Четверг, 22.10.2020, 23:24
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Irbis [134]
Irbis
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск

 

 

Мини-чат
 
500
Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 2
Пользователей: 1
ВикторСазонов
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2020 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

 

 

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Irbis » Irbis [ Добавить произведение ]

Могила без памятника. Глава 13

http://nerlin.ru/irbis-mogila-bez-pamiatnika-glava-12

В родном дворе наблюдалось целое скопление машин и автобусов. Кругом лежали венки и между ними сновали женщины в черных платках. Сергей подошел поближе и обомлел. В кузове бортового «Зила» стоял памятник из полированной нержавейки: «Ларин Сергей Александрович» гласила надпись под фотографией.
Сергей не раз слышал, что людям снились сны, в которых они видели себя в гробу. Но это было во сне, а тут все происходило наяву. Пробравшись сквозь толпу, он увидел родные лица коллег по работе, друзей и соседей по дому. Возле гроба стояла его семья. Наталья заметила Сергея и улыбнулась глазами. У Ленки расплылся рот до ушей. Сергей прошел и встал между женой и дочерью. Наталья прижалась к нему плечом и спросила шепотом:
– Как ты здесь очутился?
– Потом расскажу.
– Ты сбежал? – взяла его под руку дочь.
– Нет. Отпустили.
– Правда?! – обрадовалась она и сжала его локоть со всей силой.
Сергей непроизвольно поморщился.
– Перестань улыбаться, дура! – сердито прошипел Василий.
– Вася! – цыкнул на него Сергей.
Сергей рассматривал покойника со странным двояким чувством. Он хоронил самого себя. Пришел сюда и теперь ему придется участвовать в поминках, говорить вместе со всеми «пусть земля ему будет пухом». Может, не стоит соблюдать эти обряды? Ведь он стоит сейчас здесь среди всех живой и никуда уходить не собирается.
 Черная муха покрутилась над гробом и села на лоб покойника. Сергею это не понравилось и он прогнал ее, махнув рукой.
– Мне как-то не по себе, –  тихо сказал Сергей Наташе.
– Мне тоже. Может, ты отойдешь пока в сторонку или дома нас подождешь? Я представляю, что ты сейчас чувствуешь. Мне и самой кажется, что я сейчас чокнусь. Ты и там и здесь…
– Я здесь, рядом, и останусь на похоронах до конца. Как бы тяжело не было – нам надо через это пройти. Ты, Наташ, старайся думать о чем-нибудь отстраненном.
– Легко сказать…
Краем глаза Сергей заметил, как соседка Федотовна смотрит на него недобрым взглядом и сокрушенно качает головой. «Иногда они возвращаются снова», – пронеслось у него в голове название романа Стивена Кинга.
Забегали туда-сюда люди с красно-черными повязками. Распорядитель похорон зычно прокричал всем:
– Товарищи, проходим в автобусы! Сейчас поедем на кладбище!

Могилу уже выкопали заранее, а гроб установили на табуретки рядом с ямой. Началась гражданская панихида. Как много было сказано теплых слов! Вот проживет человек, проработает всю жизнь, а добрые слова скажут только на похоронах. Только он их не услышит. 
Видя дорогих сердцу коллег, Сергею нестерпимо захотелось вернуться на свой завод. Вот и экономист Аллочка Мельниченко вышла с речью. Она – маленькая, косолапенькая и на высоченных каблуках – всегда вызывала у Сергея улыбку. Он сравнивал ее с комариком, а длинный и остренький Аллочкин носик только усиливал это сходство. И сейчас, чтобы не засмеяться, Сергей опустил глаза.
– Сергей Александрович был замечательным человеком! Жизнерадостный, с чувством юмора. Без сомнения могу сказать: мы все – женщины планового отдела – были без ума от Сергея…
– Ты что там на работе перед дамами хвост распускал как павлин? – ревниво поинтересовалась Наташа и толкнула его в бок.
Сергей недоуменно пожал плечами. Он сам об этом узнал только сейчас. Завершал панихиду начальник Геннадий Павлович или шеф Генпланыч, как привыкли его называть за глаза подчиненные. Говорил он медленно, делая паузы, но как всегда много и красиво.
– После тяжелой и продолжительной болезни из жизни ушел наш друг… товарищ и просто очень хороший человек. Сергей стоял у истоков создания нашего совместного российско-германского предприятия… его великолепное знание немецкого языка позволяло в любую минуту решать с нашими немецкими партнерами самые трудные задачи… я проработал с ним много лет…
Сергею приятно было слушать такие слова. Он перевел взгляд на покойника и внимательно осмотрел руки, скрещенные на груди. На тыльной стороне кисти, что лежала сверху, он заметил шрам. И сразу вспомнил, откуда взялась эта давняя некрасиво затянувшаяся рана. Пугач. Кто из мальчишек не мастерил в детстве эту штуку? Да все почти делали. Вместе с другом Витей Ширяевым они тайно сотворили самострел. Пороха не нашли, обошлись спичками. Десять коробков ушло. Испытания проводили в детдомовском подвале. В качестве мишени приспособили жестяную банку. Вместо пули вставили болт с отрезанной шляпкой. Пистолет разорвало сразу – алюминиевый ствол не был предназначен для этого. Пуля ушла в стену и рикошетом вернулась в руку, пробив насквозь ладонь. 
Было море крови и крика. Первая попавшаяся им на пути воспитательница, увидев развороченную руку, грохнулась в обморок. Она не перенесла вида крови, льющейся струйкой по всему полу. Благо старшие воспитанники помогли. Перемотали руку чистой наволочкой и довели до медпункта.
Глядя на шрам, на желтое лицо с заострившимся носом, Сергею стало невыносимо жалко себя того – в гробу. А проникновенные слова Геннадия только усиливали чувство утраты.
– … спи спокойно, наш дорогой товарищ. Мы тебя никогда не забудем! – закончил шеф и аккуратно вытер указательным пальцем выкатившую слезу. 
Сергей зарыдал. Наташа и Лена сразу присоединились к нему. Василий кусал губы и тихо всхлипывал. Гроб опустили в могилу, люди стали по очереди кидать на крышку горсти земли. Сергей тоже бросил и в эту секунду окончательно понял, что обратная дорога в собственное тело для него закрыта навсегда. Гроб зарыли, поставили памятник, и все, кто хотел, поехали в столовую на поминки.
Для чего нужны поминки? Для того чтобы люди хорошо выпили, поели и побыстрее забыли  покойника. Живым не надо тягостных воспоминаний.
С поминок они возвращались пешком вдоль набережной реки Исети. Судов на ней нет; только рыбаки с лодками торчат на середине, пытаясь поймать хоть что-то себе на ужин.
– Тебя не будут больше искать? – переживала Наталья.
– Нет. 
– Точно? А как же Берестова? Неужели она согласилась?
– Берестовой сейчас очень тяжело. Она говорила, что Вася ее убедил, но это не так. Можно только догадываться о том, что творилось у неё сегодня в душе... Давайте не будем об этом. Я с вами и ладно. Кстати, мне не терпится узнать, как ты раскрыл тайну моего появления? – спросил Сергей, повернувшись к сыну.
Василий загадочно улыбнулся, глубоко вздохнул, прокашлялся и начал описывать произошедшие события. Дойдя в рассказе до того места, когда появляется шар, он возбужденно замахал руками, расписывая, как мотоциклисты встретились с молнией, неожиданно возникшей под мостом, и как она показалась им разумной. Сергей остановился и мысленно перенес себя в тот роковой день.
Он помнил, как загрохотал гром и в небе вспыхнули первые молнии. Как побежал вдоль рельсов, надеясь быстрее найти укрытие. С моста он видел подъезжающих мотоциклистов. Но добежать и спрятаться не успел. Все пространство вокруг ярко осветилось, а потом наступила темнота. 
– Это была не шаровая молния,  – заключила дочь. – Это была твоя душа, папа…
– Меня воспитывали атеистом, а ты говоришь душа…
Слово «папа» было произнесено необычайно нежно. Наталья не обратила внимания, а Вася, раздув ноздри, убийственным взглядом посмотрел на сестру.
– Шар крутился над ними по кругу, словно взял их в оцепление. Им было страшно, но они не могли отбежать… молния, словно выбирала жертву из всех четверых… шар мог попасть в любого, но судьба выбрала Игоря Берестова, – закончил рассказ Василий.
– Вот, если бы не было мотоциклистов или собака там пробегала, то мне пришлось бы выть и бегать за вами, а вы бы прогоняли меня палками, – предположил Сергей возможную ужасную перспективу.
– Если бы да кабы…  Тут, как говорится, – на кого бог послал, – не согласилась жена.
– Да нет никакого бога, – стал спорить Сергей.
– Есть! – уверенно и почти хором ответили женщины.
– Если вы говорите это душа, то почему Берестов не стал мною, когда очнулся?
У Васи на это сразу нашелся ответ:
– Я долго думал над этим. Много прочитал литературы и могу лишь предположить, что человеческий мозг – это как бы супербиокомпьютер. С большой натяжкой, конечно. Хотя все-таки компьютеры создавал человек, и принцип его работы схож с работой человеческого мозга. У человека, как и у компьютера, имеются два вида памяти – быстрая и долговременная. Чтобы стать тем, кем ты сейчас есть, нужно время. Это как установка новой операционной системы. Свое «я» надо куда-то зашить. Для начала информация попадает в долговременную память. Первым делом записывается детство. Между прочим, ученым уже давно известно: если у любого человека по какой-либо причине повреждается та область памяти, которая отвечает за воспоминания детства, то он сразу забывает, кто он такой. Даже имени своего не знает. Профессиональные навыки остаются, но больше он ничего не помнит.
– Вот как! – удивился Сергей.
– Слушай дальше. Ничто не подходит лучше для перезаписи информации, чем обычный человеческий сон. Мозг во время сна работает на полную катушку. Правда, человек видит при этом тысячную долю из своих сновидений. Игорь чувствовал неладное внутри себя, но не понимал, что с ним происходит. Какое-то фиолетовое сияние постоянно присутствовало в его мозгу. Ему постоянно снились сны про твой детдом, про твоих друзей детства. Сны были обычными, не кошмарными, потому они не беспокоили его. Это Ирина нам рассказала. Правда, она не совсем поняла мои рассуждения о замене одной личности другой. По ее мнению, ты спрятался в чужом организме подобно герпесу и ждал своего часа. Берестов постоянно пересказывал ей свои сновидения, и теперь она очень много о тебе знает. Если бы Куприянов не сбил ее с панталыку,  то она нашла бы тебя очень быстро.
–  Да… вот как оказывается… удивительно все это… но герпес потом прячется обратно, – задумался Сергей. – Вы хотите сказать, что я могу исчезнуть?
– Мы все этого не хотим! – сказал Вася, и они втроем обняли Сергея.
– Сергей, а мы уже голубые халаты собрались шить, материал купили, – сообщила Сергею Наташа. –  Решили всей семьей похитить тебя из больницы.
– Ничего себе! Вы молодцы! Я не ожидал от вас такого! – растрогался Сергей.
Может ли человек быть счастливым в день собственных похорон? Оказывается, может.

Сергей с Васей шли чуть быстрее и через некоторое время немного оторвались от женщин.
– Того, кого мы сегодня хоронили, убил Куприянов, – тихо, стараясь чтобы не услышали жена с дочерью, сказал Сергей.
– Как? – остановился сын, пораженный такой новостью.
– Я понял так – он проводил над нами эксперимент. Наши головы лежали рядом, соприкасаясь висками. Куприянов воздействовал электрическим током, пропуская его через нас обоих одновременно. Пытался вернуть всех на место, но не получилось. Это, как видишь, непросто. Светящийся шарик не перескочил обратно. Но вот один из нас не выдержал этого испытания.
– Надо подать на него в суд.
– Не надо. Мы ничего не докажем. Мало того, даже не сможем толком объяснить суть претензий. Правда, после электрошока у меня перестала болеть голова и не беспокоят фиолетовые вспышки. Ты говорил – у Берестова такие же были. 
– Значит, ты больше никогда не будешь Игорем?
– Не знаю. Сплюнь три раза через плечо и давай маму с Леной подождем.

Девять и сорок дней Ларины решили не отмечать. Некоторые из их друзей посчитали это странным некрасивым поступком и больше не захотели общаться. Наталья не расстроилась. Она и так старалась свести все отношения со знакомыми к минимуму – не хотела раскрывать тайну. Помимо проблем с друзьями добавилась еще одна – общественное любопытство. Любой едва знакомый ей человек, узнав, что она живет с молодым мужчиной, осаждал ее вопросами. Но если от чужих людей еще можно было открутиться, то ее старые приятельницы были особенно навязчивы и неприятны. А вопросы их были весьма бестактные и ожидаемые:
– Наташ, как тебе удалось молодого подцепить? Чем ты его взяла? Мы-то думали, на похоронах родственник рядом с вами стоял, а оно вон как оказывается – молодой любовничек! Как он в кровати – орел, поди? Сколько вы там за ночь? Присматриваешь за ним? К Ленке-то не пристаёт? Ты не боишься, что он тебя бросит?

Каждый раз, слыша очередную порцию таких однотипных вопросов, Наталье хотелось рычать как пантера и рвать этих доброжелателей на части как тигрица. Она едва подавляла в себе желание воскликнуть: «Какая вам разница? Занимайтесь своей семьей и не лезьте в мою!».

– Сереж, я все думаю, а вдруг бы мы тебе не поверили? Хотя я должна была поверить еще быстрее, чем Лена, но вдруг? Что бы ты делал? – спросила Наталья как-то Сергея. 
– Если бы не сгноили в психиатрической больнице, начал бы жить заново. А как еще? Бывает же в жизни, что люди теряют всё и всех, не в силах ничего изменить. Живут как-то… если мне дали шанс выжить, то почему бы не воспользоваться?

http://nerlin.ru/avtor-irbis-mogila-bez-pamiatnika-glava-14

 

 

 

 

Категория: Irbis | Добавил: Irbis (12.08.2020)
Просмотров: 6236 | Комментарии: 8 | Рейтинг: 4.9/66
Всего комментариев: 8
avatar
Я любительница мистики. Мне понравилось. Буду все читать!  smile
avatar
7 rokos • 16:34, 12.08.2020 [Материал]
Текст качественный, Рекомендую всем для прочтения, потому как у автора талант есть!   up
avatar
6 cdtnf • 21:44, 05.09.2015 [Материал]
sad
avatar
5 Мирослав • 17:39, 28.08.2015 [Материал]
Ситуация и впрямь фантастическая. Попадание на свои собственные похороны не каждый легко воспримет. Главное, что Сергей вернулся в свою семью, хотя и в другом облике, но ему рады, его возвращение долгожданное.
avatar
2 Анонимно • 08:39, 27.08.2015 [Материал]
На тринадцатой главе нельзя заканчивать. Плохая примета ))
avatar
4 Irbis • 09:47, 27.08.2015 [Материал]
Да я знаю. Потому еще не конец
avatar
1 Фруктоза • 08:38, 27.08.2015 [Материал]
Так это концовка? ... Вот повезло-то этому Ларину. Такие приключения!  smile И помолодел еще в добавок.
avatar
3 Irbis • 09:46, 27.08.2015 [Материал]
18 глав в повести
avatar