Вторник, 22.06.2021, 14:48
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) [72]
Сальников Алексей (salnikoffaleksei15)
Форма входа
Поиск

 

 

Мини-чат
500
Статистика

Онлайн всего: 12
Гостей: 10
Пользователей: 2
atraum74, АняЧу
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2021 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

 

 

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) » Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) [ Добавить произведение ]

Кир II Великий. Рождение Кира

 

Начало поэмы http://nerlin.ru/publ....-0-9471

                    

 

                          27

Камби́з ждал рожденья дитя с нетерпеньем,

Бесцельно бродя по покоям дворца,

Ход мыслей нарушен был вдруг песнопеньем –

Весь двор поздравлял молодого отца.

Не мысля, чтоб здесь проявляли заботу,

В толпу приближённых направил он взор:

«Нельзя доверяться царю-«доброхоту»,

Который на злые деяния скор!»

 

                          28

К нему подбежала поспешно охрана,

Камбиза узнав в одеянье простом,

Толпа расступилась, узрил он тирана,

А рядом – супругу с пустым животом.

«Оставлю дитя на своё воспитанье,

Стать воином должен потомок царя!

А вы, проявляя богов почитанье,

Езжайте туда, где восходит заря!»

 

                          29

Пытался Камбиз вопросить властелина,

Но тот показал на ворота рукой:

«Мной сказано всё для ушей семьянина,

Пусть счастье в ваш дом прибывает рекой!

Спешите в дорогу, накормлены кони,

Для вас приготовлен большой караван,

Езжайте спокойно, не будет погони,

О сыне заботиться станет тиран!»

 

                          30

И вновь для супругов открылась дорога,

Не скоро вернется Мандана сюда,

Но жизнь далека до теней эпилога,

Хоть в ней и пребудут печаль и беда…

… Ещё не сомкнулись за зятем ворота,

Не смолк оглушающий цокот копыт,

Царём проявилась о внуке «забота»

А дочери плач был навеки забыт:

 

                          31

Был вызван вельможа к Мидийскому трону,

Спокойный и умный, совсем молодой,

Подобный своей красотой Аполлону,

Со смелым лицом, с небольшой бородой.

Гарпаг безупречно служил Астиагу,

Надёжный советник был храбр на войне,

С умом проявлял он в сраженьях отвагу,

Прекрасно держась на могучем коне.

 

                          32

Вгляделся в Гарпага правитель суровый,

Ощупал он взором орлиным того:

«Рождён был Манданой ребёнок здоровый,

Но должен убить ты сегодня его!

Не спрашивай, верный советник, причины,

По коей деянье свершить должен ты!

Молчание – честь для любого мужчины,

И нет для соратника лучшей черты!

 

                          35

Гарпаг ужаснулся, услышав такое,

Но принял спокойный и сдержанный вид:

«Молчанье не есть достоянье мужское,

Коль будет малыш мной сегодня убит…»

А вслух произнёс по-привычному ровно:

«Приказ властелина для смертных – закон!

Исполнится дело твоё безусловно,

И в этом деянье не будет препон!»

 

                          36

Так твёрдо советник сказал властелину,

А тот сделал слугам условленный знак,

Внесли в зал тирана большую корзину,

И царь произнёс: «Действуй быстро, Гарпаг!

А тело младенца зароешь в дубраве,

О месте могилы поведаешь мне,

И помни, что ты отказаться не вправе,

Иль мёртвым повиснешь на белой стене!»

 

                          37

Гарпаг взял корзину и вышел за двери,

Сдавила обида могучую грудь:

Не губят потомство ни птицы, ни звери:

А царь совершает подобную жуть!

Готовиться надо поспешно к побегу,

Нет смысла рассчитывать мне на судьбу,

Иначе успею к другому «ночлегу»,

В котором уже не продолжить борьбу…»

 

                          38

В дороге Гарпаг приоткрыл покрывало

И молвил: «Жестоки цари с дочерьми!

Врагов на войне мной убито немало,

Но те не являлись грудными детьми».

Малыш в погребальных одеждах богатых

Ему улыбнулся, глазами блестя.

«…Как внук оказался в числе виноватых,

И чем помешало тирану дитя?»

 

                          39

Пришёл муж к жене, откровенно горюя:

«За что получил я жестокий приказ,

Неужто невинному смерть подарю я?»

И хлынули слёзы потоком из глаз.

Супруга Гарпага застыла в испуге,

Узрив, как рыдает бесстрашный супруг,

Она приказала дворовой прислуге,

Чтоб те осмотрели окрестность вокруг.

 

                          40

Потом осторожно спросила Гарпага:

«О, муж, почему погружён ты в печаль?

Откуда взялась эта слёзная влага?»

Тот глухо ответил: «Ребёнка мне жаль...

В корзине находится внук Астиага,

Убить малыша повелел господин!

Не мог избежать я ужасного шага –

Надёжный советник царя – я один!

 

                          41

Грозил мне тиран, коль найдётся причина,

Что действовать буду, ему изменя,

Тогда царь замучает нашего сына,

Казнит без суда и тебя, и меня!»

Вскричала жена: «О, великие боги!

Избавьте семью от несчастий и бед!

Нет пользы огромной в пустом диалоге,

И в долгих страданиях выхода нет!

 

                          42

Послушай, Гарпаг, поручи это дело

Прислужникам храбрым, их клятвой связав!

Пускай кинут хищникам детское тело,

Те быстро съедят, на куски растерзав!»

«Ты что предлагаешь? Чужими руками

Убить по веленью царя малыша?

Он будет загрызен до ночи волками,

А совестью гневной – Гарпага душа!

 

                          43

Жена, не могу поручить я такое

Ни стражам, ни даже слуге при дворе,

Не будет душа от убийства в покое...

Оставила б ты своего на горе?»

«А ты обратись к пастуху Астиага,

Ему передай этот царский указ,

И пусть разрешает вопрос бедолага,

Тогда и ответит за всё волопас...»

 

                          44

Гарпаг согласился с таким предложеньем,

На пастбище срочно направил гонца,

Его отсылая небрежным движеньем,

Советник добавил: «Найди храбреца!»

Посланник привёл пастуха из долины:

«Вот этот считается прочих храбрей!

Он с помощью дудки и крепкой дубины

От стад отгоняет свирепых зверей!»

 

                          45

«Оставь нас одних здесь! – промолвил советник. –

Недолог у нас с пастухом диалог!

А в нём мне не нужен ни бог, ни посредник!»

С прислугой своей царедворец был строг.

Орлом посмотрел он на простолюдина:

Пугающий лик, кулаки – валуны,

В которых сжималась сухая дубина,

Был влажным хитон от вспотевшей спины.

 

                          46

«Послушай меня, есть приказ от тирана,

Тебе передам я дословно его:

«Сегодня же нужно убить мальчугана,

А после не помнить о том ничего!

Ты кто? Митридат? Настоящий верзила...

Зарой в обусловленном месте дитя,

Придёшь с объясненьем, где эта могила,

Короткую ночь после смерти спустя!

 

                          47

А если кому-то ты вымолвишь слово,

То знай, что накажет тебя Астиаг!

Умеет карать повелитель сурово,

И в муках умрёшь ты, как истинный враг!»

… Пастух Митридат шёл домой удручённый,

Готовый во храме припасть к алтарю...

Он понял, что мальчик, на смерть обречённый,

Опасен был чем-то седому царю...

 

                          48

У бедной чреватой жены Митридата,

Два дня длились роды, измучив её,

Мужчине надолго запомнилась дата,

Когда он вернулся в жилище своё:

На ложе — супруга, несчастьем убита:

Сын мёртвым родился, лежит возле ног...

За что-то богиня удачи сердита,

Пастушье семейство преследует рок…

 

                          49

А он нёс дитя, обречённое дедом

На скорую смерть от усердной руки!

Казалось, тянулось всё мрачное следом,

И светлые годы уже далеки…

Увидев беду, ощутил он страданье:

Их сын долгожданный рождён неживым,

И душу терзало Гарпага заданье,

Которое счастье развеет, как дым!

 

                          50

Заплакал малыш в одеянии пышном,

На ложе в слезах застонала жена:

«Наш мальчик живой? – прошептала чуть слышно. –

Дай в руки дитя!» — попросила она.

«То плачет чужой под покровом в корзине –

Гарпаг повелел мне убить малыша…

Послали мне боги страдания ныне…»

«Подай!» – повторила она, чуть дыша.

 

                          51

«Зачем он тебе, драгоценная Спако?»

«Его покормлю я своим молоком,

Щенка приласкает чужая собака….

Давай заберём мы ребёнка тайком?»

Пастух понял мысли супруги мгновенно

И снял облаченье с потомка царя!

Подмену свершил Митридат дерзновенно,

С покровом ребёнка недолго мудря.

 

                          52

Надел волопас золотые одежды

На милого сына, что мёртвым рождён,

И нежно целуя закрытые вежды,

Ушёл зарывать тело мёртвое он…

Чуть свет Митридат поспешил с разъясненьем —

Гарпаг ожидал пастуха на крыльце,

Сумел волопас совладать с треволненьем

И не был заметен обман на лице…

 

                          53

Спросил у него царедворец нестрого:

«Так, где закопал ты того малыша?

Покажешь ли к этому месту дорогу,

Иль молвишь неправду, от страха греша?»

«Ручаюсь душою, советник тирана,

Останки найдёшь под могучей сосной!

Пускай же проверит могилу охрана,

Коль лгу я, тогда Вы расправьтесь со мной!»

 

                          54

Гарпаг не замедлил проверить могилу,

Узрил там дитя в золотых покровах,

Потрогал свою задрожавшую жилу:

«Какая же сила во властных словах!

Достаточно было лишь вымолвить фразу,

И жизни младенец лишился легко…

Как просто разбить драгоценную вазу,

Когда восседаешь, как царь, высоко!»

 

                          55

Доложено было царю за обедом,

Что выполнен данный суровый приказ,

Казалось Гарпагу деяние бредом,

Потом он жалел о свершённом не раз...

Но царь был доволен, что сдержано слово,

Положен неясному страху конец,

И он не лишится державного крова,

И с трона его не прогонит юнец! 


Глоссарий:

 

   Анша́н— древний город Персиды, одна из ранних столиц области Элам до переноса столицы в Сузы.

   Астиа́г — царь Мидии в 585 —550 г. Астиаг был последним мидийским царём. Во время его царствования Мидия оказалась завоёвана персидским царём Киром II, его внуком.

   Гарпа́г — мидийский сановник, советник царя Астиага, а затем военачальник Кира II Великого и сатрап госудаства Лидия.

   Камби́з I — персидский царь времён власти мидян, представитель династии Ахеменидов, отец Кира Великого.

   Манда́на — дочь последнего мидийского царя Астиага (Иштувегу), супруга персидского царя Камбиса и мать  Кира II Великого.

   Ми́дия — сильное древнее государство, а также древняя этногеографического область на западе Иран. от г. Аракс и горы Эльбрус на севере до границ Персида на юге, и от гор Загроса на западе до пустыни Деште-Кевир на востоке. Мидийское царство существовало в 672 до н. н.э. - 550 до н. е. и в годы своего расцвета было гораздо шире границы этнической Мидии. Она стала первым значительным иранским государством со столицей в Хамадане (Экбатана). Мидийцы быстро установили контроль над всем западным Ираном и частично над восточным.    Мидийцы разгромили Ассирийскую империю, захватили северную Месопотамию и Урарту, подчинили себе Персию.

   Пасарга́ды (перс. «Сады Фарса») — древний персидский город, первая столица империи Ахеменидов. Расположен на территории современной провинции Фарс в Иране, на расстоянии 87 км к северо-востоку от Персеполя, в 130 км от Шираза.

   Спа́ко (дословно: «собака») — жена пастуха Митридата, родившая мёртвого ребёнка и заменившая им внука Астиага, обречённого на смерть дедом. Имя Спако — почётное, потому что мидийцы  считали собаку священным животным.

 

            Продолжение поэмы

http://nerlin.ru/publ/salnikov_aleksej_salnikoffaleksei15/salnikov_aleksej_salnikoffaleksei15/kir_tajna_raskryta/330-1-0-9477

 

 

 

 

 

 

Категория: Сальников Алексей (salnikoffaleksei15) | Добавил: salnikoffaleksei15 (28.05.2021) | Автор: Алексей Сальников
Просмотров: 191 | Комментарии: 2 | Теги: Спако, Пасаргады, Астиаг, мидия, Камбиз, Гарпаг | Рейтинг: 4.9/7
Всего комментариев: 2
avatar
1
2 salnikoffaleksei15 • 03:58, 29.05.2021 [Материал]
О великом человеке написано!
Совсем неслучайно Костриков взял псевдоним Киров.
Благодарю Вас за отзыв!
avatar
Уух какая трагедия!  up
avatar
                                                                                                 Игорь Нерлин © 2021