Среда, 22.11.2017, 15:41
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Рассказова Светлана [19]
Рассказова Светлана
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
АлинаН
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2017 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Рассказова Светлана » Рассказова Светлана

Сказание об Анне и её татарском муже
          - Боярышня пропала, - неожиданно на весь двор заголосила старая нянька.
          - Погоди орать-то! Ищи лучше! Может она играется с тобой, а ты кричишь, как оглашенная. Разбудишь хозяина - не поздоровится, - наставлял няньку старший конюх.
          - Уж солнце к закату клонится, а он всё спит. Ночью чего делать будет? Глаза выголя лежать? - заворчала старуха.
          - Не твоего ума дело, - ухмыльнулся конюх. - Сейчас людей кликну, пущай боярышню вместе с девками поищут.
          - Ох, худо, ох, худо! Умыкнули нашу красавицу, чует моё сердце – умыкнули! - причитала нянька, суетливо оглядывая двор и запоры на воротах.

          Пришлось-таки разбудить хозяина, почивавшего после обеда, и он вместе с дворней принялся искать дочь. Осмотрели каждый уголок в усадьбе, оглядели сад, спустились к реке, но молодой боярышни след простыл. Её вещи и украшения лежали на своих местах, покои чисто убраны - значит не сбежала, а была похищена - уверился боярин, и защемило немолодое отцовское сердце, да навалилась тоска чёрная. Что же это за напасть такая на семью его! Пятнадцать лет прошло как похитили жену любимую, чуть не помер тогда от душевной боли. Одной дочерью и жил после, которая обличьем на мать становилась похожа: чем старше, тем больше... Теперь вот и её полонили - красавицу синеглазую и русоволосую! Любит таких татарва, крепко любит... И ни за какие богатства не соглашается вернуть. А в том, что воры именно они, боярин не сомневался...

          Прошлый раз к ногам князя дары клал немалые, чтобы помог найти жену. Князь и людей выделил для поисков, и гонцов к татарве разослал - не помогло! Теперь и дочку - радость последнюю увели. А как надеялся выдать её за хорошего человека, чтобы родила ему внука-наследника. И вот мечты далеко за воротами усадьбы заплутали, а жизнь что ночь безлунная установилась...

          Тоскуя, неприкаянно бродил по своему большому терему, омывая слезами углы в палатах, и даже за недогляд драть дворню сил и желания не было. Но как-то обратил внимание на юркнувшего под лавку мальчонку - сынишку старшего конюха, который, завидев хозяина, решил упрятаться подальше. Боярин, было, мимо прошёл, только краем глаза заметил на белой печи, что напротив лавки, какую-то рябь. Глянул и ошеломлённо охнул... На него, широко раскрыв глаза, смотрела жена и дочь в одном лице... Не то Аннушка, не то Любушка.
 
          - Кто сделал? - еле выговорил он.
          - Я, - из-под лавки выполз сынишка конюха.
          - Как?
          - Угольком...
          - Ладно вышло! Чертёнок чумазый.
          - Я уберу, - испуганно залепетал мальчонка.
          - Не смей! А ещё сможешь?
          - Смогу.
          - Скажи отцу: пусть найдёт доску пошире, выбелит её, и ты мне Любушку ещё разок изобразишь.
          - Лики человеческие повторять - это я с радостью! - расхвастался умелец.
          - Ишь ты? - удивился боярин.

          И вскоре в трапезной, как раз напротив окна, прибили доску с изображением единственной дочери. На душе боярина посветлело, и он вдруг уверился, что его Любушка жива и здорова!

          Прознав о кручине боярина, к нему с утешением приехал младший брат со своим молодым другом, служившим толмачом у князя. За обедом боярин заметил, что друг брата очень внимательно смотрит на изображение дочери. Предваряя вопрос хозяина дома, гость спросил:

          - Боярин, это и есть твоя жена?
          - Дочка. Она на жену очень похожа, - грустно ответил тот.
          - Хороша! - внимательно глядя на рисунок, восхитился толмач.
          - Сердце кровью обливается и одновременно на радость исходит, когда смотрю на лик сей.
          - Мне кажется: я видел женщину очень похожую на твою дочь.
          - Где! - воскликнул боярин, и сердце его радостно забилось.
          - В одном из улусов, куда ездил по поручению князя.
          - А сколько ей годков?
          - Думаю, поболе тридцати.
          - Это жена... Аннушка, - боярин в волнении привстал и, держась за стол, спросил, - она рабыня?
          - Скорее наложница. Одета богато, и отрок с нею рядом - лицо ангельское, но телосложением крепок.
          - Попрошу князя, чтобы позволил мне поехать в тот улус.
          - Тебе не нужно! Мы сделаем по-другому, - ответил молодой толмач и добавил, - я помогу, но...
          - Проси чего хочешь!
          - Отдашь в жёны дочь?
          - Ты сначала найди её.
          - Найду!
          - Будешь люб - отдам!
 
          Князь в помощи боярину опять не отказал и отпустил толмача с небольшой дружиной к хану, передав для него грамоту с пожеланием здравия и богатые дары, в душе надеясь: придёт время и потеснит он хана подальше на восток и отвяжется от обязательств платить дань немалую да из полона людей своих освободит.

***
 
          Молодой толмач по имени Андрей Васильев, побывав у Великого Тимерхана, свернул в сторону знакомого улуса, владел которым Хайдар - сын хана от одной из его наложниц. По случаю приезда княжеской дружины c обозом немалого добра Хайдар устроил праздник. Вот здесь Андрей и надеялся встретить женщину, показавшуюся ему похожей на дочь боярина. Делая вид, что доволен оказанной ему честью и вниманием, во время обеда исподволь поглядывал на прислужниц, но среди них знакомого лица не нашёл. И только вечером по окончанию праздника, когда награждали воинов, победивших в скачках и борьбе, толмач опять увидел ту самую женщину. Именно она подносила подарки победителям. Андрей догадался, что это не простая наложница: явно эта женщина в богатых одеждах имеет прямое отношение к большой семье самого хана.

          После вручения наград гостей усадили в большой круг и стали угощать кумысом, а молоденькие рабыни пели и танцевали, перед дружинниками, завлекая их на прекрасную ночь любви. Андрей изнемог от ожидания момента, когда можно будет переговорить с Анной. И тут к нему подошёл паренёк, которого он видел на сегодняшнем празднике и рядом с ней в прошлый приезд. Юноша присел рядом. 

          - Русский, тебе понравились скачки? - без обиняков спросил он.
          - Да. Ты оказался быстрее всех, - Андрей сначала растерялся его натиску, но затем обрадовался шансу выведать главное.
          - Твои люди тоже быстрые воины. С такими не стыдно соперничать.
          - Рад такой оценке. Ты сын Хайдара? - наобум спросил Андрей.
          - Да. Почему спрашиваешь? Разве не знаешь? Хотя... Нас у отца пятеро.
          - Волосы твои светлые и глаза синие...
          - Среди наших воинов много синеглазых. Небо одно на всех.
          - Согласен. А кто твоя мать?                                                                                                          
          - Она жена Хайдара.
          - Вот как? - нарочно удивился Андрей, догадавшись уже сам, - но она не похожа на татарочку.
          - Мама из ваших. Только молчи. Отец запрещает говорить о том.
          - А как её русское имя?
          - Зачем тебе? Ладно... Скажу. Сам знаешь, если сделаешь плохо - убьют.
          - Не сделаю. Клянусь честью воина.
          - Анна.
          - Ты береги маму и не давай в обиду. Никому!
          - Никто не посмеет. Отец убьёт любого.
          - Любит?
          - Больше жизни! А вот и она, - улыбнулся юноша.

          Андрей обернулся и увидел Анну, за которой шли три прислужницы, остановившиеся чуть поодаль и не сводившие глаз со своей госпожи.

          - Аглияр, тебя хочет видеть отец. Поторопись, - обратилась она к юноше, и тот сразу поспешил к самой большой и богатой юрте.
          - Доброго здоровья, Анна, - тихонько сказал Андрей, - я от твоего мужа - боярина Владимира Малышева.
          - Долго же он меня искал. Его сын вырос. Пятнадцать годков недавно исполнилось, - тихонько и на родном языке проговорила женщина.
          - Может, тебя увезти?
          - Не получится! Поймают - убьют всех. Да и привыкла я уже...
          - Дочь твою тоже украли. Боярин сохнет от горя и тоски.
          - Несчастье-то какое! - ужаснулась Анна.
          - Передам боярину, что ты жива, здорова и сына его растишь.
          - Скажи, что помню мужа, данного мне богом, и пусть простит за мою другую жизнь.
          - Всё передам, Анна!
          - За дочь узнаю. А сейчас уходи! Служанки коршунами косятся.
 
          На другой день толмач с дружиной отправился в родные края, а Анна теперь только и думала, как отыскать среди пленников свою дочь. И когда, по её разумению, Андрей был уже на подступах к родной стороне, она завела с мужем тревожащий сердце разговор.

          - Так быстро выросли наши сыновья! Аглияр совсем взрослый стал, - начала она издалека.
          - Да. Уже мужчина. Победил в скачках на празднике в честь русских. Пусть знают, что наши воины самые быстрые и самые сильные.
          - Спасибо, что никого не обидел и отправил моих соплеменников с миром.
          - Грустишь? - Хайдар обнял жену.
          - Очень тебя люблю. Но...
          - Скажи, и я сделаю всё, что захочешь.
          - От русских узнала...
          - Говори! - Хайдар нахмурился.
          - Моя дочь похищена. Тревожусь за неё... К кому она попала? Что за люди? Никогда ни о чём тебя не просила. Давно смирилась со своей судьбой и даже благодарна ей за тебя и детей. Но сейчас очень прошу - помоги! Спаси мою дочь. Верни её отцу.
          - Сделаю. Но обещай никогда больше не напоминать о своём прошлом.
          - Обещаю!
 
          Вскоре Хайдар с воинами отбыл к хану.

*** 

          Великий Тимерхан ценил сына за доблесть и силу. Да, Хайдар мог приумножить земли, а вот покончить с родовыми распрями не умел. Здесь нужна была хитрость и изворотливость. Вокруг крепли чужие племена, желающие в любой момент напасть и оттеснить Тимерхана к горам, подальше от зелёных пастбищ. В последние годы он всё чаще беспокоился о нерушимости своих владений. Нужно укреплять род, а для того связывать его кровными узами с другими племенами. Один у него сын остался, остальные погибли юными в сражениях, а сам он уже не молод и детей иметь не может. У Хайдара сыновей пятеро и это хорошо. Жаль, что кроме Аглияра, женить пока некого, остальные малы ещё. Но Хайдар-то здоровый и крепкий мужчина, только живёт с одной русской и других жён не желает. А это плохо! И тогда Тимерхан задумал хитрость...
 
          - Хайдар! У меня для тебя подарок, - в первый же день по приезду сына сообщил он.
          - Благодарю, Великий хан!, - поклонился тот.
          - Мне тут красавицу доставили. Глянешь?
          - Если хочешь, - безразлично ответил сын.
          - Не понравится - возьму себе. Будет забавлять меня танцами перед сном.
          - Прости! Я готов посмотреть.
 
          Тимерхан хлопнул в ладоши, и в юрту вошла девушка с головы до пят покрытая лёгким покрывалом.
            
          - Снимите, - скомандовал хан, и прислужницы аккуратно его убрали.                                                                                 
          - Ах! - вырвалось у Хайдара.

          Перед ним стояла его юная жена. Именно такой он увидел свою Анну впервые. И, конечно, сразу догадался, что это её дочь. Он оценил коварство отца, но постарался сдержать эмоции и пока промолчать...

          - Что скажешь? Знакомо личико?
          - Да, Великий хан.
          - Может, оставить девчонку себе вместо игрушки?
          - Воля твоя!
          - Вижу, что понравилась. Дарю!
          - Спасибо, отец! - сдерживая радость, проговорил Хайдар.
          - С одним условием...
          - Слушаю!
          - Возьмёшь второй женой Салиху - дочь Мурзахана. Она у него единственный ребёнок, как и ты у меня теперь. Не дал ему Всевышний детей более. Потому очень ею дорожит и любой каприз выполняет. По слухам, девчонка давно тебя любит. Племя их очень богатое, и Мурзахану нужен наследник. Коли возьмёшь в жёны Салиху - бери русскую и делай с ней, что хочешь, а нет -  воинам на потеху отдам.
          - Повинуюсь, Великий хан. Твоя мудрость достойна наших предков. Беру русскую себе.
          - То-то! Меньше думай о своём улусе, а больше о всём ханстве.

          "Хитёр хан, очень хитёр, - думал по дороге домой Хайдар. Чтобы заставить меня жениться второй раз, выкрал у боярина Малышева дочь Анны — дочь моей любимой Айгуль. Это имя я выбрал для жены сам, когда впервые увидел её в лунную ночь. Она показалась мне похожей на чудесный неизвестный доселе цветок! И дочка также прекрасна и нежна: главное - цела и невредима".

***

          Возвратившись в свой улус, Хайдар отправил Любашу с прислужницей в юрту для гостей, а сам сразу встретился с Анной.

          - Айгуль! Придётся тебя огорчить, но волю отца я выполнить обязан.
          - У тебя появится вторая жена? - догадалась Анна.
          - Да. Но это ничего не значит. Ты останешься любимой!
          - Как её зовут?
          - Салиха.
          - Надеюсь, она соответствует своему имени и, живя здесь, не изойдёт на ревность и злобу.
          - Не переживай! Отправлю её в самую дальнюю юрту.
          - Не нужно! Я чту ваши обычаи, и пусть она живёт рядом. Постарайся Салиху полюбить, но, конечно, чуточку меньше, - с улыбкой сказала Анна.
          - Ты мудрая женщина! А теперь самое главное!
 
          Анна замерла...
 
          - Я привёз твою дочь
          - О, Хайдар! Где она?
          - Сейчас приведут.
 
          Хайдар обнял жену и заставил присесть на подушки.
          Привели Любашу...
 
          Девушка, насмотревшись в плену на жизнь чужих людей, уже не верила в доброе и приятное. Её не били, не обижали, более того — пылинки сдували, но она всё время ждала плохого и страшного. Кто-то намекнул, что она станет наложницей Великого Тимерхана — уже старого и очень жестокого. Любаша испугалась и всё время ждала, когда это случится, вздрагивая при виде любого мужчины. Перед ханом она стояла склонив голову, и, видимо, ему не понравилась, потому что её опять куда-то повезли. По дороге один большой и красивый человек однажды погладил девушку по голове и угостил сладкой хурмой. Его звали Хайдар.
 
          Анна, любуясь дочерью, на время онемела. А Любаша, глядя на незнакомую русскую женщину, вдруг увидела в ней себя. Отец рассказывал, что матушку выкрали татары, девушка её не помнила, и вот мать перед ней, с глазами полными слёз, готовая вот-вот разрыдаться.
 
          - Доченька моя, - Анна поднялась с подушек, подошла к Любаше и обняла...
 
          Хайдар, немного ревнуя, наблюдал за женой, не зная, радоваться ему или тревожиться за будущее своего рода. Может надо было оставить девчонку хану, и пусть бы тот на старости лет утешался прелестями юной красавицы. Но вспомнив о слове данном Айгуль, решил не терзать сердце непонятной грустью и, отпустив Любашу отдыхать, а жену успокоив, сказал:
 
          - Я помог вернуть тебе дочь.
          - Спасибо, Хайдар! Никогда не забуду твоей доброты.
          - А теперь... Будем готовиться к свадьбе.
          - Хорошо. Но позволь узнать...
          - Что?
          - Когда мы отправим Любашу домой?
          - Зачем? Пусть живёт с нами. Найдём ей молодого богатого мужа, и будет жить, как ты. Разве тебе плохо?
          - По ней тоскует её отец, - грустно ответила Анна.
          - Всё своего боярина забыть не можешь, - неожиданно съязвил Хайдар.
          - Я-то забыла. А она отца не забудет. Он же девочку растил без матери.
          - Хорошо. Уедет с Андреем Васильевым. Он на днях будет, - с раздражением ответил муж.
 
          Анна почувствовала недовольство Хайдара и подумала: видимо ревнует её к прежней жизни. Но почему? Минуло немало лет, как она покинула родимый дом, любит мужа, и он о том знает, у них пятеро детей, и вдруг эта непонятная злость!
 
          А Хайдара действительно злило даже маленькое упоминание Анны о своём прошлом. Он обожал её и делал всё, чтобы жена жила только настоящим: баловал и все ночи, будучи дома, проводил только с ней; сундуки её ломились от одежд и украшений, фрукты и восточные сладости регулярно привозили в улус с южной стороны; любил своих сыновей: играя с ними,  приучал к взрослой жизни воина и потому считал, что его Айгуль должна давно забыть край, где родилась, бывшего мужа — боярина, и быть всем довольна...

***
 
          Толмач Андрей Васильев приехал как раз к свадьбе Хайдара и Салихи. Он уже знал, что Любаша встретилась с матерью, и был этому необыкновенно рад, потому как однажды увиденный образ девушки, нарисованный угольком на доске, преследовал его постоянно, и Андрей мечтал скорее увезти Любашу домой.
 
          Вторая жена Хайдара на своей свадьбе выглядела очень счастливой. Она уже год любила этого большого и красивого мужчину. Среди татар высоких немного, но Хайдар был именно таким. Видимо, уродился в мать - персидскую красавицу. Салиха впервые увидела его на большом празднике воинов, на который собирался народ с разных племён. Сначала хранила свою любовь в сердце, но Мурзахан заметил грустные глаза дочери и, когда она раскрыла причину девичьей тоски, пообещал, что дочь обязательно станет второй женой Хайдара! И тогда ласками да молодым телом пусть обольщает наследника Великого Тимерхана, а ещё неплохо бы змеёй вползти в новую семью, стараясь нащупать слабое место в отношениях старшей жены и её мужа и, внеся туда разлад, полностью завоевать сердце Хайдара, чтобы родившийся у него от Салихи сын в будущем стал Великим ханом. Ради этого Салиха и старалась: обольщала и вползала...
 
          В первую брачную ночь она демонстрировала мужу всё, чему учила её мать. Хайдар расслабился, забыв на время о своей Айгуль, и позволил юной красотке ублажить себя. Выполнив супружеский долг, встал с постели, пожелав уйти в свою юрту, но молодая жена попыталась его удержать:
 
          - Подожди! Побудь со мной ещё немного.
          - У меня много дел.
          - Но утро только наступило! Или тебе не наскучили прелести старой вруньи?
          - Замолчи! - крикнул Хайдар, - ещё раз услышу как ты хаешь Айгуль, ноги моей в твоей юрте не будет.
          - Прости за правду, - Салиха опустила глаза, зная, что зерно скандала, брошенное ею вовремя, обязательно прорастёт.
          - Говори, - насторожился муж.
          - Аглияр не твой сын.
          - Что ты сказала? Я убью тебя, - прошептал сквозь зубы Хайдар.
          - Слышала, как толмач передавал твоей жене от её русского мужа пожелания здоровья, а ещё просил обнять его сына, - сжавшись в комок от страха, пролепетала Салиха.
          - Когда слышала?
          - В прошлую ночь перед свадьбой я почти не спала, и утром у меня закружилась голова... Вышла на свежий воздух. И прямо у своей юрты увидела, как Айгуль и толмач разговаривали между собой.
          - Они говорили на нашем языке?
          - Да. Я ещё подумала: совсем страх потеряли.
          - Проверю. Если врёшь — умрёшь в одиночестве.

          Такая новость могла свести с ума любого мужчину. Хайдар вбежал в юрту Анны, лицо женщины тут же осветилось счастьем... Ещё бы! После первой брачной ночи со второй женой, муж с утра пораньше возвратился к ней! Но заметила, что тот очень серьёзен, а в глазах сверкают злые огоньки. Так бывало всегда, когда он возвращался после походов и набегов, в которых терял близких друзей.
 
          - Айгуль! Ты мне обещала не напоминать прошлое.
          - Я слово держу.
          - О чём говорила с толмачом?
          - Говорила, что ты отпустишь Любашу к отцу.
          - Аглияр сын боярина? - напрямую спросил Хайдар.
          - Да, - еле слышно прошептала Анна.
          - Почему сразу не сказала?
          - Ты бы убил меня...
          - Красивых женщин не убивают. Их очень любят воины, - усмехнулся Хайдар.
          - Убей меня сейчас. А детей пожалей. Ради всего хорошего, что между нами было.
          - Уже не верю в это хорошее.
          - Почему? - спросила Анна и, глядя мужу в глаза, ласково проговорила, - я полюбила тебя сразу, как увидела! Поэтому не жалею, что оказалась в чужой стороне и давно не тоскую по родной земле.
          - А как же боярин?
          - Я из небогатой семьи. Меня сосватали, не спросив.
          - Ты его любила?
          - Полюбить не успела. Дочку родила, и скоро меня выкрали. Что опять беременная поняла позже...

          Хайдар задумался, а потом решительно произнёс:

          - Теперь всё равно. Молчи и слушай... Собирайся! Ты с дочерью едешь домой вместе с толмачом и его дружиной. Вас будут охранять мои воины. Можешь взять любую одежду и украшения. Всё!
          - А мои дети?
          - Это мои дети и Аглияр тоже.
          - Можно с ними попрощаться?
          - Нет!
          - Отпусти дочь, а мне позволь остаться. Я умру без вас, - Анна, закрыв лицо руками, заплакала.
          - Не умрёшь! Мне обманщица не нужна.
          - Хайдар, поверь! Я всегда любила только тебя.
          - Скажешь это своему боярину, - опять усмехнулся муж, повернулся и ушёл.
 
          Случилось так, как решил сын Великого Тимерхана. Анну с Любашей увёз на родину толмач Андрей Васильев. Хайдар очень скоро взял ещё двух жён, а Салиху отправил в самую дальнюю юрту и наказал ей под страхом смерти держать язык за зубами, навсегда забыв имя Аглияр.
 
          Благополучно добравшись до родных земель, Анна и Любаша были радостно встречены боярином Владимиром Мылышевым. Любаша вскоре вышла замуж за Андрея, и у них родился мальчик. Они зажили своим домом, а Анна так и не смогла полюбить своего венчанного мужа и привыкнуть к усадьбе. И даже построенный специально для неё домик, напоминающий юрту, не радовал сердце и душу женщины, до скончания дней тоскующей по сыновьям и своему татарскому мужу...
 
 


Источник: https://www.proza.ru/2017/10/27/704
Категория: Рассказова Светлана | Добавил: lisa1902 (06.11.2017) | Автор: Светлана Рассказова E W
Просмотров: 89 | Комментарии: 3 | Теги: боярин, Толмач, татарин, уголёк | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 3
avatar
3
Красиво. Зачиталась, как сказкой. Ярко и образно, будто сама в степях побывала, подслушала разговоры flowers
avatar
2
Интересный рассказ, прочитала на одном дыхании. Напоминает чем-то историю Роксоланы. Не ожидала, что Анна действительно любит своего татарского мужа.
avatar
1
Понравилось то, как написан рассказ: язык, диалоги на высоте. Вроде бы всё хорошо. Но почему-то не оставляет ощущение, что чего-то не хватает - то ли сюжет простоват, то ли нет изюминки какой-то, то ли недостаточно напряжения и эмоциональности. Может, "Сказание..." по масштабу претендует на повесть? Но тогда какие-то эпизоды стоило бы писать подробнее, динамичнее, ярче, и объём произведения тогда был бы больше, и героев и их отношения тогда нужно было бы выписывать объёмнее. Впрочем, вполне возможно, что я на самом деле чего-то недовоспринял, и кому-то "Сказание..." придётся по душе.
avatar