Пятница, 24.09.2021, 06:44
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск

 

 

Мини-чат
500
Статистика

Онлайн всего: 7
Гостей: 6
Пользователей: 1
АняЧу
Top.Mail.Ru
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2021 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

 

 

 

 

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) » Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) [ Добавить произведение ]

Великий рапсод. Перемена в жизни

 

 

 

Начало поэмы  

https://nerlin.ru/publ....-0-9623

 

Предыдущая глава https://nerlin.ru/publ....-0-9629

 

                                  35

Мальчику нянек и слуг наняла Хрефеида,

И занялась получением знаний сама:

«Знания — это от бед и ошибок эгида,

Если хватает к наукам любви и ума!

Это ж позор для меня — я изрядно богата,

А разбираюсь в науках, как дочь рыбака,

Вдруг соблазнит молодого учителя плата,

Щедростью я заманю в свой чертог знатока!»

 

                                   36

Дочь рыбака просыпалась по-прежнему рано

И выходила потом на широкий балкон,

Где намечала она содержание плана,

Чтоб непременно исполнить его, как закон.

«Надо б послать мне слугу, чтоб привёл кифареда,

Только вот имя забыто! — Сказала она. —

Думаю, он, как рапсоды в стране — непоседа,

И для него, как обычно, свобода важна…»

 

                                   37

Вскоре вернулся слуга и поведал вдовице:

«Есть мудрецы, но  негодным бывает иной,

Всех я объехал сегодня в твоей колеснице,

Фемий согласен учить, он приехал со мной.»

Сразу хозяйка сказала: «Какая удача,

Что у меня оказался смышлёным гонец!

Присказку часто я слышала в море, рыбача:

«Вот на ловца и приплыл вожделенный тунец!»

 

                                   38

Вышла за двери она, подошла к кифареду

И пригласила его в приусадебный сад,

Где начала с мудрецом об ученье беседу,

Определив по одежде, что он небогат:

«Правду поведать хочу о себе по секрету

Без передачи другим, что я — дочь рыбака.

Я, как рапсод, не бродила по белому свету

И не имею достаточных знаний пока…»

 

                                   39

Слушая, Фемий смотрел на неё с изумленьем:

«О, как собой хороша молодая вдова —

Не описать красоту лишь одним восхваленьем,

И несомненно разумна её голова!»

«Я овдовела,  но есть на учения средства,

Маленький сын мой к процессу учёбы готов.

Я же хочу вместе с  ним, без пустого кокетства,

Тоже учиться различным основам основ!

 

                                   40

Необразованной быть — для хозяйки обидно,

Твёрдые знания — мощь для персоны любой!»

Фемий же думал о ней: «Как она миловидна,

И не гордится сверх меры хозяйка собой.

Я соглашусь на её предложенье, бесспорно —

Радостью станет она для ушей и очей!

Лучше б в ученье она оказалась покорна —

Только иные бывают огня горячей!»

 

                                   41

«Фемий, ответь: ты с моим предложеньем согласен?» —

Так напрямую сказала хозяйка ему.

Он торопливо подумал: «Отказ мой опасен —

Я не желаю её отдавать никому!»

Вслух же учитель сказал: «Не люблю торопливость,

Вот и молчал, подбирая разумный ответ.

Предпочитает ученье порой молчаливость,

Чтоб не раскрыть по ошибке особый секрет.

 

                                   42

И на каких же условиях будет ученье?

Твёрдые знанья не терпят большой суеты!»

«Знай, что тебя я  беру на своё попеченье,

Дам и покой, и еду от моей щедроты.

Всё для тебя станут делать домашние слуги,

И, разумеется, будешь обут и одет.

Не откажу я тебе и в разумном досуге,

Веря, что он не пойдёт обученью во вред.

 

                                  43

Кроме того, за работу получишь награду —

Злата и дивных каменьев тяжёлый ларец,

Лишь бы учил ты любимого сына, как надо,

Ибо он должен прославить себя, как певец!

Да и меня познакомишь с лирической музой —

Женская ценность не только в умелости рук!

Я постараюсь не быть на уроках обузой,

Мне интересно проникнуть в секреты наук!»

 

                                   44

Как отказать мог учитель красавице этой,

Ежели к ней был направлен мечтательный взор?

Он представлял молодую вдовицу раздетой,

Ведь не встречал он прекрасных таких до сих пор!

Но, отгоняя усилием воли виденья,

Выразил Фемий согласье одним словом «Да!»

И, отступив до границ своего поведенья,

Он лишь покорно спросил: «Где начнём и когда?»

 

                                   45

«Разве же это проблема, достойный учитель,

Знаю, что быстро решить мы сумеем её — 

Очень обширна для добрых занятий обитель,

Следуй в андрон — вот рабочее место твоё.»

Фемий обвёл помещенье мечтательным взором

И оценил высоту белокаменных стен:

«Здесь заниматься наукой возможно и хором,

Но ученик-то один будет — Мелесиген?»

 

                                  46

«Нет, отчего же один? Я имею стремление тоже

Вместе с ребёнком своим набираться ума!

Это желанье моё на каприз не похоже —

Знание — свет, говорят, неучение — тьма!

Я выхожу на прогулку ещё до рассвета

И по садовым дорожкам брожу, не спеша,

Вижу и слышу, как дышит в то время планета,

И наполняется чистой любовью душа…

 

                                   47

Кажется, лучше с утра начинать обученье,

Так как не будет ничем голова занята,

После полудня все мысли мои — в заточенье:

Слуги, хозяйство, ребёнок, во всём — суета!»

Стал размышлять молодой просветитель, мечтая:

«Мне предоставил такие возможности рок:

Или красавица с сыном, зато холостая,

Или давать сорванцам за уроком урок…»                   

 

                                   48

…И началось обучение Мелесигена,

Фемий к ребёнку проникся открытой душой,

Стала заметна для всех в малыше перемена —

Он научился о жизни судить, как большой.

Так и текла жизнь в чертоге волна за волною:

Цели имели и Фемий, и мать малыша —

Он возмечтал сделать эту матрону женою,

И Хрефеида влюбилась, к усладе спеша.

 

                                  49

Отроку как-то сказал на занятье учитель:

«Пальцы твои на кифаре творят волшебство,

Кажется мне, у тебя Аполлон — покровитель,

Дивной игрой удивить сможешь даже его!

Ты обладаешь, замечено, слухом отменным,

Голос твой чист, и поёшь, словно птица с высот.

Думаю я, что ты станешь певцом вдохновенным,

Если познаешь наш мир, как свободный рапсод!»

 

                                   50

Мальчик задумался вмиг над такой перспективой,

Пристальный взгляд устремил он в большое окно,

Словно желая проведать о жизни счастливой

Тех, для кого окунуться в любовь суждено:

«Ты образован, учитель, но этого мало,

Чтобы по жизни идти рядом с доброй женой.

Сердце твоё не пронзала любовь, словно жало?

Так или нет? Поделись этой тайной со мной!»

 

                                   51

«Мальчик, ты вырос, я вижу по мыслям такое,

Если мне задал вопрос про жену и семью,

Знаю давно я, как быть от любви в непокое,

Ибо влюблён я в прекрасную матерь твою.»

«Так почему не признался, скажи откровенно!

Для настоящей любви не бывает преград!»

«Всё, ученик, для меня в этой женщине ценно,

Я бы охотно на свадьбе вручил ей гранат…»

 

                                   52

Отрок продолжил беседу: «Понятно в чём дело —

Злата тебе не хватает на свадебный плод…

Ты ей попробуй признаться в том честно и смело,

Оду о сильной любви напиши, как рапсод!»

Добрый учитель задумался: «Истина рядом.

Мальчик не взрослый, а молвит сейчас, как мудрец.

Видно, не зря занимаюсь семь лет этим чадом,

Коль голова у него, как богатый ларец!»

 

                                   53

Мелесиген вдруг воскликнул: «Я  вижу, у сада

Мать загрустила совсем в ожиданье тебя!»

Фемий подумал: «Признаться бы женщине надо!

Зря ль я страдаю семь лет, безответно любя?»

Вмиг он направился к саду решительным шагом,

Чтобы признаться хозяйке в любви, наконец:

«Станут ли эти слова для прелестницы благом?

Не стушеваться бы только, как скромный юнец!»

 

                                   54

Вскоре догнал Хрефеиду влюблённый учитель,

Фразы признанья в любви сочинив на ходу,

Сын улыбнулся: «Забавно, что чувства хранитель,

Нежно любя, прозябал много лет, как в бреду…»

Фемий, безмерно волнуясь, пришёл на свиданье

И Хрефеиде изрёк: «Отменён мной урок…»

Сразу застыла на месте она в ожиданье,

Словно ступила в тот миг на запретный порог.

 

                                  55

Скромный учитель явил небывалую смелость:

К ней подступил, как морская волна к кораблю,

Преодолев овладевшую им онемелость,

Вымолвил ей: «Хрефеида, тебя я люблю!

Долго молчал я, в любви признаваться не смея,

Я — лишь учитель, и честно скажу: небогат,

Ты же роскошна, как будто златая камея,

Значит, открыл бы я тайну свою невпопад.»

 

                                   56

Женщина сразу смутилась, зарделись ланиты,

Светлые слёзы смахнула дрожащей рукой,

И прошептала: «Ужели секреты открыты?

Я потеряю  сейчас от  признаний покой!»

«Выслушай эти слова о любви Хрефеида! —

Тут он запнулся,  душевное  пламя храня,   —

Разве от страстных признаний возможна обида?

Ты дорога́ эти годы, как жизнь для меня!»

 

                                  57

«Как неожиданно это признанье, но к месту —

Я собиралась поведать о чувствах сама.

Стало быть, ты обращаешь хозяйку в невесту,

Коей достойную пищу давал для ума?»

«Верно! О свадьбе вещаю горячие речи,

Не удержаться сейчас от порыва страстей,

Давит несбыточность наших желаний на плечи,

Я без ответной любви, как в цепях Прометей!»

 

                                  58

«Фемий, тебя не желаю… вводить в заблужденье —

Лучшего мужа просить у Киприды смешно,

Мысль о союзе с тобой для  меня — наважденье:

Я о  любовном признанье мечтаю давно!

На предложенье твоё я бесспорно согласна!

Скромность отбросив,  призна́юсь в любви я в ответ!

Буду я счастлива в браке с тобой ежечасно,

Ведь для взаимной любви нам препятствия нет!»

 

                                  59

Стали недолгими хлопоты в доме о свадьбе:

Злата полно: сбереженья вложил и жених,

И начались торжества в той богатой усадьбе,

Коя тогда стала пристанью счастья для них.

А на пиру многолюдном, красивом и шумном

Эпиталаму пропел им сам Мелесиген,

Яркий талант все узрили в подростке разумном —

Гимн в исполненье юнца оказался священ…

 

ГЛОССАРИЙ к главе «Перемена в жизни»:

 

   Аполло́н — грозный и  могучий олимпийский бог,   сын Зевса и Латоны, брат-близнец богини Артемиды. Аполлон — покровитель поэзии, музыки и  других искусств, бог прорицания и хранитель стад скота. Он связан с исцелением и  очищением и мог также наслать на людей чуму или наоборот — научить их искусству лечения различных недугов.

   Андро́н — (с древнегреческого: «мужская комната») отдельный зал в античном доме. Андрон предназначался только для мужчин и их гостей. Это был представительский зал греческого дома и был богато декорирован — пол облицован мозаикой, стены покрыты росписью, а мебель искусно украшена.

   Грана́т — плод, полный семян; по этой причине он воспринимался, как символ любви и плодородного супружества во многих мировых культурах. Часто жених дарил гранат невесте на свадьбе .

   Каме́я — это ювелирное украшение, вырезанное на самоцветных камнях и часто обрамляемое золотом. 

   Кипри́да  (это другое имя Афродиты) — богиня красоты и любви, входящая в число двенадцати великих олимпийских богов. Богиня родилась из морской пены и капель крови титана Урана у острова Кифера, но была отнесена ветром на морской раковине к острову Кипр, где и вышла на берег.

   Кифаре́д, это — музыкант, играющий на кифаре. Кифа́ра — древнегреческий струнный щипковый музыкальный инструмент; самая важная в античности разновидность лиры.

   Мелесиге́н — сын, родившийся у прядильщицы шерсти Хрефеиды от бога Аполлона.

   Промете́й (др.греч.  буквально, «промыслитель», предвидящий, пророк)—сын титана Япета, двоюродный брат Зевса. За то, что он дал людям огонь, Прометей  по приказу Зевса был прикован цепями  к скале в горах Кавказа.

    Рапсо́ды («сшиватели песен» или «певцы с жезлом в руке») — профессиональные исполнители эпических поэм в классической Греции; странствующие певцы, декламировавшие поэмы с жезлом в руке (жезл — символ права выступать на собрании).

   Рок — то же, что судьба, предопределение, участь. 

   Фе́мий — молодой, но  известный в городе  Смирна  учитель детей.

Хрефеида — прекрасная прядильщица шерсти, дочь бедняка из города Смирна,  родившая от бога Аполлона сына Мелесигена.

   Эги́да — щит Зевса, сделанный Гефестом и обтянутый шкурой умершей  кормилицы Зевса — козы Амалфеи. Отдан богине Афине. Иносказательно — защита, покровительство.

   Эпитала́ма — (от греч. epitalamios — свадебный, брачный, от epi - при, перед и talamos — брачный покой) — свадебная песнь, бытовавшая в античное время,  как часть художественного оформления свадебного обряда.

 

         

Продолжение поэмы https://nerlin.ru/publ....-0-9640

 

 

 

 

 

 

Категория: Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) | Добавил: salnikoffaleksei15 (28.08.2021) | Автор: Алексей Сальникофф
Просмотров: 319 | Комментарии: 2 | Теги: эгида, Киприда, Фемий, эпиталама, рапсод | Рейтинг: 4.9/12
Всего комментариев: 2
avatar
1 kosmik2 • 14:11, 28.08.2021 [Материал]
Хорошо быть богатыми!   biggrin  Сами себя экзальтируют!
А вот то, что Гомера Мелесигеном называете, это неправильно. Хайпуете, но не на том. Современный читатель и Гомера-то не знает. Незачем его называть по-другому.
avatar
1
2 salnikoffaleksei15 • 18:29, 28.08.2021 [Материал]
А Вам известно, как звали Геракла в молодости?
Это древние греки хайповали?
Спасибо Вам за отзыв!
avatar
                                                                                                 Игорь Нерлин © 2021