Четверг, 02.12.2021, 22:33
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) [118]
Сальников Алексей (salnikoffaleksei15)
Форма входа
Поиск

 

 

Мини-чат
 
500
Статистика

Онлайн всего: 6
Гостей: 4
Пользователей: 2
evsukova0918, АняЧу
Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2021 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

 

 

 

 

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) » Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) [ Добавить произведение ]

Великий рапсод. Детство Ахилла

Начало поэмы  

https://nerlin.ru/publ....-0-9623

 

Предыдущая глава

https://nerlin.ru/salnikov_aleksej_velikij_rapsod_v_iolke

 

  286

Шёл вдохновлённый слагатель по брегу залива,

И сочинял на ходу он одну из баллад,

Волны Эгейского моря катились игриво,

В архипелаге Спорады не встретив преград.

Двигался с песней Гомер в направлении цели,

Даже не зная, где встретит прохладную ночь,

И продолжал размышлять о задуманном деле,

Смело отбросив любые сомнения прочь:

 

  287

«Скоро подробней узна́ю о детстве Ахилла —

Думаю, помнит о нём «муравьиный» народ!

Правда ль, была у него непомерная сила,

Иль приукрасил героя бродячий рапсод?

Ни для кого не секрет то, что память людская

Часто бывает короче простого ремня,

Кажется крепкой она, как десница мужская.

Но иногда исчезает в течение дня.

 

  288

Правда событий порой подменяется ложью

И остаётся забытой народом в веках,

Брошенной возле высокой вершины к подножью —

Люди не любят несчастных носить на руках.

Правда, бывает, сверкнёт под ногами алмазом,

Если поэт возжелает взойти на Парнас,

Нужно внимательным быть мне к различным рассказам,

Истина в них проявляется тайно подчас!

 

  289

Всенепременно теперь откажусь от соблазна

В собственных песнях лукавство прикрыть красотой —

Для Мнемозины подмена всегда безобразна,

Пусть будет правда в поэмах идеей простой!»

«Посторонись, песнопевец! — Послышалось сзади.

В сторону сразу шагнул удивлённый Гомер. —

Бродят тут всякие люди во мгле по Элладе,

Повылезали бродяги из тёмных пещер!»

 

  290

Видно, певец не заметил, что ночь с небосвода

Сбросила вниз свой прозрачный, но тёмный хитон,

Только луна освещала дорогу рапсода,

Слушая песни в ночи и густой баритон.

Остановилась внезапно пред ним колесница:

«Царь хочет знать, ты — рапсод иль бродячий певец!»

«Я — сочинитель, а ты, полагаю — возница,

Коему надо доставить царя во дворец?»

 

  291

«В Ламию я возвращаюсь… — Промолвил властитель. —

Скоро женюсь, и на свадьбе мне нужен рапсод.

Я предоставлю тебе и еду, и обитель,

Злато за труд ты получишь от царских щедрот.

Слышал, что бархатным голосом ты не обижен,

Ловко вплетаешь в красивую песню слова,

Стало быть, надобно петь не для люда из хижин,

Ведь не оценит бедняк твоего мастерства!»

 

  292

Тотчас ответил Гомер: «Как заманчиво это!

Много ли будет на свадьбе друзей и гостей?»

«Много, и пусть все услышат баллады поэта —

Песни твои будут лучшей из царских затей!»

И согласился сказитель с таким предложеньем,

Быстро и ловко запрыгнув в повозку царя —

Каждый из них договор счёл своим достиженьем,

Путь продолжали они, о пирах говоря:

 

  293

«Пир для людей — это лучшее место общенья,

Где можно видеть могучую власть языка,

Ибо вещают на них много слов восхищенья,

Если ещё и вино льётся там, как река!

Только, когда слух гостей услаждают рапсоды,

То это может пьянить посильней, чем вино:

Дивная песня уносит из мыслей невзгоды,

Или, порою, становится людям смешно.

 

  294

Песни о грозных богах и героях Эллады

Могут поднять настроенье серьёзных гостей.

Так что, на свадьбе все будут решительно рады,

Коль ты споёшь о войне и безумстве страстей!»

«Словоохотлив правитель, и это мне кстати! —

Думал Гомер, не встревая в чужой монолог. —

Новое что-то узнаю теперь в результате,

От путешествия в Ламию будет мне прок!»

 

  295

«Много ль ты знаешь о подлинной жизни Ахилла,

Сына Пелея от дивной богини одной?

В чадо была Громовержцем заложена сила,

Пусть не подобна Геракловой — тот был иной.»

«Верно, таких, как Алкид — не сыскать в Ойкумене,

Слава Геракла сияет чрез все времена,

Речи не может идти о какой-то замене,

Но ведь и смелым Ахиллом гордится страна!»

 

  296

Царь улыбнулся, услышав реченья Гомера,

И отозвался, заметно Ахиллом гордясь:

«Всяким деяньям положена должная мера —

Юный герой не упал перед старшими в грязь.

Видишь ли, времени много у нас до рассвета,

Я расскажу то, что ведомо мне от родни.

Древние сказы — таинственный клад для поэта —

Нет в них ни пагубной лжи, ни пустой болтовни.

 

  297

Славный Пелей, аргонавт и ламийский властитель,

Выбран был Зевсом для дивной Фетиды в мужья,

Хоть и влюблён в нереиду был Тучегонитель,

Но побоялся жениться, как ведаю я…»

…Быстро увлёк царь Гомера подробным рассказом,

Умный рапсод знал частично об этом тогда,

Слушал знакомое он, не моргаючи глазом —

Новая песнь о былом не приносит вреда!

 

  298

«…Часто бывала Фетида в ламийском чертоге,

В нужное время она разродилась сынком.

Шумно её поздравляли великие боги,

Но не болтали ламийцы о том языком.

Далее будет подробный рассказ интересней —

То передам по секрету, что знал Прометей!

Тайну поведать в сказанье так будет уместней —

Зевсу опасно иметь от Фетиды детей.

 

  299

Он получил через гнев откровенье титана —

Станет, мол, сын от Фетиды сильнее отца,

Значит, случиться должно это поздно иль рано —

Тучегонителя выгонит сын из дворца.

Милое чадо лелеяла мать–нереида,

Сделать бессмертным его возмечтала она,

Верила: сын будет славен не меньше Алкида,

Только над ним потрудиться Фетида должна.

 

  300

Знала прекрасно она предсказанье пророка,

Что вероятно погибнет Ахилл на войне.

«Нет, не умрёт мой любимый ребёнок до срока,

Я закалю это чадо в воде и в огне!

Мальчик не станет страдать от тяжёлых ранений,

Хоть у него и родитель — мужчина земной,

Будет отныне бессмертным Ахилл, без сомнений —

Грозный Танатос его облетит стороной!»

 

  301

Мать по ночам закаляла сыновнее тело,

Чтобы его не сразило оружье врага:

В воды подземной реки опускала умело,

И обжигала ребёнка в огне очага…»

…Слушая молча тирана под стук колесницы,

Вдруг встрепенулся Гомер после сказанных слов:

«Кажется, стали в рассказе звучать небылицы,

Кто-то из предков твоих нас считал за ослов?»

 

  302

«Видно, не всем посылается твёрдая вера,

Много неверящих в мире, как ты, например!

Словно в кострище зола, их сознание серо! —

Резкий ответ властелина услышал Гомер. —

Может быть, всё это было совсем по-другому,

Мы же не в силах проверить, что — правда, что — нет,

Но применялись такое к младенцу нагому,

Как рассказал сам Пелей, через несколько лет!»

 

  303

«Как это делала мать? Расскажи по порядку!» —

Вновь вопросил любопытный попутчик царя.

«Молвили предки: держала младенца за пятку,

Нежной любовью к рождённому сыну горя.

Неуязвимым тогда стало б чадо Пелея,

Только родитель, увидев ребёнка в огне,

Выхватил сына у матери, гневно алея,

А нереида испуганно скрылась на дне…»

 

  304

«Как же снесла нереида такую обиду?» —

Задал вопрос стихотворец рассказчику вновь.

«Больше рассерженный муж не увидел Фетиду,

Но у неё не угасла к ребёнку любовь!

Думал о будущем сына ламийский властитель —

На воспитанье к Хирону отправил его,

Сопровождая словами: «Он — славный учитель,

И велико у кентавра во всём мастерство!»

 

  305

Понял Хирон, что малыш равнодушен к наукам —

Он чересчур тяготел к дисциплине одной:

Мальчик серьёзно увлёкся кинжалом и луком,

Грезил потомок Пелея победной войной.

Мудрый кентавр говорил: «Нет войны без ранений!

Должен ты ведать, как нужно лечиться от ран!

В этом, малыш, у тебя не должно быть сомнений,

С правдой моей согласится любой ветеран!»

 

  306

Мальчик Ахилл ознакомился с этой наукой,

Правда, охотней учился владенью мечом,

К лире и пенью дитя относилось со скукой,

Не уступая ровесникам больше ни в чём.»

…«Царь, эти речи становятся всё интересней! —

Громко сказал удивлённый рассказом певец.—

Станут они непременно восторженной песней —

Я пропою, как воспитан был храбрый юнец!»

 

  307

...Так с разговорами путники прибыли в город,

Остановил колесницу тиран у дворца.

Слугам сказал: «Я усталостью явно поборот,

Быстро устройте ночлег для младого певца!»

Сытым и мытым лежал сочинитель в постели,

Многие мысли кружились в его голове,

Понял, что главное в жизни — движение к цели,

Пусть даже будет маячить она в синеве!

 

  308

Вмиг оказался усталый Гомер в сновиденье,

Словно подхваченный гребнем высокой волны,

Видел, как боги справляли дитяти рожденье,

Дивными яствами были столы их полны.

Тучегонитель с улыбкой смотрел на Фетиду,

Разную снедь брал десницей с большого стола,

Съел очень вкусное мясо, салат и ставриду,

Мысля тайком про любовь и другие дела:

 

  309

«Кончились здесь к нереиде мои притязанья…

Сколько веков я лелеял надежду быть с ней!

Только могла превратиться любовь в наказанье —

Трона лишился бы я до скончания дней!

Пусть будет так, как случилось, я этим доволен,

Ведь на Земле несравненных красавиц полно,

И поступать по-мужски я с девицами волен,

Хоть и ревнует к ним грозная Гера давно…»

 

  310

А роженица взирала на Зевса с упрёком:

«Мог бы и он, коль хотел, обладать только мной —

Часто встречалась с Зевесом я в море далёком,

Где не могло быть в то время богини иной!

К тем отношениям в прошлом не будет возврата,

Если взял в жёны меня несравненный Пелей!

Крепкий малыш за супружество — славная плата,

Этот младенец мне Зевса родней и милей!»

 

  311

…Гость властелина внезапно проснулся в тревоге:

«Как же меня занесло на торжественный пир?

Ги́пнос явил по секрету картину, как боги

Часто спускались с небес в человеческий мир.

Только зачем я увидел такую картину?

Смысла не понял в земном сновиденье пока.

Иль это знак, чтоб я верил теперь властелину,

Как доверяются люди речам знатока?»

 

  312

Жарко пылающий Гелий стремился к закату,

Словно устал он в пути, как бродячий певец,

Но улыбнулся с небес жениху-автократу,

Ярким лучом заглянув сквозь окно во дворец.

К свадьбе тирана велась там давно подготовка,

Слышал прекрасно Гомер за дверьми голоса,

С мягкого ложа вскочил удивительно ловко,

Помня, какие узрил он во сне чудеса.

 

  313

К трапезе вскоре его пригласил повелитель,

Где и продолжил с Гомером ночной разговор:

«Слушай и ешь то, что хочешь, стихов сочинитель!

Вновь обращу я к прошедшему времени взор:

…Славный Пелей был расстроен уходом Фетиды,

Не понимая причины её колдовства,

Но через год не осталось следа от обиды —

Перемолоть могут много судьбы́ жернова!

 

  314

Вскоре ещё раз женился ламийский правитель,

И во дворец возвратился желанный покой,

Стала обычной и тихой Пелея обитель,

Ибо невеста была из семьи городской.

Знала Фетида, что сын был обучен Хироном,

Видела часто юнца на морском берегу,

Он там из лука стрелял по летящим воронам,

Словно на долгой и страшной войне — по врагу.

 

  315

«Как скоротечно у смертных прекрасное детство!

Кажется, будто его родила я вчера…

И не найти в Ойкумене надёжного средства,

Чтоб возвращалась с ним в жизнь золотая пора…

Скоро начнут сердце матери мучить терзанья,

Жизни спокойной отпущено несколько лет.

И призовут на войну, как гласят предсказанья,

Сына чужой властелин и микенский Совет…»

 

  316

Так размышляла Фетида о жизни Ахилла,

Часто являясь к нему из прозрачной воды,

Выглядел отрок лицом, словно девочка, мило,

Мать догадалась, как сына укрыть от беды.

Краткую жизнь предсказали Ахиллу пророки —

Отрок погибнет во время кровавой войны,

Кою затеют ахейцы на ближнем Востоке

Ради сбежавшей от мужа прекрасной жены.

 

  317

«Спрячу любимого сына под видом девицы,

В тайне от всех непременно придумаю, где!

Ясно, что мне не помогут большие столицы,

Ибо Пелида искать станут люди везде...»

Знала прекрасно Фетида Эгейское море,

И увенчались успехом богини труды —

Матерь нашла островок на широком просторе —

Ски́рос — богатую землю средь синей воды.

 

  318

Остров отмечен особой бедой, сочинитель,

Это событье, известное Аттике всей —

Слухи ходили: свершил лиходейство правитель,

Ибо при нём там исчез легендарный Тесей.

«Не доводилось, властитель, мне слышать об этом!» —

Тихо промолвил Гомер, посмотрев на царя.

Тот же продолжил: «А надо, коль станешь поэтом —

Каждая весть или мысль нам даются не зря!

 

  319

Значит, факт смерти Тесея тебе был неведом?

Я расскажу о погибели, но не сейчас…

Договорилась Фетида с царём Ликомедом,

Что он укроет Ахилла от воинских глаз.

Юношу там облачили в одежды девицы —

Стал на царевну похожим красивый юнец,

Быстро освоил подросток вязальные спицы,

Прял даже нити из шерсти элитных овец.

 

  320

Но поднимался Ахилл раньше всех, до рассвета,

И упражнялся с мечом на пустом берегу,

Тело его было полностью утром раздето,

Что не смущало нисколько седого слугу.

Тот наблюдал, как становятся руки мощнее,

Зрил разворот наливавшихся силою плеч,

Старец хотел, чтобы стал подопечный сильнее,

И продолженьем руки был сверкающий меч.

 

  321

Плавал подолгу юнец, вняв совету Фетиды,

Бегал на крепких ногах по морскому песку,

Только не ведал подросток, что в Спарте Атриды

Кровью троянцев отмстить собрались блуднику.

В Дельфах оракул ахейцам изрёк предсказанье:

«Должен участвовать в вашем походе Пелид,

Пусть справедливо ахейских вождей притязанье,

Но лишь с Ахиллом наш враг будет в Трое разбит!»

 

  322

Я раскрываю тебе, песнопевец, секреты

Полузабытой народом военной поры,

Сняты с годами на тайны Олимпа запреты,

Сгинули все очевидцы в другие миры…»

«Как повезло, что я встретил тебя по дороге,

Хоть мог ударить недобрый возница кнутом.

Стало известно мне, чем занимаются боги —

Ссоры и войны рождают на месте пустом!»

 

  323

«Я соглашусь, что твоё утвержденье бесспорно,

Только не вправе указывать люди богам!

Правда, не все путь по жизни проходят покорно,

Тяжко таким, хоть и слава упала к ногам.

Речи продолжу о сыне Фетиды Ахилле:

У Ликомеда влюбился в царевну юнец,

Не помешало ему жить в нарядном текстиле —

Плотской любовью девицу почтил молодец.

 

  324

«Что было дальше? — Гомер вопросил с оживленьем. —

Мне интересен в рассказе такой поворот!

Как разобрался правитель с нежданным явленьем,

Если вмешался в дела шаловливый Эрот?»

«Слушай, рапсод, мой рассказ — так я мало-помалу

Двигаюсь мыслью к началу Троянской войны.

Вновь возвращаемся в Скирос, к морскому причалу,

Где появиться должны из Микен рыскуны…»

 

  325

«Как же ахейцы узнали, где прячут Ахилла?» —

Вновь вопросил повелителя пришлый аэд.

«Тайные знанья оракула — дивная сила!

Он известил, что скрывает юнца Ликомед!

…Резало солнце чудесную синь небосвода,

Пристань заполнили люди, галеры смоля,

Кто-то воскликнул: «Не сделать нам всё до захода —

Нам помешает прибытье того корабля!»

 

  326

Дружно народ посмотрел на бескрайнее море,

Парусник медленно плыл по зелёной волне,

И завершилось смоленье на пристани вскоре —

Лучше разгрузкой дать верную прибыль казне.

Чуждое судно причалило к пристани боком,

Двое ахейцев сошли на неё, не спеша,

Сразу узрили дворец на пригорке высоком,

Людям польстили: «Природа у вас хороша!

 

  327

С лёгкостью можно здесь спрятать юнца или бога,

Думаю я, есть укрытия в каждой горе!»

Но рыбаки отвечали: «Людей здесь немного,

Да и зверьки обитают не в каждой норе!»

«Ох, неужели тут нет для торговли раздолья?

Мы же — купцы, где продать привезённый товар?»

«Смело идите к царю в это время застолья —

Дочки его купят многое, сам-то он стар!»

 

  328

Тюки для вида взвалив на широкие плечи,

Двинулись псевдокупцы во дворец на холме,

Молвил один: «Ты веди с ними сладкие речи,

Я остаюсь на крыльце, есть идея в уме!

Меч со щитом положи на одежды и ткани,

Кольца, браслеты и серьги хвали, как купец!

Я же устрою за дверью подобие брани,

Так в западню попадётся красивый юнец!»

 

  329

«Что за купцы размышляли тогда о ловушке? —

Задал пытливый Гомер властелину вопрос, —

Если пришельцы играли, как дети, в игрушки,

То для чего совершили товаров привоз?»

«Нет, не купцы ждали встречи с царём Ликомедом,

Воины это, Пелида искавшие там,

Так Диомед с Одиссеем, шагающим следом,

Шли, чтоб найти Ахиллеса по сильным перстам.

 

  330

Царь разрешил незнакомцам торговлю в чертоге,

Чтобы порадовать ею своих дочерей:

«Счастливы будут красавицы этим в итоге,

Если купцов к нам занёс из Эллады Борей!»

Быстро товар был купцом перед ними разложен,

Щит и клинок он оставил у всех на виду,

К ним не хватало лишь шлема ахейцев и ножен,

Чтоб превратить в поединок с троянцем вражду.

 

  331

Кинулись девы к златым украшеньям гурьбою —

Руки царевен тянулись ко всей красоте,

Пред зеркалами они любовались собою —

Яркие кольца сияли на каждом персте.

Только одна из красавиц стояла колонной,

Синие очи направив на щит и на меч,

Эта царевна была к безделушкам не склонной,

И не вещала о кольцах хвалебную речь.

 

  332

Тут Одиссей заглянул сквозь дворцовые двери,

И Диомед, обернувшись, кивнул головой.

Вмиг на крыльце прозвучало: «В охране потери!»,

«Враг нападает!» — Послышался клич боевой.

Взвизгнули сразу царевны, пугая тирана,

И побежали с товаром в покои дворца.

«Что происходит?» — Воскликнула грозно охрана,

А Диомед пред собою узрил храбреца —

 

  333

Ожило сразу колонной стоявшее тело,

Сбросил с себя сын Фетиды царевнин наряд,

Быстро схватив щит и меч, в битву бросился смело,

Только в дверях он увидел насмешливый взгляд:

«Лучше быть голым, чем в женских нарядах Ахиллу! —

Молвил ему Одиссей, подавая хитон. —

В них ты теряешь отменную храбрость и силу,

Значит, скорее противник захватит в полон!»

 

  334

«Нужен ты, друг, оскорблённой троянцем Элладе! —

Громко сказал Диомед, заходя со спины. —

Хватит заботиться дивной Фетиде о чаде,

С нами ты станешь героем великой войны!»

С тем и отплыли в Микены три славных героя,

Где Агамемнон сбирал для похода войска,

Цель у которых — богатая гордая Троя,

Только победа над нею была далека…»

 

  335

«Думаю я, интересною станет баллада,

Если над ней потрудиться в ночной тишине! —

Высказал мненье Гомер. — Только свадьба — преграда,

Эпиталамий сложу и тебе, и жене!»

«Это приветствую я от души, сочинитель! —

Песнь непременно украсит мой свадебный пир,

Как и в дальнейшем, супруга собою — обитель,

Царский дворец превращая в сияющий мир!»…

 

  Глоссарий к главе

 

  Алки́д — наречённое при рождении имя Геракла — самого знаменитого сына царя богов Зевса, величайшего героя Эллады.

  А́ттика (греч. «прибрежная страна») — юго-восточная область Средней Греции, расположенная на полуострове в Эгейском море. Она представляет собой полуостров, с трёх сторон омываемый заливами Эгейского моря: на северо-востоке – Эвбейским, на востоке – Петалийским, на юге – Сароническим.

Раньше Аттика была известна своими необычайно богатыми достижениями в области архитектуры и искусства.

  Атри́д, Атри́ды — сыновья царя Атрея — Агамемнон и Менелай, жену которого Елену увёз в Трою троянский царевич Парис.

  Ахи́лл (Ахилле́с) — участник Троянской войны, один из главных героев «Илиады» Гомера, сын богини Фетиды и смертного героя Пелея. Мать сделала сына неуязвимым для оружия людей, окунув его в воды священной реки Стикс. Но она держала малыша за пятку, и эта пята и осталась уязвимой. Ахейцам было предсказано, что победы в Троянской войне им не одержать без участия в ней юного Ахилла. А ему была предречена смерть в этой войне.

  Аэ́ды — древнегреческие певцы-сказители народных песен, лёгших в основу древнейшего эпоса. Аэд исполнял эпические песни под собственный аккомпанемент струнного инструмента: лиры, кифары.

  Боре́й — бог ветра и северный бурный ветер. Борей изображался крылатым, длинноволосым, бородатым, могучим божеством.

  Ге́лий (Ге́лиос) — бог Солнца, сын титанов Гипериона и Тейи, брат Луны-Селены и Зари-Эос.

  Ге́ра — царица богов, ревнивая законная жена верховного бога Эллады Зевса. Считается богиней-хранительницей семьи и брака.

  Гера́кл — великий герой Эллады. Он когда-то легко взял Трою, выбив плечом её ворота. Дело в том, что царь этого города Лаомедонт обманул Геракла и отказался отдать герою двух чудесных коней в благодарность за спасение его дочери Гесионы от морского чудовища.

  Ги́пнос (др.-греч. «сон») — бог сна, сын Нюкты (Ночи) и Эреба (Мрака). Брат-близнец бога смерти Танатоса.

  Гоме́р — бессмертное имя автора великих поэм «Илиада» и «Одиссея». Есть разные версии того, что оно означает, но, наиболее часто предлагается значение «Слагатель». Хотя, некоторые современники были склонны считать, что это имя означает «Ведущий».

  Громове́ржец — царь богов Зевс, который повелевает молниями и громами.

  Зевс (Зевес, Кронид, Кронион, Олимпиец, Громовержец) — великий бог, царь всех богов Эллады, самый сильный из детей бога времени Крона. Его дворец расположен на Олимпе.

  Ла́мия — столица области Фтия (Фтиотида) в Центральной Греции.

  Ликоме́д — царь острова Скирос, среди дочерей которого Фетида спрятала Ахилла.

  Мике́ны (Златые Микены) — богатый город в Арголиде, Греция. Расположен в северо-восточной части полуострова Пелопоннес, севернее Тиринфа. Столица ахейцев.

  Мнемози́на (Мнемосина) — богиня, олицетворяющая память. Мать всех Муз, рождённых ею от Зевса.

  Муравьиный народ, (мирмидоняне, мирмидонцы)и — племя, или народ, один из подвластных Ахиллу. Когда-то Эак, дед Ахиллеса, потерял весь свой народ во время мора, насланного Герой. Но по его просьбе его отец Зевс превратил в людей муравьев, и поэтому новый народ стал называться «мирмидонским» народом. «Мирмекс» по-гречески и означает муравей. Именно мирмидоняне и пришли с Ахиллом под Трою и там воевали.

  Нереи́да, здесь — Фетида — самая красивая и загадочная из сестёр-нереид. Нереиды — 50 морских нимф, дочерей морского бога Нерея и океаниды Дориды.

Одиссей — царевич, сын Лаэрта, царя острова Итака, и впоследствии — царь Итаки.

  Ойкуме́на — обитаемый мир, Вселенная.

  Оли́мп — высокая гора в Элладе, место жительства высших эллинских богов, под властью великого Зевса. Именно из-за этой горы богов часто называют «олимпийскими».

  Ора́кул — это человек, вещающий «пророчества» от имени божества, ибо слово «оракул» означает — «говорящий», также, это — место, где пересказывают волю богов, например, Дельфийский оракул Аполлона в городе Дельфы. И этим же словом называли и само предсказание.

  Парна́с — бывшая когда-то остроконечной и очень высокой, а ныне — двуглавая священная гора в Греции, на западе Фокиды, с вершинами Тифорея и Ликорея, вследствие чего Парнас называется двухвершинным. Парнас покрыт лесом, а вершины его — снегом. Здесь же находился известный Кастальский источник, посвящённый Аполлону и музам, отчего и сам Парнас считался местопребыванием покровителя всех искусств Феба и муз. На южном склоне этой горы располагался священный город Дельфы, оракул Аполлона и его храм.

  Пеле́й — царь области Фтии в Фессалии, сын Эака и отец Ахилла. Именно на свадьбе Пелея и морской богини Фетиды, на которой присутствовали все боги, и разгорелся спор за обладание яблоком для прекраснейшей богини (яблоко раздора), с которого началась история Троянской войны.

  Пели́д — Ахилл, сын героя Пелея, мужа Фетиды.

  Промете́й — титан ( с др.греч), буквально, «промыслитель», предвидящий, пророк. Сын титана Япета, родной брат Эпиметея, двоюродный брат Зевса. Был прикован к скале и обречён на мученья за неповиновение Зевсу.

  Рапсо́д, рапсоды ( «сшиватели песен» или «певцы с жезлом в руке») — профессиональные исполнители и сочинители эпических поэм в классической Греции; странствующие певцы, декламировавшие поэмы с жезлом в руке (жезл — символ права выступать на собрании).

  Рыску́ны, рыскун (разг.) — тот, кто рыщет. Рыскать — упорно искать кого-либо, что-либо.

  Ски́рос— остров в Греции, в Эгейском море, самый крупный и южный из островов архипелага Северные Спорады. Скирос связывали с именем великого героя  Эллады Ахилла, которого при дворе царя Ликомеда пыталась укрыть от участия в Троянской войне его мать Фетида. Здесь же, как считалось, родился его сын Неоптолем.

  Спа́рта — главный город Лаконии, что на правом берегу реки Эврота, между рекой Энус (левый приток Эврота) и Тиазой (правый приток той же реки), также государство, столицей которого была Спарта.

  Спора́ды — название групп островов. Они состоят из 24 островов, четыре из которых постоянно заселены: Алонисос, Скиатос, Скопелос и Скирос. Их также можно назвать Фессалийскими Спорадами. Название «Спорады» означает «разбросанные».

  Тана́тос (Танат) — бог смерти, уносящий души в Аид, брат-близнец бога сна Гипноса. Он отсекает мечом прядь волос умершего, исторгая душу.

  Текстиль — ткань. Происходит от латинского textilis «тканый».

  Тесе́й — один из величайших героев греческих мифов. Он по справедливости занимает второе место вслед за Гераклом, с которым его связывала прочная дружба. Тесей, это — признанный сын афинского царя Эгея, а в самом деле — сын бога моря Посейдона и трезенской царевны Эфры, афинский герой и царь. Тесей погиб вследствие подлости и предательства: Ликомед, царь острова Скирос, позарился на земли, принадлежавшие Тесею на этом острове, и пригласил его к себе для обсуждения спорных вопросов. Улучив момент во время прогулки, Ликомед столкнул Тесея с высокой скалы в пропасть. Так Тесей, сын бога моря, исчез, но обрел бессмертие в Элизиуме, в мифах и в памяти людей от древнейших времен и до сегодняшнего дня, и в произведениях литературы и искусства античного и нового времени.

  Тучегони́тель — один из эпитетов верховного бога Эллады — царя богов Зевса, ведающего всем на небе.

  Фети́да — дочь морского старца Нерея и Дориды дочери Океана, Фетида — бессмертная морская богиня, чья сила сопоставима с силой олимпийцев. Она спасла от свержения Зевса, послав на помощь сторукого гиганта Бриарея, освободившего Зевса от несокрушимых пут, которыми заговорщики пытались навеки связать Громовержца. Зевс не решился вступить в связь с прекрасной Фетидой, потому, что было предсказано, что та родит сына, который превзойдет могуществом отца и сможет занять его место.

  Хиро́н — знаменитый кентавр, сын океаниды Филиры и бога Кроноса, воспитатель множества греческих героев. Он родился полуконём-получеловеком так, как Кронос, застигнутый женой Реей во время его любовных утех с Филирой, принял вид коня. Благодаря своему божественному происхождению, Хирон разительно отличался от других кентавров, буйных, невоздержанных и невежественных, (которым он и не являлся родственником). Мудрый, сильный, справедливый и благожелательный, он слыл знатоком воинских искусств, медицины и музыки. Хирон был другом Аполлона и учителем, советчиком многих греческих героев, в том числе: Аристея, Асклепия, Ясона, Пелея, Феникса, Ахилла, Алкида-Геракла и многих других.

  Эге́йское море — полузамкнутое море с огромным количеством островов (около 2000) в восточной части бассейна Средиземного моря, между Балканским полуостровом, Малой Азией и островом Крит. Эгейское море — одна из главных колыбелей античности.

  Элла́да — Древняя Греция.

  Эпитала́мий, эпитала́ма — (от греч. свадебный, брачный, от epi - при, перед и talamos — брачный покой) — стихотворение или песня в честь свадьбы. Этот вид поэзии развился из народных обрядовых песен. Литературно оформление он получил в античной поэзии, где порой разрастался до целых поэм. Эпиталамий складывался как в честь новобрачных, так и на мифологические темы.

  Эро́т — прекрасный юноша, бог любви в древнегреческой мифологии, сын, постоянный спутник и помощник Афродиты, олицетворение любовного влечения, обеспечивающего продолжение жизни на Земле. Обычно принимает образ маленького шаловливого крылатого мальчика с золотым луком.

 

Категория: Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) | Добавил: salnikoffaleksei15 (30.10.2021) | Автор: Алексей Сальникофф
Просмотров: 180 | Теги: Танатос, спарта, Скирос, Фетида, Хирон, Тесей | Рейтинг: 4.9/7
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *:
                                                                                                 Игорь Нерлин © 2021