Вторник, 16.07.2019, 01:51
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Михайлова Татьяна [15]
Михайлова Татьяна
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
 
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 4
Пользователей: 1
Игорь-89258652789
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2019 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Михайлова Татьяна » Михайлова Татьяна

ЛЮБОВЬ СПАСЕТ ВСЕЛЕННУЮ: "НЕЗЕМНОЙ АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ" глава 4

Глава четвертая.

" ДИСКОТЕКА "

 

Проснувшись утром, я в первую очередь побежала в душ и закинула в стиральную машину свой грязный джинсовый костюм, чтобы никто не подумал, что их уже взрослая дочь-гулена упала со скутера и больше не разрешили на нем ездить. После водных процедур я пребывала в приподнятом настроении, и ничуть не расстроилась, когда мама отчитала меня за такую задержку с праздника. Пришлось опять соврать, что все же немного выпила, а перед тем как сесть за руль, решила как следует выспаться. Затем подруге помогла прибраться, да и наболтаться не могли, редко собираясь вместе с городскими друзьями. Позвонить и предупредить тоже не получилось – домашнего телефона у Светланы не было, а мой разрядился. В грозу отключили свет и мы продолжали веселиться при свечах и под музыку, сохраненную в телефонах. Я не стала говорить, что моя мобила приказала долго жить. Выдумка снова оказалась достаточно правдоподобной и мама быстро успокоилась.

За завтраком все пили только кофе с бутербродами, а я разогрела себе остатки вчерашнего ужина. Отец с братом удивленно наблюдали, как я съела целую тарелку, потому что вернувшись домой ночью, сразу бесшумно и даже не включая свет, прокралась на цыпочках в сою комнату и легла спать.

После завтрака надо было убраться на кухне и приготовить сразу обед и ужин, чтобы пораньше отвязаться от самых основных дел. Именно так проходили все мои каникулы. Зато у папы был большой отпуск от домашних забот.

Включив радио и не отрываясь от работы я тихонько мурлыкала себе под нос мелодичные песни. Меня переполняло счастье от случившегося вчера. Этот необычный рыжеволосый парень не выходил из головы. Я думала о нем, думала и снова думала, радуясь, что ещё раз встречусь с ним сегодня. Меня не беспокоило его неземное происхождение, а мыслей, что мы можем не подойти друг другу, и вовсе не возникало.

«Он признался мне в любви – это уже что-то значит! Все остальное не имеет значения. А что чувствую к нему я? По-моему это нечто большее, чем просто симпатия. Ну не могла же я так быстро влюбиться в незнакомца?! Нет, я конечно верю в любовь с первого взгляда, но был ли это мой случай?» – последняя мысль не давала покоя.

И тут вспомнились школьные годы. В то время меня также сильно волновал один старшеклассник – Антон Красилов. Я училась в седьмом классе, а он в девятом. Его родители приехали в наше село, однако у них что-то не сложилось с работой. И когда их сын закончил учебный год, они опять уехали. Больше я его никогда не видела. Но пока Антон ходил в нашу школу, я с нетерпением ждала звонка с урока, чтобы посмотреть хоть издали на красавчика в перемену, а он меня вовсе не замечал.

Однажды у учителя по истории был юбилей, и чтобы не отменять занятия, попросили старшеклассников провести у нас урок. Роль учителя досталась именно Антону – истинному ценителю истории. Все сорок пять минут я не сводила с новоиспеченного преподавателя глаз, а когда он спросил меня по теме, то не смогла сказать ни слова, пребывая в своих мечтах и не слушая рассказов о далеком прошлом.

— «Хватит витать в облаках, садись – "ДВА"», – с ехидной усмешкой сказал Антон.

После этого весь класс долго надо мной смеялся. Только Ксюша знала о моем состоянии. Она всегда успокаивала меня, когда видела наворачивающиеся на глаза слезы. С этого момента я решила не ловить звезд с небес:

«Этот парень никогда не обратит на меня внимания. Надо постараться его забыть!» – и уехав, Антон облегчил мою задачу.

Я была слегка удивлена, вспомнив лицо старшеклассника и заметив некоторое сходство с чертами Эрика, особенно глаза – у них обоих голубые глаза. Только Антон почти никогда на меня не смотрел, а если и смотрел, то посмеивался, видя во мне малолетку. Во взгляде же Эрика я была готова утонуть, и на этот раз голубые глаза не насмехались, а смотрели с загадочным интересом.

На такой счастливой ноте я пропорхала весь день. Даже мама несколько раз говорила, что сегодня ее дочь совершенно на себя не похожа.

— С чего ты взяла? Все как всегда, – отмахивалась я и бежала дальше по своим делам. Однако когда пришло время наводить порядок в зале, мама не упустила возможность расспросить все подробности.

— Нет, дочка, с тобой явно что-то произошло, я это чувствую. Тебе словно крылья приделали, и ты как птичка порхаешь и поешь. Расскажи, что произошло на дне рождении твоей подруги?

— Да вроде ничего: пили, гуляли, веселились, – пыталась я отделаться от расспросов обычными обобщенными понятиями.

— А мне кажется, что ты там с кем-то познакомилась, – с некой хитрецой заявила мама.

Замерев на несколько секунд, я не знала что ответить – "Да" или "Нет"?

— В общем-то познакомилась, – созналась я, посчитав это хорошим шансом, ведь Эрик сможет приходить к нам не боясь быть увиденным.

— Неплохо, – улыбнувшись ответила мама. — Я никогда не видела тебя такой счастливой, даже когда ты только познакомилась со своим Максимом. Если честно Ирина, он мне никогда сильно не нравился, но я молчала – это был твой выбор. А раз ты начала задумываться о ком-то другом, то думаю, тебе не стоит больше встречаться с этим парнем, – сказала она, как всегда влившись в репертуар советчика.

— Почему ты так считаешь? – пока еще спокойно спросила я, но чувствуя закипающее негодование.

— Он никогда тебя не ценил, напыщенный как индюк, наглый и грубый.

Я возмущенно развела руками на ее наблюдательность и одновременную скрытность:

— Мама, и давно ты вынашиваешь этот разговор?

— Давно Ирина, очень давно. Как любая мать я желаю для своих детей лучшего. И если ты начала сомневаться в своих чувствах к Максиму, то лучше от него уйти, и уйти достойно.

— А если нет, если я решу остаться с ним, что ты будешь делать?

Я всегда старалась отвечать наоборот, даже если была неправа, именно поэтому мы с мамой так часто ругались, но по-другому не получалось – таков мой упрямый характер. И сегодняшний разговор я перевернула в упрямство лишь потому, что мама решила за меня то, что я задумала сделать сама раньше ее наставлений.

— Придется смириться с твоим выбором, но с ним ты хлебнешь не мало горя, – серьезно предупредила мама.

— Неужели я не разберусь сама? – разозлилась я на то, что она вмешивается в мои отношения.

— Не обижайся, я просто хочу, чтобы у тебя все было хорошо и не только на данный момент, но и всю оставшуюся жизнь.

Разговаривать дальше было бессмысленно. О чем бы мы не говорили – последнее слово всегда останется за мамой, но я все же решила попытаться закончить тему сама:

— Ладно мам, успокойся. Я без твоих подсказок все прекрасно знаю и поступлю так, как сочту нужным. Ты тоже всегда делала по-своему, и пошла наперекор бабушке, сама же рассказывала. И ты счастлива! Ну… – я слегка замялась, боясь сильно задеть дорогого мне человека, — не считая этого момента конечно, – я указала на ее нынешнее положение. — Папа любит тебя, семью, и он до сих пор нас не бросил.

— Все, я тебя прекрасно поняла, – немного обиженно сказала мама. — Я больше слова не скажу, хоть и всегда молчала, только сегодня решила выговориться, а ты уже все в штыки приняла.

Вдруг в комнату вошел брат, словно почувствовал, что пора вмешаться. В противном случае я бы убегала из комнаты от запущенного в меня предмета. Наши ссоры частенько заканчивались именно так. Будь мама на ногах, она бы давно отшлепала меня как маленькую за упрямство.

— Забыл тебе сказать, – начал Игорь, — Твой Макс вчера звонил, спрашивал, пойдешь ли ты сегодня на дискотеку?

Я даже рот открыла от удивления и переглянулась с мамой. Она была удивлена не меньше меня.

— И что ты ему ответил? – спросила я, немного переведя дыхание после такой новости.

— Сказал, что ничего не знаю, но скорее всего пойдешь. Он сегодня приедет, и будет ждать тебя в клубе.

— Макс же вроде никогда не звонил и не спрашивал. Даже как-то странно, – сказала я, задумчиво уставившись в пустоту: «К чему бы это?»

— Наверно чувствует, что ты собираешься его бросить, – ответила за меня мама, словно читая мои мысли.

— Ты хочешь его бросить? Вот дура то! – смеясь, спросил брат.

— Это не твоего ума дело! – возмутилась я на слова брата и мамы одновременно, махнула рукой, желая закрыть тему, и отправилась на кухню. Игорь последовал за мной, пытаясь все выяснить.

— Он вроде клевый парень. Мне он нравится – крутой такой, а его двухколесный зверь – ваще отпад!

— Я еще раз повторяю – это… не твоего… ума… дело! – произнесла я громко и зло, акцентируя каждое слово в надежде, что брат оставит меня в покое. — Что ты суешь везде свой нос?

— Как знаешь, потом не пожалей.

— Не пожалею! – язвительно выпалила я.

— Значит, все-таки бросаешь? – подловил он меня на слове.

— Игорь, отстань, а! И смотри ему не проговорись. Еще ничего не решено. Крутизны в нем хватает, а ко мне относится как к вещи. Надеюсь, что когда ты вырастешь, то будешь ценить свою девушку, а не играть с ней как с игрушкой.

Все веселье брата тут же улетучилось, видимо мне удалось до него достучаться.

— Вон оно что, тогда извини, я не знал.

Узнав о таких подробностях, Игорь не стал больше докучать и ушел в мою комнату поиграть в компьютере. А я встала напротив раковины, переполненной послеобеденной посудой, не зная с чего начать. Мысли вертевшиеся в голове мешали сосредоточиться на делах.

«Я совсем забыла, что сегодня уже воскресенье. Именно в этот день чаще всего приезжает мой лживый дружок. На этот раз он даже соизволил предупредить о своем визите. Как только наглости хватило, после своей блондиночки?! – меня аж передёрнуло от воспоминаний. – Пора с тобой завязывать! Бедная Ксюша. Нашла в кого влюбиться! Но если я не пойду сегодня на дискотеку, то очень сильно обижу подругу. Я же обещала ей официально освободить Максима. Сегодня еще должен прийти Эрик. И как мне поступить? Я не могу обидеть ни его, ни ее. Взять инопланетянина с собой? Но ведь он придет очень поздно. Я просто не успею все подготовить, чтобы никто не догадался, кто он такой? С другой стороны это хороший повод порвать с ненужным человеком – нашла другого! Но как воспримет это Макс? Вдруг он захочет подраться с соперником, и как тогда отреагирует Эрик на его выходки?»

От этих мыслей моя голова кипела.

— «Что с тобой? Ты так взвинчена», – вдруг услышала я желанный голос и замерла как статуя.

«Он уже здесь! – взволнованно подумала я и посмотрела на часы, – "16:00"?!...Так рано?!», – запаниковала я еще больше.

— «Тише, тише, успокойся! Такое чувство, что твой мозг взорвется. Я жду тебя в твоей комнате», – пытался он утихомирить мой поток эмоций.

— О нет!!! – испуганно воскликнула я, вспомнив, что туда ушел Игорь.

— Ирочка, что с тобой? – донесся из зала взволнованный голос мамы.

— Все нормально, не обращай внимания, – заверила я и ринулась к себе, а у самой сердце чуть ли из груди не выпрыгивало.

— «Не переживай ты так, твой брат меня не видит», – снова раздался голос Эрика, когда я достигла своей комнаты. Резко остановилась и, осторожно приоткрыв дверь, заглянула внутрь.

Игорь сидел за столом и азартно играл в какую-то стратегию военных действий на компьютере. Джесси лежала на своем месте, как ни в чем небывало.

— Чего тебе? – безразлично спросил брат, даже не взглянув на меня.

— Ты играешь? А почему не спросил разрешения? – изобразила я недовольство, и смело шагнула в комнату.

— К чему все это? Ты вроде никогда не была против? Что с тобой сегодня происходит? Сначала ты посылаешь Макса, потом удивляешься, что я играю в твоем "компе". Я сто раз так делал, и ты слова не говорила, а сегодня это вдруг тебя задело! – причитал брат, так и не оторвавшись от игры, быстро перебирая пальцами по клавиатуре.

— Так просто. Я сегодня сама не своя, наверно не с той ноги встала, – говорила я и оглядывалась по сторонам, пытаясь заметить присутствие моего нового знакомого.

— «Я здесь, сижу у тебя на кровати», – шутливым шепотом подсказал он.

Вглядевшись в пустоту, я не нашла ни малейшего намека на присутствие там кого-либо.

— Издеваешься? – вслух спросила я.

На этот раз брат удивленно поглядел на меня, не понимая, к кому я обращаюсь, потом повертел пальцем у виска, намекая на мою свихнутость, и вернулся к игре. Зато Эрик тут же ответил в голове:

— «Вовсе нет, я жду, когда ты освободишься».

— Игорь, ты можешь оставить меня одну? Я хочу немного заняться шопингом, и выбрать, в чем сегодня пойти на дискотеку, – попросила я, пытаясь говорить спокойно, чтобы не выказать свое волнение.

Брат опять посмотрел на меня как на дуру.

— Это ваще, ненормально! Совсем у тебя крыша съехала! Ты же вроде собираешься за полчаса?

— Ну, когда-то можно уделить себе больше внимания, чем обычно, – оправдалась я. — Если хочешь, возьми компьютер с собой, только сначала помой посуду.

— Посуду?! – недовольно спросил Игорь.

— Да, посуду! – уже строго сказала я. Терпение мое было на исходе. — Хоть раз помоги своей сестренке, а то именно из-за тебя мне приходится собираться впопыхах. От тебя помощи никакой – ты как трутень! – разошлась я, в надежде, что у брата проснется хоть какая-то совесть.

— Ладно, ладно, не кипятись! Помою, но "комп" все равно заберу, – сдался Игорь, не желая выслушивать мои причитания. Он прекрасно знал, что меня лучше не злить, либо наслушается еще кучу обвинений в свой адрес.

— Перед сном верни на место, – предупредила я.

— Окей! – согласился он и отключив компьютер от сети, вышел с ним из комнаты.

Сразу заперев за братом дверь, я повернулась к кровати и сделала пару неуверенных шагов вперед. Вдруг над ней появилось легкое искрение и… спустя пару секунд, проявилась фигура рыжеволосого парня. Он сидел на кровати, переплетя руки на груди и прижавшись спиной к висящему на стене ковру.

Увидев постороннего, Джесси неуверенно зарычала. Ее неуверенность заключалась наверно в том, что она видела незнакомца, но не ощущала его присутствия. Эрик же говорил, что заблокировал у собаки это чувство, вот она и растерялась.

— Тш-ш! Свои! – шепотом одернула я питомицу, и она сразу успокоилась.

Инопланетный красавчик приятно улыбнулся. У меня возникло желание кинуться к нему, но я постаралась сдержать свой порыв. А тот вдруг сам протянул руку, приглашая присоединиться, словно прочел мои мысли. Нарочно проигнорировав его действия, я сначала включила магнитофон. Из динамиков полилась приятная музыка, которая не позволит никому подслушать наш негромкий разговор, и только после этого аккуратно присела рядом с таинственно появившемся гостем.

— Я уже соскучился, – ласково и тихо шепнул Эрик, придвигаясь ближе.

— Я тоже, – невнятно буркнула я себе под нос и опять смутилась как маленькая девочка.

— Тогда почему ты хочешь сегодня оставить меня одного?

— Разве? – не поняла я его вывода и заглянула в прекрасные, но настороженные глаза.

— Насколько я понял, ты собираешься к своим друзьям, – немного раздосадовано объяснил он.

— Я обещала подруге, что поставлю точку в отношениях с этим гадом! – зло сказала я и отвернулась, чтобы не показывать свое выражение ненависти, опять вспомнив, как мой двуличный дружок усаживал белокурую кралю в машину.

— А-а, это тот самый Макс, о котором я так много слышал, но видел лишь раз, когда ты хотела разобраться с ним перед грозой.

Эрик говорил о Максиме достаточно спокойно, но интонация была слегка загадочной, словно желая сделать негодяю какую-нибудь пакость.

— Да. Но как ты узнал, что это именно он?

— По твоим эмоциям не сложно догадаться. Тот еще засранец.

Меня удивила его последняя фраза.

— Откуда ты знаешь понятия наших ругательств?

— Я достаточно наблюдал, как общаются между собой твои друзья, и уловил смысл некоторых слов. Что ты в нем нашла такого интересного? – спросил Эрик, взглянув на меня с любопытством.

— Не знаю. Сама удивляюсь, как я вообще могла с ним общаться столько времени? Вот сегодня хочу это исправить, и ты мне в этом поможешь, – я с надеждой посмотрела на своего собеседника.

— Интересно как?

— Ты пойдешь со мной как мой новый ухажер, а то все его боятся, поэтому и шарахаются от меня. Он просто не дает мне спокойно дышать. Даже когда его нет, я нахожусь под присмотром его друзей. Шаг вправо, шаг влево – расстрел. Не сидеть же мне дома?!

На этот раз взгляд инопланетянина стал слегка недовольным.

— Я конечно рад, что ты отвела мне такую роль, но по-моему ты сошла сума?

— Ты что, тоже его боишься? – спросила я шутливо.

— Нет, я ему не по зубам! – усмехнулся парень, а потом серьезно добавил. — Как ты себе это представляешь? Одно дело показаться тебе, другое – всем.

Я забралась на кровать с ногами, повернувшись к Эрику всем телом, добродушно улыбнулась и попыталась уговорить:

— У тебя все получится. Ты же ничем от нас не отличаешься. Тебя просто надо приодеть и слегка закрасить этот ядовитый оттенок, – я игриво потрепала его и без того взъерошенную шевелюру. — Единственное, в чем тебе придется постараться – это держать свои эмоции при себе и ни до кого не дотрагиваться, кроме меня конечно.

Последние слова я сказала так нежно, да еще намеренно взяла парня за руку, на что он доверчиво улыбнулся, но в глазах еще теплилось сомнение.

— Я неуверен, что стоит это делать, – колебался инопланетянин, ведь моя просьба для него – это серьезный шаг, но чтобы он поддался на уговоры, мне осталось совсем немного, и я продолжила в том же духе, состроив умоляющий вид:

— Не могу же я подвести подругу, а без тебя – боюсь, что не справлюсь.

Это явно сработало.

— Что ты со мной делаешь?! – сдаваясь, простонал Эрик и откинулся назад так, что ударился головой о стену, одновременно стукнув себя кулаком по колену за свою слабость перед моими просьбами. Потом снова придвинулся, нежно прикоснулся ладонью к моей щеке и попытался объяснить, чем это пахнет в случае провала:

— Я нарушаю все имеющиеся правила, мне скоро запретят с тобой видеться, устроив байкот. Миллéнтия и так возмущается, что я слишком тобой заинтересован, но пока они с Дэймом все же меня прикрывают. Другие еще не в курсе – это радует.

Я положила свою руку на теплую мужскую ладонь, прижатую к моему лицу, и ласково произнесла стараясь его успокоить:

— Все будет хорошо, доверься мне!

От этих слов глаза красавчика немного повеселели. Отняв его руку от себя, я легонько чмокнула гостя в знак признательности и уже ринулась искать подходящую одежду, но он успел ухватить меня за талию, приподнял как пушинку, и усадив к себе на колени, решил продлить приятный момент. И я была не против, сама опять напросившись.

Целуя меня в губы и чувствуя, как это разжигает во мне огонь, парень рискнул на большее. Он стал целовать лицо и шею, нежно поглаживая по спине. В сочетании с легкой вибрацией разряда от прикосновения нашей кожи друг к другу, это было таким блаженством! Сердце бешено колотилось, а дыхание сперло в груди. Закрыв глаза, я прильнула еще ближе, от чего поцелуи и ласки красавца стали еще более страстными, а по его телу даже пробежала дрожь.

Приподняв веки, я заметила проявление рисунка на шее инопланетянина, но на этот раз не так выраженно как раньше. Это слегка озадачило, а Эрик вдруг замер и отстранил меня.

— Я что-то не так сделала? – спросила я, не понимая его действий и удивленного вопросительного взгляда.

— Нет. Просто я почувствовал, что твои мысли пошли в другом направлении.

— Как это? Ты же говорил, что не умеешь читать мысли, – мой голос был немного сбивчивым от возбуждения.

— Когда я тебя целовал, твой мозг излучал такое блаженство – мне это очень понравилось, – Эрик ласково улыбнулся. — Затем эмоции изменились, будто ты задалась каким-то вопросом.

— Блин, от тебя ничего не утаишь! Это немного напрягает, – с досадой и неким смущением сказала я.

— Можно конечно этого не делать, но пока я пытаюсь тебя понять, да еще иногда защитить от самой себя, мне бы хотелось наблюдать за твоим настроением. Надеюсь ты не против?

— Нет, не против, – нехотя согласилась я, не в силах отказать столь милому выражению лица голубоглазого дружка.

— Так о чем ты задумалась?

— Я заметила, что твоя хромосома сегодня не так сильно проявилась, как тогда – в лесу. Хотя по-моему ты тоже начал терять контроль над собой.

— Чем чаще мы будем этим заниматься, тем легче мне будет ее игнорировать

— Вон оно что! А ты оказывается хитрее чем я думала, – улыбнувшись подметила я, прекрасно зная, чего все мужчины хотят от женщин, и инопланетянин оказался не исключением из правил природы.

— Ты не правильно поняла, – посерьезнев, сказал Эрик. — Просто у меня не было девушки очень давно, поэтому мне трудно себя контролировать, когда твои эмоции начинают распалять мои.

— У тебя была девушка? – с интересом спросила я.

— Да, она погибла, – тихонько ответил он опустив глаза, а потом снова посмотрел и неуверенно добавил: — Ты слегка мне ее напоминаешь, только твои волосы темнее, чем были у нее.

— Извини, – почувствовав неловкость сказала я, но спустя пару секунд меня словно холодной водой окатило, и я вскочила с кровати.

— Что с тобой? Ты выглядишь так, будто тебя током ударило. Вроде это не я, – шутливо выразился Эрик.

— Так вот в чем дело! – недовольно воскликнула я громким шепотом. — Вот почему я тебе понравилась! Ты считаешь, что Я... – это ОНА!!!…

Все веселье инопланетянина мгновенно исчезло и сменилось страхом. Он подскочил ко мне так быстро, что даже Джесси не успела заметить его передвижения, зажал мое лицо между ладоней и стал быстро говорить, не давая больше произнести ни слова:

— Нет, нет! Что ты?! Ты совсем другая! Да признаюсь, изначально именно ваше сходство толкнуло меня на слежку, но ТЫ... – ТЫ не ОНА! Выкини эти мысли из своей головы! Слышишь?! Я давно и думать о ней забыл, искал себе другую девушку по сердцу, и вот нашел. И не важно, похожи вы или нет. Я люблю тебя, и только тебя! Даже если Ульмúна сейчас появилась бы здесь каким-то чудом, я и раздумывать не стал – я выбрал бы тебя! – сказав это, Эрик серьезно посмотрел в мои глаза, а потом тихонько неуверенно произнес: — Только выберет ли эта девушка меня?

Такой вопрос застал меня врасплох. Все мои переживания сразу улетучились как дым на сквозняке, сменившись растерянностью. Я была не готова отвечать, но и боялась опять ранить чувства влюбленного, а он как назло, смотрел на меня не отрываясь.

И тут моя собака громко фыркнула, будто ей в нос залетела муха. Мы дружно рассмеялись, а я была готова сказать Джесси "спасибо" за то, что дала мне шанс уйти от ответа. Когда Эрик успокоившись, опять посмотрел на меня, я сразу задала встречный вопрос:

— Ты расскажешь мне о ней?

— Зачем ворошить прошлое? – спросил он немного расстроившись, понимая, что ответа сейчас ему не дождаться, а я вконец решила уйти от этой темы:

— А о своей хромосоме расскажешь?

— Давай потом.

— Опять потом? Ты мне не доверяешь? – возмутилась я и притворно надула губы.

— Я просто не хочу тебя пугать.

— Ты считаешь меня слабой? – сыпала я вопросы один за другим, и даже начала злиться на такую скрытность и обращение со мной как с маленьким ребенком.

— Нет, – ласково улыбнулся Эрик и притянул меня к себе. — Ты сильная, очень сильная.

Он снова хотел меня поцеловать, но я отстранилась.

— Так! – строго и резко сказала я, и ткнула парня пальцем в грудь. — Ты хочешь знать, что я к тебе испытываю? Но я не знаю! Как я могу быть в чем-то уверена, если почти тебя не знаю? Я ответила на все твои вопросы. Ты же отделываешься короткими фразами. Давай договоримся, если ты хочешь, чтобы я разобралась сама в себе, то расскажешь мне все – никаких тайн и секретов! Ты понял?

Я сверлила нового друга серьезным взглядом, давая понять, что не шучу. Он с минуту смотрел на меня изучающе. Потом вздохнул и сказал:

— Понял. Но если я сейчас начну все рассказывать, мы не попадем на твою дискотеку ни сегодня, ни завтра. Или ты хочешь отправить меня знакомиться с твоими друзьями в этом? – Эрик указал на свой лакированный комбинезон, напоминая о поставленных задачах.

Опомнившись, я удивленно подняла брови. Парень засмеялся надо мной, и отчасти от того, что немного увильнул от расспросов. Он был прав – время шло, а так ничего не сделано, чтобы привести его в более человеческий вид. Я обеспокоено стала метаться по итак небольшой комнате, не зная с чего начать. Произошедшее ранее совсем выбило меня из колеи, а молчаливые безобидные посмеивания инопланетянина сбивали с мыслей еще больше.

Я задержалась у двери, оглядев своего гостя с ног до головы. И тут меня осенило! По росту и телосложению Эрик немного походил на дядю Павла – брата моего отца, который приезжал к нам вначале лета. Он оставил несколько вещей, собираясь еще раз наведаться осенью. В последнее время дядя часто нас посещал, так как перебрался жить в Москву, а это такой стрессовый город, вот он и ездит к нам расслабиться, отдохнуть от суеты и вдоволь порыбачить с отцом.

— Исчезни! – шутливо сказала я, отпирая дверь. — Я сейчас вернусь, – и выскользнула из комнаты.

Проходя на цыпочках мимо залы, я увидела маму, мирно спящую перед включенным телевизором, ее руки покоились на груди вместе с вязанием. В другой комнате та же картина – отец спал на своем диване и тихонько похрапывал, накрывшись газетой. Видимо заснул, читая ее.

«Прямо сонное царство какое-то», – удивилась я и прошла к шифоньеру.

В углу за столом как тень сидел брат, полностью поглощенный компьютерной игрой и вовсе меня не замечал. Он даже не обернулся на ужасный скрип дверцы, когда я пыталась достать вещи. Отец тоже не пошевелился, словно все оглохли.

«По-моему это ненормально!» – предположила я, продолжая рыться на полках.

Достав светло-серые джинсы и бежевый тонкий льняной джемпер, я вспомнила про обувь.

«Я же не знаю его размер! Будем надеяться, что дядины кроссовки придутся впору».

Схватила вещи в охапку и выскользнула в коридор. По пути заглянула на кухню, где горел свет – посуда была вымыта.

«Класс! Почаще надо Игоря заставлять что-то делать», – пришла на ум неплохая идея.

Затем я отыскала в коридоре обувь, с вешалки сняла безрукавную ветровку, состоящую из трех оттенков серого – низ темный, верх самый светлый. Она идеально подходила к выбранной одежде. Возвращаясь обратно, заскочила в ванную и взяла коробку с краской для волос, которую покупала себе, но так и не воспользовалась.

Когда я вошла, инопланетянин сидел на полу рядом с Джесси и внимательно вглядывался в глаза собаки, та в ответ завороженно смотрела на своего соседа.

— Чем ты занимаешься? – поинтересовалась я.

Эрик отвлекся от своего занятия и добродушно мне улыбнулся.

— Мы разговариваем.

— Ты же не умеешь читать мысли, или ты все-таки врешь?

— Нет. Я говорю и чувствую, что она меня понимает. Но дотрагиваться до нее мне не стоит – пробовал, и она сразу испуганно отдернула лапу. Наверно ее кожа более чувствительна.

— Она просто животное, и ей чужды необычные ощущения. Я же тоже в первый раз напугалась, – сказала я с улыбкой и, заперев за собой дверь, положила вещи на кровать. — Пора переодеваться. Снимай свой комбинезон.

— Зачем снимать? – удивленно и немного настороженно спросил Эрик, на что получил от меня утвердительный кивок. — Но я не смогу телепортироваться или включить режим невидимости, если что-то вдруг пойдет не так – это опасно! – начал он искать оправдания.

— А каким образом я должна сделать из тебя землянина? Может, ты собираешься надеть эти вещи поверх своих? Это смешно! – завелась я на несговорчивость инопланетного гостя. Подошла и присела на пол напротив него, поджав под себя ноги. Джесси радостно меня приветствовала, застучав по полу своим мощным как дубина хвостом. Эрик бросил на нее всего один короткий, но серьезный взгляд, и она как послушная марионетка, сразу успокоилась, опустила голову на лапы и прикрыла веки, словно заснула. Я опять удивилась, но мне сейчас было не до нее. Упрямец смотрел куда-то мимо меня, обдумывая ситуацию. Пришлось применить радикальные меры, желая побыстрее добиться нужного результата.

— Эриксантáул, – произнесла я строго, и он сразу замер, с устремленным на меня недоуменным взором. — Прекращай капризничать как маленький! Да и вообще, никаких телепортаций и исчезновений – этим ты наоборот себя выдашь, – требовала я. Потом взяла парня за руку и, уже сменив строгий тон на ласковый, сказала, глядя в его красивые глаза: — Успокойся, теперь моя очередь защищать тебя, а уж со своими друзьями я общаться умею.

— Лишь бы никто не узнал, что в вашем лесу приземлился.… Как вы там называете наш корабль? "Летающая тарелка" вроде? – сказал он сдаваясь.

— Никто и не узнает, если ты будешь вести себя натурально, без всяких твоих сверхъестественных заморочек.

Эрик улыбнулся и неуверенно кивнул, потом с удивительной легкостью встал на ноги и помог подняться мне, а я решила продолжить о немного беспокоящей меня теме, понимая как тяжело было уговорить его согласиться, но все же должна была предупредить. Почувствовав мое замешательство, парень серьезно спросил:

— Ты сама то уверена в том, что делаешь?

— Конечно. Просто переживаю, как отреагирует на это Макс? И Боже упаси тебя с ним подраться!

Я умоляюще посмотрела в глаза красавчика, а он криво улыбнувшись, ответил:

— Не бойся, не трону я твоего Макса!

Слова "твой Макс" меня взбесили.

— Прекрати! Он не мой! Век бы его не видеть! – зло сказала я и обиженно отвернула голову в сторону.

Эрик игриво чмокнул меня в щеку, а я, посмотрев на него, заметила, как повесели его глаза. И тут до меня дошло:

«Неужели он все это время сомневался, что я хочу бросить Максима? Но почему? Может это из-за слов: что я типа еще ничего не решила, нечаянно пророненные в разговоре с мамой и братом? Все возможно».

Пока в моей голове вертелись новые вопросы, инопланетянин поднял правую руку, немного понажимал на приборе, над ним возникла голограмма с непонятными символами. Поменяв их местами в определенном порядке, комбинезон сам разошелся спереди, обнажая мускулистую мужскую грудь, хотя ни молнии, ни шва или даже стыка раньше там не было – все выглядело единым целым. Поток моих мыслей о Максиме резко оборвался, и в голове промелькнуло совсем другое:

«На нем под комбинезоном ничего нет!», – я закусила губу от предвкушения увидеть обнаженное тело красавчика. Раз его фигура даже в одетом состоянии вызывала у меня такой восторг, то под комбинезоном и подавно. Потом смутилась от собственных мыслей.

— С тобой все нормально? – спросил Эрик, загадочно улыбаясь, он явно заметил, что я гляжу на него как мышка на сыр.

— Может мне выйти, чтобы ты мог спокойно переодеться? – неловко предложила я.

— Ты мне не мешаешь, а вот тебя это по-моему беспокоит. Если хочешь, можешь просто отвернуться, – посмеялся он, тем самым вогнав меня в краску еще больше.

Я отошла, уселась на кровать и уставилась в стену, но распиравшее любопытство заставило меня краем глаза подглядывать, как практически неизвестный парень, стоящий ко мне спиной, бесцеремонно стаскивает с себя космический комбинезон, да еще в моей комнате – такое было впервые! И чуть не раскрыла рот от удивления, узнав, что на нем не было даже нижнего белья. А когда инопланетянин все снял и без всякого стеснения повернулся передом, то зажмурилась и наверно покраснела как помидор.

Отчетливо были слышны приближающиеся шаги и шорох одежды лежащей на кровати, я же сидела не шевелясь и даже забыла как дышать, а глаза открыла, только когда услышала звук застегивания молнии на брюках.

Чувствуя неловкость, я повернулась и замерла с изумленным видом. Передо мной стоял сногсшибательный босоногий красавец в джинсах и с голым торсом. Не было даже слов, как описать его сексуальность – в меру мускулистый, но вовсе не качек.

Загадочно улыбнувшись, он присел передо мной и взял за руки, а в его глазах горел игривый огонек.

— Ты смотришь на меня так, словно никогда не видела раздетого мужчину.

Для начала я выдохнула задержанный вдох, потом смущенно ответила:

— Такого красивого и так близко нет, только в журналах мод и в кино.

Высвободив свою правую руку, я легким касанием провела по коже инопланетянина от запястья к плечу, потом по груди, ощущая при этом легкую вибрацию в кончиках пальцев. Его кожа оказалась все же немного теплее чем моя.

Парень выпрямился, позволив изучить каждый рельеф его тела. При этом, я видела из под ресниц его довольную улыбку – ему явно нравилось, как я им восторгаюсь.

Вдруг мне все это показалось какой-то сказкой, и я отдернула руку.

— Не-ет! – замотала я головой.

— Что? – не понял он меня.

— Это нереально, так не бывает! Я просто сплю, и мне снится прекрасный сон, или ты… – я смерила пришельца недовольным взглядом, — внушаешь мне все это!

Он удивленно поднял бровь.

— Думаешь, я не заметила какое в доме сонное царство? А что ты втирал моей собаке – она вообще на тебя не реагирует? Когда за мной заходил Макс, она рвала и метала.

Пока я это говорила, парень почему-то все больше и больше расплывался в улыбке.

— Все в порядке. Я внушил им состояние отдыха и покоя.

— А брату?

— Брату – азарт игры, и когда он почувствует усталость, он тоже заснет, – объяснил Эрик и, заметив, как во мне закипает некоторое возмущение, постарался меня успокоить: — Я просто перестраховался. Согласись: все лучше, чем постоянно дергаться на каждый шорох за дверью и разговаривать шепотом.

Ошарашенная тем, что мой необычный гость может так легко и на расстоянии манипулировать людьми, я прикинула его действия на себе и строго спросила:

— Так что же ты внушил мне? – и тут же сама ответила на свой вопрос: — Чтобы я пускала слюни на каждый твой взгляд, каждое прикосновение…

— Вот именно тебе я ничего не внушал, – перебив меня, серьезно сказал Эрик. Ему не понравился ход моих мыслей. — Твое истинное мнение для меня намного важнее. Даже если исключить тот факт что я в тебя влюбился, мне необходимо знать что ты думаешь обо всем этом, и что Милли не права, когда ругает меня за нарушение наиважнейших правил.

— Ты все-таки боишься, что я всем расскажу про вас, – догадалась я.

— Поначалу да, – признался он, извиняющимся тоном. — Но я бы нашел способ, как с этим справиться. Сейчас меня больше интересует другое, – последние слова он сказал как-то загадочно и нежно улыбнувшись, добавил: — У тебя неплохой слух.

— О чем ты? – опешила я.

— Ты неплохо поешь.

Прикинув, сколько было времени, когда я мурлыкала песни на кухне, то изумленно воскликнула:

— Ты здесь с самого утра?!

— Просто не мог удержаться и не определить твою реакцию на наше с тобой вчерашнее знакомство. Мне очень понравилось твое настроение, и не только я это заметил.

Я удивилась еще больше, а парень снова расплылся в довольной улыбке и пояснил:

— Даже твоя мама догадалась. Я очень рад, что вызвал в тебе столько эмоций и понял, что у меня все-таки есть шанс…

— Шанс на что? – не понимала я его загадок.

— Что наши чувства могут быть взаимны.

Теперь все стало ясно. Он опять пытался подвести меня к вопросу о моих чувствах к нему.

— Эрик… – произнесла я смущенно и отвернулась, а он взял меня за подбородок и повернул к себе лицом.

— Я не тороплю. Но мне очень приятно знать, что я тебе не просто нравлюсь как обычный парень, а вызываю в тебе такое волнение, от чего сбивается твое дыхание и сердцебиение.

Я неловко посмотрела в его веселые глаза.

— Ты говоришь так, будто чувствуешь, что я в тебя влюбилась. Но я знаю тебя так мало, и сама ни в чем не уверена. Как же ты можешь быть в этом уверен, ведь мы только познакомились?

Эрик улыбнулся.

— Я-то точно знаю тебя не один день, а уже две недели. И мне этого достаточно, чтобы разобраться в своих чувствах.

Эти слова заставили меня задуматься:

«Может он прав? Может, я и правда влюбилась в этого красавчика?»

К Максиму я никогда ничего подобного не испытывала, даже когда мы только познакомились. Он конечно понравился мне поначалу, но я ни разу не приглашала его к себе в комнату, оставляя ждать в коридоре или на кухне, пока переодевалась, а Джесси неугомонно пыталась выбраться наружу, рыча и царапая запертую дверь. Встречались мы с ним только на улице и пару раз были у его тети, куда однажды приехал его отец. Максим повел себя очень странно, словно мы едва знакомы, и я пришла не к нему, а на репетиторство к учительнице. Я сделала вид, что ничего не заметила, но на душе было неприятно:

«Парень, с которым я встречаюсь, постыдился представить меня отцу как свою девушку!»

С другой стороны, почти неизвестного мне человека я пригласила к себе тоже не просто так. Невозможно же сделать из него землянина на улице, в лесу или даже в гараже – там условия не позволяют. И кто знает, что у этого неземлянина на уме?

Обдумывая эти мысли, я наверно немного ушла в себя, поэтому Эрик игриво чмокнул меня в нос и сказал:

— Может мы все-таки продолжим играть в переодевания? Время подумать у тебя еще будет, и мне трудно контролировать сразу четыре мозга.

— Как четыре? – недовольно спросила я, ведь четвертой в моей семье была Я.

Сообразив, о чем я подумала, он поспешил объяснить:

— Твоя Джесси тоже под контролем, или ты думаешь, она просто так ведет себя мирно?

Посмотрев на спокойно спящую собаку, я перевела взгляд на часы – "19:10". В моем распоряжении оставалось меньше двух часов.

«Надо поторопиться», – подстегнула я себя и взяв коробку с краской, показала парню.

— Такой цвет волос тебя надеюсь устроит?

Взяв ее он стал внимательно разглядывать картинку. Там красовалась девушка с шоколадным оттенком волнистых локонов.

— Я не могу, – с досадой сказал Эрик и отбросил коробку обратно на кровать.

— Что опять не так? – возмутилась я на еще один каприз.

— Это цвет наших предателей, они уничтожили нашу и свою же планету, вступив в сговор с зогриáнцами, – пояснил он со злобой и отвернулся в сторону, чтобы не показывать, как ему неприятна эта тема.

— Так, успокойся! – остановила я новый приступ паники. — Другой краски у меня все равно нет, а если бы и была, то светлый тон не сможет закрасить твой ядовитый оттенок. А в таком виде ты не сможешь никому показаться – это вызовет подозрение. Ты же не хочешь, чтобы о вас узнали?

— Ты жаждешь моей смерти?! Мои же меня и прибьют! Именно из-за них… – не закончив фразу, он указал пальцем в сторону коробки, намекая на темноволосых предателей с его планеты, при этом не сводя с меня умоляющего взгляда. Мне даже стало его жалко.

— Откуда я могу знать ваши порядки, ты же не рассказываешь.

— Не сейчас.

— Ладно, ладно не сейчас. Но я не знаю, что еще предложить, – расстроилась я. — Под бейсболку твои волосы не спрятать, ветровки с капюшоном твоего размера у меня нет, а носить шапку летом – смешно! Зря я наверно все это затеяла. Я не могу просить тебя пойти против своих устоев – я же не садистка! Правда в этом нет ничего страшного. Краска со временем вымывается, а волосы отрастают, и остатки краски потом можно состричь. У тебя быстро растут волосы?

— Вроде да, – ответил Эрик неуверенно, но мне больше не хотелось его мучить.

— Окей, давай оставим все как есть. Я схожу одна, а ты подождешь меня здесь. Только, какую найти причину, чтобы расстаться с Максом? Сказать ему, что я видела его с другой? Он найдет сотню отговорок: типа это какая-нибудь родственница, или секретарша отца, и он заехал за ней по работе. У меня нет больше других оснований. Ксюша тоже еще не успела с ним пофлиртовать как договаривались, чтобы использовать это для ссоры.

— Я тебя одну к нему не пущу! – строго сказал Эрик.

— Тогда он придет сюда сам.

Парень уселся на пол и обхватил голову руками, обдумывая мои доводы. Потом досадно прорычал от безысходности положения, загадочно посмотрел, улыбнулся и сказал:

— Ладно, черт с ними! Делай что хочешь! Будем надеяться, что Милли меня поймет.

Он опять придвинулся поближе, взял коробку с краской и подал мне, соглашаясь на эксперимент. Я в ответ ласково улыбнулась, но для убедительности спросила:

— Ты точно в этом уверен?

— А разве у меня есть выбор?

— Выбор есть всегда.

— Давай, не тяни время, пока я не передумал.

Я расплылась в довольной улыбке – мне очень понравилась его безотказность.

— Ладно, но сначала надо проверить твою реакцию на химию. Дай мне руку.

Я намазала небольшое количество краски на внутренней стороне локтевого сустава, и чуть-чуть на затылке под волосами.

— Зачем это? – спросил Эрик с интересом.

— Если в течении тридцати минут не будет раздражения, то все в порядке.

— А что может быть не в порядке? – уже настороженно поинтересовался он.

— Мне эта краска подходит, красилась ей не один раз, и подруг красила, а вот на инопланетянине не испытывала ни разу, – шутливо смеясь сказала я.

— Так, что может быть, если она не подойдет? – допытывался Эрик, видимо ему было не до шуток.

Я немного замялась:

«Он с таким трудом согласился, а тут еще это предостережение, которое пишут на каждой коробке с краской для волос!»

— Что будет? – нетерпеливо и настойчиво переспросил парень ещё раз.

— Можно получить ожог на коже, или спалить волосы, от чего они могут выпадать.

— Ты издеваешься?! – возмущенно спросил он.

— Нет. Для этого я и делаю эту проверку, неизвестно как твоя кожа ее воспримет.

Эрик вопросительно и немного строго посмотрел на меня.

— Ну, я же не лысая! – воскликнула я и, схватив локон своих волос, подергала, показывая, что это не парик. Сдавшись, инопланетянин опустил свою голову мне на колени.

— Я весь в твоем распоряжении.

Осознав полнейшую победу, я радостно потрепала его шевелюру.

— Скажи, ты что-нибудь чувствуешь? – спросила я, разглядывая испытуемый участок на шее, и была рада отсутствию там каких либо вредных изменений – это был хороший знак.

— Вроде ничего необычного.

— Вот и отлично, но еще немного подождем.

— Подождем? А мы не опоздаем?

Удивление вновь посетило меня.

— Я тебя не понимаю. То тебя еле уговариваешь, а то ты сам туда рвешься.

— Мне просто хочется, чтобы ты на самом деле поскорее отвязалась от св… – Эрик хотел сказать "своего", но поправился: — от этого Макса. А то получается, я пристаю к чужой девушке.

— И эта девушка не против, когда к ней пристает такой симпатичный мужчинка, – смеясь сказала я.

— Не против, – слегка задумчиво и как-то многозначительно произнес он, потом изучающе посмотрел на меня.

«Как же сложно понять, что на уме у этого инопланетянина? Вроде поведение обычного человека с планеты Земля, но вот этот взгляд! Словно я подопытный кролик для него!» – гадала я

— Все нормально? – спросил он, — Ты снова о чем-то переживаешь?

— Конечно! У нас еще куча дел, а мы все болтаем, – выкрутилась я от расспросов, встала с кровати и подала гостю носки и обувь. — Одень это, надо узнать подойдет ли размер?

— А это зачем? – задал Эрик новый вопрос, не понимающе глядя на носки.

Мне почему-то стало смешно наблюдать, как пришелец удивляется естественным мелочам земного бытия, и решила слегка его подколоть:

— Наша одежда не такая удобная, как твоя, чтобы носить ее на голое тело.

— Я это заметил, – произнес он без радости.

Такой ответ меня слегка взволновал – шутка явно не удалась.

— Тебе неудобно? – аккуратно поинтересовалась я.

— Да нет – просто непривычно. Комбинезон на себе я практически не чувствую. В нем хорошая система для создания комфорта.

— И тебе не жарко в нем?

— Ты что какая дотошная? Я же говорю, там все продумано до мелочей, – возмутился Эрик, одновременно напяливая носки и кроссовки. Потом встал и немного помялся с пятки на носок. — Вроде удобно.

— И выглядит клево, – добавила я.

Затем, еще раз убедившись, что кожа инопланетянина никак не отреагировала на краску, а волосы на затылке даже слегка подкрасились, я занялась его перевоплощением.

В процессе выявилось, что интенсивность ядовито-рыжего оттенка разная, а у корней его вообще не было. Но это не походило на то, что волосы пришельца когда-то были окрашены и уже начали отрастать. Цветовой тон плавно переходил от светло-русого к рыжему, и чем дальше от корней, тем ядовитей был оттенок. Да и сам переход был неравномерным. Некоторые волосы становились рыжими только от середины их длинны, а некоторые почти от самого начала роста.

«Эти прилетевшие инопланетяне все ядовито-рыжие, или только у моего красавчика цвет такой интересный?» – думала я, равномерно распределяя краску по длине прядок.

Эрик все это время сидел молча закрыв глаза, словно ловил кайф, пока я копалась в его мягкой, густой шевелюре. Он даже не шелохнулся, когда я нечаянно оцарапала ему шею своими длинными и жесткими как у кошки ногтями, подтирая растекшуюся краску. Царапина исчезла на глазах, очень удивив меня такой повышенной регенерацией кожи.

— А почему у тебя и твоего брата волосы светлые, причем у брата они намного светлее, а у родителей темные? – вдруг поинтересовался Эрик.

— Игорь пошел в деда по отцовой линии. У папиного брата, вещи которого на тебе, тоже светлая голова. Сам отец пошел в бабушку. По маминой линии у нас все темные, а я наверно в соседа, – посмеялась я.

— Какого еще соседа?

— Шутка! Так выражаются, когда у ребенка есть что-то, чего нет у ближайших родственников. Это у меня наверное от прабабушки Зои. Ты помнишь, я тебе рассказывала, что не всегда была такой как сейчас? – Я взяла с полки фотоальбом и положила его на стол перед Эриком. — Вот посмотри, это моя история. Зато тебе будет не скучно коротать необходимое для окрашивания время.

Парень с интересом стал просматривать фотоальбом, где было запечатлено все разнообразие моих перевоплощений. Раньше, начиная с тринадцати лет, я много экспериментировала, поэтому на фото красовалась и с длинными, и с короткими прическами, окрашенными то в темные, то в светлые тона. А однажды, в шестнадцать лет, даже выкрасилась в "цикламен", но, проходив с ярко-розовой головой всего две недели, перекрасилась в шоколадный. С тех пор больше не красилась. Волосы отросли, и сейчас они были длинной чуть ниже плеч, волнистые и русые – это мой натуральный цвет. На днях я собиралась окраситься вновь. Мне очень повезло, что не успела использовать краску.

Пока Эрик разглядывал фотографии, я немного порылась в шкафу, выбирая наряд для гулянки. Мне хотелось подобрать что-то сногсшибательное, чтобы Максим понял что потерял, и что я ничем не хуже его блондиночки.

«Я не позволю этому засранцу разводить меня как лохушку! Сегодня пошлю, но сначала слегка подразню» – обдумывала я небольшой план мести, перебирая свои вещи.

Приглядев пару платьев: красное лаковое и васильковое из блестящей парчи, я не стала их пока доставать, желая произвести впечатление не только на Максима, но и на Эрика тоже.

К концу ожидаемого срока, перед тем как вывести своего гостя из комнаты, я оставила его одного. Прошвырнулась по дому и проверила домочадцев. Родители до сих пор спали, и даже брат заснул, уткнувшись лицом в стол.

«Прикольно!» – подумала я и вернулась к себе.

Эрик сидел на том же месте, где был оставлен, и внимательно всматривался в одно фото. Я подошла ближе и увидела новогоднюю фотографию. На ней мы с Максимом стояли обнявшись у елки, и весело улыбались. Мне показалось, что наш счастливый вид немного расстроил инопланетянина, и хотя это был единственный кадр, на котором мы с Максом сфотографировались вместе, я вытащила фото из альбома и молча разорвала на мелкие кусочки на глазах у парня, на что тот довольно улыбнулся. Затем, взяв его за руку, вывела из комнаты. Показала где у нас уборная, куда он отказался пойти сказав, что я зря за него так переживаю, ведь хромосома принесла ему много новых неизвестных ранее возможностей.

«Что это значит?» – не переставала я удивляться новостям.

— Эта хромосома не врожденная, а приобретенная, – пояснил Эрик, прочтя мой немой вопрос. — Ее вводят в организм, когда ты готов бороздить просторы космоса. Я тоже принимаю душ и все такое, но если это невозможно сделать, просто жду следующего подходящего момента, и это не приносит мне дискомфорта.

— И как долго? – пыталась я разузнать хоть какие-то подробности о его жизни.

— Сколько вынуждает ситуация, иногда доходит до недели и даже больше.

— А это не вредно? – побеспокоилась я недоумевая, как можно без последствий так изменить заложенное природой.

— Для меня нет, – улыбаясь сказал он.

Я не стала больше докапываться, понимая, что мы все же с разных планет, а узнать обо всем сразу невозможно, да и время поджимало, поэтому вернулась к основной цели, задуманной на сегодня.

Попросив Эрика зайти в ванную комнату с закрытыми глазами, чтобы новоиспеченный землянин раньше времени не увидел в зеркале результат моих стараний, я помогла ему смыть краску и накинув на голову полотенце, отвела обратно в комнату, где он одел оставшиеся вещи. Затем расчесала и уложила его волосы, но Эрик тут же их взъерошил, пояснив, что лохматость – его "фишка".

— Ну да, тебе идет, – признала я, оглядывая парня с ног до головы.

Мои труды оказались не напрасными. Передо мной стоял вполне обычный симпатичный молодой человек – никаких инопланетных признаков. А его волосы получились не шоколадного цвета, как должно было быть, они стали темно-каштановыми с легким рыжим отливом.

Только после этого я наконец подвела его к большому зеркалу, встроенному на внутренней поверхности дверцы шкафа. Эрик внимательно осмотрел себя со всех сторон.

— Неплохо! – сказал он довольным тоном, и слегка поправил свою шевелюру.

 

Спрятав вещи инопланетянина, я потребовала "расколдовать" моих родных и выставила его из дома. Проснувшись, все сначала удивились, что проспали так долго, но сошлись на мысли, что это к перемене погоды.

Опять пришлось собираться второпях, задержавшись лишь на прическе, на укладку которой ушла большая часть времени. Потом позвонила подруге, она тоже готовилась выходить. Пообещав за ней зайти, я попросила Игоря выгулять собаку и пожелав спокойной ночи родителям, на что они дружно рассмеялись, вышла из дома.

 

Категория: Михайлова Татьяна | Добавил: tanushka1701 (20.06.2019) | Автор: Татьяна Михайлова E
Просмотров: 72 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 2
avatar
1 Sergey9966 • 17:32, 23.06.2019
Мне нравится, как вы пишете. Особенно нравится, как форматируете текст, разделяя абзацы пропусками строк - так меньше напрягается зрение и читатель не сбегает со страницы, застряв на первых же предложениях.

История читается легко и весело, мне кажется, из неё неплохой молодёжный сериал можно сварганить, переделав в сценарий.

(Исправьте, пожалуйста, слово "ожег на коже" на "ожог" - оно употреблено вами как существительное, а ожёг - это глагол).
avatar
2 tanushka1701 • 20:56, 24.06.2019
Спасибо вам огромное за такую оценку моего произведения. Да я старалась использовать времена моей молодости, и включила в рассказ смешные ситуации общения молодежи между собой. По оводу разделения абзацев: Текст сам так ложится, т.к. я набираю его и копирую из вворда. каждый абзац у меня как в любой книге начинается с красной строки. И спасибо вам за подсказку с ошибками. С русским беда была еще в школе))))
avatar