Пятница, 24.09.2021, 05:24
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск

 

 

Мини-чат
500
Статистика

Онлайн всего: 7
Гостей: 5
Пользователей: 2
АняЧу, АлинаНечай
Top.Mail.Ru
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2021 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

 

 

 

 

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) » Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) [ Добавить произведение ]

Кир. Укрепление империи

 

 

Начало поэмы   http://nerlin.ru/publ....-0-9471


Предыдущая глава  http://nerlin.ru/publ....-0-9542

 

                         358

Опять загремели в степи колесницы,

Послышался топот бегущих коней –

Покинули персы пределы столицы,

Оставив сатрапа лидийского в ней.

Кир начал в дороге с Гарпагом беседу:

«Теперь беспокоит меня Вавилон:

Придётся платить нам за эту победу –

Врагов ослепил мой сверкающий трон!»

 

                         359

«И Спарта способна ударить нам в спину,

У Крёза был с ней заключён договор. –

Поведал суровый Гарпаг властелину. –

Возможно, и с нею завяжется спор.

Иония тоже боится трагедий,

Которые может устроить им Кир!»

«Чем больше держава, тем больше соседей,

Но с ними придётся поддерживать мир!

 

                         360

Сумели открыть мы ворота анклава,

В котором находится добрый Аншан!

Но как наречётся большая держава,

В себя заключившая несколько стран?»

«Персидской империей» звать будем, что ли? –

Хоть с Крёзом война – не жестокий захват,

А просто наказан был тот на престоле,

Кто сам оказался во всём виноват!»

 

                         361

Продолжил властитель: «Ты прав, полководец –

У нас слишком крепкий ответный удар!

Тому не прощаем, кто плюнет в колодец,

Ему станет горек персидский нектар!

Гарпаг, ты заметил какие девицы

На пир приходили семь радостных дней?»

«Красивых полно, но на место царицы

Возьми персиянку, та будет верней!»

 

                         362

Куруш замолчал, предаваясь мечтаньям:

«Теперь я успешен, богат и силён!

Женитьбу считаю достойным деяньем,

Но я ни в кого до сих пор не влюблён…»

Внезапно решил сын царевны Манданы:

«Гарпаг, я хочу избежать скорых бед,

Поэтому ты поезжай в Экбатаны,

Направив посланцев в Эфес и Милет!

 

                         363

Пускай заключат договоры о мире,

Чтоб нам не грозили с морских берегов,

Иль быстро узнают о нашей секире,

Которой порубим коварных врагов!

А я в Пасаргады направлю колонны,

Заехав к родителям в добрый Аншан…»

«Решенья твои, победитель, резонны,

Спешу выполнять твой тактический план!»

 

                         364

… В Аншан триумфатором въехал властитель,

Великим он сделал персидский свой род,

Нахлынули гости к тирану в обитель

И были в восторге от царских щедрот!

«О, как возмужал ты! – сказала Мандана,

Великого сына, как прежде, любя. –

Паришь ты над Мидией выше орлана,

О славе всемирной своей не трубя.

 

                         365

А что Астиаг, он доныне в темнице,

Быть может, отпущен по воле твоей?»

«Забыл я о нём, как о старой вещице,

И стать не сумею к убийце добрей!»

«Помилуй его – он теперь неопасен,

Отправь старика в несусветную глушь!»

«Я в корне, Мандана, с тобой несогласен,

Но просьбу исполню!» – промолвил Куруш…

 

                         366

Беседовал с матерью Кир до рассвета,

И вспомнил пастушьего детства года:

Летал по равнинам, как в небе комета,

Не верил, что будет он брать города.

К отцовской конюшне направил он стопы,

Желая проехать по сочным лугам,

И вскоре помчался  быстрей антилопы

К любимым и тайным речным берегам.

 

                         367

Не думал Куруш о проблемах державы,

Охотно отвлёкся от царских забот,

Оставил в обители тяготы славы,

Встречая, как в юности, дивный восход.

Он быстро нашёл к горной речке дорожку,

Хотя были временем стёрты следы,

И вскоре подъехал к любимому Хошку

С широким разливом хрустальной воды.

 

                         368

Кир спрыгнул с коня и спустился к протоке,

Снимая одежды свои на бегу,

Красавицу вдруг он узрил в поволоке,

Вдали от него, на другом берегу.

Он в воду вошёл и поплыл незаметно,

А девушка вышла уже из воды,

Увидел он то, что обычно запретно,

Чем женщины часто бывают горды.

 

                         369

Прелестница стала к потоку спиною

И к яркому солнцу направила взор,

А Кир любовался телес белизною

На фоне высоких чернеющих гор.

Прекрасные волосы – ниже лопаток –

Расчёсывать стала цветным гребешком.

«Чудесней гречанок и всех азиаток!»–

Подумал тиран, к ней плывя прямиком.

 

                         370

На отмели вышел, любовью сражённый,

Горящие очи с неё не сводя,

Манил победителя стан обнажённый,

Сильнейшую страсть в юном сердце будя.

Она обернулась, услышав дыханье,

В испуге схватила одежду с камней,

Узрила мужского копья набуханье,

И стала красавица мела бледней.

 

                         371

Пытаясь закрыться, прелестница в гневе

Прижала к груди обнажённой бельё,

А Кир позабыл, что являет он деве

Ничем не прикрытое тело своё.

Воскликнула «Ах!» незнакомка притворно,

Сверкнула улыбкой на ярких устах,

На берег высокий вбежала проворно,

В мгновение ока исчезла в кустах!

 

                         372

Смотрел на беглянку Куруш, как в тумане,

Заметил вдали жеребца силуэт,

И сердце забилось, как заяц в капкане,

Ужель потеряет он девушки след?

Послышался цокот подков по граниту,

Кир понял, она – благородных кровей!

А солнце-свидетель спешило к зениту,

И с юга подул по горам суховей…

 

                         373

Куруш в Пасаргады направился вскоре,

И мучил его нерешённый вопрос:

«Увы, не дано знать о ней априори,

Но страсть подарил молчаливый Загро́с!

Ах, мне бы в супруги прелестницу эту,

Но я оплошал – не помчался за ней!

Узнать бы о девушке всё по секрету,

Сейчас для меня ничего нет важней!»

 

                         374                        

В раздумьях о ней въехал он в Пасаргады,

Торжественно встречен был в них властелин:

«Прекрасна столица, но нет в ней услады…

Ужель одинок буду я до седин?

В красавице той – вся моя Ойкумена!

Она, как луна и небесный сапфир!

Мне грустно сейчас, только род Ахемена

Желает узрить победителя пир!»

 

                         375

Послал он гонцов в поселенья Элама,

Веля знатным семьям бывать на пирах,

Чтоб им не казался подобьем ашрама

Дворец, что построен Курушем в горах.

И было чему удивляться в столице:

Фонтаны, сады и мосты над рекой,

Куруш не забыл и о прочной темнице,

Где мог обрести ненавистник покой.

 

                         376

Конечно, не всё возвели в Пасаргадах –

Для стройки столицы пять лет – малый срок!

Но думал тиран о тоннелях, аркадах,

Мечтал о строительстве новых дорог.

Приехали с ним и певцы, и поэты,

Кузнечных и глиняных дел мастера,

И те, кто чеканил у Крёза монеты –

Пришла для расцвета Персиды пора!

 

                         377

Встречали ворота сверканием меди

Прибывших на пир родовитых гостей,

Не видели прежде столицу соседи

И знали немного о ней из вестей.

«Какое большое у предка потомство! –

Подумал Куруш, занимая свой трон. –

А пир мой – прекрасный предлог для знакомства

С роднёй, что приехала с разных сторон!»

 

                         378

Собрались вельможи в сияющем зале,

Легко разместившись вдоль мраморных стен.

Кир принял в прекрасном дворцовом овале

Тех персов, чьим предком был сам Ахемен.

Всех стал обходить он, знакомясь при этом,

Не каждый – богач, но зато родовит!

Но что-то блеснуло загадочным светом —

Прекрасные очи, темней, чем графит!

 

                         379

«Ах, эта прелестница, дивная серна!

Нет! Я не ошибся! – подумал тиран. –

Её встретил я у реки достоверно!

Пред нею предстал, как наивный баран!»

И, к ней подойдя, протянул он десницу:

«Ты помнишь, как я повстречался с тобой?

Желаю в тебе я увидеть царицу –

Ты мне предназначена доброй судьбой!»

 

                         380

Смущённо взглянула она на тирана:

«Не помню я встречи с тобой у реки…»

«Ты имя своё назови!» – «Кассандана…

Не смею отринуть я царской руки…»

Супруге Фарнасп прошептал осторожно:

«Как быстро властитель взял дочь нашу в плен!

Держать оборону пред ним очень сложно,

Так смело не действовал сам Ахемен!»

 

                         381

Представил родителям царь чаровницу,

(Тут взор опустила красавица вниз),

Не зря Кир призвал их на праздник в столицу:

«Ты мне позволяешь жениться, Камбиз?»

Взглянула Мандана вблизи на невесту,

Подняв подбородок девицы рукой:

«Подходит красавица сыну и месту,

Гордиться мы будем царицей такой!»

 

                         382

«Да вы красотою друг друга достойны! –

Промолвил царю седовласый отец. –

Вот только б не стали жестокие войны

Серьёзной причиной разбитых сердец…»

И пир начался после доброго слова,

Невеста сидела вблизи жениха,

Но время ещё не пришло для алькова –

До свадьбы у них не должно быть греха!

 

                         383

Запели рапсод и прекрасная лира,

Приблизились гости к богатым столам,

С улыбкой смотрела Мандана на Кира:

«Пусть мальчик разделит любовь пополам!»

… Так несколько дней веселились вельможи,

Менялись ораторы, песен настрой,

Усталые гости мечтали о ложе,

Сморённые яростной летней жарой.

 

                         384

Насытились люди едою и пеньем,

И Кир отпустил изнурённых гостей,

А сам ожидал он с большим нетерпеньем

Приезда Гарпага и новых вестей.

… Рассвет обозначился лёгкой прохладой,

Которую нёс на крылах ветерок,

А Кир посмотрел на ворота с досадой:

«Когда ж переступит советник порог?»

 

                         385

Он сел на коня и покинул столицу,

Поехал неспешно навстречу вестям,

И вскоре узрил впереди колесницу –

Узнал он Гарпага, как льва – по когтям.

 «Везёшь ли, советник, с собой договоры,

Хотят ли соседи иметь паритет?»

«Со всеми возникли жестокие споры,

И с нами согласен один лишь Милет…»

 

                         386

«Хотя и трудна в Пасаргады дорога,

И кони устали, и голоден ты,

Давай у костра потолкуем немного

Вдали от торжеств городской суеты!»

«О свадьбе грядущей поведали птицы,

Влачится с дарами обоз по пятам,

Наслышан уже о красе чаровницы,

Что ликом подобна чудесным цветам!»

 

                         387

… Расселись они на зелёной поляне,

Кир молвил, бросая поленья в очаг:

«Беда ионийцам, что мы – не мидяне,

А персы коварства не терпят, Гарпаг!

Нам чуждой земли откровенно не надо,

Но только и Персию трогать нельзя,

Иначе подвластной нам станет Эллада!

Стремимся мы жить, никому не грозя!»

 

                         388

«Завистников много вокруг, повелитель:

Египет со Спартой, Эфес, Вавилон.

Талантливый Кир – для врагов вдохновитель,

Которых ждать следует с разных сторон.

Нельзя распускать нашу рать по селеньям  –

Крепчают противники власти твоей!

Не станет ответный удар преступленьем,

Хотя он и будет стократно сильней!»

 

                         389

Задумался царь над тирадой Гарпага:

«Выходит, ударят – лишатся руки,

Соседей угрозы – для Персии благо,

И станут владенья у нас велики?»

Слегка улыбнулся советник тирана:

«А с Лидией разве случилось не так?

Попался стервятник под когти орлана,

И царства лишился богатый чудак!»

 

                         390

Песком забросав в очаге головешки,

Свой путь устремили они ко дворцу,

И, въехав в столицу без видимой спешки,

Пошли величаво к резному крыльцу.

... Безоблачный свод стал темней баклажана,

Промчался над городом персов Борей,

Продолжился праздник с приходом тирана,

Но свадебный пир затевался щедрей…

 

                         391

«Не будем терять время ценное даром,

Чтоб вновь собиралась на свадьбу родня! –

Вещал повелитель пред персами с жаром. –

Здесь ваше присутствие – честь для меня!

Не терпит горячая страсть промедленья,

Довлеют дела государств надо мной!

Прошу у отцов на обряд позволенья,

Чтоб дочерь Фарнаспа мне стала женой!»

 

                         392

Но кто воспротивится царственной воле?

И царский намёк для вассалов — закон!

А вскоре женатым был Кир на престоле

С сияющим ликом, как яркий циркон.

Богатым стал свадебный пир в Пасаргадах,

И долго к царю привозились дары,

Прославили Кира поэты в балладах,

И были на гимны рапсоды щедры.

 

                         393

… Закончился праздник в Персидской столице,

И быстро утих после свадьбы дворец…

Промолвил влюблённый властитель царице:

«Всему есть начало и славный конец!

Гарпаг молвил втайне, что в Сузах — волненья,

Мы с войском поспешно поедем туда!

Пусть душу твою не терзают сомненья –

Твоим, Кассандана, я буду всегда!»

 

   Глоссарий к поэме

   Анша́н — древний город Персиды, одна из ранних столиц области Элам до переноса столицы в Сузы.
   Астиа́г — царь Мидии в 585 —550 г. Астиаг был последним мидийским царём. Во время его царствования Мидия оказалась завоёвана персидским царём  Киром II, его  внуком. Перед рождением Кира Астиагу приснилось, что его дочь Мандана родила лиану, которая обвила всю Азию.
   Ахеме́н  — предок-эпоним династии Ахеменидов, основатель царского персидского  рода.
   Боре́й — бог ветра, северный бурный ветер и бог этого ветра. Борей изображался крылатым, длинноволосым, бородатым, могучим божеством.
   Вавило́н — знаменитый богатый древний город в Месопотамии, столица Вавилонии; располагался на реке Евфрат, в 89 км к югу от современного Багдада и к северу от Хиллы.
   Гарпа́г — мидийский сановник, советник царя Астиага, а затем военачальник Кира II Великого и сатрап государства Лидия.
   Загро́с— крупнейший горный массив Персии (современного Ирана). Некоторые отроги Загроса простираются также на территорию Ирака.
Иония — область на западном побережье Малой Азии у Эгейского моря.
Кассандана,  прекрасная дочь Фарнаспа — царица Персидской империи, супруга Кира Великого.
   Крёз (Крез) — последний царь Лидии из рода Мермнадов. Крёз одним из первых начал чеканить монету, установив стандарт чистоты металла (98 % золота или серебра) и гербовую царскую печать на лицевой стороне (голова льва и быка). По этой причине он слыл в античном мире баснословным богачом.
   Манда́на — дочь последнего мидийского царя Астиага (Иштувегу), супруга персидского царя  Камбиса и мать Кира II Великого.
   Миле́т — древнегреческий город в Карии на западном побережье Малой Азии, находившийся к югу от устья реки Меандр. Среди всех полисов Ионии Геродот особо выделял Милет, называя его «жемчужиной Ионии».
   Пасарга́ды — племя, к которому относился и род  Ахеменидов. К этому роду принадлежал отец Кира, а значит, и сам Кир II.
   Пасаргады (перс. «Сады Фарса») — древний персидский город, первая столица империи Ахеменидов. Расположен на территории современной провинции  Фарс в Иране, на расстоянии 87 км к северо-востоку от Персеполя, в 130 км от Шираза.
   Перси́да — область в южном Иране на берегу Персидского залива, историческая родина персов и персидского языка, а также колыбель иранской государственности, по наименованию которой и был назван впоследствии целый ряд Персидских империй.
   Фарна́сп — отец Кассанданы, знатный перс из рода Ахеменидов.
   Экбата́ны — столица   Мидии, прекрасный богатый город, окружённый семью стенами, возвышавшимися друг над другом зубцами, выкрашенными в цвета белый, черный, пурпурный, голубой, красный, серебряный и золотой,  соответственно пяти планетам, луне и солнцу.
   Эла́м — это древнее государство, которое располагалось к востоку от нижнего течения реки Тигр и к северо-востоку от Персидского залива, в юго-западной части Иранского нагорья. Столицей Элама был город Сузы.

         

Продолжение поэмы

http://nerlin.ru/publ....-0-9558

 

 

 

 

 

Категория: Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) | Добавил: salnikoffaleksei15 (18.07.2021) | Автор: Алексей Сальникофф
Просмотров: 214 | Комментарии: 2 | Теги: Пасаргады, Сузы, Элам, Персида, Экбатаны | Рейтинг: 4.9/7
Всего комментариев: 2
avatar
Я тоже постоянно заезжаю в Ашан. biggrin
avatar
1
2 salnikoffaleksei15 • 18:36, 20.07.2021 [Материал]
И там получаете скидки от Кира II Великого?
Везёт же Вам!
avatar
                                                                                                 Игорь Нерлин © 2021