Вторник, 24.05.2022, 11:14
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Михайлова Татьяна [27]
Михайлова Татьяна
Форма входа

Поиск

 

 

Мини-чат
 
500
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
АняЧу
Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика © 2012-2022 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

 

 

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Михайлова Татьяна » Михайлова Татьяна [ Добавить произведение ]

ЛЮБОВЬ СПАСЕТ ВСЕЛЕННУЮ: "НЕЗЕМНОЙ АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ" глава 9

 

 

НАЧАЛО: https://nerlin.ru/publ....-0-8039

 

 

Глава девятая.

" КОШМАРЫ СБЫВАЮТСЯ "

 

Дальше дни снова потекли однообразной скучной полосой – учеба и дом. Я ходила на занятия  в  институт, а  когда чувствовала себя плохо, то отлеживалась дома, изучая пропущенный материал самостоятельно. Вечерами по возможности помогала сестре по хозяйству, а в выходные как обычно ходила гулять с Алексом.  Игоря Марина устроила в школу где учился ее старший сын. Брат вроде неплохо справился с потерями и тоже усердно занялся уроками. Узнав, что его двоюродный брат Рома хочет в будущем стать спасателем, Игорь решил взять с него пример и старался не отставать. Я была довольна его выбором:

«Наконец-то братишка нашёл свой стимул в жизни».

Так пролетела зима, за ней март, апрель и начался май. Снег растаял, на деревьях начали появляться первые листочки. Солнышко днем припекало, а вечерами было еще прохладно.

По установленным врачами срокам шел уже восьмой месяц беременности, а по правде мне пора было рожать, и я ждала этого момента в любой день. Живот стал достаточно большим. Малыши во всю пинались и шевелились. Посещать институт стало тяжело, поэтому пришлось оформить академический отпуск.

Теперь Александр приходил каждый вечер, и мы с ним прогуливались по темным улицам, дыша свежим воздухом. Днем он учился. Лишь в выходные дни мы грелись в парке под припекающими весенними лучами солнца. Это было полезно и для меня, и для детишек. Однако выходить одной было уже рискованно, а просить сестру или кого-то из ее семейства приглядеть за мной я не смела. У нее и так своих проблем хватало, а тут еще мы с братом сели ей на шею. Марина правда неоднократно предлагала свою помощь, но я отказывалась, не желая быть обузой. Даже Игоря старалась ни о чем не просить. Не хотелось обременять его своими трудностями и лишать нормального детства, поэтому терпеливо ждала прихода друга-воздыхателя. И как он не старался, мое сердце так и не дрогнуло. Я не стала питать к Александру тех чувств любви, о которых он мечтал. Я относилась к нему лишь как к лучшему другу, может даже как к старшему брату, и постоянно надеялась, что он однажды придет и скажет:

«Сегодня я познакомился с такой симпатичной девушкой!»

 Тогда меня бы перестали терзать угрызения совести за то, что злоупотребляю чувствами друга, и была бы очень за него рада, ведь я до сих пор так же сильно любила своего инопланетянина.

«Эрик сказал, что его отсутствие может затянуться на год или даже два, значит буду ждать его и год, и два, а может и всю оставшуюся жизнь. Если он не вернется, я посвящу себя воспитанию его детей. Самое главное, чтобы с ними все было в порядке. Должно быть в порядке!» – настраивала я сама себя.

Однажды вечером Александр сильно задержался. Свет в доме моргал, а по телевизору на любом канале шли одни помехи. Сестра готовила большую кастрюлю борща на завтрашний день для огромной семейки. Мужчины: ее муж, мой брат и племянник, плотно поужинав, азартно играли в карты, а маленький трехгодовалый Андрейка крутился с мамой на кухне.

Не дождавшись друга, и как ни отговаривала сестра, я все-таки вышла на улицу одна. Было свежо и тихо. В нашем районе жильцы в это время уже готовятся ко сну, а молодежь здесь тусуется очень редко, предпочитая держаться поближе к центру, к кафешкам и барам, поэтому я спокойно и без опаски двинулась вперед.

Пройдя приличное расстояние вдоль пустынной, освещенной фонарями аллее, свет на которой как ни странно тоже моргал, я решила повернуть назад. Но тут увидела Александра, вынырнувшего из-за кустов с прилегающего к аллее проулка и быстро бегущего мне навстречу. Вид у него был чем-то встревожен.

— Что ты делаешь здесь одна?! – строго спросил он запыхавшись, и настойчиво потянул меня обратно к дому.

— Что случилось? – недоумевала я, еле поспевая за другом.

— Ты что не в курсе? На нас напали!

— Кто?

— Не знаю, говорят инопланетяне!

«Зогриáнцы!» – промелькнула ужасная мысль в голове, и я тут же прибавила скорости, насколько позволяло мое положение.

— Они уже второй день, а точнее ночь орудуют в нашем городе, а может и не только в нашем. Похищают исключительно мужчин с крепким телосложением…

Александр тоже был не из слабеньких, занимаясь каждый день в спортивном зале. Мне стало страшно за него.

— Ребята в институте так и гудят про них, кто-то даже видео заснял, да об этом сегодня в местных новостях по-моему говорили. Ты что, не смотришь телевизор?

— Нет. И там сейчас ничего не увидишь – одна рябь. А ты?

— Мне вообще-то некогда. С учебы я сразу на секцию, потом к тебе. Дома просто с ног валюсь, какие уж тут новости! Я сейчас вышел из автобуса, а над ним появилась эта штука…

— Какая еще штука?

Но ответить Александр не успел – что-то нависло над нами, осветив окружающее пространство легким зеленоватым свечением.

— Это она! – прошептал парень испуганным голосом и потянул меня за руку еще сильнее, но бежать дальше уже не было сил. Остановившись, я посмотрела вверх и увидела светящийся ядовито-зеленый обруч метра четыре – пять в диаметре. Больше от света ничего разглядеть было невозможно. Страх вернул мне силы, и мы снова ринулись бежать, прекрасно понимая, что это бессмысленно.

Позади сразу же раздался свистящий звук, словно альпинист спустился по канату. Обернувшись на бегу, я увидела три высокие худощавые фигуры. И тут Александр замер как вкопанный, что заставило меня остановиться. Потом его какой-то невидимой силой потянуло назад, к непрошенным гостям.

— Беги!!! – истошно крикнул он, не в силах больше ничего сделать. Однако я тоже не смогла двинуться с места – страх и оцепенение завладели мной, заставляя с ужасом наблюдать, как эти странные существа осматривали моего друга, словно барана перед покупкой. Александр уже не кричал и не вырывался: либо он пребывал в шоке, либо понял что это бесполезно, либо, и что наиболее вероятно, находился под действием их внушения, если конечно к нам пожаловали именно зогриáнцы.

После осмотра пойманной жертвы, от застывшего в воздухе светящегося обруча, на землю спустился не яркий столб зеленоватого света, издав тот же свистящий звук каната, как и при появлении неземных существ. Свет обволок зомбированного Александра и стал подниматься вверх, увлекая внутрь корабля пришельцев его неподвижное тело. В моей голове сразу всплыли рассказы Эрика. Этот инопланетный аппарат, ни что иное, как их небольшой "катер", название которого я запамятовала. Значит большой корабль где-то недалеко от Земли и помощи ждать не от кого, потому что мои неземные друзья скорее всего не в курсе нападения.

Движения гуманоидов были странными, вроде бы человеческими, но дергаными как у обезьяны. Один из них направился ко мне, зелёный обруч следовал за ним. Я словно вернулась в тот забытый страшный сон, приснившийся однажды ночью, когда мой инопланетной красавчик был ещё рядом. Сердце бешено колотилось в груди, но пытаться бежать дальше не имело смысла.

Подойдя вплотную, инопланетянин и правда как во сне, оказался высотой два с половиной метра. Перегнувшись как зигзаг его лицо оказалось на уровне с моим.  Вблизи я смогла разглядеть серо-зеленый цвет кожи. Голова была с крупным лысым черепом, где еле умещались огромные, миндалевидной формы, черные стеклянные глаза и две  маленькие дырки вместо носа, а скулы узкие, с небольшим ртом и тонкими как спички губами. Принюхиваясь и оглядывая меня с ног до головы, губы пришельца расплылись в крохотной улыбке, обнажая острые  акульи зубы, расположенные в два ряда, а клыки были длинными, как у вампиров из фильма ужасов.

— Хахс фе-е-ези! – произнесло "зеленое чудовище" противным искореженным детским голосом и потянуло свою четырехпалую руку к моему лицу. Перепугавшись до смерти, я попыталась сделать шаг назад, но сзади как будто  выросла прозрачная упругая стена. Ужас безысходности пронзил мой мозг, а ноги подкосились. Теряя рассудок, я стала оседать на землю, прислонившись к невидимой преграде. При этом я инстинктивно обвила руками потяжелевший от страха живот, защищая так самое дорогое, что у меня осталось.

Вдруг что-то сверкнуло в небе и искры посыпались в разные стороны от висящей надо мной инопланетной "тарелки". Она тут же взмыла в небо и исчезла. Потом все озарило ярким светом, а через секунду двух гуманоидов, стоящих в пяти метрах от меня, обволокло какой-то прозрачной волной как в кокон, внутри которого их тела сотрясло и превратило в пыль. Кокон исчез, пыль стало развеивать ветром, а сквозь нее скользнула чья-то фигура. Еще секунда, и еле просматриваемая от ослепляющего света улыбка стоящего рядом со мной пришельца превратилась в корчащуюся гримасу, затем его тело, словно масло разрезанное ножом, развалилось на части в разные стороны. Преграда позади меня тут же исчезла, но за счет того, что я почти сползла вниз, приземление оказалось достаточно мягким.

К этому времени я была в шоковом, полуобморочном состоянии, и перед глазами все плыло. Кто-то присел передо мной, а на асфальт упало что-то металлическое, издав характерный звук, донесшийся до меня отдаленным эхом, но я тут же опомнилась, услышав до боли знакомый голос. Это был ОН – мой любимый инопланетянин, мой Ангел-хранитель!

— Ирина! – произнес он взволнованно и потряс меня за плечи, приводя в чувства.

— Эрик, – прошептала я неуверенно, боясь, что мне это показалось.

Он зажал мое лицо между своих ладоней и стал покрывать его поцелуями, приговаривая:

— Прости, прости меня! Я не смог прилететь раньше. Прости, я так виноват!

Все мои сомнения моментально развеялись, ведь прикосновения его кожи не сравнить ни с чьей другой. Слезы навернулись на глаза от счастья. Однако какие бы чувства радости и волнения не переполняли меня в этот момент, я прекрасно помнила, что произошло с Александром – не могла же я бросить друга в беде.

— Успокойся, все хорошо, со мной все в порядке! – быстро заговорила я. — Но они забрали Алекса!

Эриксант замер и отстранился. И тут боковым зрением я заметила, что именно загремело об асфальт. Это был предмет продолговатой обтекаемой овальной формы, примерно пятьдесят сантиметров длинной, слегка сплюснутый с боков, где мерцали зеленые и красные полоски, как шкала, показывающая уровень заряда батареи. Скорее всего это было оружие, общий вид которого отдаленно напоминал бластер из фантастических игр. Из его дула исходила тепловая волна после недавнего выстрела, что было легко понять по колышущемуся изображению, просматриваемого сквозь нее.

— Какого еще Алекса? – настороженно спросил мой спаситель, но потом его взгляд скользнул вниз по телу застыл на моих изменившихся формах. — Извини, – добавил он чуть слышно, встал на ноги и включил рацию на своем приборе. — Дэйм, ты должен найти эту сволочь, только не сбивай – там наш человек.

— Понял, – услышала я голос Дэймéнтиса.

— Вставай, а то простудишься, – обратился инопланетянин уже ко мне, но как-то сухо, и подал руку, помогая подняться с земли. Затем подобрал свою пушку, и пока отводил меня в сторону на пару метров от места нашей встречи, я слышала возрастающий пищащий звук. Догадавшись, что он собирается выстрелить, я опешила:

«Зачем?!»

Когда же Эриксант почти бесшумно пальнул по останкам третьего серо-зеленого гуманоида, превращая их в пыль, я поняла, что он заметает следы, уничтожая улики внеземного происхождения. Потом воинственный капитан прицепил свое непонятно чем стреляющее орудие на поясе. Выражение его лица при этом было невозмутимым. Мне показалось, что он старается не встречаться со мной взглядом.

— Что с тобой? – с опаской спросила я, не понимая такого странного поведения того, кого боготворила все это время.

— Не переживай, мы спасем твоего Алекса! – сказал он вместо ответа, акцентируя внимание на последнем слове.

И сразу стало понятно.

— Мне кажется ты понял все неправильно. Ты считаешь, что они от Александра? – я пальцем указала на свою округлость.

Эриксант кинул на меня нервный взгляд. Я улыбнулась:

— Дурачек. Это твои дети. Твои-и!

Невозмутимость парня тут же сменилась растерянностью и недоумением. Я взяла его руку, положила себе на живот и мягко повторила:

— Эрик, они твои.

Несколько секунд он стоял молча и неподвижно, переваривая услышанное. Наверно его, как и меня когда-то, ошеломила такая новость. Когда же смысл слов до будущего папочки все-таки дошел, он схватил меня на руки и прижал к груди так, что я чуть не задохнулась. От его пылких объятий меня накрыла волна чувств, плюс еще пережитое ранее сыграло свою роль. Обвив шею любимого, я уткнулась ему в плечо с рыданиями, а он терпеливо ждал, давая мне возможность выплеснуть из себя все накопившиеся эмоции, и даже сам зарылся лицом в мои волосы, вдыхая их аромат.

— Как ты мог обо мне так подумать? – спросила я всхлипывая, не в силах успокоиться.

— Прости меня, – только и шепнул Эриксант.

Я отстранилась и взглянула в бездонные голубые глаза любимого инопланетянина. Он тоже посмотрел в мои, и смотрел в них долго, не отрываясь, словно искал там что-то, а взгляд его был каким-то странным, слегка загадочным, вперемешку со смятением. Недоумевая молчаливым состоянием своего Ангела-хранителя, я собралась разузнать, что именно его тревожит, но не успела и рта раскрыть, как низ живота будто резанули ножом, и я скорчилась от боли.

— Что?! Что с тобой?! – испугался Эриксант и сразу присел на землю, ища причину моего состояния, но понял все без слов, увидев мою скрюченную позу. — Ирина нет! Только не сейчас! – взмолился он.

— С природой не поспоришь, – с трудом простонала я.

Капитан не стал медлить и снова вызвал друга, но говорил с ним требовательным тоном:

— Дэйм, ты где?

— Кружу здесь неподалеку, сижу на хвосте у зерлúда. Увёртливый засранец!

— Аххéлин рядом?

— Да, и Хелóнтрис тоже.

— Тогда пусть они этим займутся…

— Мы его уже почти поймали, ты что?! – удивился Дэймéнтис изменившемуся приказу.

— Ты мне нужен, Ирина рожает, я не справлюсь без тебя!

— Ирина что?!.. – не понял он сначала.

— Я тебя засек, замри на месте, буду телепортироваться.

— Уже застыл!

Эриксант снова быстро, но аккуратно взял меня на руки и мы в мгновении ока оказались на уже знакомом мне корабле.

— Иришка, не ожидал! - весело приветствовал меня Дэймéнтис, но увидев моё состояние, сразу посерьёзнел и приказал другу обеспокоенным тоном: — Неси её срочно в лабораторию. Сейчас отлетим на безопасное расстояние от Земли и я прибуду, а то тут уже местные вертолеты и самолеты во всю бороздят небо. Тоже наверно ищут этих гадов, благо их немного.

— Ты с ума сошел, там же зогриáнской нечисти полно!

— Они отступают, наши подоспели как раз вовремя, не дав им высадить основной десант.

— Давай тогда бегом! – нетерпеливо скомандовал капитан и понес меня в лабораторию, где уже во всю суетилась Тсуона, освобождая операционный стол. Она так торопилась, что даже не поздоровалась. Эриксант аккуратно положил меня на холодную металлическую поверхность.

— Ай!!! – застонала я от новой волны боли, скручивающей живот.

— Тише, тише, я с тобой, держись!

Он дал мне свою руку, и я вцепилась в нее изо всех сил, но боль была настолько сильной, что я снова издала истошный крик.

— Тсуона, что я могу сделать, чтобы ей не было так больно?

— Ничего. Даже если ты применишь внушение, она просто вырубится, а нам нужно её содействие. Так что держи крепко ее за руки, а лучше привяжи их и не мешай. А если у тебя нервишки слабые, тогда выйди и зови Дэйма. Мне нужна его помощь! – быстро и беспокойно говорила девушка, не отрываясь от своих дел.

Но Дэймéнтис к этому времени уже вернулся.

— Я здесь. Там Миллéнтия с Хасдзéроном неплохо пилотируют. Тсуона права, если ты считаешь, что слышать крики рожающей женщины тебе не по силам – лучше оставь нас, а то мне некогда еще и тебя приводить в чувства.

— Я справлюсь, – заверил капитан.

Все засуетились еще быстрее, услыхав мой новый крик. Дэймéнтис сам привязал мои руки и согнутые ноги к столу. Эриксант встал у изголовья и склонился надо мной.

— Любимая, я с тобой, я люблю тебя.

— Я тебя тоже люблю,.. очень... – с трудом простонала я корчась от боли.

От следующей схватки я взревела не по-человечески.

— Так! Так! Хорошо! идет! – комментировал Дэймéнтис процесс. — Только помоги нам немножко.

Я стала тужиться изо всех сил, но боль была настолько нестерпимой, что темнело в глазах. Желая поскорее от нее избавиться, я приподнялась на локтях.

— Держи ее! – закричал Дэйм на друга.

Тот послушно вцепился в мои плечи, прижимая их обратно к столу. В этот момент что-то выскользнуло из меня, и тут же раздался плач младенца.

— Это девочка! – радостно сказала Тсуона.

Боль немного отступила, а тело слегка расслабилось, и я переведя дыхание предупредила:

— Их двое.

— Я уже это понял, – сказал Дэймéнтис. — Правда второй ребенок идет вперед ногами, будет сложнее его достать. А еще… – он не договорил фразу и кинул встревоженный взгляд на друга.

— Что? – спросил Эриксант тихим, но испуганным голосом.

— У нее сильное кровотечение. Видимо отслойка плаценты. Я боюсь, она долго не протянет!

— Нет! Только не она! Так умерла моя мама. Ульмúна тоже погибла. Я не могу потерять еще и Ирину, ты же знаешь! – взмолился капитан.

— Знаю! Так умерла и моя мать. Я долго над этим работал, чтоб избегать таких последствий. Поэтому у нас только один шанс, и не факт что хромосома успеет регенерировать ее ткани, так как все пока до сих пор в теории.

— Ты с ума сошел?!

— Решать тебе и медлить нельзя! Как только у Ирины начнутся схватки, я вытащу второго ребенка, а ты, если хочешь чтобы она выжила, должен будешь сразу ввести ей дозу и желательно двойную, чтобы ускорить процесс, то есть ты вводишь в одну руку, Тсуона в другую. Потом останется надеяться, чтобы хромосома успела зарубцевать все поврежденные сосуды вовремя.

— А двойная доза ее не убьет?

— Нет, я однажды это уже пробовал. Хромосома все равно будет делиться столько, сколько клеток в ее организме, но это произойдет быстрее, чем обычно, ускорив тем самым процесс регенерации.

Эриксант посмотрел на меня, и я видела ужас в его глазах.

— Милый, – прошептала я ослабленным голосом. — Поступай, как считаешь нужным, я все вынесу. Только пообещай: если я не выживу, то ты не будешь винить в этом ни себя, ни тем более малышей. Ты им нужен!

Он молча поцеловал мои дрожащие от бессилия губы.

— Я спасу тебя, – шепнул он и метнулся к одному из встроенных в стену шкафов с металлическими раздвижными дверцами. Что-то загремело, и капитан тут же вернулся с двумя "пистолетами", внутрь которых были вставлены ампулы с ядовито-рыжей, слегка опалесцирующей эмульсией.

«Хромосома!» – догадалась я, и вспомнив о рассказанных кошмарах ждущих меня впереди, зажмурилась на пару секунд, а когда открыла глаза, один из пистолетов был уже у Тсуоны.

Освободившейся рукой любимый аккуратно убрал растрепавшиеся волосы с моего влажного от пота лица. В ответ на его заботливость, у меня получилась лишь вымученная улыбка, потому что перед глазами все плыло. Видимо кровотечение и правда было очень серьезным.

И вот новая волна боли начала скручивать мой живот.

— Приготовьтесь, схватка начинается, – предупредил Дэймéнтис и не стал дожидаться моего содействия, понимая, что сил у меня на это совсем не осталось. 

Я почувствовала, как он запустил свою руку в меня так глубоко, чтобы смог достать ребенка. Тем самым добавил еще больше боли к существующей, от которой я издала истошный крик и была готова выплюнуть свои внутренности. Пара секунд, и все закончилось.

— Все! Вводите! Я достал! Это мальчик! – услышала я напряженный, но звучащий  где-то вдалеке голос бортового врача.

Перед глазами забегали мурашки, пот стекал со лба, а слезы застлали глаза от уже затихающей боли. Погружаясь в  полуобморочное состояние, я услышала плач второго малыша,  затем ощутила, как что-то острое впилось в мои вены, но на этот раз не издала даже писка. Совсем обессилев, я словно превратилась в бесчувственный "овощ" не способный ни на какую ответную реакцию. После ввода хромосомы, волна жара тут же стала распространяться по всему телу, как при горячем уколе. Спустя несколько минут жар сменился ломотой. Мне захотелось пошевелиться, ощущая возвращение сил, но руки и ноги были связаны, в голове гудело, в ушах шумело, яркий свет от горящих ламп резал глаза. Закрыв их, мне стало немного полегче. Я начала вслушиваться в голоса доносящиеся отдаленным эхом, но смутно разбирала чьи они.

— «Ну что, как она?»

— «Вроде получается, кровотечение останавливается, правда потери не малые. Ей бы добавить немного, но у нас нет такой крови».

— «Моя подойдет?» – услышала я заботливый голос и догадалась, что это мой Ангел-хранитель переживает за мое самочувствие.

— «Нет! Это наоборот убьет ее! У Ирины сейчас формируется своя структура хромосомы. Ты хочешь ввести ей еще и свою, безраздельно связанную с твоими клетками? Попав в кровь Ирины, твоя хромосома начнет уничтожать ее ещё неокрепшую хромосому, а  её в ответ – твою, как непрошеного гостя, посягнувшего на её территорию. Итог: сам надеюсь понял какой – не глупый».

— «Понял».

Мне было очень жарко, а выдыхаемый воздух казался таким обжигающим, что было трудно дышать. Я почувствовала чью-то ледяную руку на лбу, потом эта рука постепенно потеплела, затем стала очень горячей, а меня саму затрясло от холода, и новая волна ломоты побежала по всему телу, словно через меня пропускали электрический ток.

Не знаю, сколько это продолжалось, потому что иногда я проваливалась в какое-то забытье, потом опять жар, за ним новая волна озноба и ломоты, и снова забытье. В моменты же лихорадки я невнятно слышала разговоры присутствующих:

— «Эрик, они такие милые! И это твои дети! Я проверила специально для тебя. Зря ты сомневался», – радостно сказал мягкий женский голос.

Мне показалось, что это Миллéнтия, потому что только она и я называем его именно так.

— «С чего ты взяла?»

— «Я это почувствовала».

«Он все же сомневался?! – удивилась я и попыталась спросить: –  Почему?». – Но не успела и губами пошевелить, как тело словно кипятком облили. Стиснув зубы от новой боли, я снова отключилась.

Очнувшись, я сразу открыла глаза. Свет в помещении был приглушен. Наверное это было сделано специально, зная как освещение действует на перерождающийся организм. Руки и ноги тоже оказались свободны. Как только я попыталась пошевелиться и приподняла кисть, то сразу увидела около себя Дэймéнтиса.

— Дружище, прикинь, она пришла в себя всего за пять часов! Я поражен! – удивлено воскликнул он. — Давай неси ее быстрее в бокс. Кто знает, как скоро начнет доминировать ее хромосома, а то она нам тут все разнесет!

Эриксант подошел, загадочно улыбнулся и, не сказав ни слова, осторожно взял меня на руки. Я тоже молчала, пока он нес меня куда-то. В этот момент у меня больше ничего не болело. Однако я чувствовала ужасную слабость, которая по мере приближения к месту назначения постепенно, но заметно исчезала, сменяясь приливом сил.

— Ты держишься молодцом, – наконец заговорил мой долгожданный красавчик.

— Как дети? – спросила я тихо.

Мой вопрос его явно удивил.

— Я думал ты будешь расспрашивать меня о предстоящем?

— Зачем? Я все прекрасно помню и знаю, что должно произойти дальше.

— Ты должна сейчас думать о себе, а не о детях беспокоиться.

— Как я могу не беспокоиться о своих малышах? Как они?

— Нормально, слабоваты еще конечно, ведь они родились раньше срока, но состояние их вроде стабильное. Тсуона и Нинатéрия занимаются ими. Не переживай, они в надежных руках.

— А мне вроде слышался голос Миллéнтии?

— Она тоже там и очень за тебя переживала.

— Скорее за тебя, – поправила я.

— Ирина, не драматизируй. Она на самом деле рада, что все обошлось благополучно и хочет с тобой пообщаться поближе. Вот поправишься и поговорите, а сейчас тебе надо набраться сил для самого страшного испытания.

Эриксант занес меня в какую-то не очень большую комнату и усадил на пол, который оказался холодным.

— Это бетон?

— Да, – ответил он присаживаясь рядом.

— Ты хочешь оставить меня здесь? – спросила я недоверчиво оглядывая мрачные серые стены.

— Так надо дорогая. Тебе придется через это пройти – обратного пути уже нет. Мне жаль, что пришлось так поступить, но я не мог тебя потерять, – сказал он сожалеющим тоном и прижал меня к себе.

— Ты все правильно сделал, мне еще рано уходить из жизни.

Я посмотрела на свои руки – пока ничего не изменилось. Потом взяла прядь перепутанных волос и поднесла к лицу – они стали ярко-рыжими. Прекрасно зная, что так должно быть, я все же удивилась.

— Тебе идет этот цвет, – улыбаясь сделал красавчик комплимент.

Я улыбнулась в ответ, но нашу идиллию оборвал раздавшийся обеспокоенный голос Дэймéнтиса:

— Эриксант, уходи от туда, по-моему начинается.

Мою кожу и правда начало покалывать, я подняла руку, чтобы на нее взглянуть.

— Не смотри, – заботливо оборвал мои действия Ангел-хранитель. — Старайся не смотреть, так тебе будет легче это перенести.

Сразу спрятав руки за спину, я уставилась в бетонный потолок и стала прикидывать, как там можно побегать, вспоминая рассказы про такие возможности.

— Пока я буду бояться сама себя, ты должен придумать имена детям.

— Вот когда ты полностью восстановишься, тогда и поговорим на эту тему, ладно?

— Договорились. А почему ты не уходишь? – спросила я спокойно.

— Я не хочу, чтобы ты почувствовала себя одинокой, а еще очень по тебе соскучился.

— Но это наверно опасно для тебя?

— В общем я немного рискую. С тобой сейчас можно справиться, если только самому принять облик рептилоида, но я не хочу тебя пугать, да и твоей новой соседке это очень не понравится, – посмеялся красавчик.

— Ты не должен рисковать. Иди к детям – ты им нужен.

— Сейчас я нужен тебе. Когда почувствуешь, как звериная сущность начинает заполнять твой разум, старайся думать о чем-то хорошем, светлом, о поставленных перед тобой целях, о детях наконец. Это поможет тебе быстрее обрести себя. И старайся не смотреть на свое тело, а если и увидишь – не пугайся, это пройдет.

Он наклонился ко мне и хотел поцеловать, но я почувствовала, что становлюсь раздражительной и нервозной, поэтому замотала головой.

— Нет, уходи, оставь меня, я хочу побыть одна, – попросила я еще спокойным тоном.

— Ирина я хочу помочь.

— Уходи! Сейчас я за себя не ручаюсь… Уходи!!! – уже зарычала я на упрямство, чувствуя как все во мне закипает от злости.

Эриксант послушно вышел, и тяжелая бетонная дверь закрылась за ним. Серость стен начала давить на меня со всех сторон. Я почувствовала себя тигром загнанным в клетку, которому хотелось вырваться из этой мрачной западни.

«Неужели нельзя было привнести красок в это серое, Богом забытое место!» – промелькнула в голове недовольная мысль. Нервно вскочив на ноги, я стала маячить туда-сюда, но это не помогало, а только раздраконивало еще больше. Однако какая-то разрядка мне все же была нужна, и не зная что придумать, я стала яростно бить кулаком в стену. Кровь бешено стучала в висках, но бокс о бетонную плиту на самом деле немного успокоил разбушевавшегося во мне зверя. Почувствовав некоторое облегчение, я уткнулась лбом в холодный бетон, пытаясь перевести дыхание.

Хоть мой заботливый красавчик и просил не смотреть на свое тело, но не злость и не страх, а любопытство завладело мной. Я посмотрела на руки, они были похожи на лапы крокодила: такие же зеленые, все в чешуях, но только с длинными когтями.

«Ужас!» – передернуло меня, и сразу новая волна злости ворвалась в мозг, вызывая желание рвать и метать. Я снова сжала кулаки, но тут услышала голос Эрика.

— «Успокойся, вспомни обо мне, о детях. Не дай ей завладеть твоим разумом».

— Оставь меня! – зло выкрикнула я, воткнув когти в бетон, и процарапала глубокие следы в стене.

— «А она неплохо держится», – прозвучал голос Дэймéнтиса, от чего я взбесилась еще больше, потому что их совместный постоянный контроль за мной – это был уже перебор!

— Оставьте все меня в покое! – взревела я и для убедительности сделала пару кругов от пола до потолка, потом по стене вниз, а после забилась в самый дальний угол, обхватив голову руками, и стала качаться как маятник вперед – назад, ища в этом успокоение.

— «Ирина», – снова осторожно позвал меня голос Ангела-хранителя.

Я от злости сжала кулаки и процедила сквозь зубы:

— Неужели мне нельзя побыть одной!

— «Эриксант, оставь! Ты видишь, это ее только раздражает».

— «Не могу же я кинуть ее саму на себя!»

— «Вспомни, что именно она любит?»

— «Детей, меня, – не задумываясь ответил капитан, а потом вдруг неуверенно добавил: — Надеюсь».

Дэймéнтис рассмеялся.

— «По-моему, после сегодняшнего ты зря сомневаешься на счет себя, а детей она в глаза еще не видела, чтобы иметь представление…»

— «Вот именно сегодня я вел себя как идиот!» – перебил его Эриксант.

— «Нужно что-то еще, – не обращая внимания на упадочное настроение друга, продолжал Дэймéнтис: — Давай вспоминай ваше знакомство, ее увлечения».

— «Она любит музыку, у нее весь компьютер ей забит, я его захватил с собой. Только почему он был оставлен в пустой квартире?»

— «Потом спросишь. Попробуй поставить ей эту музыку, может она на самом деле ее отвлечет».

 К концу их дискуссии я чуть не вскипела и хотела снова побегать по бетонному боксу, чтобы выпустить пар, но тут услышала знакомые мелодии. Это была сборка лучших песен, которую я когда-то сделала сама. В ее состав входили хиты из девяностых вперемешку с более свежими, причем из разных репертуаров. Я всегда слушала любую понравившуюся музыку от рока до попсы, не отдавая предпочтения какому-либо жанру, лишь бы мелодия или ее слова брали за душу, создавая настроение. И первая песня которая зазвучала была: «Странные танцы» из группы "Технология".

Слушая ее, я вдруг пожалела, что выгнала своего любимого инопланетянина. Мне захотелось, чтобы он оказался сейчас здесь и станцевал со мной этот медленный танец, хотя прекрасно понимала невозможность желаемого.

«Почему мы не успели сделать этого раньше? Мы вообще много чего не успели! Судьба-злодейка отвела нам так мало времени, чтобы как следует узнать об общих интересах и увлечениях друг друга».

От осознания этих фактов, у меня даже слезы навернулись на глаза, а хищная половина сознания, почувствовав уязвимость своей соседки, начала брать верх. Я же не хотела показывать свою слабость ни ей, ни кому бы то ни было, поэтому резко скомандовала:

— Сидеть, сволочь, тебе слова не давали!

И как ни странно, это сработало – зверь отступил, а кожа даже приобрела более нормальный вид. Я догадалась, что звериную сущность сидящую во мне надо просто выдрессировать, как когда-то дрессировала Джесси. Ей нужно показать, кто здесь хозяин! Но была другая сложность, ведь моя собака просто дурачилась будучи щенком, а эта рептилия – дикий хищник. Я чувствовала себя неопытным дрессировщиком, запертым в одной клетке с только что пойманной в джунглях тигрицей. Одно радовало – эта тигрица меня не съест и не покалечит, как бы она не буйствовала, а бесилась она больше от страха. Скорей всего ей не нравилось состояние волнения, и она пыталась защитить организм от окружающей новизны. Самое главное мне самой не надо бояться эту хищницу, тогда все получится, и у меня получалось – зверюга потихоньку, но сдавалась. Правда, когда звучала более агрессивная музыка, ей это не нравилось, и она снова вылезала из своей норы, меняя мою кожу и разжигая новую животную ярость. Я же пыталась ее игнорировать, заставляя привыкать к новой обстановке: не бесилась и не бегала по боксу, а просто сидела и тихонько, но достаточно сильно постукивала кулаком по полу, снимая таким образом напряжение. Другая рука принудительно лежала у меня на коленях. Только и было видно, как ее мышцы ходили ходуном, а кожа то менялась на рептилоидную, то снова возвращалась в естественное состояние. Лишь черно-рыжий рисунок, пульсирующий под кожей как вздувшиеся вены, давал знать, что зверь не хочет сдавать позиции. Приходилось мысленно успокаивать себя и одновременно сидящего во мне зверя:

«Это пройдет, пройдет! Все будет хорошо! Я тебя не боюсь и не боюсь себя. Ты должна принять мои условия и появляться, лишь когда ты на самом деле будешь нужна, чтобы меня защитить и не более».

Но если зверь не унимался, я снова шла на крайние меры, ругаясь сама на себя:

— Сиди и слушай! Мне нравится, и тебе должно нравиться, не смей мне перечить!

Зверь снова послушно отступал, ожидая моей следующей слабинки. В конце концов, я настолько загнала его вглубь сознания, что почувствовала себя намного легче, свободнее, и уже более спокойно слушала музыку, вспоминая веселые моменты, когда мы с Ксюшей ходили на дискотеки и беззаботно отрывались на полную катушку. В этот момент мне хотелось оказаться там, и повеселиться как в старые времена. Одновременно мучила мысль, что этого уже не случится никогда. Видимо в таком состоянии и под постоянным давлением новой сущности, было очень трудно контролировать свои эмоции, которые зашкаливали до предела: небольшая неудача казалась огромным разочарованием, мелкий посторонний шорох походил на скрежет металла по стеклу, а музыка, звучащая в боксе вызывала душевный порыв поддаться ее ритму. И я поддалась, станцевав под несколько зажигательных песен, представляя себя на дискотеке. А самое главное, мне стало почему-то все равно, наблюдает кто за моими действиями или нет.

После такого я просто вымоталась до изнеможения, легла на пол и сразу заснула. Однако пребывая во сне я слышала все, только сильно приглушенным эхом. Через какое-то время музыка стихла, и тишина внесла в мою душу покой и умиротворение. Я даже не шелохнулась, когда увидела вошедшую в бокс размытую, словно в дымке, человеческую фигуру. Я догадалась, что это мой Ангел-хранитель, почувствовав исходящие от него волны заботливости и переживания. Не знаю как, но почему-то понимала его, как саму себя. Он осторожно подошел и накрыл меня чем-то мягким и теплым. Наверно я не хотела просыпаться, боясь, что зверь тоже пробудится и опять завладеет мной. Потом Эриксант принес стол и тарелку с едой, которую за время моей долгой непонятной дремоты успел поменять дважды.

Очнувшись, в голове сразу воспроизвелось все происходящее  во сне, словно не спала вовсе. Я как будто подглядывала и подслушивала, при этом ощущала себя вполне отдохнувшей и бодрой.

«Класс!» – с радостью приняла я новую способность.  Потом посмотрела на свои руки. Они оказались нормальными и естественного цвета. Я довольно улыбнулась. Однако заслышав посторонний звук за стенами, рисунок снова проявился, чем расстроил меня немного:

«Рано обрадовалась!»

Понемногу успокаиваясь, я заметила, что и рисунок начал бледнеть, становиться еле заметнее, потом исчез совсем. Новый звук, и он снова вспыхнул с новой силой, правда уже слабее чем предыдущий.

«Так! Надо взять себя в руки! Мне надо выйти отсюда! Эти стены на меня просто давят! – заругалась я на свою слабость и страх новой соседки. — Соберись! Хватит бояться каждого шороха, вспомни о поставленных целях!».

И сейчас единственной моей целью были дети и огромное желание их увидеть.

«Как там мои малышки?»

Но тут перед глазами всплыла страшная картина, как зогриáнцы схватили Александра и забрали в свой корабль.

«Что с ним, спасли ли его?» – заволновалась я еще и о друге, которому была стольким обязана. Мои руки затряслись, а пульсирующий рисунок, снова выступил на коже. Это меня даже разозлило:

«Все!!! Хватит!!! С Алексом все хорошо! И с детьми все отлично! Должно быть именно так! Иначе Эрик бы меня предупредил, – утешала я себя, потому что превратилась в комок нервов из-за кишащих в голове мыслей. — Господи! Когда все это закончится?»

В моем желудке неожиданно заурчало и сразу нашелся на все ответ:

«Чтобы эта рептилия сидела смирно, она должна быть сытой»

Я встала и подошла к прозрачному столу, напоминающему стол из огромного белоснежного зала, только в миниатюре.

На столе стояла прозрачная тарелка, и я решила что она из пластика, но потрогав, обнаружила, что она стеклянная. В ней находился мясной фарш, и от одного вида сырого мяса меня воротило, а есть все же хотелось и очень. Взяв лежащую рядом такую же прозрачную лопатку с закругленными торцами и небольшим углублением на одном конце, отдаленно напоминающую ложку, я аккуратно положила в рот небольшой кусочек фарша. Ощутив его вкус меня тут же вывернуло на изнанку прямо на пол.

— Фу блин! – выругалась я и кинула ложку на стол, которая издала своеобразный звон стекла, но не разбилась. — Я не буду это есть!!!

Как бы меня не мучил голод, однако сырое мясо казалось несъедобным. Расстроившись я вернулась в свой угол. Взяла плед и хотела расстелить его на полу, чтобы не сидеть на бетоне, не зная сколько времени тут еще проведу. Плед был сделан из какого-то мутоноподобного меха, искусственного, или из неизвестного мне животного,  но на ощупь очень приятный и мягкий.

Вдруг позади меня отворилась дверь и вошел Эриксант. Я сразу догадалась, что это он, словно прочла исходящее от него беспокойство даже не оборачиваясь. Такое восприятие было ново для меня, но оно все же понравилось. Я улыбнулась и медленно повернулась к вошедшему. Увидев долгожданного гостя, мне захотелось кинуться ему на шею, однако пришлось сдержать порыв, помня про инцидент с фаршем. Мягкой кошачьей походкой я приблизилась к красавчику и почувствовала, как его беспокойство начало перемешиваться с радостью, а на лице появилась улыбка. От ощущения чувств любимого человека мне самой стало приятно. Волосы его были растрёпаны, и желая их поправить, я только сейчас заметила, что они опять огненно рыжие.  Видимо в силу скоротечности и серьезности последних событий, не обратила на это внимание сразу.

— Я тебя чувствую, – произнесла я тихонько, на что Эриксант сделал вопросительный взгляд.

— Рад видеть, что ты пришла в себя.

— Я не просто пришла в себя, я какая-то другая.

— Конечно другая, ты теперь сильная как я.

— Я не в этом смысле. Я тебя ощущаю иначе, словно слышу то, что ты чувствуешь. Это так необычно.

— Значит твоя версия сработала и твои спящие мозговые способности пробудились. Но об этом потом. Я очень переживал за твое состояние в момент перерождение. Ты меня напугала, я места себе не находил. А когда ты закричала: «Сидеть сволочь, тебе слова не давали!», то вообще чуть не подпрыгнул, и даже хотел бежать к тебе. Что это было?

— Так, ничего, – отмахнулась я, стараясь этим скрыть смущение за свое поведение. — Приручала своего зверя известными мне способами, но иногда казалось, что я тронулась умом.

Эриксант рассмеялся.

— Видя твое поведение, я сам чуть с ума не сошел. Не раз порывался с тобой поговорить, но тебя это бесило, да и Дэйм отговаривал. Потом мы с ним поняли, что ты таким образом пытаешься найти общий язык со своей новой сущностью. Прости, что снова бросил тебя одну.

— Все в порядке, мне единожды захотелось тебя видеть, и это была первая песня. Мне хотелось, чтобы ты станцевал со мной под нее.

— Ты так любишь танцевать?

— Да, а что, это плохо?

— Не знаю, я не пробовал.

— Вы просто не умеете расслабляться. Музыка позволяет выплеснуть наружу накопившиеся эмоции, она может поднять настроение, а может наоборот вогнать в уныние. Ее можно просто слушать, а можно двигаться под ее ритмы.

— Я это заметил, – сказал красавчик мягко улыбаясь, а я залилась краской, вспомнив как себя вела.

— Надеюсь, ты не подумал, что я свихнулась?

— Нет, но мы с Дэймом были шокированы.

— И Дэйм это видел?! О боже! Кто еще?! – возмутилась я, и почувствовала проявление рисунка, но на этот раз он был еле заметным, видимо у меня неплохо получалось справляться с этой хромосомой.

— Больше никто. Дэйм врач и обязан был вести наблюдение за твоим состоянием. Не злись.

—  Я и не злюсь. Мне просто неловко за свое поведение. – Эриксант опять улыбнулся. — И долго я здесь бесновалась?

— Ты не поверишь, но всего четыре дня, два с половиной из которых ты проспала. Я сам после такого проспал пять дней. Меня удивляет твоя выдержка.

— Четыре дня? Ты же говорил, что на это уйдет недели две.

— Я сам в шоке!

В желудке снова заурчало, и чувство неловкости окутало меня.

— Тебе обязательно надо поесть.

Кинув взгляд на тарелку, я поморщилась.

— Не могу есть эту гадость – меня воротит.

— Ирина, ты должна! Теперь в тебе живет очень сильная тварь, которая требует мяса, причем жирного.

Тон красавчика был настойчивым, от чего во мне начало закипать негодование.

— Я не ты, и не привыкла есть сырое мясо! Неужели его нельзя немного приготовить?

— Тогда его ценность уменьшится вдвое. Запомни, что зверь, с которым вы теперь неразделимы – хищник.

— Моя собака тоже считается хищником и не прочь иногда полакомиться кусочком сырого мяса, однако она неплохо жила на вареном! – не сдавалась я, и наш разговор постепенно перешел на повышенные тона.

— Ира, у меня нет возможности его приготовить, а поесть тебе все равно придется! Так что постарайся себя пересилить! – уже более строго сказал Эриксант. Мне это совсем не понравилось, и сама не ожидая от себя таких действий, вцепилась одной рукой обидчику в шею, но каким-то чудом не стала сдавливать хватку.

— Я… не буду… это… есть! – зло и твердо выговорила я каждое слово.

Красавчик же в ответ, схватил мою руку за запястье, дав почувствовать свою силу. При этом кожа на руках у обоих была исполосована узором, остальные же части тела не изменились, и это тоже было ново для меня.

— Тише, тише, не кипятись! – процедил он сквозь зубы из-за слегка придавленной челюсти. Без труда оторвал мою руку от себя и уже улыбнувшись добавил: — А ты буйная, но силенок против меня маловато. Будь сейчас на моем месте кое-кто другой, ты бы свернула ему шею.

— Ты о чем?

— Да так, к слову пришлось, – пояснил он с загадочным выражением на лице.

Эриксант явно что-то не договаривал, но меня сейчас интересовал другой вопрос.

— Сколько я здесь еще просижу?

— Вообще-то я пришел за тобой, но если ты будешь так на меня кидаться, то оставлю тебя здесь еще дня на два.

— Ты не можешь! Я хочу видеть малышей!

— А ты не думаешь что тебе еще рановато? Ведь потерять контроль можно не только от злости или страха, но и при сильных эмоциональных переживаниях. Ты должна научиться лучше контролировать свои эмоции.

— Если я не буду волноваться, то как тогда смогу научиться себя контролировать? И надеюсь ты не думаешь, что я могу причинить вред своим детям? – спросила я и серьезно всмотрелась в голубые бездонные глаза красавчика, по которым так соскучилась.

— Судя по тому, как ты отреагировала на меня…

— Они то мне перечить не будут, – оборвала я его высказывания.

Капитан расхохотался, а потом игриво поднял руки.

— Понял, сдаюсь! Правда поесть тебе все равно что-то надо.

— Я сама могу себе приготовить, было бы в чем, и на чем?

— Я думаю у Дэйма можно найти что-то подходящее.

***

 

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ: https://nerlin.ru/publ....0-10061

 

 

 

 

Категория: Михайлова Татьяна | Добавил: tanushka1701 (15.02.2022) | Автор: Татьяна Михайлова E
Просмотров: 245 | Комментарии: 13 | Рейтинг: 4.9/9
Всего комментариев: 13
10 Bipsiminned   [Материал]
Больные фантазии Стефани Майер, "Четвёртый", ещё там какой-то, все фильмы Марвелл, всё у вас перемешано по другому, только и всего. Придумайте, хотя бы, что-то новенькое. Пока это всё беллетристика.  meeting

1
11 tanushka1701   [Материал]
Частично верный ответ. Моё произведение родилось после её фильмов, а точнее после её интервью, когда она рассказала что никогда не писала, лишь в детстве и вот решилась на основе её сна. Вспомнив себя, что я в 14 лет тоже писала, я подумала, чем я хуже её? И мне захотелось написать роман про большую любовь ради которой можно свернуть горы, пойти против устоев и правил своего народа. С детства любила Читать фантастику про другие инопланетные миры и в голове возникла картина как инопланетянин спасает девушку от молнии, так и пошло. Небольшое сходство с сумерками есть, а именно сила, скорость, долголетие и большая любовь. Ну и этот способ спасения Ирины от смерти, но не более. Марвела здесь вообще нет, Гарри Гарисон возможно - описание рептилоида, хотя наверно тоже врятли. Есть немного растений из аватар (светящиеся поляны), и зогрианци как саранча из дня независимости и то лишь сама мысль. В основе легла одна книга прочитанная в детстве, её я даже в интернете не нашла. Когда инопланетяне решили союзничать с землёй чтобы уничтожить порождение зла гасящих солнца галактик. Но только лишь основа. Всё остальное лично мои выдумки по моим приключениям молодости, изучение генетики в институте. Перерождение Ирины и сожительство её с рептилией это лично мои выдумки, а не марвел. Так что если вы тут и нашли сходство с фильмами, то косвенное.

12 Bipsiminned   [Материал]
Вы правы, хуже, чем Стефани Майер, писать невозможно! )) Ну, если вы хотите её переплюнуть, то слабо чё-нить пооригинальнее? Любовь с инфузорией-туфелькой, например?! )) Вообще любовь с микробами, или даже с вирусами?! (Дарю идею) Дальше можно. Любовь к дереву, камню, песочку, ракушке и т.д. и т.п.

А то какая-то инопланетянофилия получается! )))

1
13 tanushka1701   [Материал]
Интервью Майер лишь подтолкнуло меня придумать сюжет с грозой. Я вовсе не знала каково начало и конец. Сначало хотела сделать именно прибывших враждебными и любовь инпланетянена перетянет его однополчан в мирное русло. Но вспомнив про сорончу из дня независимости выдумала зогранцев. Любить можно что угодно, и деревья и камни, но чтобы из этого был дальнейший результат, т.е. потомство, нужно что-то человекопрдоьное со схожей генетикой. Любить живого мертвеца не сложно, он же человек с земли с теми же понятиями. Разница лишь в пище. В вот когда приходится придумывать совершенно другой мир с другими понятиями и моральными устоями тут посложнее будет на мой взгляд. Основная суть в том что мы не одни во вселенной. И кто знает, есть ли там родственные нам души или же такие же пожиратели планет, как зогрианци. Но только совместными усилиями можно уничтожить порождение зла во вселенной. Влюбившись в землянку Эрик не только предотвратил уничтожение земли, но и нашёл ещё одну планету, которая при желании согласится им помочь в уничтожении захватчиков. Кто-то спрашивал в чем смысл рассказа? А именно в названии, что любовь может спасти не только наш мир но и всю вселённую. На что готовы вы ради любимого человека? Не камня или дерева. Хотя если вы любите свое дерево около дома, вы врятли кому позволите его спилить. Не так ли? Поэтому не предлагайте не нужных непонятных идей. У меня все понятно - любовь двух ЛЮДЕЙ с разных планет.

8 Кеша2   [Материал]
Не обращайте внимания! Они просто не умеют любить инопланетян! ))

2
9 tanushka1701   [Материал]
Просто они не верят в то, что за пределами нашей галактики мы не одши, и где то во вселенной существуют родственные нам души. Такие же как мы, или нет? Кто ж знает?

6 Веном   [Материал]
Потряссный фистинг! Ниожидал здесь встретить ))

2
7 tanushka1701   [Материал]
Я тоже не ожидала, что у некоторых возникнут озабоченые мысли)). Мдя, нет слов.

2
5 tanushka1701   [Материал]
Не думала что читателей привлекут столь банальные и естественные ощущения страха перед смертью, полуобморочного состояния, переживания за любимого.
Я больше боялась, что читалели не поймут её поведения в момент перерождение)). Видимо я ошиблась))

2 Berg   [Материал]
"Он молча поцеловал мои дрожащие от бессилия губы..." - Отличная эпитафия на надгробной плите над этим рассказом! biggrin

2
4 tanushka1701   [Материал]
На тот момент капитан не был уверен, что любовь всей его жизни выживет. Может поэтому эти слова так близки к тем, кому в итоге ставят надгробную плиту. Но в случае Ирины все обошлось достаточно не плохо)

1 Зогрианка   [Материал]
"К этому времени я была в шоковом, полуобморочном состоянии, и перед глазами все плыло. Кто-то присел передо мной, а на асфальт упало что-то металлическое..."
Мне это знаете что напомнило! )) "Девушка, у вас упало! - Что?! - Из п...ы кусок металла! - Поднимай быстрее, пока горячее!" ... Убирайте лучше! ))

2
3 tanushka1701   [Материал]
У кого что с чем ассоциируется)). Каждый думает в меру своей испорченрости))
Описала по возможности ощущения девушки, поставив себя на её место. Более подходящих слов, описать её состояние в тот момент, не наншлось.

Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *:
                                                  Игорь Нерлин © 2022