Суббота, 18.01.2020, 07:29
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Irbis [134]
Irbis
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск

 

 

 

 

 

 

Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 9
Гостей: 8
Пользователей: 1
Игорь-89258652789
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2020 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Irbis » Irbis

Рождественская мелодия

 


Майкл Фалькман влюбился. Ни с того ни с сего и почти с первого взгляда. Для этого ему даже не пришлось выходить из офиса, где он работал. Поскольку объектом вспыхнувшего чувства стала новая сотрудница. Он был весьма удивлен, когда узнал, что она родом из России. Красота ее содержала заметные восточные черты: темно-карие глаза под длинными черными бровями смотрели с улыбкой и интересом, прекрасные темные волосы добавляли прелести ее лицу. Внешность девушки нисколько не соответствовала его представлениям о русских, но он прекрасно понимал, что и в Америке живут люди разных национальностей. 

 

Когда эта иноземная девушка появилась на работе, руководитель отдела представил ее всем сотрудникам: имя «Хелен» по понятным причинам далось без труда, но на фамилии «Красникова» произошла легкая заминка. Затем он проводил её за стол, в соседнюю комнату, как раз неподалеку от рабочего места Майкла. В американских офисах между кабинетами стеклянные стены. Каждому непременно должно быть видно, чем занимается коллега в служебное время. Майкл изредка поглядывал в ее сторону, поначалу с любопытством, а уже через несколько дней окончательно понял, что влюбился по уши. Он столько раз хотел подойти, но врожденная стеснительность не позволяла ему даже оторваться от стула и сделать шаг в сторону ее кабинета. Дома он без конца повторял фамилию девушки, стараясь, чтобы она звучала естественно. После двух вечеров непрерывных тренировок ему это удалось. Но прошло уже четыре месяца с тех пор, как она появилась в коллективе, а случай обратиться к ней так и не представился. Правда, если не считать того момента, когда однажды вдвоем они поднимались на лифте в офис. Никого из коллег в тот момент рядом не оказалось. Кабина уже подбиралась на 30-й этаж, а он так и не смог заговорить. Стоя как истукан за ее спиной, Майкл разглядывал черные волосы Хелен и вдыхал тонкий аромат духов. Внутренний голос ему шептал, нет, скорее кричал: «Ну скажи хоть слово…», но после дежурного «Hi!» язык одеревенел и больше не ворочался. 

Украдкой наблюдая за Хелен через стекло кабинета, Майклу пришло в голову, что она весьма загадочная особа. Эта мысль возникла неспроста: он уже много раз замечал, как она достает из стоящего на столе личного сейфа коробочку, чем-то напоминающую шкатулку, в которой женщины хранят свои украшения. Посмотрев на нее долгим пристальным взглядом, Хелен возвращала коробочку на место и продолжала работу. 
От ее печальных глаз в этот момент у Майкла щемило в сердце, и он предавался мечтам об утешении несчастной. Обычно это были ласковые и нежные объятия, а Хелен доверчиво прижималась к нему, положив голову на плечо. 
Год заканчивался. Коллеги в свободные минуты без конца рассказывали друг другу о приготовлениях к Рождеству, делились информацией о скидках в супермаркетах. Майкл их почти не слушал – босс припугнул увольнением, если отчет не будет сдан к концу следующей недели. Работа настолько поглотила Майкла, что он сегодня ни разу не взглянул на Хелен. Сосредоточенное занятие прервал звонок друга детства Ричарда: 
- Привет, Мик! – прокричал он в трубку. – Ты телевизор смотришь сейчас? 
- Нет, я на работе, не до телевизора. 
- Да я тоже обычно не смотрю, случайно включил. Но тут просто не мог не поделиться новостью. Ты Джона Маклейхена помнишь? 
- Да как этого доходягу не помнить… 
- Так вот, он в сенаторы метит от штата Луизиана! Кто бы мог подумать?! Республиканец хренов! – закипятился Ричард. 
- Ну а что ты злишься, Дик? 
- Не знаю, почему-то взбесил меня, помнишь, как он на всех ябедничать любил? А тут показывают - такой важный… хитрый лис… 
- Дик, мне некогда… 
- Ладно, давай Мик! Звони, не пропадай, и веселого Рождества! 
- Спасибо, тебе также! – ответил Майкл и опустил трубку. 
«И почему его так бесит Маклейхен? Каждый в этой жизни пробивает дорогу как может. У моих родителей не было строительной компании, как у папаши Ричарда, я же не возмущаюсь», - мысленно прокомментировал для себя этот звонок Майкл. 
Он отвлекся от монитора и бросил взгляд в сторону стеклянного «аквариума», где обитала дама его сердца, но ее там не было. Майкл пробежал глазами по офису и увидел, что она разговаривает с его приятелем по гольфу - менеджером Артуром Хенсли. Рабочее место Артура находилось достаточно далеко, в самом конце холла, и потому разобрать о чем они говорили было невозможно. Артур, выслушав ее, поднялся и уверенно указал рукой на Майкла. Девушка кивнула и решительно направилась в сторону своего тайного воздыхателя. Сердце Майкла забилось, ладони вспотели, а в тот момент, когда она подошла к нему, спина уже взмокла от пота. 
- Вы Майкл Фалькман? – несколько смущенно спросила она его. 
- Да это я… - ответил он, стараясь держать себя невозмутимо. 
- Вы не могли бы мне помочь? Артур Хенсли рекомендовал Вас как человека, очень хорошо разбирающегося в любой технике. 
Майкл даже покраснел от льстивой рекомендации своего коллеги. Но это правда: он действительно любил технику с детства. Сам паял электронные схемы и без труда мог отремонтировать хоть утюг, хоть свой автомобиль. 
- С удовольствием, а что нужно сделать? 
Если бы она сейчас попросила его выпрыгнуть с тридцатого этажа небоскреба, он сделал бы это не задумываясь. 
- Пойдемте со мной, - попросила Хелен. 
В своем кабинете она раскрыла сейф и достала загадочную коробочку. К удивлению Майкла это оказалась музыкальная шкатулка. Внутри стоял маленький диск с нанесенными на его поверхность металлическими иголочками, рядом стоял другой диск с миниатюрными фигурками танцующих пар. К внутренней стороне крышки, обшитой красным бархатом, были прикреплены еще два музыкальных диска. 

- Вы не могли бы посмотреть, что с ней случилось? 
-1885 год… сделано в Швейцарии, боже мой, какой антиквариат… - удивился Майкл, повертев расписную коробку в руках.- Сейчас столько носителей, музыку можно слушать с телефона, с плеера, да мало ли с чего, а это примитивная вещица… 
- Я согласна с вами, но это наша семейная реликвия. В этой стране она для меня как воспоминание о доме и родных. Пусть вам не покажется смешным, но мы ее всегда включали на Новый год после боя кремлевских курантов. 
- Я не вижу ничего смешного – чтить семейные традиции это святое дело! – успокоил её Майкл. 
- Конечно, но сейчас случилась беда. В последнее время я часто стала ее заводить, и вот результат: ручка, что расположена сбоку, заела и не крутится. Если встряхнуть шкатулку, слышно, что внутри что-то болтается, наверно какая-то деталь отвалилась, - расстроено объясняла девушка. – Я ее всегда включала, когда начинала тосковать по дому - она очень успокаивает нервы. 
У девушки был настолько удрученный вид, но вместе с тем такая надежда в глазах, что Майкл сразу решил – он отремонтирует шкатулку любой ценой. 
- Давайте я домой возьму вашу коробочку, открою и посмотрю что с ней. 
- Вы не потеряете её? - забеспокоилась Хелен. 
- Да что вы, как можно! Если ничего сложного, то завтра же принесу. Предполагаю, что за столько лет ее никто ни разу не смазывал. Если все-таки заводная пружина сломана, то придется поискать несколько дней или приспособить от чего-нибудь другого. 
Вернувшись на свое место, Майкл снова засел за отчет. Периодически он бросал взгляд в сторону девушки, ждал когда она поднимет голову и улыбался, встретившись с ней глазами. 
Страх первого шага, на который он так все это время не мог решиться, исчез. Майкл еле дождался конца рабочего дня. Взяв в одну руку пакет со шкатулкой, а в другую кейс, молодой человек поспешил на выход. Хелен вышла из дверей здания первая, и Майкл, боясь, что объект обожания может затеряться в толпе, крикнул: «Хелен! Красникова!». У него это получилось без всякого акцента, и девушка, остановившись, недоуменно оглянулась.

- Можно вас проводить? – спросил подбежавший Майкл. 
- Можно, мне правда, на метро нужно, - согласилась Хелен. 
- Мне тоже. А может, в кафе зайдем? По чашечке кофе? 
- Наверно, как всегда, в русское? – засмеялась Хелен. 
- Почему русское? – растерялся Майкл. 
- Любой американец, узнав, что я приехала из России, тут же норовил пригласить меня именно в русский ресторан или кафе. 
- Да в первое попавшееся, разве это так важно? – ответил Майкл, не понимая над чем она смеётся. 
- Пойдемте, только шкатулку нигде не оставьте ненароком. 

Выбор пал на кафе, где было не так много посетителей. Хелен и Майкл устроились за уютным столиком на двоих, каждый заказал себе по чашке кофе и паре пирожных. Пакет со шкатулкой Майкл бережно положил рядом с собой на подоконник. 
- А хотите я вам расскажу как попала к нам эта шкатулка? – предложила Хелен, когда официантка принесла заказ. 
- Да, конечно, у всякого антиквариата есть какая-нибудь интересная и необычная легенда, - согласился Майкл. 
Хелен отпила маленький глоток горячего кофе, обняла ладонями чашку и начала рассказывать: 
- Это старая история, ее, как и фамильную реликвию, передают из поколения в поколение. В 1924 году на Чукотский полуостров для ликвидации американской концессии «Ларсон-компани» отправилась из Москвы экспедиция, в состав которой входил и мой прадед Дмитрий Семенович Красников. 
- Ого! Решили выгнать наших американцев и установить свои порядки? Я, честно говоря, мало что знаю об этом времени. 
- Да. Только у моего прадеда была другая миссия - он был учителем. Тогда он вместе с другими тысячами юношей, откликнувшимися на призыв правительства, поехал на Крайний Север ликвидировать безграмотность и сеять русскую культуру. В небольшом поселке построили деревянную школу, где он поселился сам и заодно учил местных ребятишек письменности и русскому языку. С местными жителями подружился быстро. В поселке кроме него были еще двое русских - Анна и Виктор Стрельниковы. Анна работала сразу и врачом и учителем. Вдобавок еще помогала мужу в его делах. Виктор был торговым представителем, в основном, скупал пушнину у охотников и налаживал цивилизованную торговлю. Прежде чем учить детей, Дмитрию пришлось и самому зубрить чукотский язык. Только когда он начал более-менее общаться, то стал сам проводить уроки, а поначалу как школьник сидел вместе с чукотскими детишками на занятиях у Анны Стрельниковой. 

Приятный голос девушки в этом тихом кафе, да и страна, из которой она приехала, подогревали интерес к ее рассказу. Майкл, сидя за чашкой кофе, смотрел в красивые глаза черные глаза Хелен и внимательно слушал, стараясь не пропустить ни слова. 

--------------------------------------------- 
…короткие зимние каникулы закончились. Дмитрий Красников с утра встал пораньше и ожидал приезда ребятишек. Вот уже послышался лай собак. Это отцы с окрестных стойбищ везли своих ребятишек в школу. Жилье у некоторых учеников располагалось не в одном десятке километров от школы, и чтобы дети могли нормально учиться, не тратя время на поездки домой, ее расширили и превратили в интернат. К обеду в избе собрались все, кроме одного мальчика Эльрэу. 
- Нанук! Ты не знаешь, почему Эльрэу не приехал? – поинтересовался Дмитрий у его соплеменника. 
- Он завтра приедет, а сегодня они вечером Ярына, отца своего душить будут, - спокойно ответил Нанук, как будто речь шла о каком-то скучном, но обязательном мероприятии. 
- Душить? За что душить? – Дмитрию показалось, что он ослышался. 
- Болен тяжело отец Эльрэу, второй день в бреду. Животом маялся Ярын, потом стало плохо ему совсем. Шаман в бубен стучал, просил богов помочь ему, но не хотят злые духи из него выходить. Вот Ярын и попросил, чтобы его задушили, не хочет больше мучить ни себя, ни своих родных. 
Дмитрий, накинув кухлянку, выскочил из избы и помчался к Виктору Стрельникову. 
- Ну и что, - ответил Виктор, выслушав Дмитрия. – У них так заведено. Привыкай. Душат стариков, старух и больных. Не хочет человек жить, ему помогут уйти. Ты знаешь о том, что чукчи никогда не будут терпеть боль и страдания? 
- Виктор, что ты такое говоришь?! Убивать человека это преступление, пусть даже он сам просит об этом! Тебя зачем сюда направили? В твои обязанности входит не только торговлей заниматься, ты ведь один из представителей власти, а раз так, то должен искоренять вредные обычаи! 
- Хорошо, Красников! А что ты предлагаешь? Мы приедем, а они нас даже не пустят в ярангу. Постучат в бубен и задушат. 
- Собирайся! – приказал Дмитрий. 
Ехали быстро, боялись нежданной пурги и чуть даже не загнали собак. И вот, наконец, показались дымки над крышами яранг. Приехали вовремя – шаман уже отбивал бубен, стоя на коленях возле больного. Все родные сидели вокруг и ждали, когда по знаку шамана старший сын Панылак затянет накинутую петлю на шее своего отца… 

----------------------------------------------------------------
Хелен остановилась и сделала несколько глотков кофе. 
- Успели значит, - с улыбкой констатировал Майкл. 
- Да, успели. Дмитрий Семеныч кричал, требовал, чтобы ему отдали этого мужчину, он пообещал спасти, кое-как уговорил больного ехать с ними. «На охоту еще не один год ходить будешь!» - увещевал он Ярына. Наконец-то охотник сдался. Когда Ярына привезли в поселок и осмотрели, у него оказался аппендицит. Анна прооперировала его, и он через неделю выздоровел. Потом уже Эльрэу привез эту шкатулку в школу и подарил в знак благодарности моему прадеду, а врачу Анне пожаловали кухлянку из песца. Прадеду эта штуковина понравилась, и в то же время его очень заинтересовало, как могла попасть швейцарская шкатулка к чукче. Ведь американцы торговали своим товаром, а это была редкая дорогая швейцарская вещь ручной работы. 
- Да, я тоже обратил внимание, что это не фабричная поделка. Интересно, и как же она к нему попала? – заинтересовался Майкл. 

----------------------------------------------------
… - Скажи мне, откуда у тебя эта шкатулка? – спросил Дмитрий, встречая в очередной раз спасенного охотника, когда тот приехал забирать своего сына. 
Чукотские дети не могли подолгу учиться, начинали скучать по своим родным, поэтому недельные каникулы для школьников устраивали каждый раз после двух месяцев учебы. 
- Вещь хороший, красивый, человек умер, я забрал, зачем пропадать? 
- Что за человек? 
- Не знаю, нашел его в горах, болел он. При мне помер, я его вещи и забрал, а чуть дальше вверх по реке еще там люди мертвые лежали. По виду русские были, – отвечал Ярын. 
«Может это и есть экспедиция Бортникова?» - задумался Дмитрий. 
Когда он уезжал из Москвы, подходила к нему женщина и слезно просила узнать о судьбе пропавшего мужа, он как раз был в этой экспедиции. Четыре года как исчезла, и о ней никто ничего не слышал. 
- А ты мог бы показать это место? Сколько их там было? – попросил Дмитрий. 
- Пятеро, а отчего не показать? Покажу, как снег сойдет. Далеко, через перевал идти надо, три дня пути отсюда. Зимой не пройти через горы…
---------------------------------------------------
Кофе начал остывать и Хелен занялась пирожным. Майкл повернулся к окну: за стеклом надвигались и густели сумерки, заморосил мелкий дождь, снующие туда-сюда прохожие тащили сумки и коробки с трофеями после распродаж. «До Рождества еще больше месяца, а суета уже началась. Может Хелен к себе на Рождество позвать? Или даже предложить к родителям с ней съездить? Мне кажется, она им понравится» - подумал Майкл. 
- А я в детстве вместе со своим другом Ричардом в индейцев любил играть. Вигвамы себе строили. Луки, стрелы… на Аляску мечтали съездить, - поделился своими воспоминаниями Майкл. 
- Аляска от нас рядом, но слушай дальше… 
--------------------------------------------------------------

…на Чукотке наступила весна, на Большой земле уже было почти лето, и Дмитрий с Ярыном стали собираться в поход. Запаслись провизией на неделю и выехали на двух нартах запряженных собаками. О пурге и морозах напоминали лишь снежные заплаты на мшистом ковре тундры. Равнина закончилась, пошли холмы, потом начались горы. Снега возле гор было еще предостаточно и упряжки скользили легко. Почти день ушел, чтобы перебраться через горный перевал, потом путники долго добирались вверх вдоль реки. Через три дня они были уже у цели. У подножья горы Дмитрий увидел палатку. За четыре года здесь, вероятно, никого не было. Палатка, защищенная от непогоды навесом скалы, осталась целой и невредимой. Рядом лежали разбросанные человеческие кости, причем немного, вероятно остальные были растащены зверьем. 
- Вот оно и есть то место, учитель. Я все забрал, палатку не стал брать, там мертвый лежал, а что ты хочешь найти? – спросил Ярын. 
Дмитрий присел на корточки и открыл подол палатки. Неожиданно из нее с рычанием кто-то выскочил и толкнул в грудь. Вонючий мохнатый комок задел лицо и начал удаляться по направлению к склону. Дмитрий от толчка и неожиданности опрокинулся на спину. Собаки с диким лаем, волоча за собой упряжку, бросились вдогонку, но росомаха, а это была именно она, лавируя между камнями и шлепая своими широкими лапами, начала быстро подниматься в гору. 
- Собак держи, учитель! – закричал Ярын. 
Дмитрий проворно вскочил, но куда там… Собаки всей стаей мчались за ней, нарты перевернулись, вывалив вещи на каменистую землю. В конце концов, положение спасло то, что упряжка застряла между валунов и собаки остановились. 
- Фу ты, черт! Напугала… - ругался Дмитрий, таща своих собак назад. 
Собаки в тундре великая ценность. Дмитрий помнил, как в прошлом году один охотник попал в пургу, которая длилась больше недели. Вернулся он в стойбище с тремя собаками из всей упряжки. Остальных, чтобы остаться живым, пришлось съесть ему и другим собакам 

Ярын лежал на своих нартах и хохотал: «Русский чуть без собак не остался! Только глупые собаки бегают за росомахами!». Насмеявшись вдоволь, чукча достал кисет и трубку. Набивая ее табаком, он спросил: 
- Ну что ты дальше делать будешь? 
- Хочу понять, почему они погибли. Да и негоже человеческим костям на земле лежать, закопать надо. 
Ярын пожал плечами и раскурил трубку. Пуская дым со скучающим видом, он наблюдал как Дмитрий, расковыряв ножом яму, сваливал в кучу останки. Красников еще раз залез в палатку и все внимательно осмотрел. 
- Вещей совсем нет, трудно понять - та ли это была экспедиция или все же другие люди, - сказал Дмитрий. 
- Я все забрал – три ружья, котелки, консервы, вещи мелкие всякие. Ценного ничего не было. 
- Ярын, смотри, - Дмитрий показал ему череп с небольшой дыркой, в котором лежала маленькая свинцовая расплющенная пуля. - Убили их, похоже, из пистолета, но зачем? Если убил тот человек, которого ты нашел, то все, что он забрал должно быть у него. Кстати, где он сам-то? 
- Туда надо идти, опять вниз по реке, – Ярын кивнул в ту сторону, откуда они пришли. 
- А что ты сразу не сказал? 
- Ты сам говорил тебе палатку надо найти. 
Покончив с могилой, Дмитрий посетовал, что не взял с собой ни одной дощечки, на которой он бы мог написать: «Здесь похоронена экспедиция русских геологов». 
- А зачем? – не понимал Ярын. 
- Ну принято у нас так, обычай такой. 
- Странные обычаи у белых, человека уже нет, душа его давно живет в Долине предков, ждет только часа, чтобы вернуться назад, а ему дощечки с надписью оставляют. 
- Они что возвращаются? – удивился Дмитрий. 
- Да! Душа умершего деда всегда входит в тело внука. 
- Ну скажешь же… - еще больше поразился Дмитрий. 

Сняв шапку, Дмитрий постоял минуту возле того места, где захоронил кости, затем махнул рукой Ярыну и они пошли вниз вдоль реки, без конца споря между собой о загробной жизни. Собаки не могли тащить нарты по камням, потому охотник с учителем шли пешком. Спустя пол дня они достигли того места, где Ярын нашел человека со шкатулкой. 
- Вот здесь, учитель, - остановился охотник. 
В расселине между нагромождениями камней находилось нечто похожее на маленькую пещеру. 
- И тут ничего нет, - расстроился Дмитрий, осматривая темную пещеру при свете спичек. - Опять только кости да проржавевшие банки от консервов. 
И вот удача - в глубине пещеры он нашел револьвер. 
- Ярын! Ты знаешь, что это такое? – радостно спросил Дмитрий. 
- Знаю - оружие человека стрелять. 
- Правильно говоришь! А вот здесь на оружии номер выбит. Если он зарегистрирован, то можно найти кто хозяин револьвера. Так ты говоришь, ничего кроме шкатулки у него не было? 
- Ничего не было, консервы были, ревонверта не заметил, шкатулка была. Он, умирая, её к себе прижимал. А забыл – сумка кожаный был с бумагой. 
- Вот мародер чертов! – воскликнул Дмитрий. – Где эта сумка?! 
- На табак сменял, бумагу и табак курили. Тот человек, когда я его нашел, просил к американам отвезти. Я огонь разводил, чаем поил, но плох совсем был и совсем горячий, на нем одежда мокрая была, видать в реку упал. Спички намочил, костра не было, не мог просохнуть, вот он и заболел. Умер он, шкатулку еле из рук его вытащил, так крепко держал ее… 
- Как ты думаешь, зачем он убил своих товарищей? 
- Наверно шкатулка дорогой – сам говорил. 
- Вот тюлень! - злился Дмитрий. – Он хотел эти бумаги американцам продать или сам с ними уехать. Я просто уверен - там были результаты геологоразведки! Наверно они нашли золото или еще чего, а он украл эту сумку и перестрелял всех. Ты знаешь, что иногда бумага может стоить дороже стада оленей? 
- Знаю, матросы показывали эту бумагу. Зеленая она, доллары называются, только у нас она ни к чему, да и не было в сумке такой бумаги. 
Дмитрий сердито сплюнул и выругался. Что-либо объяснять и растолковывать Ярыну было бесполезно… 
--------------------------------------------------
Хелен замолчала и смотрела на Майкла, ей хотелось узнать, какой эффект производит на него рассказ. 
- Потрясающая история! Впечатляет… суровый край, ничего не скажешь… Ну и что потом? – спросил Майкл. 
- Револьвер отправили в Петропавловск, потом в Москву, и по номеру определили, что он действительно принадлежал Бортникову. Только вот кто был убийцей – Бортников или кто-то из членов его команды, так и не выяснили. А шкатулка осталась в нашей семье. Прадед через год женился на местной девушке, родной сестре Ярына. Поначалу шкатулку заводили вместо боя курантов на Новый год. Фигурки крутились, а она наигрывала музыку из балета «Щелкунчик». А когда провели радио, то необходимость в шкатулке отпала, но поскольку к ней уже привыкли, то все равно продолжали заводить. Знаешь, когда на душе очень тяжело, то достаточно открыть крышку и послушать один раз, понаблюдать за вращающими дисками, чтобы горечь отступила. Это как сеанс психотерапии. 
- А как ты здесь оказалась, в Америке? 
- Я училась в университете на четвертом курсе и меня включили в программу обмена студентами. Я и еще несколько человек получили приглашение поехать в Америку. Это было три года назад. Мне здесь понравилось и, когда я закончила учиться, то решила еще раз приехать сюда. Что будет дальше - не знаю, может здесь останусь, а может и вернусь домой. В России сейчас трудно, работу найти тяжело. А здесь я могу позволить еще и деньги отсылать родным. Кстати моё имя по-русски звучит «Алёна». 
- Алона, - попытался произнести Майкл. 
Девушка засмеялась: 
- Ладно, не мучайся, пусть будет Хелен. 
- Я научусь! – уверил Майкл. 
- Мне будет очень приятно. 
- И мне бы тоже хотелось побывать в России. 
- Так поехали! – пошутила Хелен. - Через Берингов пролив будет ближе. Там у меня сестры, братья и мама остались. 
- Надо подумать и выбрать самый короткий маршрут, - ответил Майкл и тоже засмеялся. «Обязательно приглашу на Рождество к себе» - окончательно решил он. 
- А ты чем в свободное время занимаешься, Майкл? 
- Я? Путешествовать на автомобиле с друзьями люблю. На озера летом часто ездим. В гольф играть нравится… 
Выйдя из кафе, они, весело болтая, пошли к метро. По пути обменялись телефонами. 
- Ой, смотри какой смешной дракончик! - Хелен остановилась возле витрины магазина и показала рукой на небольшую, но симпатичную мягкую игрушку. 
- Минутку, - сказал Майкл и скрылся за дверями магазина
- На, держи, это подарок, - Майкл, улыбаясь, вручил девушке зеленого дракона. 
В метро молодые люди распрощались. Уже садясь в поезд, Хелен узнала от Майкла, что все четыре месяца он искал повода подружиться с ней. Дверь вагона закрылась, она помахала ему рукой и показала жестом: «Звони, если что». 
Проводив Хелен, Майкл перешел на противоположный перрон. Ехать ему надо было в другую сторону. 

Дома Майкл поставил шкатулку на стол и достал с полки небольшой чемоданчик со слесарным инструментом. Затем пододвинул стул и включил настольную лампу. Настроение было настолько прекрасным, что он напевал под нос популярную песню из репертуара Джона Траволты. 
Открыв крышку и открутив шесть винтиков, Майкл аккуратно извлек механизм. И сразу понял причину поломки – за прошедшие годы пыли набилось так много, что механизм, очень похожий на часовой, не мог нормально функционировать. Очистив пылесосом детали от пыли, смазав и покрутив шестерни пальцами, Майкл хотел уже вернуть все на место. Но тут он кое-что вспомнил. Ведь в дорогих антикварных шкатулках обычно имеется тайник и даже не один. 
- Так-так, - произнес он вслух, и стал внимательно осматривать корпус. 
- Хм! - радостно произнес он и, отжав пальцем два металлических уголка, вздрогнул: маленький ящичек с громким щелчком вылез из нижней части корпуса, и он увидел лежащую в нем фотографию. 
На фотографии была изображена вся семья Хелен, только на вид самой девушке было лет шестнадцать. 
«Ну прямо сюрприз!» - усмехнулся он, внимательно разглядывая ее семейство. 
Майкл положил фотографию на место и обратил внимание, что внутренняя высота стенок корпуса далеко не соответствует наружной. 
«Любопытно…» - продолжил он более внимательно осматривать шкатулку. Но все вроде пригнано, ни одной щели и не за что зацепиться глазу. И тут его осенило: в каждой металлической лапке имелись отверстия. Покрутить в них отверткой в поисках винтов не получилось. Майкл задумался и его взгляд упал на рычажок, которым заводят шкатулку. Диаметр шлицов кончика визуально сходился с диаметром отверстий в лапках. Вставив рычажок в отверстие, он понял – это и есть ключ! Майкл прокрутил им во всех ножках, и шкатулка разошлась на две половинки. 
То, что он увидел, слегка потрясло: во втором потайном отделении лежали сложенные бумаги и полотняный мешочек. Майкл взял его в руки, но он был такой ветхий, что сразу порвался и оттуда высыпались кристаллы. Осмотрев эти блестящие и прозрачные камушки, он взял один кристалл и провел слегка по настольному стеклу.  Судя по оставленной царапине сомнений быть не могло – это настоящие необработанные алмазы. Затем Майкл достал бумагу и начал аккуратно разворачивать. Сложенные пересохшие и желтые листы ломались на сгибах. Пришлось брать скотч и, разложив бумажные квадратики на столе, склеивать их между собой. Это была карта. 
«Так вот почему он их убил… это же карта, а вот где находится алмазное месторождение… по иронии судьбы чукча оказался прав - самое ценное это шкатулка. Столько лет все это здесь пролежало, и никто ни о чем не догадывался», - размышлял он, изучая карту, с нанесенными на нее пометками, цифрами, кружками и черточками, интуитивно пытаясь понять русские слова, написанные чернильным карандашом. 
Майкл взял в руки телефон и начал набирать номер Хелен. «Стоп! Не звони!» - приказал ему внутренний голос. Он положил трубку и пошел на кухню. От волнения пересохло горло и хотелось пить. Достав из холодильника банку с тоником, Майкл отпил из нее и стал обдумывать создавшееся положение. 
«Предположим, она узнает, что там карта и алмазы, что произойдет дальше? Она уедет и все заберет с собой? Там у себя в России станет миллионершей, будет обеспечена до конца жизни, а я так и останусь простым клерком – «белым воротничком»», - лихорадочно рассуждал Майкл. 
«А может это месторождение уже давно открыто и сейчас эта карта не представляет ничего ценного?», - продолжали роиться мысли. 
Майкл вернулся в комнату, включил ноутбук, начал изучать содержимое Интернета по запросу «алмазы на Чукотке». Статьи были разные: первая группа ученых, приводя научные доводы, утверждала, что алмазы там есть, вторая не отрицала этого факта, но поскольку ничего не найдено до сих пор, считала существование алмазных копей весьма сомнительным. После двух часов чтения Майкл сделал вывод, что карта представляет собой огромную ценность, и мешочек с кристаллами тому доказательство. 
«Шкатулку отдам, а это оставлю себе» - твердо решил Майкл. 

Установив механизм на место и собрав корпус, Майкл сделал несколько оборотов рукояткой. Зазвучала мелодия. Диск медленно вращался, маленькие выступы на нем при движении задевали металлические полоски. Именно эти полоски и издавали мелодию «Щелкунчика». Рядом вращался другой диск. Миниатюрные фигурки мужчин в черных костюмах и женщин в белых бальных платьях вращались по кругу и вокруг своей оси, создавая атмосферу праздника. На минуту Майкл представил, как они с Хелен кружатся в танце вокруг рождественской ёлки. 
От таких мыслей Майклу стало стыдно. Он закрыл крышку шкатулки и долго сидел с зажатым телефоном в руке, но позвонить Хелен так и не решился.

Хелен уже была в офисе, когда Майкл подошел к столу и торжественно вручил шкатулку. 
- Спасибо большое! Я так тебе благодарна! - девушка вскочила и поцеловала Майкла в щеку. 
Майкл зарделся и заторопился на свое рабочее место. Уходя, он заметил у нее на столе того дракончика, что подарил вчера. 
Надо было заниматься отчетом, а мысли не лезли в голову и сконцентрироваться никак не удавалось. Муки совести заставляли прыгать текст на мониторе, а цифры сливались в неразличимое пятно. Из головы не выходил вчерашний разговор с Хелен, а ее смех до сих пор звучал у него в ушах. Майкл повернулся и посмотрел на нее. Почувствовав его взгляд, девушка подняла голову, улыбнулась и помахала ему рукой, в которой был зажат дракончик. Он засмеялся в ответ и кивнул головой. 
«Она такая милая, а я так поступаю… как тот бесславно погибший неизвестный русский геолог», - сверлила голову мысль, не давая покоя. «Если бы не я, никто бы никогда не узнал ничего про алмазы и карту» - защищалась алчность. 

Наконец рабочий день, показавшийся сегодня неимоверно длинным и тягучим, закончился. Майкл резким движением сбросил бумаги в стол и начал быстро собираться. 
- Майкл! Подожди! - окликнула его Хелен, когда он уже выходил из здания. 
Майкл остановился. 
- Я еще раз хочу поблагодарить тебя, - сказала Хелен. 
Фалькман почувствовал, что она ждет приглашения, но ему не хотелось сейчас с ней говорить и, стараясь не смотреть ей в глаза, он ответил: 
- Да там пустяковая неисправность была. Извини, я спешу, - пробормотал он и быстрым шагом пошел в другую сторону. 
Майкл не врал: вчера поздно вечером он позвонил своему старому другу Ричарду Вернеру и попросил его о встрече. И вот теперь назначенное время неумолимо приближалось. Он оглянулся и увидел, что Хелен до сих пор расстроено смотрит ему вслед. Майкл остановил проезжающее такси, сел в него, назвал адрес, и машина тронулась в путь. 

Вернер жил в пригороде, и уже через час Майкл был у него. Ричард обрадовался встрече, но сразу понял, что появление Майкла не случайно. Повесив плащ в прихожей, Майкл прошел в гостиную. 
- Что тебя привело, друг мой? – спросил Ричард, открывая бар с напитками, вмонтированный в стену. – В последнее время мы очень редко видимся. И что будешь? Коньяк? Виски? 
- Коньяк. 
Майкл чуть отпил из предложенной рюмки, помолчал с таинственным видом, затем сказал: 
- Дик, выслушай меня внимательно. История это невероятная, но тебе как бизнесмену будет интересно. 
Он в подробностях все изложил другу. Ричарду этот рассказ показался вымыслом, сродни детским легендам о кладах, но когда Майкл положил перед ним в доказательство пять великолепных алмазов, то все сомнения отпали. 
- А карта? – спросил Ричард, продолжая внимательно рассматривать камни. 
- Карта у меня дома осталась. Уж очень она ветхая. Опасно с собой было тащить.
- И никто не знает про это? 
- Нет, я девушке ничего не сказал. Теперь только ты и я. 
- Я подумаю что делать, сразу с ходу не могу сообразить. Ты же знаешь у меня строительный бизнес. Полезные ископаемые для меня в новинку. А почему ты приехал ко мне? 
- Я понимаю, что это дело требует серьезных вливаний средств, один я ничего не смогу. А ты ведь мой друг. Не к Маклейхену же мне обращаться… 
- К этому наглому выскочке?! Боже упаси! Ладно, я поразмыслю, что нужно предпринять, а ты езжай и никому ни слова, - закончил беседу Ричард. 


Ричард позвонил через неделю. 
- Мик! Я составил план. Мой помощник через пару месяцев вылетит в Россию на предмет создания концессии по разработке месторождений. Так что надо будет и карту изучить. 
- Быстро ты… - удивился Майкл, машинально взглянув в сторону девушки. Хелен в этот момент сосредоточенно работала над документами. Она делала еще две попытки сблизиться с ним, но Майкл все время ссылался на занятость. Если девушка случайно встречалась с ним взглядом, то он тут же отворачивался. С тех пор она больше не беспокоила его. «Побоялась показаться навязчивой» - подумал потом Майкл. 
- Зачем тянуть? И вообще, Мик, бросай это унылое существование в офисе и переходи работать ко мне. Так, я думаю, будет лучше. Сообщи своему боссу, что ты увольняешься, а двери моей компании всегда для тебя открыты. 

Неожиданное предложение Ричарда застало Майкла врасплох. Мысль о том, что Хелен он больше не увидит, приводила его в состояние депрессии. Он уже пожалел, что не признался девушке сразу. Ведь все могло бы быть совсем по-другому. Девушка из России совершенно не похожа на расчетливых американских женщин, к тому же он понял, что тоже нравится ей. 
Через три дня Майкл не выдержал и позвонил Ричарду. 
- Дик, я выхожу из игры. Я передумал. 
- Что произошло? 
- Передумал и все! 
- Мик, не морочь мне голову - какие могут быть игры? Мы же не дети! В конце концов, машина уже завертелась, и ты не представляешь сколько я потратил средств и нервов, договариваясь с людьми в этом трудном деле. Ты поставишь меня перед всеми в очень неудобное положение! Вези карту и не дури! 
- Извини, что так получилось. 
- Извини?! – закричал Ричард в микрофон, но Майкл положил трубку. Ричард несколько раз пытался перезвонить, но друг на звонки не отвечал. 
Ночью Майкл долго не мог заснуть. Образ Хелен стоял перед глазами и никак не хотел уходить. Помучившись, он все же не выдержал и набрал ее номер, впервые за время их знакомства. 
- Алло, - ответил заспанный женский голос. 
- Хелен, это Майкл, мне надо поговорить с тобой. 
- Три часа ночи… что-то случилось? 
- Да, случилось - я поступил с тобой нехорошо… 
- Я не понимаю, про что ты говоришь? 
- Дело в том, что внутри твоей шкатулки, которую я ремонтировал, оказалось то, что могло перевернуть твою жизнь. А я тебе ничего не сказал. 
- Ты пугаешь меня Майкл, что было в шкатулке? Там была только фотография, – испугалась девушка. 
- Не только, там было второе потайное дно, о котором никто не знал… и не пугайся, перевернуть жизнь должно было в хорошем смысле, завтра я принесу на работу и покажу, что я там нашел… 
- Но что там? Ты говоришь какими-то загадками. 
- Завтра, а сейчас спи, завтра все узнаешь. Это будет очень большой и приятный сюрприз!
- Хорошо. 
- Спокойной ночи… Алёна… - произнес Майкл почти на чистейшем русском и положил трубку. 
Майкл облегченно вздохнул. Тяжесть, так давившая на сознание в последние дни, испарилась. Неожиданно ему в голову пришла интересная мысль: «А если взять оттуда три камушка, отдать ювелирам, они, если постараются, то возможно успеют сделать сережки и кольцо к празднику? Женщины ведь любят украшения, может Хелен будет довольна? Только бы она согласилась приехать на Рождество, я сделаю красивый стол, будет сверкать гирляндами елка, и под тихий треск горящих свечей мы послушаем шкатулку…». 
Незаметно для себя Майкл уснул. Сновидения не заставили себя долго ждать: он в черном костюме, она в красивом белом платье кружатся в ритме вальса. Хелен смотрит на него своими необыкновенно красивыми черными глазами, он, крепко держа ее за талию, пытается крикнуть – «Я тебя люблю!», но тут все пространство вокруг начинает заволакивать ярким светом, настолько ярким, что он уже не видит ее лица… 

Хелен пришла на работу одна из первых. Ожидая появления Майкла, она с нетерпением посматривала в сторону его рабочего места. Уже прошел больше трех часов, но его все не было. Не выдержав, Алена потянулась к телефону и уже хотела набрать домашний номер Майкла. 
- Хелен, пошли! Шеф собирает всех, хочет объявление для нас сделать, может праздничный бонус выдадут коллективу, - весело крикнул кто-то из сотрудников в открытую дверь. Пришлось подниматься и идти вместе со всеми в кабинет начальника. 
- Леди и джентльмены! - начал говорить начальник отдела, когда все сотрудники собрались у него в кабинете, - Сейчас по телефону мне сообщили одно известие: два часа назад наш сотрудник Майкл Фалькман был найден убитым в своей квартире. По версии полиции это ограбление, перерыли все вещи... 

Хелен дальше слушать не стала. Повернувшись и никого не замечая, словно в тумане, она прошла в свой кабинет, села на стул, взяла в руки дракончика, прижала к глазам, и, дергаясь от рыданий, запричитала: «Майкл! Майкл!…».

 

 

 

 

 

Категория: Irbis | Добавил: Irbis (05.01.2020) | Автор: Владимир Поярков
Просмотров: 5294 | Комментарии: 14 | Рейтинг: 4.9/64
Всего комментариев: 14
avatar
13 Наташа Мельник • 15:32, 09.01.2020
Спасибо, за то что побалывали нас своим рассказам. И дали почву для размышлений.Было весьма поучительно и интересно.
avatar
14 Irbis • 20:53, 10.01.2020
Спасибо. Рад,что понравилось.
avatar
11 Мирослав • 10:07, 20.01.2017
Рассказ интересный и поучительный. Большие деньги и несметные богатства редко приносят счастье, но все же люди продолжают проверять это правило и оно раз раз за разом подтверждается. Майкл рискнул было разбогатеть, потом понял, что совершил ошибку, попытался ее исправить, но немного не успел.
avatar
12 Irbis • 15:04, 21.01.2017
Спасибо,  Мирослав. Приятно что  не забыли).
avatar
9 Marakuscha • 22:10, 22.05.2016
Ой, ну что ж так грустно-то... В русских сказках ведь всегда добрый конец... Конечно, поучительно, но...
avatar
10 Irbis • 13:29, 25.05.2016
Единственный рассказ где я сюжет продумывал от конца. Писал его когда-то на конкурс.
avatar
8 cdtnf • 12:55, 07.01.2016
Рассказ - прелесть! Большие деньги - большого счастья не приносят! Но, что греха таить, мы все мечтаем о больших деньгах!
avatar
7 Леонид • 21:32, 06.01.2016
Очень увлекательный рассказ, прочитал на одном дыхании. Постепенно стало понятно, почему погибла экспедиция и совсем не ожидал подобного финала. Но дорогие алмазы затмили и дружбу, и совесть, значит финал закономерен.
avatar
5 Irbis • 12:55, 02.09.2015
Ворованное богатство не всегда приноси счастье.
avatar
2
6 АлинаНечай • 14:10, 02.09.2015
А богатство никогда не приносит счастье. Его всегда мало.
avatar
3
2 АлинаНечай • 12:41, 02.09.2015
А мне кажется, везде есть и хорошие люди, и плохие. Скольких знаю у нас, которые и думать бы не стали, и угрызений совести никаких бы не было...
Грустный рассказ, но увлекательный.))
avatar
2
3 Анонимно • 12:44, 02.09.2015
Либер:

Что, прямо убили бы?
avatar
4 Irbis • 12:54, 02.09.2015
Да запросто
avatar
3
1 АняЧу • 12:10, 02.09.2015
Вот так вот   sad  У американцев самое святое - богатство. У русских, слава богу, пока еще не у всех.
Отличный рассказ up
avatar