Среда, 22.11.2017, 15:39
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Тахистов Владимир [22]
Тахистов Владимир
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2017 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Тахистов Владимир » Тахистов Владимир

Дроня

 

 

Жил на нашей улице в деревне  слепой, по имени Дроня.  Вообще-то полное имя его было Дорофей. Дорофей Михайлович. Кто-то когда-то, то ли в шутку, то ли еще по какой-то причине назвал его Дроней. Да так и «приклеилось» к нему это имя. А об отчестве и не вспоминали даже.
Так называли его все, от мала до велика, но Дроня никогда, ни на кого не обижался.
Был ли он незрячим с рождения или потерял зрение в результате какого-то несчастного случая, никто из соседей точно сказать не мог. На это счет ходили разные слухи, каждый из которых вполне походил на правду.
Один глаз у него зарос бельмом, а другим он видел только неясные очертания предметов или людей, да и то, если голову в нужную сторону повернет. Поэтому и ходил Дроня как-то боком, выставляя вперед длинную деревянную палку-трость.
Было ему немногим  за шестьдесят. Дроня был выше среднего роста,  и из-за общей полноты выглядел довольно грузным. Не было у него ни жены, ни детей. Так и жил он один одинешенек в своем старом, но еще крепком  доме, который унаследовал от матери.
В доме царило полное запустение. В большой комнате в качестве мебели только стол, стул, комод, стоящий на четырех кирпичах, да большой топчан за печкой.   В спальне металлическая кровать с просаженными пружинами, столик с табуреткой да старый шкаф со скрипучей дверкой и постоянно западавшими ящиками.
На двух из трех окон висели потемневшие марлевые лохмотья, лишь отдаленно напоминавшие бывшие занавески. Давно не беленые стены, покрытые толстым налетом пыли и грязи, были цвета скорее пепельно-серого, чем белого.
В углу комнаты, на самом верху выделялось  светлое пятно, след от когда-то висевшей там иконы.
Дом Дроня давно уже не запирал. Так, подпирал входную дверь доской, и – все.
Двор у Дрони был тоже не ухоженный, заросший высокой травой, крапивой и бурьяном. Иногда сосед напрашивался к нему и косил траву для своей скотины.
В конце огорода сиротливо высились давно засохшие несколько фруктовых деревьев.
Единственным  «живым» деревом была одиноко растущая за домом, яблоня. Одно единственное плодоносящее дерево. Антоновка.
Загущенное, большое, почти в обхват,  дерево плодоносило, тем не менее, каждый год. Яблоки, правда, были не очень крупные, но было их много.
В этом году был какой-то особенный урожай. Спелые яблоки  с нежным желтоватым оттенком, густо рассыпанные вокруг дерева на серой, с остатками пожухлой травы, земле,  были душисты и необычайно вкусны.
Я об этом знал не понаслышке. В прошлом году мне подарили деревянный 10-литровый бочонок, который я решил использовать для приготовления моченых яблок. Одна была незадача – среди яблонь в моем саду не было антоновки.
Дроню я нашел на огороде. Он копал картошку. Уже прошел Яблочный Спас, так что копать картошку было в самую пору.
Издали  я понаблюдал за ним. Низко нагнувшись, он вскапывал лопатой с коротким черенком два-три горбика с пожухлой уже ботвой. Затем становился на колени и, тщательно ощупывая рыхлую землю руками, собирал картофель в корзину. Картофель был мелкий. Почва у нас в деревне песчаная, без удобрений не обойтись. Иначе урожая не будет.
Наполненную корзину Дроня относил во двор и высыпал возле дома на просушку.
Узнав о цели моего визита, он только и сказал:
- Iдіть, збирайте, скільки хочете.
  Единственное, что скрашивало его одинокую жизнь, были кошки. Дроня не знал сколько их. Просто бездомные кошки собирались и сидели у порога дома ко времени его возвращения с работы. Он всегда им приносил что-нибудь из столовой.
Работал Дроня то ли два, то ли три дня в неделю в Учебно-производственном предприятии общества слепых. Предприятие это находилось в районном центре, за шестьдесят километров от нашей деревни.
Ехать туда приходилось сначала электричкой, а затем поездом. В те дни, когда ему нужно было ехать на работу, его можно было видеть стоящим на улице у своих ворот.
Опершись на палку скрещенными руками и положив на них подбородок, он, молча, стоял и терпеливо ждал случайных похожих.
Своим обостренным слухом он издалека слышал шаги, когда кто-нибудь шел по улице.
Обычно все с ним здоровались. В деревнях вообще принято здороваться, даже с малознакомым или вовсе не знакомым человеком.
- Здорово, Дроня! Как поживаешь?
- Здрастуйте. Це ты, Iван? Котра годына зараз?
- Скоро десять.
- Дякую. Скоро вже на электричку.
Или, если шел незнакомый человек, Дроня вступал в разговор сам.
- Скажiть, будь ласка, котра годына зараз?
Так и жил Дроня, никому не мешая. Единственно, кто донимал его, был Витька, семнадцати летний бездельник, который, несмотря на свой юный возраст, слыл уже законченным алкоголиком.
Витька крал все, что под руку попадет или, просто, плохо лежит. Краденое  продавал за бесценок или менял на самогон.
Казалось бы, что можно найти у Дрони? А Витька находил. То утащит лопату, то старый топор, то еще что-нибудь из инструмента или инвентаря. Однажды утащил со двора бревно, которое заготовил Дроня для ремонта забора.
Сельчане поговаривали, что Витька не просто так зачастил к Дроне.
- Наверное, деньги ищет. Не может быть, чтобы у Дрони денег в заначке не было. Он ведь работает. Хоть сколько-нибудь, да получает.
Однажды я увидел, как у ворот, где часто можно было увидеть Дроню, собрались соседи. Я подошел поближе.
Дроня сидел на пороге своего дома и, опустив низко голову, плакал. Плакал навзрыд.  Внезапно замолкая, он затем, часто всхлипывая, приговаривал:
- Я собi на похорон потроху грошi збирав, а вiн, паскуда, вкрав.
После этих слов Дроня, большой, стареющий, слепой и совершенно безобидный человек рыдал еще сильнее.
Конечно, заработанных своим трудом денег было очень жаль, но плакал он, скорее, от обиды и унижения, от неожиданно возникшей какой-то внутренней боли.
Люди стояли и перешептывались между собой, обсуждая случившееся. Никто не знал, как облегчить его страдания.
В тот день на работу он не поехал. Так и просидел Дроня целый день на пороге, почти не двигаясь. Только изредка слышались всхлипывания. К вечеру у крыльца собрались кошки. Они ходили вокруг мурлыкая, словно успокаивали своего «кормильца» на своем кошачьем языке. Терлись  о него своими мягкими мордочками в ожидании скорой трапезы. Но, не будет сегодня ничего. Не будет!
Всю ночь просидел Дроня на крыльце своего дома, казалось, не чувствуя холода поздней августовской ночи.
Наутро, с рассветом ушел он из дому. Прошло два дня, Дроня не появлялся.
Обратились к участковому, что как раз в этот день в деревню наведался. Тот обещал навести справки. Прошло еще несколько дней. По деревне ползли слухи, один страшней другого.
Время шло.
В деревне произошли, ставшие предметом обсуждения,  другие события. Теперь лишь изредка соседи вспоминали в разговорах о Дроне.
По-прежнему была открыта калитка во двор, сквозь которую видна подпертая доской дверь в дом. Никто не заходил во двор.
Только заметили, что начала вдруг сохнуть старая антоновка.
По-прежнему время от времени собирались на пороге пустующего дома благодарные кошки.
Больше Дроню никто из сельчан не видел…

 

 

Категория: Тахистов Владимир | Добавил: drapoga (02.11.2017)
Просмотров: 3999 | Комментарии: 13 | Рейтинг: 4.9/79
Всего комментариев: 13
avatar
12
Мне всегда жалко людей, у которых нет родных и не было возможности свою семью завести. Поэтому понимаю, что одиночество - это самое большое горе.
avatar
11
Хороший рассказ, иногда складывается ощущение что мы людьми лишь притворяемся, а внутри лишь чёрствые сухари, ведь помощи никто не предложил и не оказал, был лишь повод поговорить и сделать видимость сочувствия.
avatar
10
И я считаю, что люди должны были помочь Дроне. Непонятно, почему такими черствыми, равнодушными к чужой беде оказались. С жалости никакого толку нет. Интересно, что дальше стало с Дроней, куда ушел. Одно понятно, рядом с такими сельчанами не захотел оставаться.
avatar
9
Кажется, немного в мире есть более грустных историй, чем истории жизни одиноких, немощный, но при этом простых и беззлобных людей. Действительно, однако, странно, что никто не предложил (или не успел предложить) помощь. Понятно, что пожалели, но жалость, сама по себе, никому ещё не помогала, а её проявления лишь унижают, когда дело касается, пусть и инвалида, но мужчины. Надо было хоть вора наказать...
avatar
7
Ой, трагедия, грустно так. Конечно, обидно за человека и вообще за несправедливую такую жизнь, когда обижают незаслуженно.
avatar
6
Несмотря на то, что это художественное произведение, создается впечатление стопроцентной реальности происходящего, настолько правдиво описаны события, быт и образ жизни Дрони. Наверное, у этого персонажа был прототип в настоящем. Цепляет по-настоящему. Спасибо автору!
avatar
8
Да, у этого персонажа был живой прототип. Его быт  и поведение описаны по моим наблюдениям. И антоновские яблоки я у Дрони собирал. Вот такие навеялись воспоминания.
avatar
5
Как же у некоторых поднимается рука воровать у таких людей, которые зарабатывают на жизнь с огромным трудом, почти не имея на это возможностей?! Вот уж воистину говорят, что у алкоголиков и наркоманов нет ничего святого. Хороший рассказ, заставляющий задуматься о человеческой отзывчивости.
avatar
4
Грустный рассказ. Хоть и говорят, что наши люди отзывчивые, но здесь почему-то никто не помог Дроне, а ведь можно было призвать к ответу этого бездельника и спасти остаток денег. На остальные скинулись бы все и вернули полностью. Да хотя бы участкового сразу позвали и то дело было бы.
avatar
3
Хороший рассказ. Хоть и короткий, но чувствуется искренняя печаль. Автор молодец, замечательный стиль.
avatar
0
2
Печально закончилось. Жалко Дроню   sad
Спасибо за рассказ.
avatar
1
За душу берет. Жизненный рассказ ))
Надо было скинуться народу Дроне по копеечке. Что же никого делового не нашлось? У нас в обычаях такая помощь прописана. Вот и завяла яблоня...
avatar
13
Тронуло до слез, отлично написано. Деда жалко, жизненная история, действительно, что ж не скинулись...
avatar