Воскресенье, 24.09.2017, 22:24
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Белова Лидия [62]
Белова Лидия
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2017 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Белова Лидия » Белова Лидия

ПРИКЛЮЧЕНИЯ АРТЕМИДЫ, ЕЁ ДРУЗЕЙ И НЕДРУГОВ (продолжение)

 

начало здесь: http://nerlin.ru/publ....-0-5909

 

Глава 5

Совет богов

 

К двадцати четырем часам пополудни состав дежурных в секретарской полностью сменился: место Гермеса, Ганимеда и Дафны заняли две хариты (богини красоты), Аглая и Евфросина, и могучий и прекрасный Эфиальт – возрождённый к жизни в царстве богов сын греческого царя. Хариты, шурша шёлком хитонов и пеплосов, устроились перед компьютерами, а Эфиальт свободно раскинулся в кресле, намереваясь почитать: знал, что понадобится «шефу» не скоро, поскольку в кабинет только что вошли члены Совета богов, почти в полном составе.

Но углубиться в книгу Эфиальту не пришлось: в секретарской неожиданно возник, будто выткался из воздуха, юркий человечек с острыми глазками и крутыми кудрями (два завитка надо лбом – как короткие перекрученные рожки). Человечек был одет по новейшей моде землян, в «тройку» (костюмная пара плюс жилет), и застёгнут на все пуговицы – в 35-градусную жару! Но он вроде бы не ощущал никакого дискомфорта. Кинул эротически-оценивающий взгляд на девиц и склонился к уху «стражника» – спросил интимно-фамильярным тоном, как давний знакомец:

– Повелитель у себя?

– А что? – развеселился молодой богатырь.

Человечек вытянул из кармана за цепочку круглые золотые часы и сказал, отстёгивая их:

– Может, покажете ему это?

– Он что, вождь племени зулусов? Часов не видал?

– Таких не видал, пока мы не подарили, – сверкнул глазами в сторону девиц человечек. – А я вовсе не из того мира, где обитают зулусы. Из мира гораздо более могущественного.

«Вот почему он так откровенно нагл», – догадался Эфиальт.

– Тем не менее, – продолжал наглый посетитель без паузы, – в отличие от Вас я осведомлен о том, что у зулусов давным-давно имеются не только часы, а и компьютеры.

Говорил он с быстротой стучащего пулемёта, видимо надеясь сломить возможное сопротивление жёстким напором энергии.

– Знаем мы, из какого он мира, – даже не взглянув на посетителя, презрительно бросила белокурая харита, Аглая. – Изобрета-ательный! Утром его не пустили, так он придумал финт с часами.

Человечек гордо откинул голову, выпятив кадык; завитки-рожки надо лбом, казалось, закрутились еще круче:

– Эти часы – парные к часам Правителя Вселенной, Зевса. И прошу не говорить обо мне «он», как будто меня здесь нет.

– Ишь ты! – фыркнула белокурая Аглая.

А тёмнокудрая Евфросина сказала примирительно:

– Ну перестань. Человеку надо попасть к Зевсу, какой в этом грех?

– «Человеку»! – опять фыркнула Аглая. – С чего ты взяла, что это человек?

– А в самом деле, из какого Вы мира? – спросила Евфросина.

– С Луны свалился, – процедил Сат (это был он), ибо не испытывал желания общаться с Евфросиной: он успел рассмотреть обеих, и Аглая очень ему понравилась, а Евфросина оставила равнодушным, несмотря на жгучую «испанскую» красоту. Но белокурая красотка была, видимо, холодна, как все белокурые красотки: она не обращала на Сата внимания – следила за картинками на своем мониторе.

– Ладно, ближе к делу: чего ты хочешь? – спросил Эфиальт.

Сат мгновенно пододвинул к нему свободное кресло, уселся и стал излагать, как «свой своему»:

– Понимаешь, завтра будет поздно! Мне надо попасть к Зевсу немедленно. Против него затеваются козни – я обязан предупредить. Возьми мои часы и скажи: их владелец умоляет принять его, не откладывая до завтра.

– Ну давай... Не верю я ни в какие козни, да уж ладно, пусть сам решает.

Эфиальт исчез за дверями. Через пару минут он вернулся и сообщил Сату грозным тоном:

– Поприветствуешь Его Светлость, покажешь ему свои часы – и назад. Никаких разговоров! Зевс хочет просто взглянуть на тебя и на часы.

– Конечно, конечно, – закивал Сат.

В сопровождении Эфиальта он прошел через автоматически раздвинувшиеся двойные двери в кабинет. Сделав пару шагов, начал кланяться, закинув одну руку за спину, а другой почти касаясь пола:

– Низкий поклон Повелителю Вселенной! Вот моя визитная карточка… – Он двинулся было к Зевсу, вытянув вперед руку с круглыми золотыми часами, но Эфиальт перехватил часы и сам поднес их к глазам хозяина. Тогда Сат застрочил со скоростью пулемёта: – Абаддон просит Вас о личной встрече. Для обсуждения деталей договора о Земле. Богиня Селена готова принять вас обоих у себя, на нейтральной территории.

– Что ты плетёшь?! – взвился в гневе Зевс. – Какой договор?! А ну убирайся отсюда вместе со своими часами! Правитель любой планеты может связаться со мной по прямому каналу, без всяких посредников!

Сат собрал всю свою энергию, чтобы успеть ответить, пока Эфиальт не выставил его из кабинета:

– Прямой канал, Повелитель, перекрыт недоброжелателями с Вашей стороны. Под видом порученного Вами же контроля за обеспечением секретности они лишили нас связи с Вашей… с Вашим Величеством…

Сат терпеть не мог слово свет во всех его модификациях и, чтобы не произносить его, решился даже на нарушение этикета: в мире богов Ваша Светлость – самый высший титул (если не говорить о Вседержителе-Гелиосе), именно так обращаются к Зевсу, оставляя всяческие «величества» и «высочества» для прочих богов. Сейчас эти «прочие» насторожённо выпрямились в своих массивных заседательских креслах, обитых солнечно-жёлтым бархатом, – смотрели на собеседников внимательно и хмуро.

– Абаддон поручил мне, – еще быстрее, без пауз, застрочил Сат, – весьма и весьма предварительно, но всё-таки обсудить детали Вашего договора.

– Та-ак, – сказал Зевс, как всегда при перемене настроения откидываясь к высокой спинке кресла. – Тройная инсинуация. Во-первых, не было никакого ни с кем договора. – Он говорил с подчеркнутым спокойствием. – Во-вторых, я никого не просил специально контролировать секретность. И в-третьих... – Тут он сорвался – закричал во весь голос: – Вообще ничего не было! Не было и не будет! Никаких соглашений и тайн!.. – Снова перешел на спокойный тон: – Придешь завтра к одиннадцати. Тогда и разберусь с тобой окончательно.

Эфиальт вывел Сата чуть ли не за ухо. Аглая хохотала, а Евфросина шёпотом укоряла ее: «Перестань, неловко. И без того жаль его».

Сат понял, что девицы слышали крики Зевса. Но, странно, он не в силах был рассердиться на белокурую красотку; наоборот, ему захотелось взять ее под руку и увести отсюда – пойти вдвоём гулять по городу богов, по его паркам... «Сам виноват, – огорчился он: – не надо было принимать столь ординарный облик... Но кто же знал, что я встречу здесь свой идеал!»

…После ухода «простодушного балбеса» Зевс сидел угрюмо насупившись, не находя слов для объяснения разыгравшейся перед богами сценки. Они только-только начали обсуждать сроки вылета в новую Вселенную, обстановку на планетах: везде ли государственные и общепланетарные системы стабильны (пусть даже и не очень справедливы); к решению вопроса о Земле еще и не приступали – и на тебе, возникает Абаддон, тайное соглашение с ним! И это при постоянных клятвах Зевса в уважении к демократии, к мнению каждого из членов Совета!

Зевсу и в голову не могло прийти (пришло бы, сосредоточься он на причинах болтливости Сата, но он был далёк от сколь-нибудь высокой оценки чертей)… и в голову не могло прийти, что речь Сата – вовсе не болтовня «простодушного балбеса», а рассчитанный приём: открыть тайну возможных переговоров с Абаддоном остальным богам и тем самым вдрызг перессорить их всех! А перессорившихся их будет куда легче выкурить отсюда, чем мирно сотрудничающих друг с другом и с Зевсом. За такую инициативу Абаддон наверняка похвалит Сата. Ну а Зевс… Да Зевс явно сам заинтересован в передаче Земли «тёмным», решил Сат, если и после такой наглой провокации предложил ему прийти еще раз – видимо, уже без свидетелей…

Первым подал голос Гефест:

– Расскажите, Ваша Светлость, о чем Вы договорились с Абаддоном. Возможно, все мы согласимся с Вами и никаких проблем не возникнет.

«Спасибо тебе, мой добрый, умный мальчик, – сказал ему одними глазами Зевс. – За твою готовность помочь, снять остроту проблемы. Но – мне нельзя раскрываться: как бы вмиг не оказаться в отставке».

– Не было никакой договорённости, – послав импульс искренности в свой взгляд, ответил Зевс. – Это инсинуация. Абаддон давно лишён какой-либо власти в нашей Вселенной, и мне нет резона о чём-либо с ним договариваться.

– Действительно ли это так или Вы лицемерите, – жёстко изрекла Гера, – мог бы прояснить только Прометей. Почему его нет? Вы нарочно его не пригласили?

«Боится, что в новой Вселенной перестанет быть богиней богинь, – хмыкнул про себя Зевс. – Прометей ей понадобился! Давно ли кляла его последними словами?»

– Опять инсинуация! – холодно возразил он вслух. – Прометей уже был у меня, высказал свое мнение, как всегда продуманное и непреклонное, а с вами встречаться не захотел.

– Какое же мнение? – спросил Арес (Марс), в цивильном костюме утративший устрашающе-официозный вид, тем более что вместе с военными доспехами оставил дома и свои гремучие награды.

– Мы летим, он с сыном остаётся, – ответил Зевс, постепенно приходя в себя от шока.

– Дальше осветлять Землю? – уточнил Арес.

– Да.

– Разумно. (Для Ареса это было тем более разумно, что после возвращения Прометея он не переставал ревновать к нему Афродиту.) Но нас там могут не принять без него. Опять придется воевать.

– А я о чём! – взвился Зевс. – Я только что высказал Прометею точно то же самое. А он – ни в какую. Светограмму согласился послать, вот и всё. Да появиться там «на минутку».

– Что ж, и это неплохо. Отвергать не надо, – сказал Арес.

«Вот чего я и боялся, – подумал Зевс. – Мои коллеги-заседатели ничего не имеют против того, чтобы Прометей навсегда остался здесь: дамы вынуждены будут любить их,поскольку обожаемого героя нет и не будет, а они сами в его отсутствие почувствуют себя богатырями и гениями».

– Простите, можно задать вопрос? – раздался из дальнего уголка голос Психеи. Мужа, Эроса, не было с нею, и она чувствовала себя среди богов беззащитно-потерянной. – Когда вы все... мы все улетим отсюда, кто же будет опекать планеты?

– Сам Гелиос, – ответил Зевс. – Ну, и посредники найдутся… уже нашлись: сформировались как пророки и герои среди людей… Да и мы, издали, будем опекать.

– Но ведь нам после перелёта суждено чуть ли не целый век отдыхать и осмысливать сделанное ранее. – Психея решилась до конца высказать свое мнение. – Гелиосу, мне кажется, трудно будет без привычных и к тому же опытных помощников.

– Есть, есть опытные помощники и помимо нас, – переключила на себя внимание Афродита, видя, как заскучал Зевс от необходимости разъяснять очевидные вещи. – Над каждой планетой сформирована ноосфера – фактически мозг планеты и ее светлых, разумных душ. Есть в составе ближайшего к нам созвездия еще и духовные планеты тахионов – ангелов-хранителей человечества в любой Солнечной системе Галактики.

– Ах так... И что, тахионы тоже бессмертны?

– Да. Они учатся быть богами. Приходят на смену нам, когда мы улетаем.

– А кто же они, тахионы?

– Это чистые и светлые бессмертные души людей.

– Людей?! – изумилась Психея. – А не богов?

Афродита рассмеялась над ее наивностью:

– Чему ты удивляешься, детка? Ты ведь стала бессмертной. И Эфиальт. И Дафна. И еще многие, многие люди.

– Да, конечно, – чуть слышно произнесла Психея. – Простите, что я отняла у всех время, но Эрос не хочет говорить со мною о мироустройстве.

– И слава Богу! – воскликнула Афродита. – Хоть ты не будешь участвовать...

– ...в интригах! – подхватил Аполлон.

Афродита взглянула на него укоризненно и закончила:

– ...в чисто мужских делах.

Богиня любви и Психея поладили не так давно: Афродита наконец смирилась с женитьбой сына на земной женщине и теперь старалась быть повышенно внимательной, искупая былую свою неприязнь. Эрос счастлив с юной женой, он перестал хандрить, а главное, участвовать в разгульных похождениях Диониса, – чего же еще?..

Зевс рассердился было на Психею за детские вопросы, но пока она обменивалась репликами со свекровью, успел простить наивную малышку: члены Совета подобрели от ее нежного голоска, совещание наверняка пойдет теперь спокойнее.

И действительно, боги как будто забыли об инциденте со странным посетителем – сравнительно спокойно обсуждали предотлётные дела. Но стоило Зевсу заикнуться о передаче Земли во власть Абаддона, как от спокойствия не осталось и следа: «Дьяволу – родину богов!!» Зевс стал мягко, изворотливо, многоречиво объяснять свою позицию, но убедить рассерженных коллег так и не смог. Заключительное слово взял Арес:

– Не знаю, не знаю, – он многозначительно помолчал, обводя всех взглядом. – Не знаю, позволит ли нам теперь совесть рекомендовать Синклиту Галактики на должность правителя следующей Вселенной нашего многоуважаемого Зевса. Кто больше всех способствовал развалу этой Вселенной, отпадению от Светлого мира нескольких планет? Именно Зевс! Первый его разрушительный шаг – наказание Прометея. За добро нельзя наказывать: это безнравственно, что бы там ни гласили законы. Тем более нельзя было допускать такого кощунства: создатель человечества планеты Земля прикован к скале на этой самой планете! Как тут не обнаглеть бесам, не почувствовать себя победителями? Теперь наша задача – обуздать их, вернуть отпавшие планеты в Светлый мир, стабилизировать обстановку на Земле. Только после этого мы можем думать об отбытии. И никаких соглашений с бесами! Безнравственно это – передавать им власть на отдельных планетах полностью. Да они в первые же дни после нашего отлёта разрушат их, превратят иерархию в анархию, гармонию в хаос!

– Как вы, военные, любите нагнетать обстановку, – брезгливо парировал Зевс (а самому от этой речи стало совсем худо). – У бесов нет хаоса даже на собственной планете. А есть диктатура, что по сути означает высшую форму иерархии.

– Ошибаетесь, Ваша Светлость, – неожиданно подал голос любимый сын Зевса, Гефест. – Диктатура – высшая форма анархии, а не иерархии.

Зевс не стал отвечать ему, отмахнулся мысленно и продолжил свой обвинительный монолог, обращенный к полководцу:

– Вас послушать, всё рушится, никакого прогресса за последние годы. Но ведь это не так! Да, пришлось кое-чем пожертвовать, согласиться на независимость ряда планет от нашей власти, но и достижений у нас немало!

– Время ли говорить о достиже-ениях? – саркастически протянул Аполлон. – Нравственность людей катастрофически падает. Недавно я слышал на улице: «Какая может быть нравственность, если боги улетают!» Нет, рано нам отстраняться от управления Вселенной. О вылете отсюда надо пока забыть.

Полнейшее поражение для Зевса! «Что же теперь делать с Абаддоном? Он будет презирать меня: ничего себе правитель, которому не подчиняется даже собственный придворный Совет!.. Как переломить это настроение?.. Мне нужен Сат. Вкатить ему как следует, чтобы в следующий раз не болтал во всеуслышание, и пусть помогает менять здесь атмосферу. Я хочу улететь. Хочу быть властелином новой, лучшей Вселенной, а не этой на глазах разваливающейся телеги. Если она развалится при мне, кто доверит мне новую Вселенную?!»

Как только члены Совета разошлись, Зевс вызвал Эфиальта и приказал немедленно разыскать Сата.

(ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ)

 

 



Источник: http://detektivi3.ucoz.ru/index/part5/0-21
Категория: Белова Лидия | Добавил: ЛидияБелова (22.08.2017) | Автор: Лидия Белова
Просмотров: 217 | Теги: Артемида, Лидия Белова, Фантастика | Рейтинг: 4.9/8
Всего комментариев: 0
avatar