Суббота, 19.09.2020, 11:22
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
LizardKing (Станислав) Меня здесь нет [6]
LizardKing (Станислав) Меня здесь нет
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск

 

 

Мини-чат
 
500
Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 4
Пользователей: 1
boris
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2020 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

 

 

 

 

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » LizardKing (Станислав) Меня здесь нет » LizardKing (Станислав) Меня здесь нет [ Добавить произведение ]

Меня здесь нет

 

 

«Меня здесь нет, я далеко-далеко, в прекрасной стране Нирвана, и я есть всё, что вокруг, и меня нет, и да будет так. Ом мани памэ хум».

Слова древней мантры Оранжевого Муравья убаюкивающе омывали просветляющееся сознание подобно полноводной Брахмапутре, ласкающей стены старого Джайпура. Блаженное тепло невесомым облаком мягко и неслышно струилось по млеющему авадхути. Еле видимый сквозь полусомкнутые веки материальный мир самсары, который для бодхисаттвы был на самом деле лишь иллюзией, стал расплываться. Мантра действовала.

– Вась! – тычок в бок был начисто лишён деликатности. – Ну, спи спокойно, дорогой товарищ. Только приехали.

Василий Вавилонский разлепил глаза. Заводской вахтовый автобус подъезжал к главной проходной «ГлавПутепроводРемонта». Растворяющийся в почти достигнутом Просветлении мир оказался расплывчатой из-за дождя мерзкой картинкой призаводского чахлого парка. Джайпур, Бангалор и Дхарамсала погрузились в размякшую кору головного мозга сияющими точками, вызывающими теперь только желание тихо ругаться матом. Прерванная мантра обернулась нарастающей мигренью.

– На самом интересном месте, – вяло отшутился Василий и, встав, направился к задней двери автобуса.

Дождик, притворявшийся за стеклом окна ливнем, сыпался водяной трухой. Укрытые зонтами и зонтиками служащие, похожие на торопящихся гейш, шлёпали по лужам к будочке проходной. Самые дальновидные были в плащах. Часы показывали 7:52.

Василий зонтом не озаботился – поверил, дурак, прогнозу! – и, втянув голову в плечи, семенил вслед толстой тётке – да это ж главбух! – в оранжевом плаще до земли. Подставив под фотоэлемент турникета пропуск и получив одобрительный «пип», он медленно поднялся на второй этаж и привычно задержался возле доски объявлений.

«Меня здесь нет, я далеко-далеко… И да будет так… Ом…» Оранжевый Муравей молча кивал и ласково улыбался.

– Вавилонский!!!

Не очнуться было невозможно. Фальцет главбухши идеально подходил для резки вольфрама.

– Вы когда заявление принесёте?! Все сдали. Мне же их в банк оформлять надо! Сами будете по банкам бегать?!!

Василий изобразил на лице «вот прямо сейчас напишу и принесу извините пожалуйста», развернулся и пошёл к своему кабинету. Открыл заедающим ключом дверь, вошёл, бросил в угол мокрую куртку, привычно промахнувшись мимо рогатой вешалки, и сел в кресло. Задумчиво уставился в выключенный монитор. Время было 8:09.

На столе крепко господствовал упорядоченный хаос, то есть такое состояние, когда вещи вроде лежат почти на своих местах, но стоит переложить хотя бы одну чуть в сторону – и тут же выкристаллизуется полнейший бардак.

Василий побарабанил пальцами по мышиному коврику. На коврике блондинка в бикини мчалась на серфинге с оранжевым парусом по нереально прозрачному морю. Нереально…

«Всё вокруг иллюзия. Я в далёкой-далёкой стране Нирвана. Я есть всё, что вокруг. Меня нет. Джайпур… А это откуда?»

Василий потряс головой и, широко открыв глаза, усиленно ими заморгал. Мантру нельзя похабить отсебятиной. Это тебе не молитва, допускающая всё, что Бог на душу положит – «Господи, пошли мне высокий оклад ныне, и присно, и во веки веков». Мантра – это речь Будды.

«Я есть, и меня нет. Ом мани памэ хум».

Увесистая папка пушечно шлёпнулась на стол. Вавилонский дёрнулся и издал какой-то звук, напоминающий «гха-а-а-ах!». Улыбающаяся харя Дермидона Яковлевича Ваджраяна заполнила пространство между монитором и всем остальным миром.

– С тебя бутылка! – пророкотал инженер. – Во! Подписали! На полный объём! Каково?!

Василий осторожно дотронулся до папки. На её тёмно-синей обложке был бэджик с названием проекта и внутренним кодом, а ниже шёл выпуклый орнамент из маленьких ромбиков и лабиринтиков. Почему-то всплыл в памяти фильм «Маугли».

– А… кхм, кхм, – прокашлялся он. – Ну ты… даёшь, Дермидон. Не ожидал, не ожидал. Значит, гуляем месяца… четыре?

– Ха-ха, четыре! – радости Ваджраяна явно было тесно в его немаленьком теле. – Полгода, не меньше! Раньше не управимся! Объект-то нех##вый! Да и… – Ваджраян подмигнул, – да и спешить-то, думаю, не стоит.

Василий неразборчиво хрюкнул, что, наверное, должно было означать одобрительное «угу», и прихлопнул папку пролетарской дланью.

– Так. Значит, я сейчас к начальству и на объект, а вы давайте потихоньку начинайте распределение. Чтоб как только, так все знали – кто что делает. Ну, не мне тебя учить, Дермидон.

Инженер легко соскочил со стола сослуживца и пеликаньей походкой двинулся к выходу из кабинета. Из коридора донеслось:

– Юленька, а ваша кофточка сегодня под цвет…

Дверь неслышно закрылась.

Василий встал и подошёл к окну. Дождь лил сильнее. Самое пакостное в начале лета – это августовский отпуск, комары и не к месту начавшийся проливной и холодный – летом! – дождь. И Василию вдруг показалось, что река, в которую уже превратилась дорога внизу – это бурная и мутная Багмати, а здание управления – это древний – древнее самой древней египетской пирамиды – храм Пашупатинатх, и сейчас не мёртвое и сухое лето, а благословенный февраль – сезон дождей, и тысячи странствующих йогов-садху приходят сюда на праздник Шиваратри, чтобы после изнурительных асан воздать из астрала почести великой Шиве, а напротив на террасе сидит святой Милхи-баба, держащий в руке глиняную чашечку с молоком, и благосклонно им кивает.

Василий смотрел на всё усиливающийся дождь и думал, что ведь вообщем-то всего того, что он сейчас видит – нет. Это иллюзия, мираж. Ни дождя… ни дороги… ни киоска на остановке… ни управления (ну, этого-то в первую очередь нет – проворчал Василий)… ничего нет. И меня, наверное, тоже нет – подумалось Василию, и он загрустил. Дождь, словно в опровержение своего небытия, продолжал репетицию библейского потопа. Мантра сама вползла в сознание.

«Меня здесь нет, я далеко-далеко, в прекрасной стране Нирвана, и я есть всё, что вокруг, и меня нет, и да будет так. Ом мани памэ хум. Ом мани памэ хум… Ом мани памэ хум…»

Мантра закончилась. Василий медленно открыл глаза. Дождя не было. Кабинета не было. Управления не было. Ничего не было. Вокруг был лишь Свет и Пустота. Махамудра завершилась. Путь был почти пройден.

В несуществующий кабинет без стука вошёл директор. Широким шагом подойдя к столу Василия, он прошипел:

– Господин Вавилонский, Вам Ваджраян документацию передал? И Вы ещё до сих пор здесь? Какого, спрашивается?

– А меня здесь нет – ухмыльнулся несуществующий Вавилонский. – Я далеко-далеко. В прекрасной стране Нирвана. А всё вокруг – мираж! Ом мани! – он полувсхлипнул-полухихикнул. – Вот так-то!

 

 

Категория: LizardKing (Станислав) Меня здесь нет | Добавил: LizardKing (09.12.2017)
Просмотров: 1584 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 4.8/20
Всего комментариев: 2
avatar
1 Nigel • 23:58, 19.02.2017 [Материал]
Прекрасно написано, читал не отрываясь, все думал чем все закончится, хотя сама концовка мне не очень понравилась. Честно, откровенно, буду ждать новых ваших произведений.
avatar
2 LizardKing • 08:30, 20.02.2017 [Материал]
Благодарю за отзыв :-) новое - их есть у нас, добавляю потихоньку.
avatar