Суббота, 21.07.2018, 11:04
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Казаринова Светлана [172]
Казаринова Светлана
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 1
Пользователей: 4
АлинаНечай, Владимир-89263610501, Нерлин, Владимир-89265917712
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2018 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Казаринова Светлана » Казаринова Светлана

Неудавшийся отдых 2

 

4

Владимир покрутился на кровати, но сон уже не шел, может, слишком много съел в обед, а может вполне выспался в первой половине дня. Тогда он встал, выглянул из-за шкафа, увидел, что его соседка куда-то собралась идти, вспомнил, как в ресторане она сказала, что пойдет в рощу. И тогда Евсюков предложил составить ей компанию.

– Нам есть о чем поговорить, – сказал. – И желательно без посторонних ушей, – тут он указал на общий балкон с соседями, где Тришкин уже пристроился с сигаретой.

– Да, я согласна ответила Лера, и они отправились на прогулку.

Идти по тропинке в роще было не очень-то комфортно, постоянно под больную ногу Владимиру попадались какие-то мелкие камушки, сухие ветки, прошлогодние шишки. Он наступал на них, и боль в ноге отдавалась разрядом электричества, Володя невольно вскрикивал.

– Да, я понимаю, что на пляже вам было бы лучше, но мне совсем не хотелось идти гулять с актером с его невестой. Ведь я знаю, что у него есть прекрасная жена Ирма, она его просто обожает, а он ее предает.

– Клоуны, они и в Африке клоуны, – пробормотал Владимир, присаживаясь на упавшее дерево.

Валерия расположилась рядом.

– О чем же вы хотели со мной поговорить? – поинтересовалась она.

– Ну, во-первых, если уж мы решили называться мужем и женой, то надо говорить друг другу «ты».

– Да, да, – закивала Лера. – Забываю все время.

– А, во-вторых, надо узнать друг о друге немного больше, чем мы знаем сейчас. Вот, зачем вы приехали в этот санаторий, что лечить собираетесь? Откуда вы? Давайте, рассказывайте.

– Ну, хорошо. Я почти что местная, из города Болотова, там работаю в районной газете «Вперед», корреспондентом. У меня был гайморит, меня прооперировали, теперь надо принимать грязи и ингаляции, поэтому я здесь.

– Вы замужем?

– Нет.

– Очень хорошо. Значит, мне не надо ждать, что однажды к нам в номер ввалится огромный детина, и ни за что, ни про что, отколошматит меня. А я, знаете ли, «раненый в голову боец», мне сейчас отбиваться трудно.

– Не беспокойтесь, этого не случится. А вы у нас выходит не простой человек, а даже раненый, еще скажите «бандитскими пулями».

– Ну, да. Что-то такое близкое, – Владимир усмехнулся.

– Не хотите говорить? А если кто из отдыхающих поинтересуется, что лечит мой муж, как отвечать? Про бандитские пули, что ли, рассказывать. Никто ведь не поверит.

– И хорошо, что не поверят. Скажи, взрыв газа. В это поверят.

– А где вы работаете, Владимир?

– Опять «вы»?

– Ой, простите Ты, где работаешь?

«Говорить, что я сыскарь нельзя, – тут же пронеслась мысль у Евсюкова. – С этими девицами нужно держать ухо востро!»

– На автошинном заводе, слесарем, – сказал он первое, что пришло на ум.

– А вы, то есть ты откуда?

– Из Карстина.

– О, из области. Тогда, значит, для всех мы вместе проживаем в Карстине. Договорились.

– Ладно, но там нет газеты «Вперед».

– А какая есть?

– «Областные ведомости» и «Вольный Карстин». Выбирай, что больше нравится.

– «Вольный», – красивее звучит.

– Как твоя фамилия?

– Агеева. А что? Твоя как?

– Ой, страшно говорить.

– Почему?

– Однофамилец прославил так, что хоть фамилию меняй.

– Ну, так как же?

– Евсюков.

– Помню, помню. В апреле, в Москве, мусорок Евсюков стрелял в универсаме по покупателям. Двоих убил. Вот урод! – Валерия покачала головой.

– Ну, он-то урод, а от меня теперь все шарахаются. Я тогда буду говорить, что я – Агеев, мы ведь муж и жена и фамилия у нас должна быть одна.

– Согласна.

– Ну, вроде все выяснили, а теперь скажи, тебе нравятся наши соседи? – Володя сделал попытку спровоцировать Леру на откровенный разговор о ее знакомстве с Анной.

Лера часто заморгала глазами и передернула плечами.

– Меня интересует твое впечатление, – не унимался он. – Очень интересует

– Ну, что я могу сказать? Ничего определенного. Актер, на мой вкус, староват, да к тому же, кажется, и сноб. А невеста бойкая, очень миленькая девчонка.

Евсюков понял, что больше ничего об Анне она говорить не станет. Врать ей не хотелось, но и признаваться в знакомстве тоже.

«Впрочем, мне и так все стало ясно, – размышлял Владимир. – Анна, как видно, женщина легкого поведения, охотница за богатыми мужчинами, а влюбленный актер даже понятия об этом не имеет. Отсюда и тупое молчание во время обеда, и, наконец, торопливо начерканная и совершенно недвусмысленная записка. И все же, что затевает Лера, отчего она темнит? Ведь в отличие от актера я все знаю».

5

В свой номер они вернулись около четырех. Владимир сразу же отправился на поиски завхоза, и когда тот вбил в заднюю стенку шкафа нужное количество гвоздей, а еще протянул от шифоньера к стенам веревки и повесил шторы. В комнате получилось два абсолютно изолированных помещения, тогда Владимир довольный работой, отправился на пляж, чтобы искупаться, а Валерия решила вздремнуть.

На пляже людей было немного, что понравилось Евсюкову, он лежал на коврике и размышлял.

«Странный санаторий, – думал, – к затрапезной гостинице примыкает кафе с главным входом со стороны набережной, и видимо недешевое. Из кафе можно и в корпус попасть, есть выход в вестибюль. А столовая находится в стороне, даже далековато от гостиницы. Если будет дождь, то промокнешь пока дойдешь. И готовят там плохо. Наверное, заинтересованы, чтобы отдыхающие чаще посещали кафе. Интересно, а какая тут лечебница? Завтра все станет ясно, когда на прием к врачу пойду. Еще напрягает эта девица легкого поведения. Навязалась на мою голову. Говорит, в газете работает. А так ли это? Впрочем, чего это я голову ломаю?»

Владимир достал из кармана брюк сотовый телефон, набрал номер.

– Але! Здравствуйте дорогая Надежда Романовна! Евсюков говорит! – при этих словах соседи оттащили свой пляжный коврик немного в сторону. Криво усмехнувшись, Владимир продолжал свою речь. – Окажите молодому оперу посильную помощь, пожалуйста. Вы ведь, когда-то трудились в городе Болотове, в газете «Вперед», не знаете, работает ли там некая Агеева Валерия?

Надежда Романовна пояснила, что прошло слишком много времени с тех пор, и она уже не может знать, кто там работает, кто нет, но дала телефон своей подруги из этой газеты. Владимир позвонил ей и узнал, что Агеева, действительно корреспондент.

«Надо же не соврала, – подумал Евсюков, укладывая сотовый телефон снова в карман. – Одну древнейшую профессию заменила другой? Чудны дела твои, господи!»

Часов в семь Евсюков вернулся в номер разбудить Леру, чтобы вместе пойти поужинать.

На ужине ничего интересного не произошло. Анна опять доедала порции за Тришкиным. Глядя на это, у Евсюкова даже возникла мысль, что такой богатый актер не может повести свою девицу в кафе и накормить вдоволь. Потом он подумал, что Павел Евгеньевич просто скупердяй.

На следующий день Владимир посетил врача, получил назначение на процедуры, их было много, так что полдня он проводил в лечебнице. Здесь ему очень понравилось и, пожалуй, на неудобства в гостинице можно было не обращать внимания, из-за хорошего сервиса в лечебном корпусе. После обеда Евсюков ходил на пляж, грелся на солнышке, разгадывая кроссворды, и много-много плавал. Ему хотелось вернуться на службу здоровым человеком. Подружиться ни с кем Володе не удалось, его возраста людей в санатории было мало, а со старшими он плохо находил общий язык. Да и предложения: посидеть за бутылкой, перекинуться в картишки, – его не очень-то устраивали, все-таки он прибыл сюда лечиться, поэтому тщательно соблюдал санаторный режим. Узнав, что Владимир приехал с женой, многие откровенно хихикали за его спиной, но это не злило его, а только радовало. Не станут с женщинами знакомить, сейчас ему это было совсем ни к чему. После ранения появились проблемы, врач обещал, что со временем все пройдет, но не сообщать же об этом первым встречным. Он даже другу своему закадычному Толе Горкину ничего не говорил.

Так прошло несколько дней. Валерия в комнате появлялась редко, где она проводила время, Евсюков не спрашивал, и его это даже не волновало. Владимир радовался, что она ему не мешает, и он может отдыхать в полном одиночестве, жизнь наладилась, и не пришлось обретаться в одной комнате с актером, уже с раннего утра поющим свои голосовые упражнения: «ми-мо-му-ми-мо», что просто раздражало Владимира, хорошо, хоть это происходило не рядом с ним, а за стеной. Он даже попросил, чтобы Тришкин дверь на балкон в это время не открывал, и не мешал соседям спать. И еще к актеру бы постоянно приходила Анна, если бы Владимир жил в одной комнате с ним, и этим бы мешала отдыхать спокойно. Видеть их в столовой и то большой труд.

В субботу, как всегда после обеда, Евсюков отправился на пляж.

Вода была отличная, чистая и теплая, Владимир немного поплавал, а потом растянулся на песке, под еще горячими лучами солнца, и углубился в свои мысли.

Утром по радио передавали криминальную хронику, Влад включил динамик на всю громкость. Диктор говорил, что пока в милиции работают «Евсюковы», то порядка ждать не приходится. И сейчас Володя размышлял:

«Совершенно не стоит фамилию делать нарицательной. Его отец, кстати, верой и правдой служил в милиции, погиб при исполнении, людей спасая. Ему же, Владимиру, пришлось идти в школу милиции, чтобы не попасть в детский дом. А ведь полярным летчиком стать хотел. Не сбылась мечта. Не нравилось ему поначалу сыщиком быть, а потом одно преступление раскрыл, другое, втянулся, даже интересно стало…»

Из задумчивости Евсюкова вывел грубый мужской голос. Обладатель баритона старался говорить тихо, но, то и дело забывался.

– Я не понимаю, Ирма, – услышал Владимир. – Он же – мерзкий тип, и я бы не советовал тебе мотать нервы. Его уже не изменить, как ни старайся…

– Не сердись, Иван, – устало откликнулась женщина.

Дальше Евсюкову удалось схватить лишь обрывки слов, не имеющие никакого смысла, так как она говорила гораздо тише, чем ее рассерженный собеседник.

Владимир незаметно покосился в ту сторону, откуда долетали голоса. Ирма и Иван в купальных костюмах, сидели в двух шагах от него.

«Вот правильно говорят, – любят русские друг другу на голову садиться. Пляж почти пустой, нет же, надо было примоститься рядом со мной», – подумал он.

– Если я тебя правильно понял, сестра, мне надо пойти за ним, а ты тем временем поговоришь с этой потаскушкой, – горланил Иван.

Ирма слегка кивнула и растянулась на цветастом пляжном коврике.

– Пойми, что это унижение, – проговорил он, но сестра схватила его за руку и что-то забормотала.

Как Владимир ни напрягал слух, смог уловить только несколько бессвязных слов:

– Ну, пожалуйста… Ну, сделай ради меня… Павлик…

Иван ответил, что умнее всего набить дорогому зятьку морду и что он таки это сделает. Потом улегся на песке и замолчал.

Владимир рассмеялся про себя. Едва ли можно было сомневаться, о какой потаскушке и о каком Павлике идет речь и за что ему следует набить морду. Рядом с ним, несомненно, обсуждали свои планы жена актера Тришкина с редким именем Ирма, и ее брат. Кстати, они были очень похожи. На вид оба тридцати пяти лет, темноволосые, с огромными, выразительными карими глазами, обрамленными длинными пушистыми ресницами, это придавало им определенный шарм. У Евсюкова мелькнула мысль, что скоро его соседа ожидают крупные неприятности. Посчитав, что ничего интересного тут уже не будет, он встал, тряхнул коврик прямо на соседей, мол, пусть не располагаются так близко, на пляже полно места, и отправился в гостиницу.

Когда он вошел в номер, Леры в комнате не оказалось, выглянул на балкон, там ее тоже не было. Потом сообразил, что еще в прихожей услышал шум воды в ванной, и почти тут же объявилась Валерия в купальном халате. Она улыбнулась.

– Наплавался? – спросила.

– Да! – ответил он. – А как ты отдохнула?

– Прекрасно! Гуляла в роще. Пойдем сегодня танцевать? Здесь есть отличное кафе для этого. Ну, пусть не танцевать, – она указала на ногу Владимира, то хоть посидим, послушаем музыку и побудем на людях. Если ты не очень проголодался, там же перехватим чего-нибудь, говорят, что в кафе намного вкуснее, чем в нашей санаторной столовой. Они открывают в двадцать ноль-ноль. Не забудь портмоне.

Евсюков посмотрел на часы. Было без двух минут семь.

– От голода, конечно, не умру, но…

– Но? – подхватила она.

– Садись-ка, – попросил он. – Надо кое о чем поговорить. Буду краток. Я не так богат, как актер Тришкин, и не могу сорить деньгами.

Валерия облегченно рассмеялась.

– Все будет в складчину, даже не беспокойся. Просто ты плати деньги, а я потом тут в номере тебе стану их отдавать.

– Другое дело, – ответил Владимир, и сам не понял, почему согласился, наверное, одиночество все-таки надоело, а еще хотелось попробовать потанцевать без палочки.

Категория: Казаринова Светлана | Добавил: cdtnf (21.06.2018)
Просмотров: 213 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 2
avatar
1
Интересная история
avatar
2
Спасибо, я очень рада, что вам понравилось! Читайте дальше!
avatar