Среда, 19.12.2018, 06:24
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Балахтина Катерина [22]
Балахтина Катерина
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 0
Пользователей: 2
Игорь-89258652789, Василий-89164338375
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2018 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Балахтина Катерина » Балахтина Катерина

Раненое сердце

 

 

 

  Третьим утром сердце Карла Линка уже окончательно отказывалось возвращаться к нормальному ритму. Всю ночь оно неистово билось и трепетало в груди. Взбудораженное последними переживаниями, казалось, оно не успокоится никогда, как и не потухнет стог сена, который воспламенила одна единственная искра. С прошлого вечера Лени ни на шаг не отходил от своего постояльца. Он поил больного ромашковым чаем, подкладывал под спину подушки, впускал холодный осенний воздух, когда несчастный задыхался, и пустыми разговорами старался отвлечь от тревожных мыслей. Все это время хозяин гостиницы разрывался между Карлом Линком и Фрэди, чьи повязки не переставали просачиваться кровью.

- Держись, дружище, ты только держись. Мы и с этим обязательно справимся, - не уставал приговаривать Лени.

  Но ручная крыса лишь многозначительно отводила взгляд и продолжала отказываться от еды.

- Грэйс… Где же ты?.. – едва слышно повторял Карл Линк.

- Неужели в вашей жизни кроме этой женщины больше нет ничего значительного? – после одного из таких причитаний спросил Лени, удаляя сгустки запекшейся крови из угольно черной шерсти крысы.

- Лаборатория… Моя лаборатория… - произнес мужчина перед тем, как лишиться сознания.

  Карл Линк пробыл в беспамятстве недолго, а когда пришел в себя, почувствовал значительное облегчение.

- Что с ним? – поинтересовался он, указывая на Фрэди.

  Лени с болью посмотрел на своего друга, который почему-то отказывался сидеть у него на коленях и не покидал новое пристанище в углу комнаты.

- Он уже давно нездоров. Сначала сильно простудился. Погода теперь стоит холодная, - одинокий отшельник задумчиво уставился в окно: надвигалось ненастье. – Специально для Фрэди мне из самого Мадисона привезли лекарство. И вот, когда простуда наконец прошла, появилась эта незаживающая рана. Сначала она просто сочилась, но теперь…

  Под гнетом непреодолимой безысходности, он прислонился лбом к оконной раме и нервно заламывал пальцы. На мгновенье наступила гнетущая тишина.

- Кроме него у меня больше никого нет, - почти прошептал Лени, и слезы ручьем хлынули по небритым щекам.

  Облегчение Карла Линка оказалось недолговечным, и вскоре к приступам сердцебиения присоединилась беспощадная, нечеловеческая боль в грудной клетке.

- Не могу!.. Невыносимо!.. Мне не хватает воздуха, - метался по кровати несчастный, не находя облегчения.

  В одну из таких чудовищных минут Фрэди внезапно покинул свой угол и скрылся, но вскоре опять появился, из последних сил толкая перед собой пузырек с каким-то порошком. Он подкатил емкость так, чтобы Карл Линк смог ее поднять, а сам упал рядом и больше не двигался. Лени испуганно подхватил друга на руки и стал теребить. Фрэди подолгу не открывал глаза, чем приводил в ужас своего хозяина.

- Мистер Лени… Что это? – прохрипел больной.

- Лекарство Фрэди. Он хочет, чтобы вы его выпили, - не переставал рыдать тот. - Фрэди! Ты спас столько жизней, а кто поможет тебе?

  Карл Линк задыхался. Чтобы не тратить драгоценные запасы кислорода, он старался не двигаться без надобности, но все же приложил немалый труд и поднял с пола пузырек. Но то, что было написано на этикетке, повергло его в шок.

- Это же крысиный яд!

- Что?! – не мог поверить своим ушам несчастный, чьего друга только что обрекли на смерть.

- Фрэди умирает!

- Нет! – Лени словно озверел. – Нет! Не может быть! Вы специально так говорите, потому что презираете крыс, презираете меня! Вы нас ненавидите!

  От прежнего отвращения не осталось и следа. Карл Линк был до глубины души потрясен страданиями совершенно чужого ему человека, невзрачного отшельника, которого он считал теперь самым искренним из всех, с кем свела его судьба. И в одно мгновенье весь мир этих бледно-серых глаз разрушала смерть одной единственной черной крысы. Ничего нельзя было изменить.

- Это варфарин. Самый сильный… крысиный яд.

- Невозможно! Это лекарство! – не сдавался Лени. – Откуда вам знать?

- Потому что я тот химик, который его изобрел!

  Время словно остановилось. Слова зависли в воздухе тяжелой, убийственной взвесью. Они эхом звучали в ушах ученого и выносили приговор живому существу, любимому кем-то, в отличие от него самого. Больше ничего не осталось. Только бремя вины, смертельное бремя…

  Лени, казалось, не слышал последних слов. Он изо всех сил тормошил крысу, но та никак не хотела открывать глаза.

- Фрэди! Фрэди, очнись! Я кому говорю, очнись!

  В отчаянии он упал на колени и клочьями выдирал волосы на своей голове.

- Он мертв!

  За окном разыгрался настоящий ураган. Дождь стеной лил на землю, а порывистый ветер, подхватывая тяжелые капли, неистово разбивал их о стекло. Ветви деревьев опасно перегибались, то цепляясь друг за друга, то, объединяя усилия, пытались ворваться в закрытый проем.

  Боль разрывала грудную клетку. Карл Линк выл как раненый зверь. Руки и ноги мертвенно побледнели. Холодный липкий пот ручьем сбегал по измученному телу, словно с ним уходила сама жизнь.

- Я не хотел… Фрэди… Я не знал… Прощение! Мне нужно прощение!..

  На пике боли Карл Линк решил навсегда покончить с этими страданиями и опустошил пузырек с варфарином.

  Вскоре все прошло…

 

 

  Сколько подарков было на Рождество! Их все несли и несли, а так как дверь никто не открывал, оставляли у порога. Многие хотели лично поблагодарить мистера Карла Линка за тысячи жизней, которые удалось спасти в момент наступления острых сердечных состояний. Он не только выжил сам, но еще и подарил медицине незаменимый препарат – варфарин.

  Это Рождество совершенно отличалось от тех, к которым он привык всю свою жизнь. Карл Линк остался один в пустом доме. Прислуга получила выходной еще накануне. Сидя возле камина, он наблюдал, как монотонно меняются огни рождественской ели: синий – красный – желтый – зеленый. Тем временем его пальцы поднимались и снова опускались, чтобы еще раз приласкать своего единственного спутника - большую черную крысу.

 

Категория: Балахтина Катерина | Добавил: Alrawashdeh (05.01.2018)
Просмотров: 1974 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 4.9/33
Всего комментариев: 7
avatar
7 Oksana Suhorukih • 19:23, 07.01.2018
Очень интересный и художественный текст. Иногда спасение приходит в момент отчаяния. Красиво, задело.
avatar
6 Alrawashdeh • 23:48, 23.11.2016
Фишка этого рассказа не только в неожиданном финале, но и в литературном описании симптомов фибрилляции предсердий, острого коронарного синдрома и хронической сердечной недостаточности.
avatar
5 vit • 11:56, 23.11.2016
Рассказ прочитал с интересом, хотя на первый взгляд сюжет мог показаться скучным. Зато развязка получилась очень яркая и содержательная, человек погибал и вдруг чудесным образом спасся, попутно совершив довольно значимое открытие.
avatar
3 Alrawashdeh • 23:08, 21.11.2016
Это исторический факт. Изначально варфарин был изобретен для уничтожения резко возросшей популяции крыс, а позже стал применяться для лечения людей.
avatar
4 Мирослав • 12:12, 22.11.2016
Да, уже после прочтения рассказа заинтересовался самим названием препарата и немного почитал об истории его создания. Понятно, что в рассказе все выглядит интереснее и ярче.
avatar
2 Леонид • 21:06, 21.11.2016
Ожидал всего чего угодно, только не такой развязки. Казалось бы, что в таких условиях мистеру Линка ничто уже не поможет, но спасение оказалось неожиданным и оказалось полезным не только ему.
avatar
1 Мирослав • 20:35, 21.11.2016
Вот так часто случается в жизни, что великие открытия совершались совершенно случайно, как в данном случае. Можно представить удивление и радость спасшегося таким образом Карла Линка.
avatar