мелькнула картинка: она сидит в большой комнате за столом; в комнату входит человек – высокий, с красивой крупной головой, тёмноволосый, с неправдоподобно большими светлыми глазами; у него светски-безупречные манеры, уверенные, пластичные жесты. Одна из женщин (их в комнате еще четыре-пять, кроме Лены) подаёт реплику, на которую невозможно ответить, не обидев никого из присутствующих, – и вдруг этот стройный, с торсом античного бога человек превращается в «медвежонка на коньках»: вот-вот разъедутся лапы! Медвежонок по-детски растерян, старается удержаться... – удержался! – и опять перед глазами светски-элегантный человек с уверенными, точными жестами...

Что-то сверкнуло между креслом и письменным столом, еще и еще… Свет из коробки?.. Она откинула крышку – одна из свечей горела, а электрический шнур с вилкой, не включённой в розетку, мирно лежал, змейкой свёрнутый вокруг всей упаковки свечей внутри коробки. Лене это самозажжение так понравилось, что она и удивиться не успела. Свечка очень быстро погасла, но тут же опять зажглась.

– Что с тобой, моя радость? – обратилась Лена то ли к свече, то ли к самому свету.

В ответ – только что вспоминавшийся, застенчивый, сам себя обрывающий смех. И голос:

– Я вас услышал с первой же вашей мысли обо мне. Мы ведь теперь рядом.

– Рядом?.. А где вы?

– Километрах в пятидесяти от вас. В небе. Вы меня остановили в полёте.

– Простите, пожалуйста!

– Ничего, я сейчас свободен. Можем поговорить.

– Это вы включаете и выключаете свет?

– Не нравится? Больше не буду.

– Нет-нет, очень нравится!.. Я последнее время путаюсь, где мысленное общение, а где реальное. Тут еще и бессонная ночь. В голове всё перепуталось.

– А почему бессонная ночь?

– Этого я вам не скажу! – испугалась она. – Лучше давайте поговорим о вас. Какой вы в собственном облике? Сколько вам лет? Вы обо мне знаете всё, я о вас – ничего.

– Понятия не имею, какой я. Ну, большой. По сравнению с землянами.

– Толстый?

– Упаси Боже! Повесился бы!

– Это прекрасно. Я и сама не люблю толстых. Постойте... У вас тёмные волосы и большие синие глаза? (Смех – тихий и долгий.) И на вид вам... нет, не знаю, – не решилась она определить его возраст по мелькнувшей картинке с «медвежонком».

– Тридцать четыре по земным меркам, двадцать три – по нашим.

– Не понимаю.

– Разве вы не знаете, что наш год в полтора раза длиннее вашего?

– Ах да! Оранжевая планета имеет годовой цикл в... забыла, во сколько дней, но помню, что раза в полтора больше, чем Земля. Я с этой «теорией относительности» запуталась даже в собственном возрасте. У меня наоборот: по земным меркам – тридцать два, а по космическим… – вернее, с учётом времени, проведённого в сверхдальних экспедициях, – кажется, двадцать три.

– То есть мы ровесники. Замечательно!.. Впрочем, если иметь в виду теперешнее мое земное тело, то и я, пожалуй, запутаюсь.

– А у вас уже есть земное тело?

– Да… Но пока рано говорить вам об этом конкретнее.

– Хорошо-хорошо. Сона научила меня не проявлять излишнего любопытства.

– Кстати, Сона считает меня ловеласом. – Смех ручья, бегущего по горным камешкам. – Ей и в голову не приходит, что я уже давно влюблён в одну и ту же женщину. Но назови я ее имя, она и Ян обвинят меня в нарушении космических законов.

– Как интере-есно! Значит, эта женщина с другой планеты? С нашей?

– Этого я вам не скажу! – Он фыркнул в усы.

– У вас усы? Имею в виду – когда вы в физическом облике?

– Нет. С чего вы взяли?

– Да так, ни с чего. Пустая фантазия. («Действительно, глупее не придумаешь: какие могут быть усы у тахиона, когда он в небе?») А хорошо всё-таки поговорить иногда о пустяках! Если бы вы находились сейчас на Оранжевой, а я здесь – у-у! – стыдно было бы сотрясать Космос пустяками: расстояние требует уважения. – Она вознамерилась таким образом подвести итог их болтовне, боясь, что всё-таки отвлекает его от дел.

– Так отчего вы рыдали сегодня утром? Какая у вас трагедия? – Тим явно не собирался подводить итог.

– Трагедия?.. А знаете, трагедии уже нет! Она куда-то испарилась, – с удивлением обнаружила Лена.

– Должен вам сказать: если вы от чего-то и пострадаете всерьёз, так это – от любви.

– Не поняла, – нахмурилась она.

– Не от своей – от чужой. Слишком много любящих. Надо бы уметь отгораживаться.

«Вот тебе и не будет задавать вопросов! Он уже все вопросы задал – все ответы получил – и сделал мне выговор».

– Ошибаетесь, – ответила она довольно резко. – Любящий всего один, да и тот… неизвестно, какое из его чувств сильнее: любовь или ревность собственника. – Лена имела в виду Михаила; Хайдара она заведомо исключала из разговора о любви, ибо считала, что вожделение – это вовсе не любовь.

– Не сердитесь, ну пожа-алуйста! – Интонация – как у надувшего губы подростка, которого не поняли.

– Спасибо за внимание, Тим. Это вы не сердитесь. Я еще не пришла в себя от ночного кошмара… Но я давно собираюсь задать вам один вопрос, да всё как-то боялась, что не ко времени. Скажите, почему я слышала ваш голос на Индре всего однажды.

– Мы знали: пока вы там, вам ничего не угрожает. Разве что мелкие неприятности от шпионов из соседней страны.

– А что им было нужно?

– Они из числа изоляционистов-экстремалов, официально не признанных даже собственными властями; ну а неофициально всё-таки имеют поддержку. Повсюду ищут тех, кто собирается навредить их стране… Так вот, мы готовились к реальной серьёзной угрозе вам – к моменту вашего отлёта с Индры.

– Всё поняла. Спасибо… Ну что ж, до встречи?

– До встречи.

Свеча окончательно погасла, голос исчез, кофе остыл. Но душа встала на место – можно жить дальше.

 

 



Источник: http://detektivi-belova.narod.ru/
Категория: Белова Лидия | Добавил: ЛидияБелова (31.05.2017) | Автор: Лидия Белова
Просмотров: 667 | Комментарии: 1 | Теги: Лидия, десант, Белова, космический, Фантастика | Рейтинг: 4.9/10
Всего комментариев: 1
avatar
1
По моему мнению, перед нами - вполне основательный фантастический детектив с очень динамичным сюжетом, который ну никак не хочет останавливаться, а всё развивается и продолжается, обещая читателю всё новые главы и серии этого же произведения.
Легко читается, легко воспринимается!
avatar