Вторник, 24.05.2022, 11:08
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Михайлова Татьяна [27]
Михайлова Татьяна
Форма входа

Поиск

 

 

Мини-чат
 
500
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика © 2012-2022 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

 

 

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Михайлова Татьяна » Михайлова Татьяна [ Добавить произведение ]

ЛЮБОВЬ СПАСЕТ ВСЕЛЕННУЮ: "НЕЗЕМНОЙ АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ" глава 6

 

 

НАЧАЛО: https://nerlin.ru/publ....-0-8039

 

Глава шестая.

"ПРОГУЛКА НА ПОЛЯНУ "

 

Я бежала по темным ночным улицам города. В небе патрулировали непонятной инопланетной формы вертолеты, освещая прожекторами местность. Меня преследовали изуродованные люди-зомби. Их движения были медленными и неуклюжими, но они все равно становились все ближе и ближе. Я в панике пыталась бежать изо всех сил, задыхаясь от усталости. Развить скорость мешали тяжеленный резиновые сапоги, словно их подошва была сделана из бетона.

Впереди вспыхнул яркий свет, как от большого прожектора, а в центре слепящего шара нарисовалась худощавая фигура. Когда она приблизилась, то оказалась высотой более трех метров. Изогнув свое тело в виде зигзага, голова непонятного существа оказалась на одном уровне с моей. В близи я разглядела серую с зеленоватым отливом кожу и огромные черные стеклянные глаза, в которых отражалось мое окаменевшее и мраморно-бледное лицо. Почуяв исходящий  страх от найденной жертвы, зеленая физиономия расплылась в очень довольной улыбке, как у мартовского кота из мультфильма "Алиса в стране чудес", обнажив идеально ровные белоснежные зубы. От этого зрелища я стала терять рассудок. И тут подоспевшие зомби, издавая жуткие неприятные горловые рычания, обвили меня множеством искореженных рук, да так крепко стиснули, что стало невозможно дышать. Мной завладел дикий ужас. Я истошно закричала, израсходовав последний глоток воздуха…

И вдруг все исчезло. Я оказалась дома с распахнутыми от страха глазами и видела свой потолок.

«Это всего лишь сон! Почему же до сих пор так трудно дышать, и пошевелиться не возможно?» – никак не могла прийти я в себя после такого кошмара.

Воздуха по-прежнему не хватало, что заставило оглядеться. Я обнаружила себя, плотно закутанную в одеяло, а  Эриксант лежал рядом снаружи, без своего космического одеяния, прикрыв лишь низ покрывалом. Его сильные руки крепко обвивали мое тело, а лохматая голова покоилась у меня на груди.

«Ну вот, еще девственность потерять не успела, а уже проснулась в кровати с обнаженным мужчиной», – я засмеялась от своих же мыслей, насколько позволяла придавленная грудная клетка.

Почувствовав конвульсии смеха,  инопланетный дружок моментально вскинул голову. На этот раз его глаза меня слегка напугали. Они были зеленые с черным зрачком в виде узкой полоски, как у рептилии. Поморгав пару раз, глаза снова стали нормальными, голубого, бездонного отлива.

Опомнившись от сна, Эриксант разжал свои "тиски" и слегка отстранился с извиняющимся видом. Я глубоко вдохнула, восстанавливая кислородный баланс в легких.

― Милая прости! Я чуть не сломал тебе ребра! Прости пожалуйста! Ты так беспокойно спала! Прилег то всего на час, а задремал, словно не спал неделю, однако даже во сне чувствовал исходящий от тебя страх. Я давно не отдыхал, поэтому не смог сразу проснуться, но инстинктивно пытался тебя защитить, вот и сдавил в объятиях, прости, – бормотал он провинившимся голосом и ощупывал меня через одеяло, проверяя – все ли цело?

 ― Успокойся. У меня ничего не сломано, – попыталась я унять его словесный поток, и чтобы отвлечь, спросила: ― Который сейчас час?

― Пять утра, а точнее десять минут шестого, – ответил Эриксант, не задумываясь и не отрывая от меня взгляда.

― Откуда такая точность? Ты ведь даже на часы не взглянул.

Он улыбнулся и шутливо сказал.

― Я же говорил, что я гений. У меня в голове свои биологические часы, я знаю точно сколько спал – всего семьдесят две минуты, из них последние пятнадцать минут тебя лихорадило.

― Какой же это отдых? Во сне мозг должен выключаться, отдыхать.

― Это защитная реакция самосохранения – быть всегда на чеку. Развита она именно хромосомой. Не переживай, я успел отдохнуть.

― Как? Когда? Ты же почти до четырех утра сидел в компьютере. У тебя мозги не расплавились, штудировать столько сайтов без передыха, да еще с такой скоростью?

― Нет, ты меня то и дело отвлекала, – лукаво улыбаясь, сказал Эриксант.

― Я-я?! Отвлекала?! Я же спала!

― Вот именно. Ты постоянно вертелась и раскутывалась, а твое тело покрывалось мурашками. Я подумал тебе холодно и решил тоже прилечь, за одно не давать тебе скидывать с себя одеяло. Расскажешь свой сон? – обеспокоено спросил он, придвигаясь на локте ко мне так близко, что наши лица оказались на одном уровне.

― Эти ваши зеленые человечки с огромными черными глазами.

― Я тебя совсем запугал своими рассказами, вот и снятся всякие кошмары. Извини.

Эриксант заботливо и нежно погладил меня по щеке. Я же смутилась, ведь он был так близко, да ещё абсолютно голый, и от него приятно пахло.

― А где твой костюм? – робко спросила я.

Заметив мою неловкость, парень тут же отпрянул, сполз на край кровати, повернулся спиной, и сказал:

― Извини, я просто никогда не спал одетым.

 Мне почему-то стало как-то одиноко, от чего вырвался невольный вздох, но Эриксант не обратил на это внимания. Он сидел неподвижно и не поворачивался, вероятно корил себя за поступок, не спросив разрешения. У меня возникло желание его утешить, ведь ничего страшного не произошло. И вдруг наоборот захотелось этого "страшного". Захотелось, чтобы он был рядом, и не просто рядом, а всецело моим.

«А почему бы и нет, раз уж ситуация говорит сама за себя?», – подумала  я, выпутываясь из одеяла. Тихонько стянув ночную сорочку и откинув ее в сторону, я придвинулась к любимому, обвила его за талию и нежно поцеловала в плечо. Парень медленно повернулся с недоуменным взглядом. Увидев пред собой совершенно обнажённую любимую девушку, его дрожащая рука потянулась к  моему лицу.

― Что ты дел…? – хотел  было спросить он, но я не дала договорить, припав к его губам. Тут Эриксант понял весь смысл действий, страстно притянул меня к себе, и мы вместе рухнули на постель…

Я таяла под его нежными ласками и поцелуями, а легкие электрические разряды от касания нашей кожи заставляли трепетать еще больше. Это было таким блаженством! Мне хотелось ощущать его прикосновения каждой своей клеточкой, поэтому я льнула к нему все сильнее.

Мужская рука скользнула по спине вниз, крепко обвила мою талию... И тут все блаженство закончилось, осталась только тупая болезненная реальность, пронизывающая все тело. Я чуть не вскрикнула, но, стиснув зубы, сдержала крик в себе. На глаза выступили слезы.

Эриксант замер, испуганно посмотрев, и хотел отстраниться, но я крепко обвила его тело руками и ногами, не давая отодвинуться даже на сантиметр. Его испуг перемешался с удивлением.

― Все хорошо… – с трудом прошептала я дрожащим голосом, и потянула любимого к себе за шею, призывая продолжить, зная по рассказам подруг, что первый раз никогда не бывает приятным, его нужно пережить, перетерпеть.

Эриксант стал аккуратно-осторожным, но природа все равно взяла над ним верх, разжигая страсть с новой силой. Последнее что я почувствовала, как он крепко сдавил меня, издав приглушенный стон. На секунду я заметила всплеск рисунка на его коже, а затем ощутила на себе всю тяжесть мужского тела и глубокое горячее дыхание у шеи.

Расслабившись, я выдохнула, но вдохнуть уже не смогла. Тогда я издала писк маленького котенка. Парень моментально приподнялся позволяя дышать, игриво чмокнул меня в нос, и рухнув рядом, уставился в потолок.

Все внутри дрожало. С минуту – две, я лежала не шевелясь, переваривая произошедшее. Затем с трудом приподнялась на локте, чтобы заглянуть в лицо тому, кто сделал меня женщиной, и нашла там блаженство и смятение одновременно.

― О чем ты думаешь? – спросила я тихо.

Он тут же повернулся и прижал ладонь к моей щеке.

― Прости, я сделал тебе больно. Я не должен был…

― Все в порядке. Так бывает, ведь ты у меня первый мужчина, потом будет легче.

― Потом? Тебе мало?! – удивленно спросил Эриксант.

На его вопрос я рассмеялась.

― Успокойся, не сегодня. Сначала я приду в себя.

― Уф, – облегченно выдохнул он.

― Ты же не думаешь, что это единственный случай в жизни? Если ты был внимателен изучая нас, то наверно заметил, что мы немного иначе относимся к таким вещам, нежели просто ради размножения.

― Заметил. И мне понравилась ваша позиция слияния с природой – ласково сказал инопланетянин.

― Ну еще бы не понравилось, – снова засмеялась я.

― Что ты надо мной смеешься? Мне непривычны ваши отношения.

― А мне ваши. Вот и смешно. Твои вопросы порой кажутся такими глупыми, как у маленького ребенка.

― Не насмехайся надо мной. Я никогда не думал, что этим можно просто наслаждаться.

― Как можно отказывать зову, заложенному природой?

― Не думать об этом, и все.

― Странные вы. Правда в идеале такое должно быть только после свадебного союза. А до него сдерживать свои желания.

― Почему же ты тогда?...

Веселье исчезло. Пришла пора признаться в поступке, причем даже самой себе:

― Наверно побоялась, что ты скоро исчезнешь, и навсегда. А я потом буду всю жизнь жалеть, что так и не решилась на близость с тем, кого полюбила по-настоящему. И очень боюсь, что мое счастье – это всего лишь прекрасный сон. Я боюсь проснуться!

Эриксант посмотрел на меня сияющими глазами и крепко прижал к себе.

― Дуреха. Куда я теперь от тебя? А уж после сегодняшнего – я твой навеки! – сказал он и страстно припал к моим губам. Мы слились в долгом поцелуе, оба того желая. Рука парня вновь скользнула по моей обнаженной коже, разжигая новый огонек желаний, но я отстранилась и нехотя выскользнула из нежных рук любимого.

― Мне срочно нужно в душ.

― Опять?                                                   

― А тебе не хочется принять водные процедуры после…?

― Я бы с удовольствием... – признался он загадочным голосом, ― но твоя мама начинает просыпаться, и мне придется ее проконтролировать, чтобы она не проснулась раньше времени, если ты конечно не против?

― Она все слышала?! – испугалась я, не заметив вопроса.

― Не знаю, мне было не до этого, – пояснил Эриксант, хитро улыбаясь. ― Но думаю, что нет. По ее эмоциям не похоже. Так что…

― А отец? – перебила я его.

― Спит как убитый. Зато не знаю, что делать с твоей мамой. Оставить все как есть или заставить поспать? – переспросил он заново.

― Пусть лучше спит, – согласилась я. ― И не спрашивай больше.

― Ну да! Чтобы ты опять укорила меня?

― Не доводи до абсурда – ситуация ситуации рознь.

― Ловлю на слове! – улыбнулся инопланетянин.

― Только меня не трогай!

― Совсем? – посмеялся он.

Я улыбнулась в ответ на его остроумную шутку, чмокнула напоследок, закуталась в покрывало и поспешила в ванную, шепнув у двери:

― Запрись за мной.

Приняв душ, я заглянула в зал и была сильно удивлена. Мама не спала, а смотрела телевизор с приглушенным звуком, чтобы никого не разбудить.

― Иришка, ты уже встала? Что так рано? – спросила она тихо.

― Я решила сегодня сходить за грибами. Тебе приготовить завтрак?

― Нет, спасибо. Я поем когда встанет отец. Ты покушай и поди, а обо мне не беспокойся, – сказала мама. Она часто отказывалась от помощи – роль обузы ей была неприятна.

― Хорошо мамуль, – согласилась я и отправилась в свою комнату довольно улыбаясь сама себе, ведь меня не спросили ни о чем необычном, значит никто ничего не слышал.

Дверь на удивление оказалась не заперта. Войдя, я обнаружила интересную картину – Эриксант, одетый в свой костюм сидел на идеально заправленной кровати и мирно посапывал, прислонившись к стене.

«Когда он успел взять покрывало? Я же в нем ушла в ванную?» – снова удивилась я, но вспомнив о необычности своего парня, отмахнулась от мысли и стала тихонько одеваться, стараясь его не разбудить. Мне хотелось дать любимому еще немного поспать.

Натянув на себя джинсы и водолазку, я на цыпочках отправилась на кухню готовить бутерброды, сложила их в корзинку и поставила в коридоре, изображая правдоподобность похода за грибами. По пути обратно к себе проведала отца. Он тихонько храпел лежа на диване.

Инопланетного красавчика в комнате не оказалось. Он исчез, лишь на крышке уже собранного ноутбука, словно его и не разбирали, лежала записка, написанная красивыми ровными, но печатными буквами:

 

«Я НА УЛИЦЕ, ВЫХОДИ»

 

Невольная улыбка озарила мое лицо. Я спрятала записку в карман и сразу направилась к выходу, накидывая на ходу ветровку. Второпях обулась, забрала волосы под бейсболку, взяла корзинку и сняла поводок с крючка. В мгновении ока Джесси оказалась около входной двери, радостно виляя хвостом и нетерпеливо оглядываясь в ожидании, когда же ее выпустят? Стоило только открыть дверь, как она ломанулась вниз по лестнице, насколько позволила длинна поводка, который я успела прицепить к ее ошейнику. В противном случае собака бы выскользнула из дома, громко хлопнув подъездной дверью. Мне же не хотелось будить соседей, чтобы нас с Эриком никто не видел. Однако выйдя на улицу, слегка расстроилась, никого там не обнаружив,.

― «Я здесь!» – прозвучал приятный мужской голос в голове.

Спуская Джесси с поводка, я оглядывалась по сторонам, пытаясь обнаружить его присутствие, но так никого не увидев, тихонько спросила:

― Где?

― «Рядом!»

Вдруг что-то невидимое и теплое коснулось моей руки. Я вздрогнула от неожиданности. Взглянув на свою кисть, я поначалу ничего не нашла, ощущалось лишь прикосновение, но внимательно приглядевшись, заметила легкое преломление изображения, словно смотрела через стекло. Я никогда такого не видела и не могла поверить своим глазам, поэтому неуверенно погладила прозрачную поверхность. На ощупь она ничем не отличалась от натуральной.

― Супер!!! – изумленно воскликнула я.

― «Зачем ты взяла с собой корзинку и собаку? Мы же не за грибами собрались».

― А что я маме скажу? Джесси всегда в лес со мной ходила. Если оставить ее дома, это будет подозрительно, – сказала я шепотом.

― Ну что ж, сегодня к нам в гости идет не просто прекрасная леди, а дама с собачкой, – шутливо шепнул Эриксант на ухо фразу, явно выхваченную из интернета, а его смех раскатистым эхом прозвучал в голове.

― Как ты это делаешь? Это так необычно.

― В этом мне нет равных! – похвастался инопланетный дружок.

― Ладно, пошли, а то я, болтающая якобы сама с собой, могу вызвать у просыпающихся соседей неправильные домыслы.

Держась за руки, мы тихонько двинулись к лесу. Джесси радостно носилась по окрестностям и вокруг нас, иногда чуть не сбивала меня с ног, но ни разу не врезалась в моего спутника, который до сих пор был не видим – слышались лишь его шаги.

Я любяще взглянула на свою собаку, и решила на всякий случай уточнить:

― Слушай, а твои друзья... – я замялась, не зная как сказать, чтобы не обидеть.

― Что?

― Ну… они не съедят мою Джеську?

― Не переживай, мы уже нашли удовлетворяющий нас белковый ингредиент, твоя собака в меню не входит, – ответил Эриксант вслух, смеясь и не опасаясь быть услышанным – местность по которой мы шли просматривалась, как на ладони.

― Спасибо, – признательно поблагодарила я.

― Пожалуйста! – весело, легко и непринужденно ответил он и слегка сжал мою кисть.

Игривость парня мне нравилась. По-моему, он до сих пор находился под влиянием произошедшего сегодня утром, и его состояние было равносильно моему. Он был счастлив и я тоже.

Эриксант шел невидимым аж до самой поляны, избегая вероятности встретить в лесу какого-нибудь грибника. По пути я кидала в корзинку попадающиеся съедобные грибы, чтобы не вернуться домой с пустом. Когда мы приблизились к густой стене из деревьев, то дно корзины было покрыто полностью.

Глухой лес перед нами расступился, изгибая стволы, открыв узкий коридор глубиной приблизительно в три метра, в конце которого виднелся свет от поляны.

Пристегнув поводок к ошейнику Джесси, я шагнула вперед первая. Собака, испуганная необычностью окружающей среды, прижалась к ноге хозяйки и, озираясь по сторонам, следовала рядом. Инопланетянин, приняв видимый облик, шел за нами.

Выйдя на открытое пространство, я замерла, открыв рот от шокирующего зрелища. На хорошо известной мне поляне не было ни деревца, ни кустика, только ровные округлые ямки от их произрастания, словно растения выкопали с корнем и пересадили на край, образуя непроходимую преграду. В центре на трех опорах стоял огромный космический корабль, с широким основанием и высотой с пяти этажный дом, может даже больше.

Первое что я сделала, это издали осмотрела инопланетную технику со всех сторон. Форма корабля походила на тело бесхвостого ската. Вместо хвоста там были три огромных сопла двигателя – два рядом и один над ними, чуть меньшего диаметра, образуя треугольник. Такие же, но маленькие сопла виднелись под плоским ровным днищем, рядом с опорами.

Верхняя поверхность космической махины имела вид немного приплюснутого пирожного  "Безе", состоящего из трех сегментов:

Основание, самое широкое и слегка плоское, было высотой около трех с половиной метров, и у краев постепенно сходило на нет, резко переходя в днище. Сходство со скатом кораблю придавали более острые выросты, образую его нос и крылья.

Выше это основание плавно перерастало в средний отдел округлой формы. Задняя часть его, то есть у хвоста, была поделена на несколько мелких сегментов, как рогалик, перетянутый нитками.

Верхняя, третья часть, напоминала треугольную трапецию с восьми – десяти метровым основанием и смещенной к хвосту верхушкой. Сам корабль был темно серого цвета, а трапеция имела зеркальную поверхность.

«Может это солнечная батарея, или кабина управления?» – гадала я.

Эриксант старался не мешать, пока я с огромным любопытством осматривала корабль, но надо было двигаться дальше. Подойдя вплотную, он одной рукой обнял  меня за плечи и спросил ребяческим тоном:

― Как тебе моя "тачка"?

― Не хилая громадина! – ответила я ошеломленным голосом. ― И как его не заметил никто кроме меня? Даже странно.

― И ты бы его не заметила, если бы система маскировки на тот момент была бы исправна. Сейчас все работает. – дружок что-то нажал на своём приборе, и корабль словно растворился в пространстве. Потом в воздухе появились мелкие искорки, и он снова стал видимым.

― Здорово! – только и смогла сказать я.

― Это "Ксэлус-СИЭР" – межгалактический катер среднего размера. Бывают ещё крупнее, но все же меньше, чем звездолеты. Чтоб иметь представление, объясню более понятным тебе языком. В ваших морях плавают корабли, яхты и лодки, так вот это яхта. Звездолеты же огромные, порой чуть ли не с вашу Луну и даже крупнее. Лодка – "Ксон-СМИГ". Он в разы меньше и предназначен для разведки и уничтожения мелкого противника.

― Он боевой, этот твой Ксэл…? – я не смогла выговорить название.

― Конечно! Хоть мы и не нападаем, но обороняться  же  должны.

― И каково по мощности ваше оружие?

― Тебе такая мощь даже не снилась. Достаточно одного слабого выстрела, чтобы стереть с лица, не то что твой населенный пункт, а даже ваш районный городишко – и фундамента почти не останется.

Меня слегка передернуло от возможных последствий вражды с неземными гостями.

― Не бойся – мы мирные, – смеясь ответил Эриксант, слегка прижав меня к себе как бы приободряя, и подтолкнул вперед к кораблю.

Я мельком бросила взгляд назад откуда мы пришли и, не найдя никакой бреши среди плотной стены деревьев, медленно зашагала вперед, задавая дальше вопросы.

― Оно что, ядерное ваше оружие?

― Нет, мы давно от него отказались, оно только в двигателях используется и то не во всех. Атом сильно загрязняет окружающую среду своими отходами. Наше оружие основано на молекулярном и телепортативном воздействии, превращая объект в пыль. С его помощью можно уничтожить не только город, но и точечно какой-нибудь сарай или даже мельче.

― И человека тоже? – неуверенно спросила я.

― Без разницы. Пушка разлагает все на частицы, кроме прочного толстого металла конечно.  Для этих целей есть оружие другого типа – с электронно-лазерным излучением. Оно и в наземном бою очень эффективно, но чаще используется для нападения на летательные аппараты, позволяя пробить их экранную и обшивочную броню. Молекулярная пушка здесь бесполезна, но сняв защиту, ее применение очень успешно – не оставляет и следа от противника, лишь голый обшивочный корпус.

― И вы с таким оружием не смогли разбить зогриáнцев?!

― Я же тебе рассказывал, что их экран очень мощный, и даже пробив брешь он быстро восстанавливается.

― А вирусы? Ты же говорил они могут разрушить защиту?

― На снятие защиты нужно время, а в боевом маневрировании это очень проблематично. Если сильно интересуешься, расспроси тогда Герлúджина, а лучше Этáхелиса, военная мощь – их стихия.

Я заметила, что моему Ангелу-хранителю не особо приятна тема об оружии, поэтому решила больше не расспрашивать о нем. Шагая дальше, я молча разглядывала окрестности. И только сейчас обратила внимание, что на поляне достаточно светло. Посмотрев вверх, я увидела голубое небо и медленно плывущие, белые как пух облака, озаренные первыми лучами недавно вставшего на горизонте солнца. Однако небо не было идеально чистым, а будто исчерчено прозрачным рельефным узором.

«Наверно это и есть защитный купол?» – подумала я, но все-таки решила уточнить:

― Это?... – начала было я, ткнув пальцем вверх.

― Да, это экран. Отсюда он прозрачный и хорошо пропускает свет, а если посмотреть сверху, то увидишь обычный лес. Я тебе говорил, помнишь?

― Разве такое забудешь?  – прикольнулась я над собой, но вспомнив про их экстренное приземление и клубы грязи над лесом, снова огляделась по сторонам. ― А по порядку на поляне не скажешь что вы падали.

― Мы просто все уже убрали. При падении защитное поле максимально раздвинуло стволы деревьев, но те, на которые мы шлепнулись, конечно спасать не было смысла. Мы еще изрядно взрыли землю…

― Что-то не похоже, – посмеялась я видя идеальную чистоту.

― Мы максимально старались сберечь природу и убрать улики. Сломанные деревья были превращены в пыль. Ей мы удобрили вспаханную землю, все разровняли, сохраняя неповрежденные участки травяного покрова. Остальное засадили свежей, взяв из разных мест поляны, а неповрежденные деревья вместе с корнями телепортировали на край, создав защитный барьер.

― Интересно придумано.

Когда мы наконец приблизились к носовой части корабля, под ним с несколько странным шипением отделилась приличная часть днища и стала плавно опускаться вниз, напоминая люк грузового самолета.

Вблизи обшивка корабля была не просто серой, а расписанная различными узорами, иероглифами, звездами и планетами.

― А как тебе это? – с любопытством спросил Эриксант, заметив мой интерес.

― Выглядит так, будто на корабле изображены все его полеты и открытия, – высказала я свою догадку.

― Так и есть. Скоро на нем появится и ваша солнечная система.

― Вы всегда так делаете?

― Да. Так мы отражаем историю каждого корабля – где он побывал.

― А это что за каракули?

― Наша письменность, – улыбнувшись пояснил инопланетянин.

― Похожа на иероглифы китайцев.

― А может мы давно прилетели к вам и обосновались здесь как свои.

― Что? – недоумевая спросила я.

― Я шучу, если бы это было так, мы бы давно знали о вашем существовании. Хотя,… – он задумался, ― несколько миллионов лет назад, когда мы только начинали бороздить космические просторы, один корабль затерялся в небытии, и никто о нем до сих пор ничего не знает. Может он разбился при встречи с астероидом, а может совершил аварийную посадку на какой-нибудь планете, а вдруг это была ваша планета?

― Как это? Вы так давно летаете?

― Розáлла старше Земли почти в три раза.

― Но вы же не похожи на Китайцев, твоя внешность больше походит на европейцев.

― Если предположить, что здесь могли обосноваться наши пропавшие предки, то их внешность могла измениться под действием ваших климатических условий, но это только моя теория. Да и на корабле их было не более сорока человек, не могли же они заселить всю вашу планету, и волосы у ваших китайцев темные. Не знаю, но генетически мы с вами почти идентичны.

― Блин, ты так много знаешь о нас и нашей планете, я же о вас ничего, только лишь то, что ты рассказывал.

― Тебе придется поверить на слово, потому что от моей планеты осталось очень мало пригодного для жизни. Сейчас там заправляют зогриáнцы, добивая ее до мертвого состояния. Могу правда некоторые записи показать, но позже. Пошли, а то нас наверно уже заждались.

Я с опаской вступила на мостик открытого люка. Он слегка зашатался под ногами, так как его край висел в воздухе, не замяв ни травинки.

Поднявшись и войдя внутрь, перед нами сразу оказались прозрачные дверцы лифта. Вправо и влево от него уходили вдаль длинные коридоры округлой формы, напоминающие необычный туннель метро. Стены были блестящими, словно покрыты утеплителем с отражающей поверхностью, который можно купить в любом магазине со стройматериалами.

На потолке коридоров широкой непрерывной полосой, располагались слегка приглушенные осветительные приборы, а по их краям тянулись пучки гофрированных проводов. На полу была металлическая решетка тоже непрерывно уходящая в даль.

― На этом ярусе располагаются технические отсеки, – пояснил Эриксант, подталкивая меня к лифту.

В нем было слегка темновато, но как только его дверцы распахнулись, издав тихое приятное шипение, он залился ярким голубоватым светом, но мягким и не режущим глаза.

Внутри лифт оказался прозрачным полностью, поэтому за стенами виднелись вертикально и горизонтально ведущие трубы и толстые пучки изолированных проводов. В общем все выглядело достаточно по земному и смахивало на подвальные коммуникации.

Лифт двигался мягко и бесшумно, сначала горизонтально, потом вертикально. Когда он остановился и распахнул свои дверцы, я замерла на месте, боясь войти в пустой, огромный, округлой формы, ярко освещенный зал белого цвета. Его периметр полностью состоял из раздвижных дверей одинакового размера. Лишь на против лифта дверь была почти вдвое больше остальных.

― Это наша святая святых, – пояснил Эриксант.

― А выше что?

― Там располагается мозг корабля, радар, антенна и проектировщик защитного экрана. Это наиболее уязвимая и в тоже время самая защищенная часть. Она даже может дрейфовать в космосе отдельно при гибели всего остального, как "чёрный ящик", по которому можно узнать о трагедии.

― А вы не боитесь, что его найдут недруги?

― Нет. Система очень чутка и вскрыть его можно по особой схеме. Он запрограммирован на самоуничтожение при несанкционированном взломе, причём вместе со взломщиками.

― Не плохо  все продумано, – признала я.

Довольная ответом я медленно шагнула вперед в просторное белоснежное святилище. Его центр занимал огромный круглый стол, с толстой прозрачной, как стекло столешницей, которая плавно переходила в единственную массивную полупрозрачную ножку с перламутровыми вкраплениями и подсвеченную изнутри. Та в свою очередь плавно перерастала в пол, как единое целое.

Вокруг стола симметрично друг друга располагалось восемнадцать стульев из белого глянцевого материала, с небольшой литой спинкой и на одной ноге с массивным основанием. Они отдаленно напоминали барные табуреты.

Пол был перламутрово-матовым, словно мутное стекло, поделенный на радиальные сегменты, отходящие от стола к дверям, а когда ступаешь по нему, под ногой проступает легкое голубоватое свечение. Это было так завораживающе, что я не могла скрыть свой восторг.

― Нравится? – спросил хозяин корабля довольно улыбаясь.

― У меня нет слов, это потрясающе красиво!

― Это ещё не все.

Парень щелкнул три раза пальцами, и зал погрузился в полумрак. На потолке проявилась не ярко светящаяся картина космоса с многочисленными звёздами, рассыпанными по всей потолочной поверхности. В центре красовалась огромная планетарная система. Я догадалась, что это система звезды Касьвéльон. Стол и стулья в темноте издавали легкое фосфорное свечение.

Хитро посмеиваясь инопланетянин шепнул вопрос мне на ушко:

― Теперь что скажешь?

Я не смогла произнести ни слова. Открыв рот, я лишь развела руками, показывая что такую красоту невозможно описать словами. Эриксант притянул меня к себе и нежно поцеловал, а у меня даже голова закружилась – наверно сказывалось шоковое состояние, вызванное таким необычным зрелищем.

Вдруг снова вспыхнул свет и послышалось легкое шипение открывающейся двери. Я тут же оттолкнула от себя красавчика и смущенно уставилась в пол, как застуканная школьница целующуюся с мальчиком в туалете. В тоже время прекрасно понимала, что лучшее средство защиты – нападение. Приведя мысли в порядок, я состроила из себя уверенного человека, словно ничего не произошло, решительно подняла голову и довольная собой, посмотрела на вошедшего.

Это был высокий худощавый мужчина лет тридцати, с более смуглой кожей чем у моего знакомого из их команды. Волосы его также были ярко рыжими, но все-таки на пару тонов темнее. Одет он был в лакированный комбинезон, но не черный, как у Эрика, а белый с бледно-серыми вставками на плечах, локтях и коленях. На руках у мужчины были серебристые перчатки, которые он снимал по мере приближения к нам с довольной улыбкой на лице, обнажавшей его белоснежные зубы.

Не поздоровавшись, он сразу заговорил с нами:

― Так вот ты какая – земная красавица Ирина, сведшая с ума нашего капитана, а вместе с ним и всю команду.

От его слов вся моя напыщенность исчезла как лопнувший мыльный пузырь, и смущение снова взяло верх. Но незнакомец не заметил моей перемены. Его слова текли рекой, словно он знал меня уже давно.

― Э-э,… что это? – мужчина сделал жест, намекая на темные волосы соратника. ― Хотя, не бери в голову, – весело улыбнувшись отмахнулся он. ― Миллéнтия уже рассказала о твоих похождениях на земные тусовки. Ты не поверишь, Эриксант, а тебе реально идет! – добавил он и дружески похлопал парня по плечу.

― Ирина познакомься, это наш медицинский сотрудник, Дэймéнтис. – представил Эриксант веселого инопланетянина неуверенным голосом и с легким замешательством на лице. Видимо он не ожидал такого дружеского отношения к переменам его внешности.

― Для тебя можно просто Дэйм, – добавил незнакомец.

― Очень приятно! Студентка ветеринарного факультета – Ирина Воробьева. Можно просто Иришка, – доброжелательно сказала я и протянула руку для приветствия.

― А мне как приятно встретить на Земле почти коллегу, – радостно ответил мужчина, взял мою кисть, и слегка наклонившись, притянул ее к лицу, однако ожидаемого поцелуя как в исторических фильмах не произошло. Он лишь легонько коснулся ее носом и отпустил.

«Это наверно их знак приветствия», – предположила я и взглянула на спутника, ища ответы, однако сама встретила в его глазах немой вопрос. Я пожала плечами, давая понять, что утаила свою будущую профессию не умышленно – просто забыла сказать, а он не спрашивал. Эриксант в ответ понимающе улыбнулся, а Дэймéнтис, хитро мне подмигнув, обратился к капитану:

― Судя по уровню гормонов твоей девушки, она похоже не против с тобой спариться.

От этих слов меня накрыла громадная волна ошеломления, что даже дыхание в груди сперло, а лицо залило краской. Я замерла с открытым ртом, не зная что сказать на такие изречения в мой адрес. Дэймéнтис  же продолжал, словно ничего не заметив:

― Хотя?… – он  внимательно посмотрел на капитана, потом на меня, потом снова на капитана. ― Да вы по-моему уже!… Ну и как оно с землянкой?

― Стоп, стоп, стоп!!! – не выдержав такого бесстыдства, возмущенно запротестовала я, размахивая руками.

Мужчины слегка оторопели и переглянулись, испуганные моим негодованием.

― Прекратите! Надеюсь, вы не будете обсуждать эту тему при мне? Это не приятно!

Дэймéнтис отступил с разведенными в стороны руками:

― Нет проблем. Не хотел тебя ни чем обидеть. Мне просто интересно…

Я зло смерила неугомонного наглеца взглядом, желая чтобы он заткнулся.

― Вы мужики все наверно одинаковы – любите посплетничать о том о сем!... – с небольшой ноткой обиды высказалась я.

Эриксант погладил меня по спине, успокаивая:

― Дорогая, он же не со зла. Он врач и говорит с научной точки зрения, а не из праздного любопытства.

— Отлично. Только давайте не будем при мне обсуждать мои глубоко личные отношения. Я не у психолога и не у гинеколога на приеме.

― Я тебя понял. Учту пожелание. Прощаешь? – лукаво попросил Дэймéнтис, а выражение его лица в этот момент было хитрым и одновременно милым, что заставило меня смутиться.

― Прощаю, но это не пожелание, а требование, – ответила я и тоже хитро улыбнулась.

― Все, все, я умолкаю, – с легкой улыбкой сдался Дэймéнтис, потом снова обратился к капитану: ― Дружище,  туго тебе с ней придется, она у тебя с характером.

― Это я уже понял и не сегодня, – посмеялся мой Ангел-хранитель и слегка прижал меня к себе.

На этой ноте нас прервали другие члены команды, которые стали стекаться в зал со всех сторон из одновременно открывшихся дверей. Всего инопланетян вместе с моим дружком оказалось восемнадцать. Столько же стульев стояло вокруг стола.

«Это наверно все?» – подумала  я.

И вдруг в зал вбежала маленькая на вид пятилетняя девочка. Меня очень удивило не только её появление но и вид. У всех взрослых волосы были одинаково ярко-рыжего цвета, а у этой малышки они были золотисто-желтыми.

Все внимательно разглядывали меня со стороны: кто-то с улыбкой, а кто-то с опаской и осуждением, не решаясь подойти ближе. Только девочка подбежала и протянула руку.

― Я Розалинтúна, а ты наверно Ирина?

― Да, милая крошка, – сказала я и слегка наклонилась, подавая ей руку в ответ.

Она также, как и Дэймéнтис, потерлась своим миниатюрным носиком о мою ладонь, только схватив ее двумя маленькими худенькими ручонками. Новое открытие – я ничего необычного не заметила при прикосновении, как это было, когда до меня дотрагивался Эрик и новый знакомый из его окружения.

― А можно мне потрогать твою спутницу? – она показала пальчиком на Джесси, необычно спокойно сидящую у моей ноги. Ее спокойствие точно было создано влиянием моего дружка, и на этот раз я не возражала, так как в такой ситуации это было необходимо.

Я присела перед девочкой на корточки и погладила свою собаку.

― Попробуй, она вроде любит детей.

Розалинтúна потянула свои ручки и дотронулась до ее влажного носа. Джесси не отстранилась от ее прикосновений, как от Эрика, что снова меня удивило, но пока не стала придавать этому значения, переживая, не взбрыкнет ли животное, ведь собака – существо непредсказуемое. Оказалось, я зря беспокоилась. Джесси радостно лизнула малышку в лицо, и та рассмеялась тонким переливчатым голоском.

― Она веселая, я видела, как она бегает и играет с тобой на поле.

Я удивленно подняла бровь:

«Последний раз это было именно в тот день, когда их корабль рухнул в наш лес!»

― Где ты нас видела? – спросила я.

― У папы на экране, это было когда мы падали, я хотела рассказать, но всем было не до меня, – спокойно ответила девочка, ведь она еще ребенок и ей чужды правила и предрассудки взрослых.

― И кто твой папа?

― Вон он, стоит вместе с мамой, – сказала она и махнула рукой на двух рядом стоящих, худых, высоких, чем-то похожих друг на друга инопланетян тридцатилетнего возраста, держащихся за руки и с беспокойством следивших за своей дочерью.

Я и моя собака для всех здесь присутствующих были чужими, кроме Эрика, который серьезно посмотрел на эту обеспокоенную пару и строго спросил:

― Почему я не в курсе? Почему вы не все проверили? А если нас видела не только Ирина? Перепроверить все записи нашего приземления срочно! – скомандовал он.

Все стали молча переглядываться, понимая свое упущение.

Я встала и взяла его за руку

― Утихомирься, я наверно была единственным свидетелем. В противном случае о вас гудело бы все село, и вокруг поляны было бы много посетителей. Даже брат в тот момент находился на улице, но ничего не заметил, я его аккуратно спрашивала, потому что сначала тоже не поверила своим глазам.

Эриксант немного успокоился, присел рядом с Джесси и стал отцеплять поводок.

― Что ты делаешь? – недоумевая спросила я.

― Не переживай, пусть поиграют, а мы поговорим о взрослых вещах. Потом я отвечу на твои вопросы.

― Откуда ты знаешь? – я не переставала удивляться на своего необычного спутника.

― Я чувствую, что у тебя накопилось их очень много, – сказал он улыбаясь, и повел меня к столу.

Молчаливым жестом капитан пригласил всех остальных. Команда тут же послушно расселась по местам. Меня он усадил на самый ближний к широким дверям табурет, а сам остался стоять позади, положив руки мне на плечи.

― Итак, все вы уже в курсе про Ирину. Знаю, что половина из вас не одобряет мои поступки. Да, я нарушил несколько основных законов, но ничуть об этом не жалею. Пусть этот мир еще юн для наших технологий, но он богаче духовно – нам есть чему поучиться у землян. Не спорю, полно в их мире и отрицательного, от чего наш народ отказался очень давно. Но мы тоже совершили кучу ошибок, и разобраться в них помогла мне именно Ирина. Я ей за это безгранично  благодарен! – сказал  Эриксант  и  слегка  сжал  мои  плечи. ― Поэтому прошу вас высказывать свои мнения на ее языке. Не заставляйте меня переводить – это не легко, а секретов у меня от Ирины нет. Всем все понятно? – он внимательно осмотрел присутствующих, которые неуверенно кивнули, принимая его просьбу. ― Тогда я слушаю ваши вопросы и высказывания.

В его интонации явно проглядывались нотки предводителя. До сегодняшнего дня я еще не совсем понимала, что стала девушкой капитана инопланетного корабля, и сейчас меня распирала гордость.

Все молчали, не зная с чего начать, тогда Эриксант пошел по другому пути. Он начал задавать вопросы каждому, тем самым частично знакомя меня с командой.

― Хасдзéрон… – представил он парня с рыжей козьей бородкой, который выглядел года на два постарше своего капитана. Тот в ответ на знакомство учтиво кивнул. ― …и Зейрухáун. – Эриксант указал на серьезного мужчину лет сорока, сидящего рядом с Хасдзéроном.  Этот мужчина на меня никак не отреагировал, словно ему было все равно, кто я такая. ― Это наши механики. Миллéнтия мне рассказала про "импхáндер". Это единственная проблема с навигацией? Двигатели исправны?

― Основной двигатель мы восстановили. У запасного сохранились некоторые погрешности с запуском, но они уже не так критичны, как были до падения, – начал Хасдзéрон, а его напарник отрешенно молчал. ― Основная проблема в рулевом управлении. Если мы не заменим "импхáндер", то не сможем правильно двигаться проходя через гиперпространство, а это сам понимаешь чем чревато – мы опять можем вынырнуть не в том направлении, как произошло в этот раз. Можно конечно и без него, но тогда наш полет затянется на долгие годы. В остальном корабль полностью готов к отлету, все повреждения устранены.

У меня защемило сердце:

«Если я помогу им (если это конечно удастся), то их здесь больше ничего не будет удерживать. А как же я? Что мне с этим делать? Мой Ангел-хранитель – капитан инопланетного корабля, и не сможет остаться здесь. Позовет ли он меня с собой? Смогу ли я все бросить и улететь с ним?»

Эриксант почувствовал, как напряглось мое тело, и слегка помассировал мне плечи, призывая расслабиться, но у меня не получалось, как ни старалась, хотя прекрасно знала, что он сейчас занят важными делами, и мое состояние только мешает ему сосредоточиться.

― По поводу этой неполадки у нас с Ириной есть некоторые задумки, попробуем его исправить, – он посмотрел на меня сверху и нежно улыбнулся, потом снова продолжил: ― С Дэймéнтисом ты знакома – это наш бортовой врач, причем Дэйм мой лучший друг. У тебя есть какие-нибудь вопросы? – спросил он уже знакомого мне мужчину.

― Пока нет.

― Зато у меня есть. Как на данный момент обстоят дела с вирусологией?

― Я рад, что ты не забыл о нашей дружбе, а то в последнее время ты неуловим...  – начал Дэймéнтис хитро улыбаясь

― Ближе к делу, у нас мало времени, – серьезно оборвал его Эриксант.

― Хорошо!.. – продолжил он и даже не обиделся на тон замечания. ― Я изучил имеющиеся вирусы и понял, что для нас они не опасны и даже для Розалинтúны. Конечно она будет тяжелее переносить заражение, чем земляне, ведь их иммунитет вырабатывался не одно столетие, но смертельной опасности они для нее не представляют, да и у меня есть все возможности сразу изобрести вакцину и ослабить действие любого вируса.

― Новости и правда очень хорошие, – улыбнулся Эриксант другу и продолжил представлять команду: ― А это Ульнáрия и Сефралúнья – наши красавицы, не дающие умереть с голоду моей команде. Пусть сначала у них получалось не очень удачно, но потом все были довольны.

Я перевела любопытный взгляд с двух слегка пухленьких, но одинаковых как две капли воды девушек, сидящих рядом с Зейрухáуном и Хасдзéроном, на своего красавчика.

― Это я о том случае с вашей коровой, – поспешил он объяснить улыбаясь.

― А-а…, поняла! – сказала я и рассмеялась.

Девушки в ответ тоже засмеялись. На вид им было по двадцать пять лет, да и вообще по сравнению с присутствующими, Эриксант и Миллéнтия выглядели моложе всех, кроме Розалинтúны конечно.

― Да, поначалу было сложновато, – сказала Ульнáрия тоненьким звонким голоском, но все же доброжелательным. ― Я надеюсь мы не сильно напугали ваших жителей?

― Они были в недоумении – как могли бесследно пропасть животные? Если бы вы хотябы выводили их из хлева, то все походило бы на обычное воровство, и стали искать среди своих, а так это выглядело очень странно. Тем самым вы сами себя поставили под подозрение.

― Мы тебя прекрасно поняли Ирина, – таким же приятным голосом сказала Сефралúнья.

― Так, с этими проблемами мы разобрались, – сказал Эриксант и жестом попросил девушек успокоиться, торопясь познакомить меня со всеми. ― Что у нас с вооружением и топливом? Герлúджин, все ли исправно? Я надеюсь, мне не придется перепроверять?

Но тут у Миллéнтии сдали нервы:

― Эриксантáул! – официально и строго обрезала она всех, кто хотел хоть что-то сказать. ― Ты уже прекрасно понял, что корабль готов к полету, только не может удерживать правильное направление при переходе через гиперпространство – это не проблема! Отлетим на приличное расстояние и вызовем буксировщик или аварийный катер. Я не понимаю, к чему ты клонишь, и что намереваешься делать дальше? У меня такое впечатление, что ты собираешься остаться здесь!

Возникла гробовая тишина, все устремили удивленные и вопросительные взоры на капитана.

― Я еще ничего не решил, успокойтесь!

― А я и не дам тебе решать! Ты не бросишь команду! Я тебе не позволю! Ты прекрасно знаешь, какая у нас миссия. Мы должны добраться до Нéрылин и определить – сможем ли мы существовать на ней? Или ты забыл??? Это не только наша проблема, но и всего нашего народа!

― Я знаю! И это проблема не только наша, но и нерролúнцев тоже.

― Ты что хочешь притащить с собой этих варваров на Нéрылин??? – возмутилась Миллéнтия.

Все загудели, издавая удивленные возгласы и переглядываясь меж собой.

― Эриксантáул, ты сошел с ума! – возразил один из наиболее взрослых, на вид лет сорока пяти, мужчина в таком же черном костюме, с серебристой лилией на груди как у капитана. У других же на черных, либо белых комбинезона были лишь серые вставки на плечах локтях и коленях.

― Этáхелис, успокойся! Я понимаю, ты человек старой закалки и повидал на много больше моего, но ты привык решать все с точки зрения оружия, выселяя нерролúнцев с их насиженного места. Если они не такие как мы – это не значит, что они не имеют право на нормальное существование. Розáлла была и их планетой! В их нападении на нас частично виноваты мы сами.

― И давно ты пришел к такому выводу? – настороженно спросил Этáхелис.

― Я кое что принёс. Старался выбирать самые важные и яркие аспекты. Это займет несколько часов просмотра, а мы с Ириной пока посетим ее городишко и попробуем исправить "импхáндер". Хасдзéрон принеси деталь и точные ее размеры, желательно на земном языке.

― Будет сделано! – сказал механик и послушно вышел, а Эриксант продолжил:

― Мы вернемся вечером. У вас будет достаточно времени, чтобы все просмотреть, понять образ жизни землян и все взвесить. Потом я выслушаю ваши соображения. Как вам такой расклад?

― Я думаю это более подходящее решение – дать нам возможность  составить  свое мнение, – довольно сказал Этáхелис. ― Но что если наше мнение не совпадет с твоим?

― Я постараюсь вас переубедить. Идет?

На этой ноте разговор был окончен, и знакомство с остальными членами команды видимо тоже, но раз мы собирались вернуться, то у меня еще будет такая возможность.

В зал вернулся Хасдзéрон и положил на стол прямо перед моим носом деталь, голограмму которой видела недавно. Потом механик положил листок с чертежом, напоминающий нашу кальку. Старые обозначения были замазаны чем-то желтым, а поверх написаны наши цифры.

― Так сойдет?

― Вполне, – сказала  я улыбаясь. ― Только вот найдет ли дядя Володя такой кусок титана, не знаю.

― Это не проблема, материалом я тебя обеспечу. У нас остались некоторые обломки от обшивки при ударе. Мы все восстановили, но кое что есть. Пошли. Они как раз у выхода.

Я была рада простому и доброжелательному отношению: «хоть кто-то не смотрит на меня косо», а таких было половина команды. Хасдзéрон уже было направился к лифту, и я хотела последовать за ним, но Эриксант его остановил:

― Не торопись.

Он поставил меня на ноги и отвел в сторону, а сам уселся на свое место.  Пальцем вывел символ на столе, и перед каждым из сидящих, прямо из поверхности столешницы, открылся полупрозрачный экран. Оказалось стол таил в себе много технологий, а не просто использовался для обеда и переговоров. Эриксант достал "флешку" из своего прибора и вставил в брешь ближайшего экрана.

― Сейчас Хасдзéрон вернется, и вы посмотрите. Дождитесь его – мне важно знать мнение каждого из вас. И не забудьте на этот раз проверить все записи нашего приземления. Хоть Ирина и утверждает, что видела нас только она, но лучше все перепроверить. И надеюсь, что уже не слишком поздно. Если о нас знает кто-то еще кроме Ирины?... – Эриксант  серьезно посмотрел на отца маленькой девочки. ― Тайлерáун, я тебе не позавидую! Твоя прямая обязанность – все проверять в первый же день! Ты же у нас занимаешься разведкой, а не Розалинтúна! – упрекнул он высокого кучерявого мужчину, тот в свою очередь виновато опустил глаза.

Потом Эриксант встал, обнял меня за талию и повел к лифту. Хасдзéрон и Джесси без всякой команды последовали за нами.

 

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ: https://nerlin.ru/publ....-0-9993

 

 

 

Категория: Михайлова Татьяна | Добавил: tanushka1701 (25.01.2022) | Автор: Татьяна Михайлова E
Просмотров: 146 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 4.8/6
Всего комментариев: 2
1 ibiza   [Материал]
Что вы хотите сказать своим произведением? У всего должен быть смысл.

1
2 tanushka1701   [Материал]
Я думаю чтобы понять смысл, надо дочитать до конца. Ещё много чего впереди. В первую очередь основной смысл в названии, который раскрывается в моем произведении, постепенно, глава за главой.

Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *:
                                                  Игорь Нерлин © 2022