Среда, 25.05.2022, 10:53
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Михайлова Татьяна [27]
Михайлова Татьяна
Форма входа

Поиск

 

 

Мини-чат
 
500
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0
Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика © 2012-2022 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

 

 

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Михайлова Татьяна » Михайлова Татьяна [ Добавить произведение ]

ЛЮБОВЬ СПАСЕТ ВСЕЛЕННУЮ: "НЕЗЕМНОЙ АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ" глава 8

 

 

НАЧАЛО: https://nerlin.ru/publ....-0-8039

 

 

Глава восьмая.

" ПОТЕРИ  и  НЕОЖИДАННОСТИ "

 

Я проснулась утром в хорошем настроении, и попыталась потянуться в постели, но обнаружила что мое тело снова закутано в одеяло как в кокон. Слегка раскутавшись и приподнявшись на локтях, я огляделась – кроме меня и Джесси в комнате никого не было. Моя аккуратно сложенная одежда лежала на стуле вместе с земной одеждой Эрика. Что-то защемило в груди. Я вскочила с кровати и подергала дверь за ручку – она оказалась заперта изнутри. И тут  я вспомнила про его обещание Миллéнтии прийти утром.

«Почему же он меня не разбудил, не позвал с собой?»… – расстроилась я, и подойдя к столу, нашла листок бумаги на ноутбуке. Идеально красивые печатные буквы любимого инопланетянина я узнала сразу. Записка гласила:

«НЕ ХОТЕЛ ТЕБЯ БЕСПОКОИТЬ – ТЫ ТАК СЛАДКО СПАЛА. МИЛЛЕНТИЯ СРОЧНО ВЫЗВАЛА МЕНЯ. Я РЕШУ ПРОБЛЕМЫ И ВЕРНУСЬ. ЦЕЛУЮ, ТВОЙ ЭРИК!»

На душе немного отлегло, и я стала спокойно заниматься делами: приняла душ, заправила кровать. Выгуливая собаку, как ни странно, мне не встретился ни один сосед. Словно все село вымерло. И родные до сих пор спали, даже когда я готовила для всех завтрак, хотя на часах уже было половина девятого. Пришлось всех будить. После же девяти все сонное царство оживилось. В окно я видела, как жильцы бежали на работу и кормить скотину, словно проспали все разом. Это удивляло. Однако меня почему-то не сильно заботила такая необычность. Мама, папа, и даже брат были рады моему бодрому настроению, но когда перевалило далеко за обед, хорошее настроение сменилось беспокойством. Любимый Ангел-хранитель до сих пор не появился, не чувствовалось даже его присутствие, и голос его молчал.

«Что-то случилось! Я должна это выяснить!» – решила я, но идти вечером в лес одной было как-то жутковато. Взглянув на Джесси, которая сегодня вела себя достаточно оживленно без всякого контроля, я все-таки решилась сходить на поляну. Сказала всем, что давно не баловала собаку и поведу ее на поле вдоволь набегаться, а сама отправилась с ней в лес.

Придя на место,  меня окутало ужасное разочарование. Это была обычная поляна, та самая, которая была до появления инопланетного корабля, и ни малейшего признака их здешнего пребывания. Даже деревья, образующие еще вчера глухую защитную стену, росли на своих местах, словно все произошедшее со мной за последние три с половиной недели, это просто приятный сон. Не веря своим глазам, я в панике обежала всю поляну в поисках улик, но даже трава оказалась  непримятой под бывшими опорами корабля.

«Боже, что это?! Неужели это и правда сон?! Нет! Это не может быть сном! Так не бывает!»

Мой мозг отказывался в это верить, а ощущения испытанные сегодня ночью говорили о реальности событий. К тому же, это подтверждала записка лежащая в кармане и прочитанная не один раз, пока я обшаривала поляну вдоль и поперек. Но больше ничего!

В полном отчаянии и со слезами на глазах, я снова и снова бродила по местности, оглядывая каждый куст, каждый ствол дерева, ища хоть какое-то доказательство, что не сошла сума. И когда мои силы были на исходе, а разум решил сдаться, я нашла то, что искала: свежеспиленное дерево на самом отдаленном участке лесистой поляны. На спиле невысокого пня были выжжены слова печатными ровными буквами:

 

«ЖДИ МЕНЯ И Я ВЕРНУСЬ»

 

А ниже надписи красовались три крупных восклицательных знака, однако, почему-то именно они располагались не ровно.

Я воспрянула духом:

«Я не сошла с ума! Моя любовь, – не сон и не выдумка! Он был здесь, он был со мной! Он меня любит и просит дождаться!  Я дождусь, обязательно дождусь!!! – ликовала душа. – Но почему он улетел не попрощавшись? Почему не предупредил меня?» – не понимала я.

Внимательно посмотрев на расположение восклицательных знаков, я задумалась:

«Этому должно быть какое-то объяснение! Наверно это и есть подсказка!»

И тут до меня дошло. В совокупности они напоминали стрелку, указывающую вниз.

Опустившись на колени, я стала шарить руками в траве у самого пня, но ничего не нащупала, однако заметила, что сама трава немного пожухла. Приподняв пласт земли,  я обнаружила небольшую черную пластиковую коробочку, положила ее на пень и открыла крышку. Внутри лежал черный с перламутровым отливом прибор квадратной формы, размером где-то 10×10×3см. С одного его угла мерцал красный огонек, как бы призывая: «Нажми меня!».

Я огляделась по сторонам – не бродит ли кто в столь поздний час, хотя в это время встретить в лесу грибника, это огромная редкость, но осторожность все же не помешает.  Никого кроме Джесси, бегающей вокруг деревьев и обнюхивающей каждый куст, не было. Успокоившись, я нажала на мерцающий огонек. Над прибором с тихим звуком, похожим на звук входа в скайп, появилась голограмма семнадцати дюймового экрана, на котором сразу пошло изображение. Увидев там себя и всю команду сидящую за столом, я поняла, что это была запись нашего спора с Миллéнтией. Не желая смотреть то, что уже знаю, я потянулась к голограмме, пытаясь найти признаки перемотки. Когда мой палец почти коснулся экрана, с правой стороны появилась дорожка перемотки, как при просмотре видео на сенсорном телефоне. Я опустила бегунок почти к самому концу записи и точно угадала с расчетом. На экране появилась Миллéнтия, возмущенно беседующая с Дэймéнтисом, вид которого был очень серьезным, но разговор был на их языке. Тогда я снова попытала счастье исправить новую проблему. Дотронувшись до середины экрана, на нем всплыли девять символов. Я стала прикасаться к каждому из них, от чего начали появляться ещё больше непонятных мне символов. Когда же убирала палец – они исчезали сами. Коснувшись третьего символа, на экране отразился целый список, состоящий из разных иероглифов, картинок и закорючек. Самая последняя, восемнадцатая строка, была написана на моем языке: «Земля». Нажав на это слово, я сразу стала понимать разговор. В этот момент Миллéнтия взволнованно кричала в свой передатчик на руке:

— Эрик, Эрик, хватит расслабляться! Ты должен быть здесь! У нас ЧП!!!

Через несколько секунд я услышала встревоженный голос любимого.

— Сейчас буду!

Не прошло и пяти минут, как он появился на экране в своем космическом одеянии. К этому моменту вся команда собралась в зале.

— Что случилось?

— Эрик, заводи двигатели, мы должны срочно убраться с этой планеты!

— Что?! – ошеломленно спросил он. — В чем дело?

— Некогда объяснять! – крикнула Миллéнтия.

— Что происходит?! Я не сдвинусь с места, пока не услышу объяснений! – зло прорычал он на сестру.

— Как скажешь, но мы теряем время! – сдалась девушка. — Мы связались с отцом, объяснили – где мы и что собираемся делать. – Брат не сводил с сестры вопросительного взгляда, поэтому она добавила: — И разумеется рассказали, что ты просил.

— Как он это воспринял? – настороженно спросил он.

— Эриксантаул!!! – нетерпеливо воскликнула Миллéнтия.

— Как?!

— Он согласился с тобой! – крикнула она недовольно.

Эриксант облегченно выдохнул.

— В чем тогда проблема? А то я уже подумал, что вы вместе с отцом собираетесь уничтожить Землю!

— Если бы это было так, я бы тебя попросила прийти с Ириной, – более мягко сказала Миллéнтия, а потом, опасаясь нового гнева брата, тихонько добавила: — Проблема в том, что сигнал оказался незащищенным.

— Как незащищенным?! – взбесился капитан. — Вы совсем страх потеряли?! Сувúгилан!!!... – крикнул он, кинув на невысокого коренастого мужчину убийственный взгляд.

— Эриксантáул, прости! Я думал, что все работает исправно. Я не мог этого предугадать.

— Ты не должен был думать! Ты обязан знать все наперед!!! – Капитан зло стукнул кулаком по столу.

— Остынь братишка, у нас меньше десяти минут, чтобы они не засекли окончательную точку сигнала! Мы должны взлетать! Срочно! – нетерпеливо настаивала Миллéнтия. — Вынырнем в отдаленном от Земли месте и пошлем новый сигнал, сбивая их со следа. Я надеюсь, что у нас еще есть на это время. В противном случае они прилетят сюда. Мы не должны этого допустить! Отец сказал, что зогриáнцы сейчас атакуют еще одну лабораторию, и она явно долго не протянет.

— Ты не могла сказать мне об этом раньше? – побледнев сказал Эриксант. — Я должен забрать Ирину с собой! Сейчас!

Он хотел нажать на телепорт.

— Нет!!! – в ужасе закричала Миллéнтия. – У тебя совсем от нее крыша съехала?! Если мы не улетим прямо сейчас – ты обречешь эту планету! Зогриáнцы прилетят сюда и сделают с ней тоже, что и с Розáллой! Потом вернешься за ней! Эрик, пожалуйста, я не подниму Ксэлус-СИЭР после аварии без тебя! Я не смогу-у!!! – в отчаянии взмолилась она.

Капитан притормозил свои действия и пару секунд колебался, обдумывая правильность решения. В этот момент в нем боролись любовь и разум.

— Все по местам! – нервно скомандовал он и кинулся к самым широким дверям напротив лифта.

Когда они раздвинулись, моему взору открылся пульт управления кораблем, который я раньше не видела. Там находились два пилотских кресла. Эриксант уселся в один из них и стал быстро нажимать какие-то символы на огромной полностью сенсорной панели. Лишь мизерная ее часть состояла из кнопок, расположенных в ряд в самом низу.

«Наверно для экстренных случаев» – предположила я.

Все разбежались кто куда. Миллéнтия же поспешила за капитаном, но не успев даже присесть в  кресло второго пилота, как услышала просьбу брата:

— Милли, сделай для меня кое-что. – Он схватил небольшой листок "кальки", написал там что-то и отдал девушке. — Пока я готовлю корабль к отлету, напиши это точь-в-точь на спиле дерева и спрячь запись под него. Я надеюсь Ирина сможет разобраться в настройках. Сделаешь? – умоляюще попросил он сестру.

— Сделаю, – ответила она искренне сочувствуя брату.

Эриксант повернулся к камере и сказал:

— Любимая прости! Я вернусь за тобой! И уничтожь пожалуйста все, когда просмотришь.

Он нажал на одну из кнопок, и.…

На этом запись прервалась, а экран исчез, словно его засосало обратно в эту маленькую коробочку.

Я сидела не шевелясь наверное минут пять, не понимая своих чувств. Меня терзало столько противоречивого. Я не знала чего хотела больше: чтобы неземной Ангел-хранитель забрал меня с собой, или чтобы другие улетели без него, или вообще принять правильность доводов Миллéнтии, ведь спасая нашу планету, он спасал и меня.

«Да, скорее всего он поступил так, как должен был».

Осознав это, я вышла из оцепенения и посмотрела на небо, на котором уже начали проглядываться звезды, а на улице смеркалось. Взяв с собой прибор с записью, я поспешила убраться из леса, чтобы успеть добраться домой до того, как совсем стемнеет.

Хоть капитан корабля и просил уничтожить улику, у меня не хватило на это сил – это была частичка его. Мне хотелось сохранить хоть какую-нибудь память о любимом, не зная, когда он сможет вернуться, и вернется ли вообще. Что если их атакует вражеский корабль и уничтожит? Тогда у меня останется хоть ЭТО!

Придя домой изнеможденная, я тщательно спрятала инопланетную штуку в своем шкафу и легла спать, даже не поужинав.

 

Дальше моя жизнь поплыла по унылому течению. Пытаясь себя отвлечь, я занималась домом, мамой и братом, наставляя его на путь истинный, как предлагал Эрик. Не знаю, внял ли он моим просьбам, но больше я его за этим делом не заставала.

На следующие выходные, после отлета инопланетян, к отцу приехал дядя Володя, и они вместе ходили рыбачить. Он так же не упустил шанс расспросить меня о парне, с которым видел около завода.

— Просто знакомый, – ответила я, посчитав, что ему не зачем знать большего, и не забыла попросить посмотреть мой скутер.

Вместе с отцом они разобрали двигатель и нашли те неполадки, которые обнаружил инопланетянин при помощи своего сканера. Владимир Петрович обещал все сделать и уезжая, забрал запчасти с собой.

На дискотеки я больше не ходила, хотя Ксюша неоднократно меня уговаривала и расспрашивала:

— Куда же пропал твой друг-красавчик?

Для всех любопытных у меня был один ответ:

— Уехал домой, но обещал вернуться!

Я рассказала подруге о городской девушке Максима, но она отмахнулась от этой новости, сказав:

— Плевать. Сейчас он со мной. Все остальное я не хочу знать!

Мама тоже прогоняла меня гулять, видя потухший взгляд дочери, но для нее у меня была та же версия, что и для всех. Она добивалась, чтобы я немного развеялась. Мне же не хотелось веселиться без Эрика, а еще не дай бог столкнуться на гулянке с Максимом и услышать его подколки. Однако он нашел способ потрепать мне нервы, придя однажды к гаражу. В тот момент я как раз мыла своего отремонтированного железного коня.

— Что, поиграл с тобой и бросил? – язвительно заявил он.

— Не твое собачье дело!

— Я же тебе говорил? Осталась бы со мной – все бы было по старому. Но теперь ты мне не нужна! Я не плохо общаюсь с твоей подругой. Живи и завидуй!

«Господи, сколько же в тебе дерьма?» – подумала я, а вслух спокойно сказала:

— Мне нечему завидовать, Макс. У меня все прекрасно. Мой друг просто уехал на учебу и приедет на следующее лето, а может и на Новый год, если получится. Мы часто созваниваемся. Так что, вали!!!

Я придумала такую версию, чтобы Максим от меня отстал, а на душе кошки скребли, и это по-моему заметил Александр, который до сих пор таскался за этим негодяем как хвостик.

«Почему он так поступает? Ведь я дала ему уже столько подсказок о характере его дружка. Неужели ему все равно? – не понимала я. – Это как-то не сходится с тем, что говорил Эрик про его чувства ко мне».

Спустя короткое время Ксения тоже поняла, что за "перец" Макс, и послала его, говоря мне, что я права, и ей надо было прислушиваться к предупреждениям подруги. Однако она быстро пришла в себя, переметнувшись к Стасу, с которым когда-то уже встречалась. Он сам предложил ей попробовать все начать сначала.

Вскоре поругавшись со Стасом и Александром, Максим совсем перестал ездить в село. Ксюша рассказала, что он часто говорил про нас с ней гадости и всяческие оскорбления. Стас защищал свою девушку, а Алекс меня. Наверное таким образом Александр надеялся растопить мое сердце и я соглашусь с ним встречаться, но меня его действия никак не трогали. Единственное чему я была рада, что этот неплохой по сути парень перестал общаться с таким гнилым человеком, как Макс.

Однажды Александр застал меня в гараже всю в слезах. Я сидела верхом на скутере, уткнувшись лицом в сложенные на руле руки, и тихонько плакала, скучая по короткому, но счастливому времени, что мы провели с Ангелом-хранителем вместе. Алекс подошел, оторвал меня от руля и прижал к себе, успокаивающе поглаживая по голове, от чего я зарыдала еще сильнее, дав волю чувствам.

— Ты любишь его, да? Ты по нему скучаешь? Успокойся, он же сказал тебе что приедет.

— Да! – рыдая подтвердила я.

— Так чего же ты убиваешься?

— А вдруг он не вернется? Мне его не хватает!

— Мне тоже тебя не хватает, но я смирился с этим. Не вешай нос! Если ты не против, я могу быть рядом и всячески тебя поддерживать.

Я отодвинулась и подняла на парня свои зареванные, но недоумевающие глаза.

— Что ты несешь?

— Я люблю тебя с самого первого дня нашего знакомства! – признался Александр. — И знаю, что ты меня не любишь, но все же хочу, чтобы ты видела во мне опору, когда тебе плохо и хочется выговориться.

Слова давались ему с трудом, а в его глазах читались боль и желание расцеловать меня, заставить забыть обо всем. Он мечтал быть на месте Эрика, но понимал, что это невозможно и заставлял себя общаться со мной хотя бы как друг.  Мне стало жаль парня, ведь его мечтам не суждено сбыться. Даже если мой красавчик не вернется, я никогда его не полюблю и не смогу быть с ним так, как он жаждет.

Я слезла со скутера, вытерла слезы и серьезно посмотрела на друга.

— Алекс, пойми… – начала было я, но он меня перебил:

— Позволь мне просто помочь тебе.

— Нет! – резко отрезала я. — Ты должен забыть меня! В конце этой недели я уезжаю на учебу. Ты должен найти себе достойную девушку и посвятить свою любовь ей, а не думать о несбыточных мечтах, потому что я не та, кто тебе нужен!

— Ира, я поступил в Энергоинститут и тоже еду с тобой.

Мои глаза округлились от удивления.

— Зачем? – строго спросила я.

— Не  отталкивай  меня,  пожалуйста! – взмолился Александр. — Позволь мне просто быть твоим другом. Позволь помочь, когда тебе тяжело и надо поплакаться кому-то в жилетку. Я хочу быть тем, кому ты можешь довериться и не бояться рассказать о своем горе, пусть даже если твои слова и желания будут причинять мне боль. Я просто хочу, чтобы в такие моменты как сегодня, тебе стало легче. Ты даже можешь на меня наорать и побить от злости или безысходности,  только  позволь  быть рядом… – он  сделал паузу, — как лучший друг, не более. Когда вернется твой ненаглядный, я молча уйду в сторону, если ты этого захочешь.

— Ты просто ненормальный! Ты больной!!! – констатировала я факт, но поддержка сейчас и правда не помешала бы, и этот разговор немного меня отвлек от переживаний. Я колебалась:

«Стоит ли соглашаться на его предложение?»

— Я болен тобой… – сказал он мягко.

— Так, стоп!!! – оборвала я Александра, потому что это уже был перебор. — Если ты хочешь мне помогать, то надеюсь больше никогда в жизни не услышать таких слов: что ты меня любишь, что болен мной и т.д. и т.п. Если ты хочешь быть другом, так будь им, а не безнадежно влюбленным идиотом!

— Согласен! Чем займемся? – оживлённо сказал парень, а в его глазах появились веселые искорки. Видимо он надеялся, что его присутствие заставит меня забыть Эрика, но он глубоко ошибался.

— Сегодня ничем. Надо готовиться к отъезду. Поможешь мне добраться до сестры? У меня будет две большие тяжелые сумки.

— Конечно! – радостно согласился дружок.

И тут я увидела то, что не заметила поначалу. Его левая бровь была припухшая, а над ней красовалась слегка заживающая ссадина.

— Что это? – спросила я и хотела дотронуться до раны.

— Ничего, – сухо ответил Александр и отодвинулся от моей руки.

— Как это ничего? Мы же друзья, а значит у нас не должно быть секретов друг от друга.

Было видно, что он не хочет об этом говорить, но мои последние слова заставили его развязать язык.

— Я подрался с Максом.

— Подрался? Вы же друзья?

— Да какой он друг! После того, что он пытался сделать с тобой год назад, я знать его больше не желаю! А ходил я с ним для того, чтобы быть поближе к тебе. Просто не лез в ваши отношения.

— Ничего же не случилось.

— Все равно, это гнусно с его стороны!

— И ты туда же, – сказала я и увидела удивленный взгляд друга. — Вы случаем с Эриком не родственники? Я сама могу неплохо постоять за себя. И как это он решился все рассказать? – недоумевающе спросила я не то себя, не то Алекса, ведь Макс не дурак, чтобы так себя подставить. Он никогда не скажет о себе плохого.

— Он и не хотел рассказывать. Отнекивался всеми правдами и неправдами. Но когда он в очередной раз стал тебя оскорблять, я не выдержал и наговорил ему кучу гадостей, вот он и выпалил да еще с таким сарказмом, – зло сказал Александр, а потом, изображая выпендреж бывшего друга, добавил: — Типа: «ты не так уж сопротивлялась, а просто ломалась, наверно следовало быть немного понастойчивей». Я и ударил его за это, он ответил мне тем же. Прости, что не сделал этого раньше – не знал.

— Ой, отстань! Это уже давно забытое прошлое, – отмахнулась я не желая слышать продолжения.

— Когда мы едем? – вдруг спросил Александр, меняя тему.

— В субботу.

На этом мы и расстались. Когда он уходил, я видела, как ликовала его душа, мне же было его искренне жаль:

«Такой хороший парень, а собирается прожечь свою жизнь с безумно влюбленной в инопланетянина дурочкой. Что с ним будет, если Эрик все-таки вернется и заберет меня к себе?»...

 

Уехав на учебу, я захватила с собой своё сокровище – черную коробочку с последними записями о любимом, которые снова и снова просматривала ночами. Видела наши баталии за столом переговоров, где я яростно защищала свою планету, и как этим был доволен их капитан. Когда мы ушли, я заметила, что отношения между инопланетными парами стали менее натянутыми. Они стали больше шутить и общаться друг с другом, а еще часто расспрашивали Тсуону и Дэймéнтиса, как у них получалось скрывать такое столько времени? Одна Миллéнтия была мрачнее тучи. Тут её можно было понять. Ей было одиноко. Она просто завидовала счастливым парам.

Мне было приятно видеть, как наша Земля изменила мировоззрение инопланетян, заставила открыть глаза, дала понять, что не только в науке весь смысл в жизни, есть еще любовь и обычные человеческие потребности, которые не стоит гнобить в себе, а проявлять тогда, когда тебе хочется. Но сейчас именно я направила все свои силы на учебу. На данный момент мне было некому открывать свои чувства, да еще в голову постоянно лезли мрачные мысли, которые мучили меня:

«Вдруг Эрик не сможет вернуться, вдруг он погиб или нашел другую симпатичную розаллиáнку!»

Александр это видел, часто приходя вечерами, и пытался меня отвлечь, вытаскивая из дома под разными предлогами. Мы ходили с ним в кино, на цирковые представления. Иногда ему даже удавалось затащить меня на дискотеку.

После встреч с Алексом мне и правда становилось легче, но ненадолго. Перед сном все веселье бесследно улетучивалось, и я снова думала о своем ненаглядном, мечтая услышать хотя бы его голос, который пожелает мне «Спокойной ночи».

Раз в месяц я ездила к родителям, не горя желанием появляться там чаще, потому что чувствовала себя одинокой и ненужной в некогда любимой комнате, где прошло мое веселое детство. Теперь возвращаясь домой, я старалась больше находиться с мамой и рассказывала ей об успехах в учебе, уходя тем самым от темы о парнях, а вечерами гуляла с Джесси, Ксюшей и Стасом. У них все складывалось достаточно неплохо в отношениях между собой, и я была очень рада за близкую подругу.

Александр в эти дни не приходил, он помогал своей матери по хозяйству. Я тем временем отдыхала от его присутствия, потому что попытки друга меня развлечь иногда раздражали, особенно когда хотелось побыть одной, и это желание возникало очень и очень часто, а он как назло припрется и чуть ли не силком вытащит меня на улицу.

 

На дворе уже начались первые деньки ноября, когда я заметила что у меня задержка и тянет низ живота.

«Наверное простудилась», – предположила я.

Осень в наших краях бывает суровой. То дождь зарядит на неделю не переставая, то частые сильные порывы ледяного ветра, то утренние заморозки в солнечную погоду. Днем же солнце еще разогревало воздух, поэтому тепло одеваться пока не хотелось. Настыть в одно из таких морозных, ветреных или дождливых дней, было проще простого и более чем вероятно.

Я решила показаться врачу-гинекологу, и была  очень шокирована услышанным. Оказалось, что я беременна, причем всего семь – восемь недель, и самое интересное – ожидалась двойня. В это было невозможно поверить, ведь после отлета любимого минуло уже почти три месяца, а кроме него у меня вообще никогда никаких отношений с мужчинами не было. Лишь Александр все это время крутился около меня. Однако он вел себя как джентльмен, держа обещанное слово, и ни разу не сделал ни одного намека на желание меня поцеловать, избегал даже дружеского поцелуя в щечку. Это радовало, в противном случае пришлось бы прогнать бедного парня, но сейчас мне не очень-то хотелось остаться без чьей-либо поддержки.

Не веря своим ушам, я стала отрицать неожиданную новость вескими доводами: «не ветром же их надуло?» Врач все же попытался меня убедить, предоставив снимки УЗИ. Это не сработало, потому что я ничего не поняла на этих фотографиях. Тогда врач показал на мониторе двух маленьких зародышей, которые нормально развиваются во мне и как бьются их два крохотных сердечка.

— Только одно странно, – сказал он досконально изучая моих малышей.

— Что? – спросила я настороженно.

— У них обоих сердце расположено по середине, а не как положено слева. Это какой-то новый феномен. Надо за вами понаблюдать – будут ли ваши дети развиваться нормально в дальнейшем?

И тут я вспомнила один факт, которому не придала тогда особого значения. Прижавшись к груди инопланетянина у пруда, я заметила необычность в его сердцебиении – оно точно билось не слева как у всех.

«Боже, но как им может быть всего чуть меньше двух месяцев? Не понимаю!» – удивлялась я.

Осознав случившееся, я не знала что делать – радоваться или плакать? И я радовалась и плакала одновременно, поглаживая свой живот перед зеркалом тайком от всех любопытных.

«Во мне растут два крохотных существа, две частички моего любимого. Увидит ли он их когда-нибудь? – думала я, но точно для себя решила к врачу больше не ходить, как бы опасно это ни было. – Нельзя, чтобы мои дети, если они все-таки родятся, стали объектом для исследований наших ученых».

Я стала выискивать в Интернете, как рожают детей в домашних условиях. Одни говорили, что это не сложно, другие – очень опасно! Мнение советчиков разделилось 50×50, и это сбивало с толку, не зная как правильно поступить, чтобы не навредить малышам. А тут еще ужасное обстоятельство свалилось на мою голову и чуть не лишило разума – умерла мама!!! Как сказали врачи, этого стояло ожидать, ведь по ее организму гуляло столько мелких костных осколков после аварии, вот один из них и добрался до сердца. Они еще удивлялись, что она прожила так долго.

Сломя голову я ринулась за билетами на автобус. Александр поехал со мной, видя мое неадекватное состояние, и понял, что без посторонней помощи я не обойдусь.

Мы все вместе похоронили маму на местном кладбище, и в тот момент я очень жалела, что так и не познакомила ее с отцом моих будущих детей. Видя подавленное состояние папы, я даже собралась опять оставить институт, чтобы ему не было так одиноко. Но он настоял на обратном, сказав:

— Мы с Игорем неплохо справимся вдвоем, а ты не имеешь права бросать учебу. Ты обязана осуществить мамину мечту!

Не желая расстраивать отца ненужными спорами, я послушно уехала, но спустя всего каких-то два месяца папа тоже умер, не выдержав одиночества. У него случился обширный инфаркт от переживаний, ведь он так любил маму.

Узнав о смерти папы, со мной случилась истерика. В таком состоянии я накричала на брата за то, что он скрывал, как было плохо отцу все это время. Истерика прошла, и я замкнулась в себе от перенесенных потерь за последнее время. Было ощущение, что весь мир рухнул!

Похоронами отца пришлось заниматься двоюродной сестре Марине, так как я была не в состоянии. Меня даже на кладбище привел Александр, держа под руки, как немощную старушку. Когда пришла пора прощаться с папой, я упала в обморок, а очнулась лишь у Марины дома. Игоря сестренка тоже забрала к себе, заперев нашу квартиру, и попросила соседку и мамину близкую подругу Марию Федоровну приглядывать за ней. Джесси так же пришлось оставить на ее попечении из-за аллергии сына Марины.

Пребывая в трансе, я не хотела никого видеть, даже Александра не пускала к себе, сидела целыми днями у окна и отрешенно смотрела в никуда, лишь ночью выходила из комнаты, чтобы перекусить. В тот момент казалось, что в моей жизни больше ничего хорошего не будет, что одиночество по жизни – мой рок! Марина грозилась отправить меня в психушку, но видимо Александр её отговорил, попросив дать мне время принять происходящее и прийти в себя.  И это случилось, когда я почувствовала первые толчки малышей. Ведь пока я депрессовала, мои маленькие крошки тихонько развивались во мне. Мысли о них и вернули меня к жизни:

«Не все еще потеряно, мне есть пока для кого жить, лишь бы они родились живыми и здоровыми»

Слово "здоровье" как-то не совпадало с моим нынешним состоянием. Поэтому я решила взять себя в руки и больше не падать духом, а вести активный и здоровый образ жизни.

Все были очень удивлены увидеть меня однажды утром вышедшей к завтраку в веселом расположении духа. Еще больше их поразила моя изменившаяся фигура. Живот стало заметно и прилично, который никакими широкими кофтами и балахонами уже не спрятать. Поэтому скрывать беременность дальше не было смысла. Но все же живот не был достаточно большим, чтобы сравнить его с правильными сроками, а по установленным врачом, было почти пять месяцев беременности. Этот феномен настораживал, не зная точно, когда готовиться к родам.

К врачу я так больше не ходила, пытаясь спрятать тайну их происхождения, но переживая за их здоровье, приходилось заниматься самолечением. Общалась на форумах в Интернете с беременными женщинами и принимала те лекарства, что прописывали им врачи, когда у них были такие же ощущения что и у меня.

Сестра Марина стала настаивать на том, чтобы мы с Александром оформили свои отношения, считая, что именно он отец, но я это отрицала как могла. Александр, не видев меня почти целый месяц, был очень удивлен моим положением и тоже предложил такую же идею.

«Наверно Марина ему напела, ведь это она пригласила его сегодня!» – промелькнула в голове недовольная мысль.

— Не лезь не в свое дело! – резко оборвала я нелепое предложение Александра.  — Ты же знаешь, что они не твои и никогда твоими не будут! Это мои дети!

— Тогда сообщи своему ненаглядному, что он скоро станет папочкой и должен приехать, чтобы все уладить! – обиженно вспылил парень.

— Я не могу, потому что не знаю как с ним связаться!

— Как это?! Ты же говорила, что вы перезваниваетесь?

— Я потеряла телефон и уже давно, а номер не запомнила, – отвернувшись к окну спокойно соврала я, но видимо неубедительно.

— Да у тебя его и не было! Правда? – догадался Александр.

Подойдя, он повернул меня к себе лицом и внимательно посмотрел в мои глаза.

— Был, и я его потеряла, – настаивала я, пытаясь показать  спокойствие.

— Меня ты не проведешь – я все вижу! Он просто бросил тебя и возвращаться вовсе не собирается!

— Нет! – взмолилась я и оттолкнула упрямого парня от себя. — Он уехал и просил его дождаться, но он может не вернуться, потому что может погибнуть, – мне пришлось придумать новую ложь, частично совпадающую с реальностью. Уж очень не хотелось, чтобы у Александра сложилось плохое мнение об Эрике. — Он военный и его призвали…

 — Какая война? – перебил он меня. — Вроде пока ни где нет военных действий, что за чушь ты несешь?

— Это секретная информация, я не могу тебе рассказать, у него спецзадание.

И тут Александр, снова подойдя ближе, рассмеялся мне в лицо и высказал свою версию произошедшего. Такого я конечно от него не ожидала.

— Ага, скажи еще, что он суперагент! Хотя по его силе можно предположить, что он какой-нибудь агент, но он на самом деле тебя бросил. Ты просто доверчивая дурочка. Он навешал тебе лапши на уши, а ты поверила!

Мне не понравилось такое высказывание о моём Ангеле-хранителе, но сказать правду я не имела права.

— Не смей так о нем говорить!!! – выпалила я несговорчивому дружку в лицо, и обиженно надув губы, отвернулась от него снова. Александр аккуратно положил мне руки на плечи и тихонько добавил:

— Мне жаль тебя, если хочешь в это верить – верь! Я больше не буду тебя переубеждать. Придет время, и ты сама это поймешь, а я буду рядом и помогу во всем. Ты не хочешь дать своим детям мою фамилию – пусть, но я все равно буду помогать тебе в их воспитании. Я буду им как отец, раз его нет.  И не смей меня отговаривать – я не сдамся!

— Как хочешь, – равнодушно ответила я. — Это твоя жизнь, тебе решать. Но если Эрик вернется, не говори потом, что тебя не предупреждали.

— Так у тебя их там двое? – вдруг спросил он неожиданно и весело.

Я повернулась и удивленно посмотрела на улыбающегося Александра.

— Как ты догадался?

— Ты же сказала, что это "твои дети" – не "твой ребенок", а именно "твои".

— Да, я делала УЗИ.

— И кто они, мальчики или девочки, или и то и другое?

— Не знаю, не спрашивала.

— А имена хотя бы наметила?

— Нет, если Эрик вернется, пусть сам дает им имена, а если нет, то потом как-нибудь назову. Пока я с этим не заморачиваюсь, пусть родятся сначала.

 

 

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ: https://nerlin.ru/publ....0-10060

 

 

 

 

Категория: Михайлова Татьяна | Добавил: tanushka1701 (12.02.2022) | Автор: Татьяна Михайлова E
Просмотров: 263 | Комментарии: 9 | Рейтинг: 4.9/10
Всего комментариев: 9
8 Guest   [Материал]
Кто бы сомневался. Первый юношеский роман, у всех такие есть. У меня тоже на антресолях он давно пылится))

1
9 tanushka1701   [Материал]
Нет. Первый был не такой). Дала подруге почитать и ушёл с ногами(( но там точно детский лепет)). Этот роман я от руки написала в 2014 году зааязав его с воспоминаниями того времени когда мне было лет 17)). И тоже долго валялся. Но друзья сказали интересно. И я решила его офишировать. Спустя столько лет).

4 Зогрианка   [Материал]
Прошла любовь, завяли помидоры! biggrin

1
6 tanushka1701   [Материал]
Он улетел но обещал вернуться))

3 ibiza   [Материал]
Ну вот, взяли и все испортили, сломали. Настроение, что-ли, плохое было?   weep

1
5 tanushka1701   [Материал]
Не все так печально в итоге. Это не конец. Дня через два продолжение скину. По мне так там ещё интереснее))

1
7 tanushka1701   [Материал]
Ещё отвечу так. Главная героиня писалась с меня. Правда без инопланетян)). Характер и происшествия не связанные с неземными цивилизациями похожи на мои в жизни, в молодости.

1 vital   [Материал]
К сведению автора, погибнуть сейчас можно очень много где. Наши ребята воюют и в Сирии, и в Африке, и в Украине. И это не спецслужбы, не ДжеймсБонды, а простые ребята, наёмники.

2
2 tanushka1701   [Материал]
КОНФЛИКТЫ 2010 ГОДА: КРАТКАЯ СПРАВКА
"В 2010 году было 15 крупных вооруженных конфликтов в 15 странах мира. Только четыре крупных конфликта 2010 года шли за территорию, 11 крупных конфликтов этого года шли за власть. В 2010 году не было ни одного значительного межгосударственного конфликта. Всего за 2001-2010 годы лишь два крупных конфликта из 29 шли между государствами. За десять лет было 29 крупных вооруженных конфликтов в 28 странах мира. В 2001 году было 19 крупных вооруженных конфликтов, в 2004 и 2007 годах - 14 конфликтов. Заметим, что имеются ввиду только конфликты, в которых погибло от тысячи человек в год, то есть войны. Если брать менее интенсивные конфликты (от 25 убитых в год), то таковых с 1990 года будет 124 штуки вместе с войнами с 1990 года. Собственно войн с 1990 года по 2010 года случилось в мире 52 штуки."
Как сказано выше в 2010году (время описанное в книге) не было больших межгосударственных конфликтов, как в Чечне, когда на войну брали совсем зелёных, необученных 18летних пацанов. Сейчас конечно тоже творится что-то сумасшедшее. И к чему все приведёт? Страшно даже подумать.

Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *:
                                                  Игорь Нерлин © 2022