Понедельник, 04.12.2023, 23:47
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Пиголицына (Гамазина) Фаина Васильевна [35]
Подвизавшаяся на теме Пушкина дама, невесть откуда взявшаяся "пушкинистка", пишущая своё фэнтези о великом поэте и его жене Наталье, приватизировавшая его от всех нас, навязывающая всем нам своё феминисткое мнение о поэте тоннами писанины.
Форма входа

Поиск

 

 

Мини-чат
 
500
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 0
Пользователей: 1
Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика © 2012-2023 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

 

 

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Пиголицына (Гамазина) Фаина Васильевна » Пиголицына (Гамазина) Фаина Васильевна [ Добавить произведение ]

... теперь - ЛАНСКАЯ. Глава 1

 

... теперь — Ланская. Роман. — М.: Издатель «Пиголицына», 2012.-320 стр.
Это третья книга жизнеописания жены А.С. Пушкина, матери и просто прекрасной женщины Натальи Николаев­ны Гончаровой-Пушкиной-Ланской. Семь лет после смерти Пушкина она вдовствовала, воспитывая четверых малолетних детей Пушкина. Потом вышла замуж за Петра Петровича Лан­ского и прожила с ним почти двадцать лет, до смерти. Родила еще трех девочек. Растила еще и племянников мужа. Любила ли Наталья Николаевна Ланского? Это вы узнаете из книги.
Первая книга «Дева Наталья» вышла в 2006 году, вторая «Погибельное счастье» - в 2009 году.

ОГЛАВЛЕНИЕ
Глава 1. После смерти Пушкина................................................     9
Тяжелые воспоминания Наташи о трех страшных днях. Непонима­ние, почему Пушкин поступил так. Отчаянное положение Наташи — куда ехать? Брат Дмитрий приглашает Наташу с детьми к себе. Врачи не советуют ей трогаться в дальний путь зимой. Назначение опеки. Братья, сестра, тетушка решают сопровождать большое семейство до самого Полотняного Завода.
Глава 2. Дорога зимняя гладка........................................................ 19
Отъезд в Полотняный Завод. Невстреча со свекром. Опять в Красном доме. Приезд матери. Ссоры сестер Загряжских. Сложные отношения с женой Дмитрия
Глава 3. В родовом гнезде..................................................-............. 35
Опека готовит к изданию сочинения Пушкина и раздает его долги. Экскурсия в оранжереи. Поездка к бабушке. Гости, гости (свекор, Жуковский, Нащокин, Вяземский). Тоскливые зимние вечера. Мечты о возвращении в Петербург. Новый, 1838, год.
Глава 4. Возвращение в Петербург................................................. 53
Приезд тетушки Загряжской. Посещение Яропольца. Снова в Петербурге. Александрина — фрейлина. Салон Карамзиных. Ажиотаж вокруг Натальи Николаевны. Пересуды, пересуды. Императрица Александра Федоровна зазывает Наташу во дворец. Гау рисует портрет Наташи. Долгий разговор о воспитании детей. Занятия Наташи с детьми. Встреча с друзьями Пушкина.
Глава 5. В плену тетушек................................................................ 71
Местры и Фризенгофы. «Дежурство при тетушках». Вяземский уха­живает за Наташей. Безденежье. Лето на Каменном острове. При­езд Сергея Львовича и знакомство Наташи с Евпраксией Вревской. Встреча с императором на ёлочном базаре. Хлопоты о Михайловском. Женихи. Лермонтов.
Гиава 6. В Михайловском............................................................... 89
Дорожные жалобы. В Михайловском. День рождения Маши. Впервые на могиле Пушкина. Прогулки по пушкинским местам. Знакомство с соседями. Неопытная помещица. Постоянное безденежье.
Глава 7. Гости, гости.......................................................................105
Поездка в Голубово. Приезд в Михайловское брата Ивана. Безденежье. Умоляющие письма Наташи к брату Дмитрию. Местры приехали.Наталья Ивановна Фризенгоф всех рисует. Вяземский в Михайлов­ском. Возвращаться в Петербург было не на что.
Глава 8. Снова в Петербурге...........................................................123
Опять у Конюшенной церкви. Майоратные долги и ссоры братьев. Надоедливое ухаживание Вяземского. Женихи, женихи, женихи... И снова — Михайловское. Похождения отца и сына Пушкиных. Смерть тетушки Загряжской.
Глава 9. Снова в свете.....................................................................139
Возвращение в город. Давно ожидаемое наследство опять уплывает от Наташи. Салон Лавалей. Приглашение императрицы. Гау снова пишет портрет Наташи. Лечение в Ревеле. Раздражение Вяземского Резкий ответ Наташи. Смерть сестры Катерины в Сульце.
Глава 10. Предсказанная Пушкиным встреча.................................153
Наташа продает подвенечное ожерелье. Знакомство с Ланским. Род Ланских. Романтическая история предка Петра Петровича. Петр Петрович ежедневно бывает у Натальи Николаевны. Громкая свадьба в императорском дворце.
Глава 11. Семья увеличилась..........................................................167
Наташа подвернула ногу. Ланской делает предложение. Служебная квартира генерала Ланского. Левушка Пушкин становится отцом. Семья увеличилась еще на троих. Рождение Азеньки Ланской. Крест­ным отцом малышки становится сам император. Саша Пушкин готовится к поступлению в гимназию. Рождение еще двух дочерей. Смерть Сергея Львовича и Натальи Ивановны. Снова раздел имущества
Глава 12. Вся в заботах о детях......................................................189
Отъезд Ланского в Прибалтику. Переписка Натальи Николаевны с мужем. Опять на Каменном острове. Трудный ребенок Азенька. Прогулки по островам. Переписка Натальи Николаевны с мужем. Радость общения с детьми. Успехи мальчиков в Пажеском корпусе. Встреча с княгиней Воронцовой.
Глава 13. Вот пушкинские дети и выросли......................................207
Первый бал Маши. Гау рисует портрет Наташи для императора. Похороны Бутурлина. Новое издание сочинений Пушкина.
Глава 14. Лечение за границей........................................................221
Наталья Николаевна болеет. Праздник перед Елагиным дворцом. Смерть Наты Фризенгоф. Саша Пушкин заканчивает Пажеский кор­пус. Сватовство Александрины. Наталья Николаевна едет за границу. Тоскливые письма Наташи мужу. Смерть Софьи Ивановны де Местр.
Деревенька опять проплывает мимо Наташи. Пушкинское наследство переходит его детям.
Глава 15. Своенравная Натка.........................................................237
Смерть Жуковского. Александра выходит замуж. Уход старика Ксавье де Местра. Наследство опять не у Наташи. Злополучная деревенька записывается на Ланского. Первый бал Натки. Маша - фрейлина, Сашка — офицер. Лето в Стрельне. Наткины ухажеры.
Глава 16. Младшая дочь делает Наташу бабушкой........................251
Гришка заканчивает Пажеский корпус. Наткины женихи Орлов и Ду­бельт. Наташа хлопочет о приданом для дочери. Замужество Натки. Ураган в Полотняном Заводе. Война с Турцией. Гибель Андрея Карам­зина. Смерть Нащокина. Наташа становится бабушкой. Окончание верстки собрания сочинений А.С.Пушкина. У Александры в Бродзянах родилась дочь Натка.
Глава 17. Наташа спасает Ланского от холеры..............................259
Смерть Николая I. Ланской болеет холерой. Командировка Ланского в Вятку. У Натки родится сын. Супруги в Вятке. Коронация Алексан­дра II в Москве. Новые портреты Наташи. Назначение Ланского.
Глава 18. Семейные радости и печали.............................................273
Нравственные страдания Натальи Николаевны. Венчание Сашки. Отказ императора Жоржу Дантесу- Геккерну. Скандал с внезапной публикацией писем Пушкина. Смерть Дмитрия Николаевича Гончарова. Иван снова женится. Наталья Николаевна помогает жене Нащокина.
Глава 19. Болезни, болезни............................................................285
Маша Пушкина выходит замуж. Отмена крепостного права. Долгие разговоры Натальи Николаевны с сыном Сашкой. Тяжелое нездоровье Натальи Николаевны. Ланской берет длительный отпуск. Смерть отца Николая Афанасьевича. Александра Ланская пишет книгу о роде Ланских.
Глава 20. Последние годы................................................................297
На вилле в Ницце. Неприятный эпизод. .Отъезд Ланского. У сестры в Бродзянах. У Натальи Александровны родилась дочь. Скандальный Дубельт. Опять в Ницце. Хлопоты Натальи Николаевны о разводе дочери с Дубельтом. Последний выезд в свет Натальи Николаевны. Возвращение домой. Рождение внука Александра Александровича Пуш­кина. Простуда. Скоротечная болезнь. Смерть Натальи Николаевны.
Послесловие.................              ...........................................313


«Бог мне свидетель, что я готов умереть за нее; о умереть для того, чтобы оставить ее блестящей вдовой, вольной на другой день выбрать себе нового мужа, — эта мысль для меня — ад» А.С. Пушкин
«...Пушкина... убила вовсе не пуля Дантеса. Его убило отсутствие воздуха» А. Блок
«Союз двух сердец — величайшее счастье на земле»
Из письма
Натальи Николаевны — своему мужу Петру Петровичу Ланскому
«...несмотря на то, что вторая семейная жизнь
матери с согласием и счастьем сложилась почти
недосягаемым идеалом, веселой я ее никогда
не видела. Мягкий ее голос никогда порывом смеха
не прозвучал в моих ушах, тихая, затаенная грусть всегда
витала над нею. В зловещие январские дни она
сказывалась нагляднее; мать удалялась от всякого
развлечения, и только в усугубленной молитве искала
облегчения страдающей душе».
Из воспоминаний дочери
Натальи Николаевны
Александры Ланской-Араповой.
«Оглядываюсь более чем на полвека — и былое восстает в сиянии
тихих радостей, в воплощении могучей силы любви, сумевшей
сплотить у нового очага всех семерых детей в одну тесную, дружную
семью, и в сердце каждого из нас начертать образ идеальной матери,
озаренной мученическим ореолом вследствие происков
недремлющей клеветы».
Из воспоминаний дочери Натальи Николаевны Александры Ланской-Араповой.
«Больше всех уважаю тех,
кто живет ради счастья других»
Александр Пушкин,
внук А.С. Пушкина

10
Пушкина не стало 29 января 1837года. В девятый день после смерти поэта отслужили панихиду. 8 февраля из Михайловского вернулись дяды Пушкина Никита Козлов и друг Пушкина Александр Ивано­вич Тургенев, которому император поручил отвезти прах поэта для похорон на Псковщину.
— Я думал и живым не доеду, все косточки растрясли, — го­ворил Никита.
— Я помоложе и то, думал, умру. Курьерские тройки мчались,^ останавливаясь только для того, чтобы заменить лошадей.
Они рассказали Наталье Николаевне, как похоронили Пушкина там, где он завещал, рядом с его матерью, под стена­ми Святогорского монастыря.
Все эти дни Наталья Николаевна потихоньку приходила в себя. Три дня перед смертью Пушкина были сплошным кош­маром для нее. Она то теряла сознание, то билась в судорогах, то часами стояла на коленях перед иконами, вымаливая мужа у Господа.
Она все никак не могла поверить, что Пушкин уходит на­всегда.
Она была с ним всегда предельно откровенна. Теперь ко- рила себя за это. Не надо было откровенничать. Мужчины все воспринимают и понимают по-другому. Она верила, что Пушкин тоже откровенен с ней. И когда после возвращения с дуэ­ли он уверял ее, что рана пустяковая, она поверила ему. И до последней минуты все верила, что Пушкин останется жив.
Когда же он, три дня отказываясь от пищи, вдруг позвал ее;'( и попросил покормить моченой морошкой, она окончательно уверилась, что он возвращается к жизни. Она тут же послала в погреб за морошкой. Принесла морошку в блюдечке, встала перед мужем на колени и принялась из ложечки кормить его.
Рот у Пушкина плохо открывался, губы почти не двигались, поэтому ягоды падали с ложечки прямо на постель, и это снача­ла испугало Наташу. Но она приноровилась, стала вставлять ло­жечку прямо в рот мужу, и он просветлел лицом от удовольствия. Он так любил эту моченую морошку, что, поев ее, мог поднять себе настроение. Так было и в этот раз. Правда, Пушкин осилил едва ли две-три ложечки лакомства и сделал знак рукой, что — до­вольно. Но это было нормально, он же три дня ничего не ел.


11
_ Он будет жить! Он будет жить! - радостно говорила она толпившимся в прихожей дру­зьям Пушкина.
А они смотрели на нее, как на сумасшедшую. И это обиде­ло ее. Друзья, а не верят в вы­здоровление Пушкина. Вот она нерит, и он обязательно попра­вится. И она опять принима­лась молиться, прося у Господа прощения за все, что она могла невольно сделать грешного, и умоляя сохранить жизнь Пуш­кину.
Пушкин и умер в то время, когда она смиренно вымаливала его у Бога. И когда ей сказали, тго Пушкина больше нет, она не поверила, бросилась в каби­нет, где Пушкин лежал, трясла и теребила его, крича: «Пуш­кин, ты жив?! Пушкин!»
А когда поверила, что его больше нет, то билась, судорожно рыдая, а то ходила и спрашивала у толпившихся друзей Пуш­кина: «Вы видели лицо моего мужа сразу после смерти? У него было такое безмятежное выражение, лоб его был так споко­ен, а улыбка такая добрая! — не правда ли, это было выраже­ние счастья, удовлетворенности? Он увидел, что там хорошо». И, сказав это, снова принималась рыдать.
Теперь все это казалось страшным сном, от которого она и сейчас еще не отошла. Даже ночью, пытаясь уснуть, она вдруг вскакивала от окриков: «Не зря так убивается, значит, вино­ватая!», «Конечно, дыма без огня не бывает!» Кто-то строго опрашивал: «Аубивица-то где?». А другой вздыхал: «Женщина осиротила Россию!»
Да-да, она, конечно, виновата в смерти Пушкина. Виновата в том, что рассказала в подробностях о тайной встрече с Дантесом, которую ей подстроила сестричка Идалия Полетика. Пригласила к себе, а сама ушла из дому, оставив Дантеса, а гот сначала говорил Наташе о своей любви, склонял к близости словами, а когда увидел бесполезность этого, не дал ей уйти, выхватил пистолет и грозился застрелиться, если она не

12
согласится на близость. «Какая пошлость, самоуверенность и наглость!», - думала она те­перь. Тогда-то у нее была одна мысль - вырваться из этого кошмара, и это ей удалось. Ее спасла дочь Идалии, которая вошла в ту комнату, услышав крики.
Наташа   и   раньше   не   со­блазнялась        влюбленностью Дантеса.     Он был    типичным красавчиком-ловеласом. К люб­ви вовсе не способным. Просто  он привык быстро завладевать сердцами женщин.  Ее сопротивление его разозлило, и он закусил удила. Она и не ожидала  такого напора. Дантес подклю­чил и своего новоиспеченного отца, голландского посланника в России, барона Геккерна. И тот нашептывал Наташе, что Жорж умирает от любви к ней, уговаривал бросить нищего Пушкина и бежать с Жоржем Дан­тесом, теперь Геккерном, за границу, использовав льготы ди­пломатического корпуса при пересечении границы.
Все пошло, мерзко, отвратительно, думала она, но это при- . шлось рассказать Пушкину, он требовал. А не надо было. Хотя  он, вроде, поверил ей, отказался от дуэли с Геккерном.               |
Она видела, видела, что Пушкин был последнее время сам  не свой. Особенно с тех пор, как прислали подметные письма \ ему и его ближайшим друзьям, в которых называли его рого­носцем.
Они вместе расшифровывали эти письма, и вместе реши­ли, что рогоносцем, скорее, тут выглядит не Пушкин, а сам царь. Пушкина просто злило, что Геккерны распоясались, он был уверен, что это их рук дело.
Но не честь же царя он пошел защищать на дуэли?! Благо­родно, но о семье он должен был подумать. Дуэли запрещены, значит или смерть, или сибирская ссылка. Хотя Пушкин шу­тил перед той, намечавшейся еще в прошлом году дуэлью, что вот царь не пускает его жить в деревню, требует присутствия в столице, а после дуэли сам отошлет в провинцию.


13
—  Ты  поедешь  за  мной  в Сибирь, как жены декабристов «али? — теребил он ее.
—  Конечно,   поеду,   только, как мы детям образование там будем давать?
—  А я там разработаюсь, как в Болдине было однажды, зара­ботаю много денег, и мы будем выписывать учителей и гувер­нанток не только из столицы, а из самого Парижа.
Он был большой шутник, Пушкин, и это нравилось На­таше, она, застенчивая и мол­чаливая в свете, среди близких тоже много шутила и была не­плохой собеседницей.
Первую,   осенью   1836 года,
наметившуюся дуэль Пушкина с Дантесом, Геккерны сумели замять. Выменяли ее на брак с Катей. Дантес, испугавшись ду­эли, уверял, что ухаживал не за Наташей, а за ее сестрой Кэт.
Отмену той, первой намеченной дуэли с Дантесом, Геккер­ны поставили условием для женитьбы Дантеса на сестре Ната­ши, Екатерине, с ней живущей, в которую, как они заявляли, Дантес давно влюблен.
Наташа с Пушкиным тогда смеялись над этим. Но Катерина-то, действительно, была влюблена в Дантеса и жаждала выйти за него замуж. «Я же и уговорила Пушкина отказаться от дуэ­ли. Катерине было уже 27 лет, никто к ней не сватался, а тут, в общем-то, неплохая партия. Жорж Дантес, став Геккерном по­сле усыновления бароном, внезапно разбогател».
«О, боже! - в какой уже раз ужасалась Наташа, - от какой пошлости Пушкин ушел из жизни. Так глупо!» Если бы она только знала о предстоящей дуэли!!! Она ни за что не допустила бы её. Она сумела бы отговорить дуэлянтов от этого ужасного шага. Но она ничего не знала.- Казалось, все улажено. Со всем Пушкин смирился... И вдруг...
И о нас он не подумал, о своих Машке, Сашке, Гришке, Мащке, как он любил называть наших детей. Машке всего четыре года, Сашке - три, Гришке - и двух нет, а Наташке всего восемь месяцев. И оставил он нас с двумястами рублями, и
14
гувернерам еще не заплачено, и за квартиру долг больше ты­сячи.... Выдала она кое-кому жалованье, и осталось 75 рублей. На что их тратить, если должны уже и зеленщику, и булочнику, и молочнице...
И хоронить Пушкина было не на что. Наташа, правда, в те ужасные дни и не думала о кошельке. Надо отдать должное гра­фу Строганову, он не очень-то поощрял брак двоюродной пле­мянницы с Пушкиным, считал его шарлатаном, но сейчас, как все, был ошеломлен смертью поэта и деликатно взял все рас­ходы по похоронам на себя. Даже не спросил, есть ли у вдовы деньги. Наверное, от сестры Ази узнал, что нет. Она-то всегда знала о содержании ее кошелька, то и дело Наташа занимала у сестры, потому что нередко бывало такое, что не на что было
купить самое необходимое для детей. Строганов  с  удовольствием  де­монстрировал   перед   императором заботу о бедной своей родственнице, вдове поэта.
Он знал, что Николай I присталь­но следит за всем происходящим. И сам проявил большую милость к осиротевшей семье Пушкина. Сра­зу назначил вдове единовременное пособие 10000 рублей. Постоянную пенсию Наталье Николаевне 5000 ру­блей в год, детям по полторы тысячи в год, а мальчики были еще предва­рительно записаны в престижный Пажеский корпус. Но все эти посо­бия они еще не получали.
И кто теперь будет отдавать долги,
которых, Наташа знала, было полно. Правда она не предпола­гала, что их так много, как потом окажется, более ста тысяч. У Пушкина таких денег не предвиделось даже на.многие годы вперед.
Потом царь пообещал и все долги Пушкина выплатить и освободить от долгов его имения, но когда это еще будет....
И что ей теперь вообще делать? Где жить? Опять же Стро­ганов заплатил долг за квартиру 1150 рублей. Но, если далее в ней жить, то надо за нее вперед платить.


15
Пушкин перед смертью просил ее уехать с детьми в деревню два года носить траур, а потом выходить замуж за хороше­го человека.
- Ах,   Пушкин,   Пушкин,  -  говорила  сестра Александра, - он был в Полотняном Заводе, который называл дерев­ней когда брат Дмитрий еще не был женат и радушно встре­чал нас. А теперь Дмитрий женился, и в доме хозяйничает его жена, кавказская княжна, и чувствуется, что тяжеловата Дми­трию ручка его жены.
- Мать тоже не приглашает к себе в Ярополец. - Никому я не нужна с выводком своих детей. Да и на дорогу, житье, куда бы ни поехали, нужны деньги, деньги, деньги...
Ей и не хотелось уезжать, втягиваться в лишние расходы. Не хотелось оказаться нежеланной приживалкой, у брата или матери, — все равно. Здесь она все-таки — хозяйка, хоть и без денег совсем.
Она обратилась к императору за разрешением остаться в Петербурге, ради образования детей, которое трудно осуще­ствить в деревне. Но Николай не разрешил. Петербург еще кипел страстями по погибшему Пушкину. Ходили слухи о го­товящихся погромах, то Геккерна; то самой «убивицы». Нужно было время, чтобы страсти поутихли. В конце концов, все это было опасно для самой Натальи Николаевны и детей.
И тогда старший брат Дмитрий позвал Наташу и живущую с нею другую сестру Александру к себе. Он знал, что жена бу­дет недовольна тем, что две его сестры с кучей малолетних де­тей поселятся на неопределенное время в Полотняном Заводе. Но чуткий, горячо любивший Наташу, Дмитрий просто не мог бросить ее в такой ужасной беде.
Дмитрий, после признания больного отца недееспособ­ным, стал главой большого семейства Гончаровых: матери Натальи Ивановны, младших братьев Ивана и Сергея, трех сестер Катерины, Александры и Наташи. На него было пере­писано их неделимое имение, майорат, селение Полотняный Завод в Калужской губернии с полотняными и бумажными Фабриками, с многочисленными деревнями в разных губер­ниях, но доставшееся ему заложенным и перезаложенным, с миллионным долгом и в полном упадке. Дмитрий обязан был раскрутить дело, поднять производство, отдавать долги платить проценты по ним, и еще содержать все большое се­мейство Гончаровых.16
17
А таланта предпринимателя у него не было. Он был замеча­тельный музыкант, поэт, а предпринимательский талант ему от предков не перешел. Собственно, еще дед его развалил создан­ное предками хозяйство. Так что отцу Дмитрия все досталось с долгами, а болезнь отца помешала исправить положение.
Дмитрий обязан был выплачивать пособия сестрам и бр тьям. Но это у него плохо получалось. Деньги никогда не пр ходили к ним вовремя. И вся переписка сестер с Дмитрием была полна выпрашиванием денег.
Хоть Наташе и не хотелось быть обузой кому бы то ни бы, она обрадовалась предложению Дмитрия. К матери ей ехать совсем не хотелось. С матерью, проживающей в доставшемся ей по наследству Яропольце под Волоколамском, у всех трёх сестер были натянутые отношения. В московском их доме жил  психически больной отец со слугами, детей туда везти было опасно.
Теперь надо было быстрее выехать, чтобы не оплачивать в Петербурге квартиру за следующий месяц.
Доктор категорически не советовал Наташе ехать в таком болезненном состоянии. Однако выбора у нее не было. Здоро­ва - не здорова, надо.                                                                   ,
Тетушка Катерина Ивановна Загряжская, ангел-хранитель всех сестер Гончаровых, одинокая фрейлина императрицы, все свои заработки тратила на племянниц Гончаровых, и особен­но — на Наташу, свою любимицу. Она всегда, когда у Наташи, уже вышедшей замуж, не было денег на неотложное, спасала ее, ничего не оставляя для себя.
Все эти трагические дни тетушка не отходила от Наташи. Она и уговорила Дмитрия пригласить Наташу к себе, потому что ей больше некуда было податься.
Катерина Ивановна сама вызвалась везти Наташу с детьми в Полотняный Завод. Братья Дмитрий и Сергей тоже приеха­ли, чтобы сопровождать большое семейство. А Иван, будучи в отпуске, подготавливал место для Наташи в Полотняном.
И Наташа радовалась:
— Да, я думаю, что всего лучше исполню волю Пушкина, если проведу эти два года в деревне.
Теперь она каждый день ходила к священнику Бажанову.
Архиерей Бажанов Василий Борисович, доктор богосло­вия, профессор Петербургского университета, очень образо­ванный, независимый по характеру, и просто добрый и умный

человек, законоучитель царских детей, был духовником цар­ской семьи.
В тяжелые дни, когда умирал Пушкин, и Наташа была в от­чаянном положении, ей посоветовал обратиться к Бажанову ближайший друг Пушкина Василий Андреевич Жуковский, заранее обговорив этот шаг и с самим Бажановым, и с импе­ратором. Ведь, Бажанов был воспита­телем сына-наследника императора.
Наташа говела, исповедовалась, причастилась, и каждый день беседо­вала с Бажановым. «Эти беседы очень умирили ее и...смягчили ее скорбь».
Бажанов исповедовал Наталью Николаевну, убедился в искренности ее раскаяния, о чем сообщил импе­ратору, нашел для несчастной, му­чающейся виноватостью женщины, и слова утешения, и молитвы, кото­рые смогли успокоить ее мятущуюся душу, принесли смирение.
Принялись готовиться к отъезду. Но сначала надо было что-то делать с имуществом и огромной библиотекой Пушки­на, надо было освобождать квартиру.
Наташа, по совету Жуковского, уже обратилась к импера­тору с просьбой о создании опекунского совета, который бы занимался всем наследством Пушкина, и рада была, когда по­лучила согласие императора, утвердившего представленный ею состав совета.
И с 3 февраля была учреждена Опека над детьми и имуще­ством Пушкина в составе:
1.   Председатель совета — граф Григорий Александрович Строганов, действительный тайный советник, оберкамергер, член Государственного совета.
2.  Василий Андреевич Жуковский, действительный стат­ский советник, воспитатель цесаревича Александра.
3.  Граф Михаил Юрьевич Виельгорский — гофмейстер двора, композитор и меценат.
4.  Наркиз Иванович Тарасенко-Отрешков — камер-юнкер, писатель-экономист, издатель.
18
Строганов был двоюродным братом матери Наташи Ната­льи Ивановны.
Жуковский и Виельгорский - ближай­шие друзья Пушкина, им Наташа полностью доверяла. А вот о Тарасенко-Отрешкове речь не шла. Пушкин с усмешкой называл От-решкова Отрежковым и Отрыжковым, дву­личным Отрешковым. И в Опекунском со­вете эта сомнительная личность появилась явно по рекомен­дации шефа жандармов Бенкендорфа или самого императора. Царь через него хотел контролировать все, что осталось после Пушкина.
Так что отвергать эту фамилию было бессмысленно и даже опасно, чтобы не навлечь на себя гнев благодетеля. И теперь Наталья Николаевна опасалась, что Отрешков в чем-то да на­вредит благородному делу защиты имущества и детей Пушки­на. И не напрасно опасалась, как потом окажется.
Юридическая опека владела теперь всем имуществом Пуш­кина и автографами его сочинений. Всё поместили на два года в склад Гостиного двора. Наташа была рада, что ей не надо бу­дет заниматься этим. У нее на это не было пока сил.
Страшно было с малыми детьми зимой трогаться в такую долгую дорогу, но и до весны откладывать нельзя.
Тетушка накупила в дорогу полно провизии: яблок, булок, чернослива, молока, клюквы, орехов, колбасы, сыру, суха­рей.... Дмитрий привез из Полотняного множество тулупов, пригнал лошадей...
 

 

 

 

Категория: Пиголицына (Гамазина) Фаина Васильевна | Добавил: АннаЧу (04.09.2023) | Автор: Пиголицына (Гамазина) Фаина Вас. E
Просмотров: 319 | Теги: книжная выставка, пушкин и наталья, читать пиголицыну онлайн бесплатно, теперь ланская, книжная барахолка, куда переехала книжная ярмарка | Рейтинг: 3.6/7
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *:
                                                  Игорь Нерлин © 2023