Суббота, 21.07.2018, 11:05
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Казаринова Светлана [172]
Казаринова Светлана
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 1
Пользователей: 3
Нерлин, Владимир-89265917712, Владимир-89263610501
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2018 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Казаринова Светлана » Казаринова Светлана

Неудавшийся отдых 4

 

9

Тришкин обнаружил Анну мертвой около половины второго ночи, представители органов безопасности приехали в гостиницу примерно в половине третьего. Было их трое – один в форме и двое в штатском. Они всей толпой ввалились в прихожую и ванную, но двое в штатском уже через пару минут появились в комнате, где расположились Евсюков и Агеева. Старшей была женщина лет сорока, с умным выразительным взглядом.

– Капитан Гордеюк Клавдия Степановна, – она показала свое удостоверение. Сопровождающий ее мужчина был на голову выше и лет на десять моложе. Особенно бросались в глаза его курносый нос и оттопыренные уши, и, чтобы не казаться юным и смешным, он носил очки в массивной роговой оправе с простыми стёклами, и ему все время приходилось напускать на себя профессиональную суровость. Владимир видел его раньше, это был участковый лейтенант Семен Ракитин.

Криминалист потребовал, чтобы все, кто в отеле соприкасался с Анной Григорович, были в его распоряжении.

– Насколько мне известно, товарищ капитан, она поселилась здесь в понедельник до обеда, – тут же начал отчитываться Бочкин. Актер Тришкин кивком головы подтвердил эту информацию.

– Значит, никто, кроме Павла Евгеньевича, ее здесь не знал? – поинтересовалась Гордеюк.

– Я знал, – сказал Евсюков. – В день приезда, как раз на обеде, Тришкин нас с нею познакомил. – Помолчав, уточнил: – Меня и Валерию.

– Валерию?

– Это я, – подала голос Агеева.

Клавдия Степановна кивнула ей. Владимиру даже показалось, что они знакомы. Она спросила:

– Раньше вы никогда не встречались?

Хотя она и задала этот вопрос наугад, просто для ориентировки, Евсюкову вдруг померещилось, что она все знает и даже читала записку Анны. Он стоял прямо напротив кресла и ждал, что скажет Лера, но та глядела куда-то в угол и упорно молчала. С трудом отведя от нее взгляд, Владимир посмотрел в глаза сыщице и медленно покачал головой.

– В тот день я видел ее впервые. Мы вместе обедали в столовой, а сегодня вечером сидели в кафе, кстати, там были еще управляющий гостиницей Бочкин и его супруга.

Кирилл с готовностью закивал головой:

– Они подсели к нашему столу. Григорович и Тришкин. Около девяти. А ушли около полуночи.

– Тришкин и Григорович? – переспросила Гордеюк.

– Нет, Григорович и я, – пояснил Евсюков. – Я проводил ее наверх. В коридоре попрощался с нею и вернулся в кафе.

– Почему именно вас она попросила проводить ее?

– Мы ушли прямо с танцплощадки. Павла Евгеньевича как раз не было в кафе, а мы с ней танцевали. Она сказала, что ей стало плохо, но на самом деле испугалась одной дамы.

Владимир виновато взглянул на актера. Тот все еще находился как бы в полуобморочном состоянии, но в это время вздрогнул, поднатужился и решительно заявил:

– Очевидно, моей жены. Пожалуй, придется вам кое-что пояснить. Дело в том, что здесь сейчас моя жена и ее брат, мой зять. Понимаете, я уже подал заявление на развод, – последнюю фразу он произнес мрачно и глухо. – Они приехали днем, на машине зятя. Но встретились мы только около полуночи в кафе. Я как раз сидел у стойки бара вместе с Валерией и…

– Минуточку, Павел Евгеньевич, – прервал его криминалист, – ваша жена и зять все еще здесь? В отеле?

– Скорее всего, они сейчас в кафе, – быстро вмешался управляющий и пояснил, как с ними познакомился. Ограничился, правда, только упоминанием об испортившемся автомобиле и тщетной попытке получить номер.

– Скажите, пожалуйста, как зовут вашего зятя, – обратился участковый к Тришкину.

– Иван Каштанов, – ответил актер, вытирая ладонью мокрый от пота лоб и расстегивая воротничок рубашки.

– Кирилл Иванович, – обратилась капитан Гордеюк к управляющему, – будьте добры, приведите их сюда.

– Да, конечно, – торопливо закивал Бочкин и покинул помещение.

Клавдия Степановна что-то шепнула Ракитину, а потом обратилась к Евсюкову, Тришкину и Агеевой, посоветовала им быть все время здесь, и никуда не отлучаться из комнаты, а участковый лейтенант, за ними присмотрит.

Семен Ракитин занял пост, напустив на себя грозный вид, что вызвало улыбку у Владимира. Актер спрятал лицо в ладонях и скорее всего, собирался с силами перед неизбежной встречей с родней, а Валерия совсем впала в апатию, окончательно потеряв интерес к происходящему.

Евсюков обратился к Тришкину:

– Значит, вы считаете, Павел Евгеньевич, что Анна утонула в результате несчастного случая? Может, у нее болело сердце?

Тот взглянул на него с такой безмерной тоской, с таким отчаянием, что Владимир пожалел, о заданном вопросе, и с радостью и облегчением услышал, как лейтенант строгим голосом, переходящим в фальцет, прерывает разговор:

– Происшествие не обсуждать!

– Простите? Вы это нам? – Евсюков сделал обиженное лицо, чтобы случайно не засмеяться от вида лейтенанта, напустившего на себя суровый вид, но из-за торчащих ушей он получился жалким.

– Я сказал: не обсуждать! – Ракитин топнул ногой, потом помолчал, подбирая подходящий юридический термин, но ничего более удачного не придумал, повел подбородком в сторону, ванной, откашлялся и закончил ледяным тоном: – Это происшествие!

Тут вернулся управляющий, а вместе с ним Ирма и Иван. Едва они появились, Тришкин, молча, встал с кресла, подошел к окну и уставился куда-то в темноту.

Иван осмотрел комнату и с презрительным видом уперся взглядом в сгорбленную спину Павла Евгеньевича. Ирма легким движением головы отклонила предложение, сесть, сделанное ей лейтенантом, и прислонилась плечом к шкафу, Лера по-прежнему сидела на краешке постели, Бочкин остался стоять возле криминалиста, а Евсюков переместился в угол, откуда, удобно наблюдать за происходящим, и взглянул на часы. Было ровно три. За окном светлело, ночь переходила в рассвет.

За спиной у лейтенанта опять открылась дверь, и вошла Галина Бочкина. В отличие от всех остальных она успела переодеться, сменив блестящую блузку на черный свитер.

Евсюков подумал, что блестящая блуза, конечно же, здесь не к месту, но тут же мысль ушла куда-то в сторону, а Галина спросила почему-то у мужа, хотя в комнате находилось много людей:

– Что здесь происходит, Кирилл?

– Анна Григорович утонула в ванне, – проинформировал ее Бочкин. И тут же добавил. – Только, пожалуйста, старайся держать себя в руках.

– О господи! – выдохнула Галина и положила ладонь на сердце. – О господи, – повторила она, и у нее сильно задрожал подбородок.

– Садитесь, прошу вас, – предложил ей лейтенант, снова указав на кресло, но и на этот раз безрезультатно. Бочкина крепко ухватилась за локоть своего мужа.

– Самоубийство? – осведомилась она, но никто ей не ответил.

С минуту стояла тишина, гнетущая, тягостная, мертвая, исполненная напряжения и ожидания. Наконец из прихожей послышались приглушенные голоса, потом в комнату заглянула сыщица.

Все думали, что первого вызовут на допрос актера, и уже направили на него свои взгляды, но Гордеюк выбрала Евсюкова. Бочкин предоставил для допросов свой кабинет и проводил их туда.

10

Гордеюк вынула из портфеля блокнот, ручку, и задала Володе первый вопрос:

– У меня такое ощущение, что вас, молодой человек, я видела раньше. Не подскажете, где мы могли пересекаться?

Евсюков улыбнулся.

«У Клавдии Степановны глаз-ватерпас, но раскрывать карты, пожалуй, подожду. Она приезжала к нам в отделение по каким-то делам, тогда они с майором Щербанем занимались одним и тем же преступлением, но теперь мне хочется самому раскрыть дело, тем более кажется, я знаю очень многое», – подумал он, а вслух сказал. – Вряд ли мы встречались, я в Прирощинске впервые.

– Ваша фамилия, имя? – спросила Клавдия Степановна и приготовилась записывать в протокол.

– Агеев Владимир.

– Паспорт с собой?

– Я забыл его в номере, но при мне санаторная книжка, это тоже документ подтверждающий личность, – Евсюков достал из кармана небольшую книжечку более похожую на блокнот и положил на стол перед сыщицей.

– Да, Агеев Владимир, – согласилась Гордеюк, – но паспорт потом все-таки принесете.

– Обязательно, – пообещал Владимир и подумал, что не зря, он договорился с администратором санатория, чтобы его записали Агеевым. Во-первых, никто не приставал насчет фамилии, а во-вторых, сейчас, можно не говорить Клавдии Степановне, кто такой он есть на самом деле и спокойно заняться раскрытием преступления.

– А теперь расскажите, откуда вы знаете Тришкина Павла Евгеньевича?

– Мы познакомились здесь, в отеле. В день приезда перед обедом.

– Ага, – Клавдия сделала пометку в блокноте. – Продолжайте, пожалуйста.

– Может, лучше вы будете спрашивать? Я не знаю, что вас интересует.

– Всё! – усмехнулась она. – Меня интересует, что вы делали после приезда в отель. Где проводили свободное время, с кем, о чем разговаривали, словом, всё, что имеет отношение к Анне Григорович. В деталях. Она умерла около полуночи, а вы провожали ее в номер примерно в 23.30.

– Верно, – согласился Евсюков. – Но проводив ее, тут же вернулся в кафе, это заняло минуты две-три, не больше.

– Кто это может подтвердить?

– Кто? – повторил он и вдруг понял, что из общей застольной компании никто. Так получилось, что все куда-то отлучились. Лера отправилась погулять на свежий воздух, Бочкины тоже исчезли, Актер вышел с зятем на террасу. – Пожалуй, только Ирма. Правда, если она меня заметила. Когда я провожал Анну Григорович наверх, Ирма сидела у конторки дежурного администратора, а когда возвращался, она все еще оставалась там. Вскоре после этого к нашему столику подошел официант и сменил пепельницу. Ну, а потом уже появилась… – он сделал паузу и сдержанно добавил, – моя жена, Валерия Агеева.

– Когда?

– Точно не помню, но вскоре после меня. Примерно без четверти двенадцать, – тут он сообразил, что заметно сократил период ее отсутствия в кафе, и после некоторого колебания уточнил. – А может, немного позднее. Но что до полуночи, это точно. Примерно в 0.10 появились Галина и Иван, в 0.15 – управляющий Бочкин, и сразу же за ним – Тришкин.

– Жена? – переспросила Клавдия Степановна. – Мы были у вас в комнате, почему-то там вы все перегородили, как будто живете с чужим человеком.

– Мы поссорились, – засмеялся Владимир. – Не обращайте внимания, это мы так играем.

– Ну-ну, – покачала головой сыщица, записала все показания Евсюкова, а потом подробно расспросила обо всем, что происходило за столом до того момента, когда они с Бочкиными вышли из кафе, нашли Тришкина в коридоре, отомкнули ему дверь.

– Ваша жена видела, как вы ушли вместе с Григорович? – продолжила сыщица допрос.

– Нет. Но позже она сказала, что поняла, с кем я ушел.

– Когда позже?

– Сразу же, как вернулась с улицы. А когда мы с Анной уходили, она сидела у стойки бара вместе с Тришкиным.

– О чем вы говорили с вашей женой, когда она вернулась с улицы?

– О Григорович. Я сказал Лере, что Анне стало плохо, и она попросила меня, чтобы я проводил ее наверх.

– А ваша жена?

– Она меня немного приревновала из-за этого.

– Вы ей сообщили о встрече на пляже с Ирмой и Иваном?

– Нет, не сообщил.

– Почему?

– А зачем?

– Значит, ваша жена, – она упрямо продолжала так именовать Леру. – Ваша жена понятия не имела, что в кафе зашли супруга Тришкина и ее брат?

– Вероятно, нет, – ответил Евсюков. – Когда Иван отвел актера от стойки, она назвала его «каким-то мужчиной». О том, что это зять Тришкина, она узнала только от управляющего Бочкина.

– После того как он вернулся от дежурного?

– Да. Но в это время Анна Григорович была уже час как мертва.

– Откуда вы знаете?! – накинулась Гордеюк на Евсюкова, думая, что поймала его на промахе, но он не дрогнул.

– От вас. Вы сказали, что смерть наступила около полуночи.

Она слегка усмехнулась.

– Ладно, наблюдательный вы мой. Скажите-ка мне еще одну вещь: кто побывал в ванной до нашего прихода?

– Сначала актер, он-то и обнаружил мертвую Анну. После него я и, наконец, управляющий отелем Бочкин.

– Ваша жена не заходила?

– Нет. Она осталась в шестнадцатом номере.

– Как попал в ванную Бочкин?

– Я послал за ним Тришкина. Как управляющий, он должен был узнать, что случилось. А еще я предложил ему немедленно сообщить вам и закрыть отель.

Капитан Гордеюк одобрительно кивнула и не замедлила спросить:

– Воду из ванны спустили вы или Тришкин?

– Я.

– Вспомните, какой кран вы крутили?

– Я брался за оба. Но открыт был только один – с синей меткой.

– Точно?

– Ручаюсь. Кстати вода текла очень тонкой струйкой, стоило мне чуть-чуть повернуть кран – она остановилась.

– Значит, все-таки холодная?

– Да. Второй кран был полностью закрыт. Мне сразу же пришло в голову, что это похоже не на несчастный случай, а на убийство, и убийца оставил так называемые следы. В холодной воде она бы, конечно, не стала купаться.

– Ну, – снисходительно улыбнулась Гордеюк, – заключение логичное, но слишком поспешное, Володя. Григорович могла постепенно охлаждать воду, а потом ей стало дурно…

– Тогда отчего вы спросили, какой кран был открыт?

– Для протокола, – ответила капитан и добавила: — Все, Агеев, благодарю вас.

Евсюков встал.

– Можно вернуться в свою комнату?

– Пока вынуждена попросить, чтобы вы остались в кафе. Очень хотите спать?

– Да нет. Останусь в кафе, – заявил он и вышел из кабинета в коридор. Только здесь удалось перевести дух. Беглым огнем вопросов Гордеюк совсем заморочила ему голову. Сразу видно, что она на этом деле дока. И все-таки Евсюков не сказал ей то, чего не хотел говорить. В конце концов, речь шла о пустяке. Он, во всяком случае, верил, что скомканная бумажка, на которой Анна написала несколько слов Лере, никакого отношения к убийству не имеет.

 

Категория: Казаринова Светлана | Добавил: cdtnf (22.06.2018)
Просмотров: 169 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 2
avatar
1
Почитываю время от времени Дарью Донцову, но думаю у вас не сколько не хуже. Детектив ваш понравился , заинтриговали,  выкладывайте продолжение, что там дальше?
avatar
2
Спасибо, за комментарий. Рада, что понравилось! Читайте продолжение и пишите отзывы!
avatar