Четверг, 24.09.2020, 08:33
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Irbis [134]
Irbis
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск

 

 

Мини-чат
 
500
Статистика

Онлайн всего: 7
Гостей: 6
Пользователей: 1
АняЧу
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2020 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

 

 

 

 

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Irbis » Irbis [ Добавить произведение ]

Могила без памятника. Глава 17-18

 

 

Предыдущая глава http://nerlin.ru/avtor-irbis-mogila-bez-pamyatnika-glava-15-16

Глава 17

На «Уралхимзавод» Сергея взяли без проблем. Не начальником, конечно. Предложили пойти в химцех аппаратчиком, но он и этому был несказанно рад. Сергей переживал, что не пройдет медкомиссию – особенно боялся, что психиатр обнаружит неладное. Но психиатр, просмотрев базу данных, не нашел никакой информации о пребывании Берестова в психиатрической лечебнице. «Неужели Ирина постаралась?» – подумал Сергей.
На работе он быстро влился в коллектив, у него появились новые друзья. Так Ларин стал жить в двух лицах. На работе – Игорь, дома – Сергей. Оказалось, в этом нет ничего трудного. Разведчики вон постоянно меняют имена и ничего – привыкают. Родные теперь уже не терялись, если к телефону просили позвать Берестова.
– Игорь, тебя к телефону, – крикнул Василий. Называя его Игорем, он тем самым предупреждал, что Сергею звонят с работы. Об этом они договорились заранее.
– Слушаю вас, – сказал Сергей в трубку.
– Игорек, это ты? – спросил дрожащий женский голос.
«Мама Игоря», – догадался Сергей. Он до сих пор ни разу к ним не заехал, хоть и давал обещание Ирине. Нехорошо.
– Да… мама… это я, – ответил Сергей.
– Игорек, мы с отцом уже извелись совсем. Ирина сначала сообщила, будто ты за границу уехал на лечение, но я подозревала, что она что-то скрывает. А сегодня дала нам этот номер телефона и сказала, что ты нашел другую женщину. Это правда? 
– Правда.
– Игорёк! Мы же тебе не чужие, поймем любые твои поступки. Давай приезжай к нам, поговорим.
– Скоро буду, – пообещал Сергей.

Сергей хотел ехать к родителям Игоря на автомобиле, но вспомнил, что ключи у Лены. Пришлось добираться на трамвае. Он не сразу нашел нужный дом. На улице моросил противный осенний дождь; промозглая сырость забиралась под куртку. Сергей быстро продрог. Он долго стоял перед дверью и размышлял, как ему вести себя с родителями Игоря. «Может, признаться во всем? Первое время им больно будет, но зато мне никогда больше не придется ходить к ним. Непорядочно, когда пятидесятилетний мужик, находясь в образе их любимого сына, разыгрывает комедию», – подумал он и нажал кнопку звонка.
Дверь открылась. На пороге стояли улыбающиеся родители. У них в этот момент были такие счастливые лица, что Сергей понял: ему никогда не хватит духу сказать им правду.
– Проходи, сын ты наш блудный, – сказал отец и довольно хлопнул Сергея по спине. 
– Заходи, сынок, мы уже соскучились по тебе, – суетилась мать, помогая ему снять куртку.
В гостиной, на одной из полок мебельной стенки, стояла фотография, на которой был запечатлен Игорь с семьей. Сергей не захотел ее разглядывать, потому он повернулся к отцу и спросил первое, что пришло в голову:
– Как вы с мамой? Не болеете?
– Нет, Игорек. У мамы, правда, давление скачет. А тебе помогло лечение за границей? Ты где лечился?
– В Дрездене. Извините, что ни разу не позвонил вам – так получилось. Все время на немецком приходилось разговаривать, а к вечеру уже трудно перестроиться на русский. От валяния на немецких койках оказалось мало толку – память практически не вернулась. Многое придется вспоминать заново,  – сочинял на ходу Сергей.
– Сынок, мы тебе поможем, обо всем напомним, – успокоила мать. – Мы переживаем за тебя. Может, деньги нужны? Я слышала от Ирины, что ты сейчас не работаешь.
Сергей испугался, что ему сейчас начнут совать деньги, замахал руками и быстро ответил:
– Не надо мне денег. Ира не в курсе. Я уже месяц как работаю на Уралхимзаводе. Там хорошие заработки.
– Вот как… а мы ничего не знали… Игорек, я хотела спросить про женщину… к которой ты ушел… немолодая она, как будто, – слегка смущаясь, поинтересовалась мама. 
– Сорок пять лет – немолодая? Ты тоже себя в старухи, мама, записала? – рассердился Сергей.
– Нет, сынок, я не старуха. Не злись… извини… я ведь Ирину до сих пор люблю как свою дочь.
– Вот и хорошо. Никогда больше не говори так. Наташа – замечательная женщина. Живем душа в душу. Разве так не бывает – полюбил другую и ушел?
– Бывает, – подтвердил отец. – Живут люди годами как родные, а потом – бац! И становятся совершенно чужими друг другу. Это твоя жизнь, сынок. Главное – детей не забывай.
– Ира не хочет, чтобы я к детям приходил.
– Обижена сильно, значит, – сокрушенно покачала головой мама.
Родители, закончив расспрашивать Сергея о личном, стали рассказывать про свои дела и заботы. Сергей уже освоился с ролью Игоря и вел себя естественно. Родители не замечали никаких перемен в своем сыне. Беседа затянулась, а Ларин, боялся опоздать на последний трамвай. Он спешно стал прощаться.
– Скоро ты придешь снова, сынок? – спросила мама, когда он уже выходил за порог.
– Через неделю. Я позвоню предварительно, – пообещал Сергей.

Выйдя из подъезда, Сергей столкнулся с Ириной Берестовой. Она стояла на крылечке возле ступенек. По ее продрогшему виду и покрасневшему носу можно было догадаться, что она находится здесь уже давно. «Неужели меня ждет?» – подумал Сергей.

– Здравствуй, Ира. Ты к родителям Игоря приехала? – спросил он.
– Здравствуй, – ответила она и подошла к нему совсем близко, почти вплотную. –  Нет. Я тебя жду. Я позвонила, и Марья Андреевна сказала, что ты у них в гостях. Я сразу все бросила и приехала.
– Зачем? – удивленно спросил Сергей и отступил на шаг назад.
– Узнать, как прошла встреча. 
– Все хорошо. Они были мне очень рады. И даже не заметили никаких странностей. Через неделю еще раз приеду. Как видишь, я выполняю данное тебе обещание.
– Ничего не заметили… оказывается, можно же ведь так… – задумалась она на секунду и опять сделала шаг к нему.
Сергей заметил в ее глазах какой-то странный блеск и почувствовал, как внутри растет непонятный страх. Сергей хотел повернуться и уйти, но Ирина обхватила его руками и попросила:
– Обними меня покрепче. Последний раз… пожалуйста… мне это очень важно…
Он понимал, что делать этого не надо, но все же обнял Ирину. Ее холодный нос уперся в его подбородок. От пряди волос, выбившейся из-под платка, исходил легкий приятный запах тропических фруктов, и он сразу вспомнил, как обнимал ее тогда в больнице. В душу начала закрадываться жалость. Ира подняла голову, и он увидел ее глаза, наполненные невыносимым страданием.
– Ирин, я не Игорь, не обманывай себя… – тихо сказал он и опустил руки.
– Но у меня не получается вычеркнуть тебя из своей жизни и я сильно скучаю по тебе. Все время хочется видеть твою улыбку и слышать, как звучит твой голос. Поцелуй меня…– попросила она и первой прикоснулась губами к его губам.
В этот миг она словно превратилась в озеро, в котором он когда-то тонул. Холодные ключи начали сводить ноги судорогой. Еще несколько секунд и озеро поглотит его, утащив на дно. Сергей, опасаясь опять раствориться в безвестности, оттолкнул Ирину и бросился бежать со двора. К остановке, скрипя тормозами, подъехал последний трамвай. Сергей заскочил в салон, уселся на сиденье, закрыл глаза и пробормотал, тяжело дыша:
– Я идиот! Зачем я это сделал? 
Отдышавшись и успокоившись, Сергей осмотрел салон трамвая. В столь поздний час в нем ехало, не считая его самого, только два пассажира.
«Почему я не ощущаю, что она для меня совершенно чужой человек? Даже наоборот. Потому что во мне спрятан Игорь Берестов?» – размышлял он.
– Сергей! Ларин! – вдруг окликнули его сзади. «Кто здесь знает мое настоящее имя?» – поразился Ларин и повернулся.
Это оказался Виталий Яковенко – бывший сосед по больничной палате. С радостной улыбкой он соскочил с соседнего сиденья и подсел к Сергею. В руках он держал небольшой портфель.
– Здорово, Коломбо! – пожал ему руку Сергей.
– Привет! Сидел, смотрел по сторонам и вдруг увидел тебя. Как поживаешь?
– Нормально. Работаю. Что еще сказать? А ты давно выписался?
– Давно. Меня стабильно три-четыре раза в год кладут в больницу для принудительного лечения.
– Ты что, буйный? Почему тебя принудительно лечат?
– Нет, Серег, не буйный. Я абсолютно нормальный и здравомыслящий человек. Просто местные власти не хотят, чтобы правда наружу вышла, вот и прячут меня в психушку…
– Какая еще правда? – живо заинтересовался Сергей.
– Я уже четыре года расследую дело о массовом отравлении населения России!
– Чего?! Какое еще отравление?
Виталий расстегнул замочек портфеля и достал пухлую папку. Положил ее к себе на колени и раскрыл. Папка была набита всевозможными бумагами, чеками и ксерокопиями.
– Я каждый день объезжаю продуктовые магазины и переписываю составы различных сортов колбасы. 
– Зачем?!
– А затем, чтобы вывести всех этих нечестных дельцов на чистую воду! Вот, глянь, что они туда пихают!
Виталий принялся доставать листочек за листочком и с упоением объяснять, почему эти  колбасы ни в коем случае нельзя употреблять в пищу. Сергею стало скучно. «Никакой он не Коломбо. Обыкновенный псих», – подумал он и вздохнул. Неожиданно в голову пришла идея. Сергей не раз смотрел фильмы и читал детективы, в которых люди, страдающие аутизмом, помогали полицейским раскрывать преступления. Виталий не аутист, но кто знает, на что эти психи в реальности способны. Чем черт не шутит.
– Послушай, Коломбо! А ты не хотел бы расследовать действительно стоящее дело?
– Какое?
Сергей порылся  во внутреннем кармане куртки, достал сложенные листочки и развернул их перед Виталием.
– Вот эта женщина на двух фотороботах – одно и то же лицо. А вот мальчик, которого она похитила. Ты не мог бы попробовать раскрыть это дело? Полиция не сумела справиться, а ты ведь не кто иной, как лейтенант Коломбо! 
Виталий недовольно посмотрел на Сергея.
– Сергей, ты считаешь, что какой-то мальчик дороже населения всей страны?
– Нет, не считаю, но сейчас очень важно его отыскать. То колбаса, а то ребенок. Найдешь, потом занимайся колбасным делом, сколько хочешь.
– Мне виднее, какое дело важное, а какое нет. Сергей, ты не воспринимаешь меня всерьез. Не осознаешь всей опасности, нависшей над нашей страной. Ты такой же, как и все! А я считал тебя своим другом!
Виталий обиделся, бросил папку в портфель и пересел в другой конец вагона.
– Да-а… – разочарованно протянул Ларин и пошел к дверям.
На трамвайной остановке его уже ожидали Наташа с Васей. Лица у обоих были злые, словно он в чем-то перед ними провинился.
– Сергей! – начала ругаться жена. – Ты почему не взял с собой телефон? Мы переживаем и не знаем, что думать.
– Я что вам – малое дитя?! Бегаете, караулите, – рассердился Сергей.
– Ты эгоист, – сказал Вася.
– Кто бы еще говорил мне такое?! – повернулся Сергей к сыну.
Ларины, громко переругиваясь и обвиняя друг друга в бездушности, направились к своему дому.

Утром за завтраком Сергей сидел мрачный и ни с кем не разговаривал. Вася попытался узнать, что случилось, но отец только отмахнулся. Затем он молча встал из-за стола и отправился на работу. 
– Не знаю, что вчера произошло с ним на встрече у родителей. Он почти всю ночь не спал. Я спрашивала, не случилось ли чего, но он сказал, что встреча прошла нормально. Тогда почему он такой? – спросила Наташа сына.
– Отец не очень рад тому, что стал молодым. Разве не понятно? В последнее время у него часто возникает плохое настроение.
– Почему не рад? Любой на его месте был бы счастлив. Он еще молод, впереди у него много лет жизни и куча интересных событий, – не согласилась Наташа.
– Это ты так думаешь. На деле получается совсем по-другому. А это потому, что старая система не всегда корректно функционирует на новом железе. Драйверы не подходят, – тоном знатока рассуждал Вася.
– Вася, пожалуйста, не сравнивай живого человека с бездушным компьютером! – недовольно высказалась мать. – У тебя самого скоро в голове заведутся эти... как его… а вот, вспомнила – вирусы, черви и трояны!
Вася улыбнулся, но потом опять стал серьезным.
– Мама! Я его не понимаю совсем. Едва он устроился на работу, как тут же стал проситься в отдел, где работал раньше. Неужели он не соображал, что его туда не возьмут? Ему ведь показали большую фигу…
– Я знаю об этом. Его не взяли, потому что у Берестова нет диплома о высшем образовании, а для заводских бюрократов это оказалось важным. Даже превосходное знание немецкого языка не смогло их убедить.
– Ну и пошел бы в другое место! Тем же переводчиком в группу туристов можно податься. Путешествовал бы, мир повидал и все такое. Так нет, он решил опять поступать в институт на заочное отделение! Мечтает вернуться на свою должность. Он собирается катить камень на вершину, на которой его никто не ждет. Пройдет много лет, и наш папа с гордостью будет хвастаться правнукам: «Я на этом заводе проработал целый век!». Это же идиотизм! – бурно возмущался  Вася и чуть не смахнул рукой со стола масленку.
– Сынок, я согласна с тобой. Но мы его уже не переделаем…
Вася посмотрел на настенные часы и принялся торопливо собираться в свой офис. До начала рабочего дня оставалось двадцать минут.
– Ладно, мам, побегу, а то опаздываю, – проговорил Вася, надевая кроссовки. Собравшись, он махнул на прощанье рукой и скрылся за дверью.
Наташа вымыла посуду, привела себя в порядок и стала складывать одежду в спортивную сумку. Две недели назад она записалась в фитнес-клуб. Ей с недавних пор захотелось выглядеть моложе, но не оттого, что ее волновало общественное мнение по поводу молодого мужа.  Захотелось ей так – вот и все. Каждый человек для себя находит увлечение. Для кого-то это компьютеры, для кого-то ремонт автомобилей. Сергей хочет снова стать начальником. Кто знает, может это его хобби. Потому пусть живет, как хочет. Пусть даже учится – за себя и за того парня, который, возможно, так и спит внутри Сергея в фиолетовом тумане до поры до времени. 

Глава 18

Прошло четыре месяца. Жизнь Лариных шла своим чередом. Сергей, не обращая внимания на иронические насмешки сына, поступил в институт на вечерне-заочную форму обучения. Он хоть и многое забыл из пройденного когда-то материала, но пока учеба давалась легко. Ирина Берестова после того случая у дверей подъезда, ни разу не давала о себе знать. Сергей много раз хотел спросить как у неё дела, но, набрав номер, сразу сбрасывал звонок. Марья Андреевна Берестова при встречах сообщала, что у Иры все нормально. «Нормально» означало – дети сыты и ухожены, а Ирина работает. Сергей успокаивался, но что-то его по-прежнему мучило в глубине подсознания. Он впадал в плохое настроение, а оно в свою очередь переходило на всех домашних. Все становились нервными: покрикивали друг на друга и ссорились по любому пустяку. Порой Сергею казалось, что это Игорь отчаянно пытается вырваться наружу. Вася не верил и все время доказывал, что отцу это мерещится: «Его либо нет там у тебя совсем, либо он спит так же крепко, как ты когда-то в нем. Он не может ничего чувствовать и тем более подавать какие-то сигналы. Тебя электрошоком пытали – ничего не произошло. Вряд ли в твоем организме имеется какая-нибудь Ахиллесова пята, через которую можно что-то изменить». Сергей кивал головой, но до конца этому не верил – ведь Вася не мог всего знать.

– Ты винишь себя во всем, а этого не надо делать. Запомни одно - вечное чувство вины разрушает личность. Не превращай себя в психопата и неврастеника, – без конца твердили ему жена с дочерью.
– Да, наверно, вы правы, – соглашался Ларин, вздыхая. 

 Сергей в этот день как всегда добирался до работы на метро.  В   вагоне поезда присел на сиденье и от нечего делать стал  рассматривать остроносые носки своих зимних сапог. Хотя, если честно, Сергей не любил глазеть по сторонам, а в последнее время – в окна вагона. Он все никак не мог привыкнуть к своей новой внешности, и  потому лишний раз не хотелось видеть свое отражение.
«Зачем я послушался Лену и купил эти сапоги? Запудрила мозги – молодежные, молодежные… Неудобные они» – с неудовольствием размышлял он.
На одной из станций рядом с ним на сиденье присел какой-то мальчик и неловким движением ноги замарал джинсы Сергею. Сергей наклонился и стал стряхивать грязный снег с брюк.
– Сема! Аккуратней! – послышался знакомый голос.
«Мама Игоря – Марья Андреевна», – понял Сергей и, отвернув как можно сильнее голову, поднялся и попытался незаметно отойти. Но не тут-то было! Он не успел сделать даже трех шагов.
– Папа! Игорек! – чуть не на весь вагон закричали сзади. Берестовы его узнали, как бы он ни старался остаться незамеченным.
Ничего не поделаешь, пришлось Сергею возвращаться к ним. Радостный мальчик сразу обхватил Сергея руками.
– Папа, ты почему к нам не приходишь? – сходу спросил мальчик, заглядывая ему в глаза.
Сергей, застигнутый врасплох, настолько растерялся, что не знал, какой придумать ответ.
– Игорь, ты на работу едешь? – спросила Марья Андреевна.
– Да. Через три остановки – моя.
– А мы с Семой на следующей станции выходим. Будь добр, выйди с нами! Всего на две минуты, – голос мамы Игоря неожиданно изменился и стал очень сердитым.
«Что это она? Был у них в гостях на прошлой неделе, вроде все в порядке тогда было. А тут такой недобрый взгляд – словно хочет мне дать нахлобучку» – удивился Сергей, предчувствуя что-то нехорошее.
Поезд остановился, двери распахнулись, и они, влекомые толпой пассажиров, оказались на перроне. Марья Андреевна сделала еще более сердитое лицо и неожиданно слегка стукнула Сергея кулаком в лоб.
– За что? – вконец опешил Сергей.
– За то, что ты врал нам все это время! Самым бессовестным образом! Мне тебя прибить хочется!
«Неужели кто-то им сказал про меня правду?» – пронеслась первая мысль у Сергея.
– Да я вас обманывал, но… – начал оправдываться Сергей.
– Не перебивай меня! Я никогда не думала, что мы воспитаем такого негодяя как ты. Почему ты соврал нам, что Ира не разрешает тебе видеться с детьми? Я не заводила с ней разговор об этом раньше – для неё очень болезненно любое упоминание о тебе. А вчера я набралась смелости и спросила.  Она ответила, что никогда не воспрещала этому!
«Ах, вот, оно что! Наша с Ирой ложь об Игоре завела так далеко, что теперь из игры неизвестно как выйти. Попробуй ей сейчас признаться – прямо с перрона по скорой увезут» – дошло до Сергея.
Отчитывая Сергея, обычно доброе лицо Марьи Андреевной раскраснелось от негодования, Сема стоял рядом с ней, смотрел на отца и улыбался. Сергей знал почему – маленькие дети любят, когда их родители получают взбучку от бабушек и дедушек. Обычное детское злорадство – не все им, как говорится.
– … можно же сделать так, как поступает большинство порядочных мужчин – хотя бы раз в неделю встретиться с детьми? Игорёк, я никогда не думала, что ты такой! Ты же любил Таню с Семой. А как ушел к другой женщине, так всех забыл. Ира вчера простыла и попросила меня отвезти Сему в детский сад. Мне не трудно, но ведь у ребенка есть отец!  А то наделал детей, а мы должны отдуваться за тебя. Тебе вечно все мешало – тогда мотоклуб, сейчас институт. Совесть-то надо иметь! Так что, сынок, подумай над моими словами и не будь эгоистом!
Марья Андреевна взяла Сему за руку и, повернувшись, они быстро пошли к эскалатору. Сергей проводил их взглядом, уже хотел сесть  в вагон подошедшего поезда, но передумал и бросился догонять.
– Я провожу вас до Семкиного садика, заодно вспомню, где он находится, - сказал Сергей, подбежав к ним.
– Ты не опоздаешь на работу, сынок?
– Нет, мам.
– Тогда пойдем, покажем.
«Когда ложь длится долго, начинаешь в нее верить. Мне уже действительно порой мерещится, будто Марья Андреевна и Николай Львович мои родители, хотя они моего возраста. Опасно это – вживаться в роль…» – поймал себя на мысли Сергей.
Берестовы вышли из метро и направились в сторону детского сада. Снег поскрипывал под тремя парами ног, порывы февральского ветра кидали им в лицо мелкие колючие снежинки.  Сема шел посередине между отцом и бабушкой, периодически дергая Сергея за руку – не поспевал за взрослыми.
– Поедем в горы на выходные? На санках покатаемся, – вдруг предложил Сергей мальчику.
– И Таню возьмем?! – сразу загорелся Сема.
– Обязательно!
Марья Андреевна улыбнулась сыну.
– Вот и правильно! Съездите. Только гору не слишком крутую выбирайте.
–  Можно я  Семена заберу после работы и отвезу домой? Ира не будет против? – спросил Сергей.
– Глупости спрашиваешь, сынок! Конечно, можно…и даже нужно.
– Ура! – закричал Сема и запрыгал от радости.
«Как он похож на меня нынешнего, просто удивительно. Такой же нос, такие же брови. Мне ведь было столько же, как и Семке, когда я попал в детдом»  – подумал Сергей, глядя на веселого мальчишку, и в памяти вспыхнул далекий, но очень яркий эпизод из детства. Это был самый первый день пребывания в приюте. Он еще не освоился, и ему стало страшно ночевать среди незнакомых детей. Нянечка никак не могла уложить маленького Сережу спать. Он отмахивался от чужих рук и плакал, забившись в угол кровати. Нянечке ничего не оставалось, как сходить за Оксаной и попросить успокоить брата. 
– Дурашка, ты чего ревешь? Мы же завтра увидимся. Всегда будем вместе и я никому не дам тебя в обиду. Спи, давай, – уговаривала его Оксанка.
Серёжа вытер слезы рукавом пижамы и залез под одеяло. Сестренка гладила его по голове, пока он не уснул. В тот момент Оксана казалась ему необычайно взрослой, хотя ей самой было всего десять лет. 
Сестра ушла, но Сережа, не успев толком заснуть, проснулся оттого, что на соседней койке мальчик, уткнувшись в подушку, громко всхлипывал. Из-за чего плакал тот мальчик, он понял потом – от зависти…
– Ну, вот мы и пришли, – сказала Марья Андреевна, остановившись возле типичного для детских садиков двухэтажного здания. – Второй этаж, левое крыло, третья группа. 
Сергей довел их до дверей и, сославшись на то, что уже опаздывает на работу, поспешил назад к станции метро. Сергей почувствовал как хорошее настроение, словно пьянящее вино, теплом разливается по всему телу. Такого с ним уже давно не было, а тут душевное равновесие вернулось, как будто никуда и не уходило. Он бежал и не замечал ничего вокруг. Перебегая дорогу, не заметил приближающий автомобиль. Послышался громкий шелест шин тормозящих колес и Сергей обернулся. Отскочить назад не успел. Слава богу, водитель попался опытный. Он еще заранее заметил выскочившую на проезжую часть человеческую фигуру и затормозил вовремя. Тем не менее, машина, скользя юзом по льду, все равно крылом слегка стукнула Ларина в бедро. Сергей упал, но сразу поднялся и начал отряхиваться. Злой, но испуганный водитель вылез из машины, подскочил к нему и крикнул:
–  Парень, куда ты несешься?! Ноги-руки целы?
– Все цело. Я задумался и не увидел вас. Простите уж меня, –  улыбаясь, извинился Сергей. 
– Задумался он… потом людей в тюрьму садят из-за таких как ты… Ну, раз улыбаешься, значит все в порядке, – успокоился шофер.
– Я улыбаюсь, потому что несколько минут назад стал отцом.
– Отцом?! Поздравляю! Только внимательней будь на дороге, а то понянчиться не успеешь, – подобрел водитель.
– Спасибо! – засмеялся Сергей и неспешно, чуть прихрамывая, направился в сторону станции.

PS. В этом месте мне хотелось бы поставить точку. Только жизнь героев на этом не заканчивается и продолжается независимо от автора. Как она сложится? Выйдет ли когда-нибудь Игорь Берестов? Как будет жить Сергей Ларин дальше? Не знаю. Поживем – увидим…

 

 

 

 

 

Категория: Irbis | Добавил: Irbis (26.08.2020)
Просмотров: 7278 | Комментарии: 23 | Рейтинг: 4.9/79
Всего комментариев: 23
avatar
23 Бомж • 14:46, 30.08.2020 [Материал]
Своеобразная "Тайна личности Борна"!  А ничего, мне понравилось  up
avatar
19 cdtnf • 19:55, 06.09.2015 [Материал]
Ну,  я дочитала! И меня постигло разочарование. Концовки нет! Неизвестна судьба Валька. Вот про него уж точно надо было дописать. Да и главного героя надо было бы от одной души избавить, пусть тело Ларина умерло, но можно было  вселить в какое-то другое умершее, но не похороненное  тело. Снова была бы интрига! Подумайте, но что-то еще надо дописать!
avatar
20 Irbis • 14:46, 07.09.2015 [Материал]
Для этого я иоставил открытый финал...
avatar
Я считаю, что такой финал имеет право быть. Во-первых, тут не совсем всё неясно. Игорь-Сергей будет некоторое время маяться между двумя личностями, а потом, может быть, и определится на какой-нибудь одной. Это не так уж и важно! Главное - кропотливо и высокохудожественно описан удивительный факт внезапной смены личности.
Во-вторых - это достаточно известный литературный приём. Так его и назовём - "Поживем – увидим…" И неизвестно ещё, какой приём полезнее писателю - разжевать обязательно всё до конца, или оставить концовку несколько открытой!
Отличная повесть! Браво!  up
avatar
22 Irbis • 16:28, 28.08.2020 [Материал]
Спасибо большое!
avatar
17 Леонид • 17:59, 29.08.2015 [Материал]
Спасибо за повесть, несколько дней державшую в напряжении. Было очень интересно. От последних глав ждал большего и не верится, что такая история может так спокойно завершиться. Думаю, в жизни героя еще будут последствия столь сложного перевоплощения.
avatar
Последние главы получились очень спокойными, без всяких неожиданностей и потрясений. Ожидал, что души еще как-то пересекутся, но пока этого не произошло. А может, Игорь Берестов тоже окажется в другом теле.
avatar
16 Irbis • 16:01, 29.08.2015 [Материал]
Может... а может и нет....
avatar
18 Irbis • 13:23, 30.08.2015 [Материал]
Зачем его мучить)?
avatar
7 Irbis • 21:58, 27.08.2015 [Материал]
После просмотра нескольких американских комедий о переселении душ, я поставил цель написать, что это далеко не смешно.Это действительно беда, как себя будет чувствовать человек оказавшийся в такой ситуации. Обязан ли будет родственникам тех чье тело он занял. Закончить хэппи-эндом я никак не планировал.
avatar
9 APA • 22:26, 27.08.2015 [Материал]
Какой же это будет хэппи-энд? Когда в одном теле будут жить попеременно две души?
Можно подробно описать, как это трудно и мучительно. Страдания. Мечты о разъединении.
Жены будут страдать, что муж спит то с одной, то с другой. Сами Ларин и Берестов будут ревновать своих жен и детей друг к другу. Ссоры, скандалы и все такое. Но, все-таки, жизнь ))
avatar
5 APA • 21:23, 27.08.2015 [Материал]
Я тоже считаю, что читатель имеет право на законченный продукт. Вы же писатель! Материал получился добротный, выписанный. Если вам он уже надоел, то надо, считаю, поднапрячься хоть еще на одну главу и все закончить. Причем, думаю, мелодрамно закончить. Типа вдруг неожиданно объявляется умерший Ларин (допустим заснул летаргическим сном, а потом вырылся из могилы, или стук услышал могильщик и его откопали). А потом типа опять шаровая молния, или эксперимент в больничке, бац, и души возвращаются на свои законные места. Все довольны, все смеются. И читатель тоже доволен   smile
avatar
6 Irbis • 21:49, 27.08.2015 [Материал]
Это слишком неправдоподобно. Но подумать можно. В начале было заявлено - драма. Значит, без потерь не обойдешься. Такова жизнь. Недавно читал "Цветы для Элджернона" там тоже конец достаточно трагичен, но герой остался как бы жив. Так я натурально плакал - жалко его было. И этот трагический конец не портит произведение ни капли.
avatar
8 APA • 22:04, 27.08.2015 [Материал]
Да без проблемы! Можно одно молодое тело на двоих оставить. Но только души договорятся друг с другом и будут меняться по-очереди, то Берестовым, то Лариным.
Четные числа за одним, нечетные за другим   biggrin Можно вахтовым методом. По неделе, по месяцу   biggrin
avatar
10 Irbis • 03:34, 28.08.2015 [Материал]
Это очень пошло. К тому же по сюжету они не могут встречаться внутри себя. Сразу сойдут с ума. В этом я даже больше чем уверен, почитал как-то воспоминания сиамских близнецов. Было бы тогда естественней, если бы Ларин-Берестов повесился от возникшего в душе когнитивного диссонанса. Тут уж никому и ничего не досталось.
avatar
3
11 Анонимно • 09:59, 28.08.2015 [Материал]
Патологоанатом:

Это как раз не пошло, а научно. Полно описано случаев, когда в одной голове живет несколько душ сразу. Никакого когнитива не происходит, уживаются нормально, и даже договариваются друг с другом, когда какой душе выплывать наружу   smile
avatar
12 Irbis • 13:01, 28.08.2015 [Материал]
Это на уровне бреда. Даже не могу на себя это примерить))
Там и так сергей будет всречаться с Ириной - детей то он принял.
avatar
13 kosmik • 13:41, 28.08.2015 [Материал]
Бред - не бред. А вот материал из википедии:

"Диссоциати́вное расстро́йство иденти́чности (также используются диагнозы расстройство множественной личности, раздвоение личности, расщепление личности) — очень редкое психическое расстройство из группы диссоциативных расстройств, при котором личность человека разделяется, и складывается впечатление, что в теле одного человека существует несколько разных личностей (или, в другой терминологии, эго-состояний). При этом в определённые моменты в человеке происходит «переключение», и одна личность сменяет другую. Эти «личности» могут иметь разный пол, возраст, национальность, темперамент, умственные способности, мировоззрение, по-разному реагировать на одни и те же ситуации[4]. После «переключения» активная в данный момент личность не может вспомнить, что происходило, пока была активна другая личность."
avatar
14 Irbis • 18:47, 28.08.2015 [Материал]
Ну надо, чтобы идея была. Сейчас пока нет ее.
avatar
1
3 АняЧу • 21:06, 27.08.2015 [Материал]
Ну так не интересно! Разбег был на рубль, а удар получился на копейку и непонятно куда, но только не в ворота. Я думаю, что такие истории надо обязательно заканчивать. Сами подумайте, неуспокоенный читатель следующую вашу вещь читать уже не будет. Какой смысл, если конца все равно не будет? ... Требуем, требуем! ))
avatar
4 Анонимно • 21:18, 27.08.2015 [Материал]
Честно говоря вся эта история приснилась мне ночью. Я пронулся весь возбужденный и потрясенный, и бегом за авторучкой и тетрадкой. Кратко записал ключевые моменты, обрывки важных диалогов в - боялся хоть что-то забыть. Потом сел и стал печатать. И во сне в роли Ларина был я)). Согласен, что ближе к концу накал страстей спадает. Тут возникла проблема с фантазией. Но Ларина надо было как-то встроить в социум. Потому последние главы вышли чересчур спокойными.
avatar
4
1 АлинаНечай • 17:37, 27.08.2015 [Материал]
Ну вот... Вам обязательно надо будет придумать продолжение))
avatar
2 Irbis • 17:59, 27.08.2015 [Материал]
Это называется открытый финал. Автор вроде все сказал что хотел, но оставил лазейку - а вдруг вторую книгу захочется написать). Или вдруг когда-нибудь я стану знаменитым))) Найдутся, Те кто захотят написать фанфик с продолжением).
avatar