Среда, 25.05.2022, 09:54
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Михайлова Татьяна [27]
Михайлова Татьяна
Форма входа

Поиск

 

 

Мини-чат
 
500
Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0
Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика © 2012-2022 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

 

 

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Михайлова Татьяна » Михайлова Татьяна [ Добавить произведение ]

ЛЮБОВЬ СПАСЕТ ВСЕЛЕННУЮ: "НЕЗЕМНОЙ АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ" глава 10

 

 

НАЧАЛО ЗДЕСЬ: https://nerlin.ru/publ....-0-8039

 

 

Глава десятая.

" НОВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ  "

 

Передо мной распахнулись дверцы, и тут же включился свет как по мановению волшебной палочки, залив приятным, слегка голубоватым светом не большую комнату, длинной около четырех метров и два с половиной в ширину. Я сделала всего лишь шаг внутрь и остановилась, чтоб издали оценить скромное, но интересное убранство помещения. Основной тон стен на этот раз оказался дымчато-серым, а не как везде белым. Освещение в комнате было создано вовсе не отдельными светильниками – светился весь потолок, на котором было изображено голубое небесное пространство с медленно плывущими облаками, создавая ощущение, будто находишься под открытым небом. Пол же на этот раз был темным и его глянец отражал картину потолка, словно ступаешь по не колышущейся глади воды.

По середине, придвинутая к более узкой противоположной стене изголовьем, стояла белоснежная полуторная кровать.

Сама стена за кроватью оказалась зеркальной, с множеством стеклянных полок. Справа и слева от нее, полки до самого потолка были заняты тонкими пластиковыми прозрачными штуками, напоминающими слим-боксы для CD дисков, но размером с журнал формата А4.

«Наверное это их такая электронная библиотека», – предположила я. Однако меня больше всего привлекла центральная полка над сомой кроватью, которую почти полностью занимали маленькие черные статуэтки различных форм, стоящие в один ряд. Я подошла ближе, чтобы разглядеть. Эриксант не мешал, молча наблюдая за моим интересом.

Фигурки были очень разными, не похожими друг на друга ни по высоте, ни по форме. Одни отдаленно или более близко напоминали человека, другие смахивали на жуков, третьи – на лохматых монстров, но когда я увидела высокую худощавую фигуру с огромными  глазами и маленьким ртом, то даже застыла на секунду:

— Это же зогриа́нец!

— Ага, – довольно ответил красавчик.

Я была поражена.

— Это коллекция внеземных цивилизаций?

— Ты как всегда догадливая.

— Их так много?

«Один, два, три...»

Я стала пересчитывать и насчитала двадцать три фигуры. Последняя в ряду снова привлекла мое внимание. Разглядев ее, я даже рот раскрыла от изумления.

— Это ты, – хвастливо сказал Эриксант за меня то, что я не смогла выговорить от шока.

— Ты сам их сделал?

— Да. Это мое хобби.

— Супер! И так похожа! А они не падают, когда корабль совершает крутые маневры?

Капитан засмеялся, и я поняла, что задала глупый вопрос.

— Нет. Гравитация сделана так, что ты ничего не почувствуешь, даже если корабль пустить в штопор, но это конечно только в космосе. В слоях атмосферы есть незначительные ощущения. Потрясти может только при атаке, когда по защитному экрану палят из орудий. Но не переживай, они все равно не упадут. Они приклеены, – сказал он и опять засмеялся.

Я ещё раз взглянула на фигуру зогриа́нца, и тут меня словно пронзило молнией от всплывшего в голове недавнего ужасающего столкновения  с этими существами, а испуганное лицо Александра в тот момент так и застыло перед глазами.

— Боже! Что с Алексом?! – спросила я, с тревогой взглянув на своего Ангела-хранителя, и заметила как его хорошее настроение слегка упало. — Что с ним? – снова и более настойчиво переспросила я.

— Не переживай, с ним почти все в порядке.

— Как это почти?! – занервничала я. — Что они с ним сделали?!

— Ничего, успокойся. Мы захватили их зерли́д и освободили твоего Алекса, но он был до такой степени напуган происходящим, что пришлось успокаивать беднягу при помощи внушения, стерев все воспоминания. Сейчас его состояние постепенно стабилизируется. Милле́нтия занимается им.

— Милле́нтия?! Так он здесь на корабле?!

— Да.

— А почему ты мне ничего не сказал?!

— Да ты сама в себя пришла всего три часа назад и так до сих пор ничего не поела! Хромосому труднее всего контролировать на голодный желудок, но ты держишься очень не плохо, – сказал Эриксант сначала резко, но постепенно смягчая тон, и в конце нежно улыбнулся.

— Я хочу видеть Александра! – настаивала я, стараясь не замечать его попыток меня отвлечь.

— Пожалуйста, Ирина! – взмолился он. — Я пытаюсь сделать все как лучше для тебя. Хоть раз сделай то, что прошу я, а не то, что хочешь ты.

Взгляд любимого красавчика был таким умоляющим, что мне стало его жалко, и решила уступить, нежно улыбнувшись:

— Хорошо, я сделаю, как ты хочешь.

Эриксант выдохнул с облегчением.

Выкинув из головы мысли об Алексе, ведь ему сейчас уже ничего не угрожало, я продолжила осмотр маленького убежища капитана инопланетного корабля.

— Ну и где душ, и что мне после одеть? – весело спросила я, разряжая натянутость обстановки. — В твоей комнате кроме кровати ничего нет.

Довольно улыбнувшись на мое так резко изменившееся оживленное настроение, хозяин жилища дотронулся до еле заметного квадратного выступа на свободной, расписанной звездными картами стене, с левой стороны кровати. Часть ее немного ушла вглубь и отодвинулась в сторону.

— Не смейся, но гардероб мой не очень богатый, в космосе это ни к чему.

Я заглянула внутрь встроенного шкафа. Там висело всего пять вешалок, одна из которых оказалась пустой. Две вешалки занимали одинаковые черные комбинезоны и были идентичны тому, что был одет на отце моих детей. На четвёртой висел белый костюм меньшего размера. Я дотронулась до него.

— Это твой. Акейона́сья с Сефрали́ньей подготовили его специально для тебя. Проблем у них не возникло – у вас с Тсуо́ной схожие параметры. Позже они сделают еще два.

На последней вешалке справа, в самом дальнем углу, я увидела знакомые вещи, которые дала инопланетянину, чтобы тот смог затеряться среди землян.

— Как? – недоумевала я. — Откуда они здесь? Ты же их не забирал!

— Я искал тебя, но обнаружил лишь пустую квартиру с нетронутыми вещами. Даже твой компьютер был там. Я захватил на всякий случай все с собой и отправился дальше на поиски. Почему ты практически все оставила? Меня это очень испугало. Я уж было подумал, что опоздал, что зогриа́нцы успели побывать в твоём доме раньше меня.

— Я не беру с собой много вещей, уезжая на учёбу. Лишь самое необходимое. Компьютер конечно таскаю, туда-сюда. Но потеря родителей выбила меня из привычного ритма жизни. Мамину смерть я перенесла достаточно спокойно, ожидая этого с самой аварии, но после смерти папы, я на какое-то время потерялась и забыла забрать компьютер с собой. Возвращаться за ним потом, мне не хотелось – пустые стены родного дома давили на меня: ни мамы, ни папы, и даже ты пропал.

После моих слов я ощутила на себе сожалеющий взгляд Ангела-хранителя, на что махнула рукой, чтобы тот не брал прошлое во внимание. Он принял мои пожелания и продолжил дальше знакомить со своим жилищем.

— Пойдем, покажу, где ты можешь привести себя в порядок, я же пока займусь делами. Обо всем остальном мы поговорим позже.

Обведя меня вокруг кровати, Эриксант прикоснулся к такому же выступу на  противоположной стене, немного левее встроенного огромного аквариума с замысловатыми разноцветными водорослями. Живности я пока в нем не заметила и оставила его изучение на потом.  Практически у самого угла, рядом со стеклянными полками с лёгким шипением отворилась ещё одна дверца, и мы попали в душевую. Ее стены, пол и даже потолок были одинаковыми, как единое целое, плавно переходящее одно в другое, и напоминали зеркально-серебристый калейдоскоп, однако не бросающийся и не раздражающий глаза.

Внутри маленького помещения, всего в шаге от меня, сразу оказалась кабина для душа со стеклянными дверцами. Ее дном оказалось углубление в полу на пятьдесят сантиметров и периметром 1×2 метра, как большая глубокая ванна. На потолке располагалась встроенная круглая лейка размером с крупный подсолнух. Из стены торчал всего лишь один рычажок, а над  ним небольшой сенсорный экранчик.

— Впечатляет! – признала я такой интересный и в тоже время скромный дизайн, но разведя руками спросила: — И что? Как этим пользоваться?

— Сложного ничего нет, только тебе надо будет изучить нашу письменность.

— Ваши иероглифы?! – возмутилась я. — Никогда в жизни их не запомню.

— Дэйм тебе в этом поможет. Как только ты сможешь понимать любой язык, – он указал рукой на статуэтки у кровати, – тебе легче будет понять и письменность.

Догадавшись о чем идет речь, я воскликнула:

— Ты хочешь встроить мне в мозг языковой прибор, о котором рассказывал?!

От одной мысли об операции меня передернуло:

«Господи! Я как подопытный кролик!»

— Не бойся. Даже Розалинти́на перенесла такое без проблем, не будучи зараженной.

Вспомнив, что маленькая девочка, так влюбившаяся в Джесси, разговаривала как и все на моем же языке, я удивилась, а не заметила это раньше лишь потому, что в тот момент моя голова была забита совсем другими мыслями.

Эриксант спустился по небольшому выступу, как по ступеньке, в кабинку, понажимал немного на экране свои закорючки, потом протянул мне руку приглашая приблизиться.

— Я установил оптимальную температуру. Если тебе холодно, нажми сюда, если горячо, то ниже. Напор регулируется рычагом вверх. Можешь не экономить, вода используется круговоротом, с тщательной степенью очистки. Её даже можно пить.

— А мыло, мочалка у вас имеются?

Он нажал на еще один выступ выше экрана, который сразу и не заметишь. Под  рычагом открылась неглубокая ниша. Там вверх тормашками висел стеклянный тюбик с голубоватой опалесцирующей жидкостью, а рядом лежал мягкий пушистый шарик состоящий как будто из лебяжьего пуха.

— Оригинально! – признала я.

— Открывается по сути автоматически при включении воды. Закрывается тоже само по истечении пяти минут после прекращения ее подачи. Можешь даже воду налить как в ванну и полежать. Для этого наступи на слив – он закроется, наступи еще – откроется. При достижения нужного уровня включается гейзер – водный массаж тела. Для пены достаточно одной ладони моющего средства.

— Класс!!! По-моему именно это я сейчас и опробую. Давно не валялась в ванной.

Капитан был доволен моим восторгом.

— Давай покажу остальное и пойду.

Он снова подал руку, помогая подняться из углубления, и подвёл меня к угловой раковине, находящейся  справа от душевой кабины. Она представляла собой плавное продолжение стены в выступ. Чуть выше, из самого угла и слегка наклонно, торчала стеклянная 1/4 часть круга, а над ним еще один небольшой металлический рычажок.

— Здесь, как и у вас, ничем не отличается: вверх – подача, влево – горячее, вправо – холоднее.

Эриксант приподнял рычаг, и вода заструилась по стеклянной пластине водопадом.

По бокам от него самостоятельно открылись две ниши. В правой располагался такой же как в кабинке тюбик с мылом, левая оказалась пустой.

— А это что? – спросила я указав на пустоту.

Хозяин поднес руку и оттуда сразу подул теплый воздух.

— А-а-а, сушилка! – догадалась я.

— Ну да.

— А щетка, паста? – спросила я, и сразу встретила удивленный вопросительный взгляд голубых бездонных глаз. — Для зубов, – тут же пришлось пояснить.

— Зачем?

— Зубы чистить, чтобы изо рта не пахло и зубы были здоровыми.

Инопланетный красавчик расхохотался как маленький ребенок.

— На что ты смеешься? – не поняла я его реакции.

— У меня когда-нибудь изо рта пахло плохо?

— Нет.

— Вот и у тебя теперь не будет. Хромосома и тут, как залог здоровья всего организма.

— Не-е! – воспротестовала я. — Эту привычку ты у меня не отнимешь. Перед сном и после надо обязательно умыться, почистить зубы, принять душ. Только тогда почувствуешь себя человеком.

— Ладно, спрошу у Дэйма, что с твоими причудами можно сделать? Он у нас не только врач-биолог, но еще и превосходный химик. Ему достаточно узнать состав того, что ты хочешь – схимичит все что угодно.

Такой ответ меня удовлетворил, и я огляделась по сторонам, желая продолжить осмотр инопланетного убранства. Хотя в этой комнатушке больше ничего не было.

— А полотенце, чтобы вытереться после душа?

— Если честно, в кабине для этих целей предусмотрен фен. Он включается автоматически после отключения воды. Таким образом высыхаешь и ты, и в кабине не остается сырости для развития грибков. Но изучая ваш мир по записям из Интернета, я кое что для тебя приготовил.

Эриксант нажал на выступ с правого бока над раковиной.  Рядом раскрылся еще один не глубокий встроенный шкаф. Внутри висело полотенце и три халата, а на полках лежало постельное белье и полотенца. Самое интересное – все вещи были сделаны из одного и того же белоснежного, мутоноподобного, очень приятного на ощупь материала.

И тут меня осенило:

«В их интерьере все в белых, серых и черных тонах – ни какой яркой нотки!»

— А где зеленый, красный, синий? – поинтересовалась я.

— Что? – не понял инопланетянин моей реплики.

— У вас все однообразно бело-серо-черное, кроме потолка и аквариума конечно. Выглядит впечатляюще, но все остальное… Где же яркие пятна? Где сходство красок с Роза́ллой?

Эриксант опять засмеялся.

— А этого яркого пятна тебе недостаточно? – сказал он весело и указал на цвет своих волос.

Я тоже засмеялась, он был прав.

— Это конечно можно исправить, – сказала я, прикидывая, как их мир сделать ярче. — Если ты и твоя команда будете не против, я могу слегка подизайничать.

— Зачем это? – с интересом спросил красавчик.

— Каждый человек должен иметь свою индивидуальность. По поводу костюмов я конечно спорить не буду – тут у вас наверно свои должностные различия, а вот цвет волос точно можно изменить по предпочтению каждого. Если как ты сказал: «Дэйм поможет».

Капитан немного задумался над моим предложением, а потом улыбнулся:

— Попробуй, посмотрим, что из этого выйдет? Если честно, тот цвет, в который ты выкрасила мои волосы, мне понравился, и причем не только мне.

— Оттенков полным полно, – радостно добавила я, не услышав возражений. — А что если в твою комнату добавить что-то яркое, что разбавит серо-белую тональность? Правда она не очень большая, чтобы её чем то загромождать. Но если честно, мне нравится дизайн твоего жилища – скромно и в то же время все идеально сочетается.

— Ты просто ещё не все видела. Позже я тебе покажу остальное, и может твоё первоначальное мнение изменится. Но и на этом спасибо, сам тут все обустраивал.

— Из тебя бы вышел неплохой дизайнер, – похвалила я капитана инопланетян.

Эриксант явно был доволен моими последними словами, за что признательно поцеловал меня в щеку. А я только сейчас заметила, что больше не чувствую разряда, который ощущала ранее при его прикосновении к моей коже. Это слегка меня огорчило, и одновре́менно заставило вспомнить виновную в этом – успокоившуюся на данный момент хромосому, а также недавнее чувство давящих серых стен бетонного бокса. Поэтому у меня возникло ещё одно предложение, связанное с красками:

— Я думаю, тебе и Дэйму,  будет интересен ещё один факт моего пребывания в боксе. Это как раз о том, о чем мы только что говорили.

— Я тебя внимательно слушаю, – насторожился Эриксант, спутав моё легкое разочарование с  переживанием.

— Вы ни когда не задавались вопросом, почему рептилия так бесится, когда доминирует в теле нового хозяина? – начала я с наводящих вопросов.

— Потому что она хищник, привыкший к свободе.

— Верно. А что бывает с животным, когда его из дикой природы помещают в клетку?

— Оно начинает беситься.

— Почему?

— Потому что боится.

— Тоже верно. А какова среда обитания рептилии?

Эриксант с каждым вопросом недоумевал все сильнее и сильнее, но послушно отвечал на каждый, ни чего не спрашивая.

— Ретха́ара можно чаще обнаружить на границе пустыни с оазисом, где у водоёмов пасутся Зо́бмеры.

— Как на вашей планете выглядит пустыня и этот оазис?

— Пустыня Роза́ллы состоит из песков разной тональности, образующих красно-желтые барханы, которые сменяю друг друга при перемещении ветрами. По ночам в пустыне очень холодно, однако рептилию это не пугает, она лишь на половину зарывается в песок, а её не закрытая часть покрывается ледышками. Днем же, когда насытится, она греется на солнце, развалившись на бархане.  Оазис, это обширное древесно-кустарниковое образование вокруг водоёма, возникшего в центре пустыни. Но я не понимаю к чему ты клонишь? – наконец-то спросил он.

— Пребывая в боксе, я чувствовала рептилию, как себя саму. Я не боялась её, а изучала, анализировала и делала свои выводы, отвечая на вопрос: почему она так себя ведёт? И поняла, что она просто боялась этих серых замкнутых стен, в которые её поселили вместе с её носительницей. Если меня туда посадить незараженной, серость холодных стен конечно действует удручающе, но реакции раздражённости бы не вызвали. Под влиянием мыслей соседки, на меня эти мрачные стены словно давили, вызывая желание искать выход.

— Не хочешь ли ты сказать, что зараженого надо оставлять  в пустыне на время перерождения? – посмеялся капитан.

— Нет конечно. Ты же создал для себя ощущение природы и свободы в небольшом помещении, хотя находишься в космосе, и тебе здесь уютно, – сказала я и указала на потолок в комнате. — Что если и для рептилии создать более уютное пребывание, отдалённо напоминающее естественное?

— Как? Ведь это всего лишь огромный плазменный монитор, как ваш телевизор. На нем не только небо можно посмотреть, – сказал он мягко, намекая на будущие возможности его жилища. — Ретха́ар раскромсает его в считанные секунды.

— Я конечно понимаю, что из бетона мало, что можно слепить. Но, если хотя-бы просто раскрасить бетон: потолок в цвет неба, а стены в тон барханов вашей пустыни. На пол желательно насыпать песок, если есть такая возможность. Тогда он не будет столь леденящим. Я думаю, в таком боксе рептилия почувствует себя более уютно, и не будет так агрессировать, пугая носителя чуть ли не до смерти.

Эриксант задумался на несколько секунд.

— Может быть в твоих словах есть здравый смысл. Надо попробовать. Мы с Дэймом предложим твою идею нашим учёным. Пусть поэкспериментируют. И если реально все получится, то они захотят щедро отблагодарить тебя за эти новшества, потому что давно ломают головы над её агрессивным поведением из-за страха.

— Не забудьте ещё попробовать предупредить беднягу перед испытанием о том, что его ожидает. Это реально работает. Уж лучше быть подготовленным, нежели ощущать страх, от непонятно откуда навалившихся эмоций и раздвоения личности в момент перерождения.

— Хорошо, я попрошу, чтобы и этот факт они тоже опробовали, и про твой метод её дрессировки тоже упомяну. Все?

— Да, наверно. Если в голову придут новые идеи, я тебя оповещу, – закончила я, довольно улыбаясь.

— Договорились. Здесь тебе тоже вроде все ясно. – развёл красавчик руками, намекая на ванную комнату. — Теперь я могу идти? А то, вдруг зогриа́нцы опять появятся на горизонте. Я боюсь, Хасдзе́рон один не справится, – спросил он и хотел было выйти, но я его остановила ещё одним вопросом:

— А туалет где?

— Ах это! Хотя мы пользуемся им очень редко, так как благодаря хромосоме организм почти полностью усваивает употребляемые продукты, но как твой организм отреагирует на вареную пищу, я не знаю.

Эриксант нажал на еще один выступ у самого входа, только он оказался ниже всех остальных по уровню, и в левом углу рядом с кабинкой из стены выехало некое подобие унитаза.

— Так, все ясно, – слегка смущенно сказала я. — Здесь я разберусь.

— Тогда я пошёл.

Капитан снова хотел уйти.

— А дверь? – притормозила я его в последний раз.

— Вообще-то когда эта дверь открыта, ко мне в комнату не проникнет ни одна душа, даже если будет знать код разблокировки. Для этого нужен специальный пароль, который знаю только я. Но учитывая твою стеснительность... – он улыбнулся, чем снова вогнал меня в краску. — Вот смотри. – Он нажал на выступ справа от выхода из душевой – дверь закрылась. Нажал еще раз – дверь открылась. Все оказалась достаточно просто — Надеюсь это все?

— Все, – ответила я удовлетворенно.

— Не забудь покушать. – мягко напомнил он и ушел, оставив меня наедине саму с собой.

Я повалялась в ванной минут пятнадцать, наслаждаясь массажным эффектом воздушных пузырьков. Фен, включившийся сразу после слива и отключения подачи воды, оказался не сильным и теплым, приятно подувающим со всех сторон, словно струился одновре́менно из стен и потолка, хотя я ожидала мощный поток горячего воздуха. Я не стала дожидаться полного высыхания тела и волос, по привычке закутавшись в мягкое полотенце. Его впитывающую  способность я тоже заценила, так как волосы после него стали суше, если сравнивать с обычным махровым полотенцем. Затем я опробовала раковину и другие технологии ванной комнаты. Все было очень необычно просто и удобно, продумано до мелочей.

Расческу и зеркало я конечно ни где не нашла, поэтому распутывать свалявшиеся волосы пришлось руками, высматривая своё отражение в стекле душевой кабины. Потом вспомнила, что зеркало есть за кроватью.

Еще раз окинув взглядом убранство и дизайн душевой: «Надо будет дополнить эти пробелы», – решила я и вышла. Дверь тут же закрылась за мной, словно там был встроен датчик присутствия.

Достав из шкафа свой новый белоснежный космический комбинезон, я напялила его на себя, причем без нижнего белья, желая прикинуть, как розаллиа́не могут носить это на голое тело – удобно ли? И как ни странно, все оказалось идеально комфортным и никакой разницы: что с нижним бельем, что без него. Затем я посмотрела на прибор, приделанный к правому рукаву, и обнаружила, что застегать комбинезон меня так никто не научил. Повесив все на место, я одела плюшевый халат, нашла в шкафу  своего размера дутые сапожки на плоской подошве и решила как следует изучить кабинет капитана. А начала я с единственного красочного предмета серой комнаты – аквариум. Рыб и что-то им подобное я в нем так и не нашла. Просто водные растения различных цветов, размеров и толщиной листвы. Более мягкие и длинные колыхались от искусственного потока воды, другие, как яркие кораллы, сверкали от встроенной внутрь подсветки. Одно центральное растение в форме лилии, фиолетовой окраски с ядовито-жёлтой каймой по краям, распустило колышущиеся тонкие длинные нити в воду в разные стороны. На каждой из них, переливом всех цветов радуги, светились мелкие кристалоподобные искорки. Зрелище завораживало и притягивало. Я хотела дотронуться пальцем, забыв, что это аквариум. И как только уткнулась в стекло, "лилия" моментально втянула в себя нити и закрылось в плотный круглый маленький шарик, словно растение было живым. Подождав пять минут не шевелясь, растение снова раскрылось.

Дальше я подошла к зеркальной стене. Достала некое подобие "слим-бокса" из библиотеки, открыла тонкую крышку и провела пальцем по экрану, пытаясь понять, как этим пользоваться. На нем сразу появился какой-то текст написанный мелкими иероглифами.

«Наверно научная литература или история открытий. О чем еще могут писать помешанные на науке создания?», – усмехнулась я, и ничего не поняв, поставила на место. Потом наклонилась поближе к статуэткам, чтобы разглядеть их поближе. Заметив в зеркале свое отражение, я решила поправить неудачную прическу, но видимо что-то нечаянно задела, и кровать задвинулась внутрь стены.

От неожиданности я чуть не вскрикнула, при этом обнаружила на себе еще одну пульсирующую волну черно-рыжего рисунка.  

На месте кровати из-под пола поднялся полупрозрачный стол с голубовато-перламутровым отливом и подсвеченный изнутри, а под ним лежало три плюшевых шара-кресла, ярко бирюзового цвета.

Успокоившись, я даже улыбнулась, отметив новый дизайн достаточно интересным:

«А вот и яркие пятна». Выдвинув одно из кресел, я присела в углубление, и снова чуть не подпрыгнула от страха, когда сзади меня из спинки вырос светильник в форме подсолнуха. На этот раз хромосома среагировала меньшей реакцией на испуг. Само кресло оказалось мягким и очень удобным, а светильник был подвижным, и его положение можно было изменять в любом направлении, изгибая "стебель".

Меня переполняли эмоции восхищения на такое удобство и новшества, однако надо было вернуть мебель в первоначальное положение – не хотелось показаться сильно любопытной в глазах своего любимого инопланетянина и дать ему возможность показать все самому.

Я стала искать, что именно было задето, надеясь, что кровать вернется на место. Обшарила все полки, но так ничего не нашла. И тут мой взор упал на небольшой макет напоминающий солнечную систему. Он стоял в левом углу, рядом со статуэтками, на который ранее не обратила внимание, заинтересовавшись сразу сомой коллекцией. Я догадалась, что это система звезды Касьве́льон и насчитала вокруг нее пятнадцать планет. Легкое касание макета привело к движению планет вокруг звезды. При этом перемещение мебели пошло в обратном направлении: стол спустился под пол, а кровать заняла свое первоначальное место. Обрадовавшись успешному поиску и почувствовав усталость от новизны, мне захотелось прилечь хоть на пять минут. И тут картина потолка начала меняться. Облака растворились, голубой тон плавно потемнел, и на его фоне засияли не яркие звезды, погрузив комнату в полумрак. Лишь приглушенный свет исходил от аквариума, как от ночника, не позволяя мне оказаться в кромешной тьме. Свободная стена напротив аквариума, тоже не оказалась пустой. В полумраке её контуры небесных карт выделились легким фосфорным свечением, вырисовывая различные замысловатые созвездия. При свете дня этот узор был чёрным на сером фоне и не бросался в глаза. Признав и этот дизайн весьма интересным и даже загадочным, я решила расположиться поудобнее и  придвинулась ближе к изголовью кровати. Над головой снова начались изменения. Полка с фигурами медленно набрала свет, при котором можно было лёжа что-то делать или читать. Я сползла чуть ниже, и полка погасла. Лёжа в темноте я стала разглядывать живую картину  потолка, где очень медленно плавали далёкие скопления звезд и даже порой падали метеориты, создавая реальность изображения. У меня появилось ощущение, будто я лежу на траве и смотрю на ночное звёздное небо. В совокупности все эти космические красоты и полумрак подействовали на меня умиротворяюще. В дополнение, утонув в мягкости ложа и приятном аромате, исходящем от белья, меня быстро сморил сон. Однако продремав всего двадцать минут, я пробудилась  от урчания в желудке и тут же вскочила с кровати, а небесный полумрак плавно сменился днем. В этот момент я обнаружила на коже вновь появившийся еле заметный рисунок, который не собирался исчезать. Видимо соседка сознания совсем оголодав, требовала свое.

Решив больше не испытывать судьбу и не тянуть время, я отправилась прямиком в лабораторию Дэйме́нтиса. По пути мне ни кто не встретился, даже центральный зал был пуст. Наверное все занимались своими делами и никто не филонил, кроме меня.

 

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЗДЕСЬ: https://nerlin.ru/publ....0-10083

 

 

 

Категория: Михайлова Татьяна | Добавил: tanushka1701 (24.02.2022) | Автор: Татьяна Михайлова E
Просмотров: 239 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 4.9/11
Всего комментариев: 2
1
Вы так описываете действие этой третьей хромосомы )) Получается похоже на алкоголика, который купил бутылку водки и опасается появления белочки.   biggrin  Это я просто так говорю, у меня родственник есть, зараженный алкоголизмом. И мне ваш рассказ почему-то его напомнил.
Еще про плазменный телевизор хочу сказать, что это старье. Если не заметили, то во всех фантастических фильмах давно голографические проекторы, которые не требуют экранов. Но это к сведению. Женщины часто в технике отстают от мужчин.

1
2 tanushka1701   [Материал]
Голограммы у них тоже есть. Порсито я не смогла завязать её с ровной поверхностью потолка. Голограммы в моих понятиях объёмная проекция чего-либо. Описаний много, почти вся глава. Хотелось передать ту разницу земного и инопланетного убранства. И эрик не сказал что это телевизор а типо его, т.е. сама технология воспроизведения изображения там не указана.
По поводу зараженности. Алкоголизм не зараза на генетическом уровне а пагуьная привычка при перепитии вызывающая глюки "белочку". Здесь же происходит сожительсво даух существ в одном теле, когда в нужный момент человеческий облик меняется на рептилоидный, т.е. получается новяя особь - очень сильный дикий хищник с человеческим разумом.

Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *:
                                                  Игорь Нерлин © 2022