Понедельник, 20.11.2017, 12:32
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Казаринова Светлана [164]
Казаринова Светлана
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 1
Пользователей: 3
Фруктоза, АлинаНечай, jing
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2017 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Казаринова Светлана » Казаринова Светлана

Чей "Лексус"?

1

    В темную безлунную полночь к пансионату подъехал ярко-алый автомобиль «Лексус», который в свете единственного в округе тусклого фонаря, расположенного у входа в корпус, казался черным. Из этого автомобиля вышли две женщины неопределенного возраста. Та, что была за рулем, светловолосая в голубом спортивном костюме, указала подруге на мужчину, спящего на скамейке, и приложила палец к губам, мол, не разбуди, потом поднялась по ступенькам к входу в корпус, заблокировала дверки «Лексуса» с помощью дистанционного замка, и только тогда громко постучала. Мужчина проснулся от стука, приоткрыл один глаз, увидел перед собой огромный автомобиль, чертыхнулся и снова заснул. Дежурная, оторвавшись от сна, нехотя поднялась с дивана, бранясь непотребными словами, и проклиная всё на свете, открыла дверь, желая, уже выругаться матом на поздних посетителей и отправить их, ждать утра, чтобы не приезжали когда им вздумается, но увидев крутую иномарку у входа, осеклась и произнесла, как можно любезнее:

– Вы к нам на отдых?

– К вам, к вам, Валентина Петровна! – резко ответила русоволосая женщина, без приглашения войдя в холл и прочитав табличку на стойке. Она угадала настроение и намерение дежурной и поняла, что с ней надо вести себя как можно строже, иначе ночевать придется в машине, потому что скамейка уже занята. – Пожалуйста, оформите нас, как можно скорее, спать уж больно хочется!

– Ой, я не Валентина Петровна! Это мою сменщицу так зовут, просто табличку сменить забыла, когда на дежурство заступала, – смущенно произнесла администратор. – Я Ирина Олеговна. А что ж вы так припозднились, гости дорогие? – тут же ехидно поинтересовалась она и, окончательно проснувшись, раздраженно дополнила. – И вообще у нас заезд с завтрашнего дня!

– Милочка, в путевке ведь ясно сказано: «заезд с нуля часов двадцатого июня», а теперь уже десять минут первого. Так, что всё правильно! Мы приехали вовремя и никаких отговорок с вашей стороны быть не должно! – в тон ей ответила вторая отдыхающая, шатенка с модной стрижкой в черном спортивном костюме.

– Понимаю, – как бы согласилась с ней Ирина, но на самом деле она ничего не поняла, кроме того, что ей не дали спокойно спать до утра, и что-то бурча под нос, стала запирать двери на ключ, но русоволосая женщина ее остановила:

– Да, погодите же! Нам еще вещи надо в номер перенести, а потом машину на стоянку отогнать. Вот, когда мы всё сделаем, тогда и замкнете!

– Да, да, конечно! – кивнула дежурная, автомобиль стал для нее веским доводом. На «Лексусах» сюда еще никто не приезжал, даже проверяющие. Быстрым шагом Ирина вернулась за стойку и строго потребовала. – Пожалуйста, ваши документы.

Женщины тоже подошли к стойке и положили на барьер путевки и паспорта.

– У нас смежные комнаты на втором этаже, – пояснила женщина в голубом костюме, – и не вздумайте сказать, что они уже заняты. Ей Богу, в суд подадим! Я специально заказала путевки полгода назад, чтобы попасть именно в этот номер.

– Не надо в суд, поселю вас согласно путевкам! Вот, пожалуйста, ключи. Вы уже сейчас можете подняться к себе, отнести вещи. Я пока сама тут всё заполню, а потом, когда вы машину отгоните на стоянку, то распишитесь в журнале и пойдете спокойно отдыхать, – засуетилась Ирина Олеговна, она теперь и сама хотела как можно скорее избавиться от этих строгих ночных гостей. Кто знает, что у них на уме, еще заставят хозяина уволить ее, а где она в поселке работу найдет. По иномарке видно бабы богатые, вот только что принесло их в эту глушь, в этот Богом забытый пансионат, с дешевыми номерами и таким же обслуживанием и зачем им именно эти комнаты.

– Кстати, почему на скамейке мужчина спит? Не пустили его сюда, что ли? – скорее утвердительно, чем вопросительно произнесла шатенка.

– Это не мужчина, – ответила Ирина Олеговна. – Это местный алкоголик Напивасик. Он всегда деньги клянчит: «Дайте, на пивасик, дайте на пивасик!», так его и прозвали. Пусть спит, он смирный.

– Ну, не каждый же это знает! Заезд идет, а у вас черте что творится! – возмущенно произнесла русоволосая, открывая входную дверь, ее подруга направилась следом.

Женщины, подошли к своему «Лексусу», вытащили из багажника чемоданы на колесиках.

– Придется еще одну ходку делать, – посетовала русоволосая, – пока сюда ехали, наши вещи стали прямо-таки неподъемными.

– Маша, ты ведь была пять часов за рулем и сильно устала, вот тебе так и кажется. Вещей у нас много, хоть две руки загрузи, и чемодан на голову поставь, всё равно за один раз не унесем, а потом еще вернуться придется, машину на стоянку отогнать, – ответила шатенка.

– Сделаем так, – предложила Мария, – поставим сейчас чемоданы в холле, возле кресел. Ты, Лена, останешься рядом с ними, а я отгоню машину, а потом по очереди оттащим чемоданы наверх, чтобы дежурная наше имущество по доброте души своей не проверила. Знаю я дешевые пансионаты, тут законы не писаны. Еще и этот Напивасик здесь. Дежурная может, что угодно вытащить из любого чемодана, и на него свалить. Какой тут спрос, когда рядом пьянь подзаборная.

– Маша, ты же сама захотела в этот поселковый пансионат, предпочла его отдыху на Красном море! – напомнила подруга.

– Да, Лена, возникла необходимость приехать именно сюда. Тем более что тут ничего не изменилось, как тридцать лет назад было, так и сейчас. Выходит, мы снова в Советский Союз попали, с той только разницей, что не по профсоюзным путевкам. Спасибо, что согласилась сопроводить меня, тебе здесь, возможно, будет не совсем комфортно, но потерпи немного, дело того стоит.

 

2

 

Когда подруги двинулись вверх по лестнице с последними чемоданами, дежурная хмыкнула им вслед:

– А шмотья-то набрали, куда только в нем ходить будут? Тут лес кругом, да поселок рядом.

Но в чемоданах оказались вовсе не носильные вещи, а одеяла, подушки, электрочайник, утюг и даже небольшой телевизор с антенной.

Номер, выбранный подругами, состоял из двух комнат, общего коридора и санузла.

Мария открыла дверь в туалет.

– Ну, тут всё, как и было тридцать лет назад. Унитаз, раковина, кран. Душ и тогда был снят, а труба заглушена, то же самое сейчас.

– Для отдыхающих душ, в конце коридора, – пояснила Лена.

– Ага, стоимость тридцать копеек, – с ехидством в голосе пробурчала Мария.

– Нет, пятьдесят рублей. Пока тебя ждала, прейскурант в холле изучала.

– Да, дело не в цене, а в унижении. После экскурсии обязательно все захотят душ принять, столпятся в конце коридора, кто-то с кем-то поругается, кто-то без очереди пролезет, что, конечно же, испортит настроение. И пока твой черед мыться дойдет, минует уйма времени, да еще деньги надо за это неудобство платить. Не могут у нас обойтись без того, чтобы не унизить человека. Прибавь к стоимости путевки пятьсот рублей, не такие уж великие деньги, но избавь отдыхающих от унижения.

– А мы ведь шланг с насадкой взяли, будем мыться здесь, в очередь не пойдем, – напомнила Елена.

– Ну, да, мы учли ошибки тридцатилетней давности, но не все сюда приезжают снова. А я в прошлый раз подглядела, как горничная убирает, одевает шланг на кран и водой всю грязь смывает, слив же в полу имеется. Тогда и я стала кран поворачивать, присаживаться под него и мыться таким образом. Но сейчас на корточках сидеть, годы не те.

– Не все даже догадываются, что можно на кран шланг одеть, а на шланг насадку душевую сделать! Пошли в комнаты. Ты какую выбираешь?

Первая комната тридцать лет назад была двухместным номером, тогда здесь стояли две кровати, две тумбочки и шифоньер.

– Помнишь, мы тут жили? – уточнила Елена.

– Я специально этот номер выбрала. Та кровать, что принадлежала мне, до сих пор здесь, а на месте твоей, теперь кресло поставили. Ну, раз моя коечка на прежнем месте, то и я в этом помещении останусь, не возражаешь? – Мария открыла шифоньер. – А тут, как не было полок, так и нет, только перекладина для плечиков сохранилась. Значит, определим сюда верхнюю одежду. Помнишь, как тогда, у нас с собой тремпелей не было, и мы вешали платья прямо на перекладину. Утюга тоже во всем пансионате не нашлось, говорили, перегорел, и отдыхающие вынуждены были ходить в мятой одежде. Ужас! Хорошо еще, что модными были платья из кримплена, а его гладить не надо и мы прилично выглядели. Теперь у нас есть и утюг, и тремпели, так что одежду выгладим и в шифоньере развесим. Пошли смотреть другую комнату.

Подруги переместились в соседнее помещение. Там тоже была одна кровать, шифоньер, тумбочка, и кресло.

– Да, набор мебели, в общем-то, стандартный, – покачала головой Мария, открывая дверку шифоньера. – Смотри, а тут даже перекладины нет, но зато имеются полки и зеркало на двери. Так что сюда положим косметику и в соседний отдел поставим чемоданы. Да, хорошо, что у нас две комнаты, одна дополняет другую. Здесь, если помнишь, проживали молодая женщина с дочкой, а я мечтала, что когда у меня будет дочь, тоже с ней ездить на отдых стану. Но мечтам сбыться не суждено. Увы! Ну, что давай тащить чемоданы с одеждой в ту комнату, а с электроприборами в эту. Телевизор будем настраивать завтра, а сейчас, пожалуй, поставим чайник, да оборудуем постели, – предложила она, сняла с кровати матрас, – ну так и есть, сетка провисла почти до пола, за тридцать лет здесь мебель так и не поменяли.

– Что бы нам было, о чем вспомнить, – хмыкнула Елена, затаскивая чемодан в комнату Марии.

– Угу, вот я это как раз и вспомнила, когда сюда собиралась, – пробурчала, доставая из чемодана моток суровой бечевки, Мария, и быстро обмотав сетку кровати бечевкой, сказала. – Ну, теперь совсем другое дело, – и положила на обновленную кровать пансионатский матрас, а потом сверху собственный тонкий, но мягкий, простыни тоже постелила свои, бросила несколько подушек на кровать, достала из чемодана шерстяной плед. – Помнится, я тут очень даже мёрзла в прошлый раз, как я тогда мечтала снова приехать сюда со своим одеялом, – она усмехнулась. – Сбылась мечта идиотки! Пойдем, сейчас тебе оборудуем постель, чаю выпьем, символически помоемся, здесь ночью горячей воды нет, используем ту, что от чая останется, и спать, спать, спать. Когда проснемся, тогда и проснемся. А завтра надо будет с входной дверью что-то придумать. Помнишь, когда мы тут раньше жили, в наш туалет парни из номера что напротив, ходили. Они пьянствовали, а мы сидели, тряслись, как бы к нам в гости не завалили, им-то пьяным всё равно, куда идти и что делать, а мы спать из-за них не могли. А потом утром в туалете грязи полно было. Ни к раковине, ни к унитазу не подступишься.

– Тогда ведь входная дверь не запиралась, – напомнила Лена.

– А сейчас что? Кодовый замок, это всё равно, что не заперто. Сдается мне, они тут все с одинаковыми шифрами, для удобства горничной. Надо этот вопрос как-то решить, щеколду прибить, да код поменять. И шкафы замыкать не мешало бы, нечего горничным совать в них свой нос. Главное, чтобы до электроприборов не докопались. Помнишь, как тогда электроводонагреватель у нас искали? Мы молодые были, нас это веселило. Я кипятильник с собой в сумке постоянно носила. Вот горничная видит, что кружка на тумбочке стоит, пачка кофе, сахар в банке, понятно, что напиток варим, а где кипятильник не поймет. Однажды с администратором явилась, шкаф открыли. До сих пор помню, как персики по дну ящика катались от ее резкого движения. Я от неожиданности тогда опешила и даже не находила слов. Ты спросила: «Зачем вы это делаете?» – «Мы смену сдаем», – был ответ. Потом, когда они уходили, администратор ядовито пробурчала: «Хоть бы персиками угостили!» Ты ответила: «Вам понравится, так вы каждый день с обысками ходить сюда начнете». – «Вообще-то на обыск санкция прокурора нужна!» – пришла я в себя. – «Поговори мне еще!» – рявкнула администратор, хлопая дверьми. С тех пор мы продукты в шкафу не держали, выделили специально для них чемодан. А ключ на вахту я перестала сдавать, за что тоже по мозгам получила. Сейчас для фруктов сумка-холодильник у нас есть. А тогда приходилось, что купили, то сразу съедать. Но кофе всё равно варили и воду для мытья подогревали. Несмотря на укоры обслуживающего персонала, жили, как нам удобно. Кстати, не знаешь, во сколько тут питание? – резко перевела разговор в другое русло Мария.

– По-моему, завтрак с восьми утра до десяти, обед с двух до четырех, а ужин с семи до девяти, я расписание в холле посмотрела, пока ты машину отгоняла. Ты ее подозрительно долго на стоянке пристраивала. Что проблемы с парковкой?

– Нет, я увидела там автомобиль «Таврия» палевого цвета, такой как у меня раньше был, когда я пиццу развозила. Помнишь, во время перестройки наш завод закрыли, пришлось в пиццерию устроиться. Ну, вот, «Таврию» увидела, нахлынули воспоминания. Я вокруг нее прошлась, осмотрела, даже слёзы от воспоминаний навернулись. А питание, значит, в две смены, только в расписании красиво написали, осовременили. Не нравится мне, что ужин поздно, привыкла, есть до шести. Ну, да ладно режим дня составим потом, надо обязательно включить в него прогулки по лесу, а сейчас отдыхать. Для этого сюда и приехали.

(продолжение следует)

Категория: Казаринова Светлана | Добавил: cdtnf (01.09.2017)
Просмотров: 194 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 5.0/7
Всего комментариев: 6
avatar
5
Действительно, вспоминаешь свой отдых в аналогичном месте в Советские времена. Все как под копирку.Прошлого, конечно, не вернешь, но ностальгия имеется. Хотя, возможно не по тому времени и тем условиям, я по своей молодости, и вернуться хочется не в пансионат а в юные годы, в то наивное и радостное восприятие окружающего.
avatar
6
Молодость - да, прекрасное время. И вернуться в нее, конечно, не плохо бы. но иногда достаточно и побродить по местам своей молодости, хотя бы для воспоминаний! Спасибо за комментарий!
avatar
3
Как интересно. Я  с такой ностальгией вспоминаю прежние годы. Была стабильность,пусть  продукты доставались тяжело.Мы стояли в очередях, но какого качества  все было.  А сейчас всего полно,да не знамо чего нажрешься.
avatar
4
Как вы правы, дорогая моя! Но жить-то надо сейчас! тогда уже не вернешь!
avatar
1
Интригующее начало ностальгического рассказа, посмотрим, чем всё закончится, но бесспорно одно, немало сегодняшних "нуворишей" захотели бы обменять свои деньги на безоблачную и прекрасную юность, проведённую в Советском Союзе, то время незабываемо. Хотя современной молодёжи нас не понять.
avatar
2
Спасибо! Пожалуйста, заходите!
avatar