Воскресенье, 24.09.2017, 22:25
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Белова Лидия [62]
Белова Лидия
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2017 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Белова Лидия » Белова Лидия

ПРИКЛЮЧЕНИЯ АРТЕМИДЫ, ЕЁ ДРУЗЕЙ И НЕДРУГОВ (продолжение)

 

 

начало здесь: http://nerlin.ru/publ....-0-5909

 

Глава 4

Встреча властелинов Вселенной

 

– Очень хорошо! – обрадовался Зевс, когда Ганимед (божественный, мальчик, скромный и, по мнению Зевса, воистину воспитанный) доложил о Прометее.

Правитель Вселенной действительно был рад этому визиту, хотя каждая встреча с Прометеем вызывала в нем вспышку стыда за свою былую жестокость. Но – от Титана исходил мощный поток света, добра, и любой собеседник чувствовал себя лучше в его обществе.

Неадекватное вине наказание Прометея объяснялось отнюдь не природной жестокостью или горячностью Зевса, а его холодным расчётом: изощрённые пытки должны были сломить волю Титана, заставить его склониться перед Зевсом, просить о помиловании. И он бы помиловал! И только после этого напомнил бы Прометею, что не выдержавший испытаний перестает быть богом, лишается бессмертия и всех его преимуществ; что теперь Прометей будет, как всякий человек, после физической смерти проходить стадию очищения от грехов, теряя при этом память о прошлом, а затем начнет новую жизнь не на Планете богов, а на одной из тех планет, что предназначены для простых смертных...

Титан разрушил эти дальновидные расчёты Зевса, ни разу за долгие века страданий не попросив его о смягчении своей участи. Его душа то впадала в железный сон, то снова возвращалась к смутному, а затем и ясному восприятию окружающего, но ни единого стона не услышали из его уст соглядатаи и наушники Зевса. И даже созданная Прометеем планета стонала и плакала над его участью беззвучно, не смея подвести его своей слабостью.

А Зевс суетливо доказывал в это время Синклиту Галактики, что земное человечество надо уничтожить за безнравственность. Синклит колебался. Доводы Зевса с ходом веков теряли убедительность: обнаружилось, что разумные существа нескольких других планет полностью подпали под власть тёмных, земляне же, испытывая и падения и взлёты, всё-таки никогда не оставались без своих борцов за добро и правду. Правители планет, ставших духовно тёмными, избегли наказания, представив убедительные доводы в защиту своего тезиса: не всегда результаты эксперимента зависят от экспериментатора – влияют и объективные обстоятельства, и привходящие факторы. Это опять, пусть и косвенно, послужило на пользу землянам и их создателю. Срок его освобождения приближался.

Между тем мечтавшие о власти над Землей бесы понимали, что нравственная устойчивость человечества опирается на светлую мощь Прометея, который и в страданиях не забывает о людях, возносит к Небесам молитвы за них. И они, тёмные, принялись настраивать людей против Прометея, внушать им уничижительное мнение о нем – с тем чтобы людские сплетни, достигнув ушей Титана, вызвали у него презрение к человечеству, отказ от опеки над ним. Бесы внушали людям, что хозяином Земли является вовсе не бог-Титан, а Дьявол, и что известный им Прометей – просто плутишка, вор, похитивший чужой огонь.

На самом же деле Прометей всегда был и оставался самым сильным из богов Царства Гелиоса, сыном самого Солнца. Он имел право распоряжаться солнечным светом, вечным космическим пламенем во всей его благодатной и беспощадной мощи. И только часть этого пламени – огонь околопланетных стихий – передал он Зевсу. Гром, молнии и дождь – вот и всё, чем распоряжался Зевс. Прометей же единым лучом космического огня мог сжечь весь Олимп – эту первоначальную «управленческую контору» Вселенной. Не делал он этого потому, что гармония Вселенной была для него важнее личной его судьбы.

Вот это и разделяло их с Зевсом: разный масштаб души, возможностей, дарований. И, при обычной своей доброте, терпимости к чужим слабостям, Зевс не мог простить этого Прометею. Нравственного превосходства не мог простить. Душевного размаха, недоступного ему самому. А потому не препятствовал распространению чёрных сплетен о Прометее, сам слушал, посмеивался, задавал наводящие вопросы...

Зевс вылез из-за массивного стола, отодвинув из-под ног скамеечку, и с вытянутой вперед рукой пошел навстречу Прометею; энергично сжал его руку двумя своими, потряс, как бы уверяя в благорасположении, в полнейшей благожелательности. Он и забыл в этот момент, что не более часа назад решил продать любимую планету Прометея Дьяволу, – как-то улетучилось это из его сознания.

– Не ожидал так рано Вас увидеть. Надеюсь, это не последняя наша встреча сегодня: впереди – заседание Совета. – Зевс улыбался доброжелательно и даже вполне искренне.

– Нет. Мое участие в заседании помешало бы спокойному обсуждению вопроса, – ответил Прометей. – А сам я уже всё продумал, и ничьи высказывания не переубедят меня: вы летите – мы с сыном остаёмся.

«Та-ак, – обречённо подумал Зевс. – Именно этого я и боялся. Как сдвинуть его с мёртвой точки?!»

– Дорогой Вы мой, ну Вы поймите! – набрал он в лёгкие побольше воздуху. – Не примут меня без Вас титаны! Я откровенен с Вами, как никогда и ни с кем: Вы мне нужнытам. Нужны, чтобы сотрудничать, а не воевать с Вашими братьями. Другое дело, что я и бескорыстно хотел бы иметь Вас в числе своих спутников. Но тут уж не до личных чувств: Вы сам знаете, насколько снизился нравственный уровень этого мира именно из-за моей борьбы с титанами... Садитесь, пожалуйста, что же мы стоим!

– Я пошлю братьям-титанам светограмму, – сказал Прометей, садясь в то же кресло у стола, в котором недавно сидела Артемида. – Могу и сам ненадолго побывать там.

– Нет, мне без Вас всё равно не справиться! – Зевс тоже сел, привычно нащупав ногами скамейку. (Благодаря этой скамейке он мог смотреть сверху вниз на любого из собеседников: стол и кресло Зевса были выполнены по его собственному заказу настолько высокими, что без скамейки его ноги болтались бы в воздухе, не доставая до пола.) Он приготовился к длительной атаке на богатыря-мудреца. – Вы меня простили: я знаю масштаб Вашего великодушия; но Ваши братья – нет. Кроме того, подумайте и о себе: узнав, что Вы здесь остались в одиночестве, без нашей поддержки...

Прометей усмехнулся, и Зевс на секунду сбился, замолчал, однако быстро справился с замешательством:

– ...узнав о Вашем одиночестве, бесы с еще большей наглостью станут настраивать землян против Вас. Малолетний сын им не помеха, а наоборот, возможность вредить Вам более изощрённо.

– Одно из главных качеств бога – бесстрашие, – спокойно ответил Прометей. – Исполнение своей жизненной программы, своего предназначения, несмотря ни на что. Иначе – бог ли ты? Не пора ли твоей душе лететь не в Высокий Космос, для отдыха, а в Чистилище – для переплавки души? Или даже в Ад – для возмездия?

Зевс так сильно вздрогнул от испуга, что вслед за этим и еще раз испугался: не заметил ли Прометей? Ему показалось, что Прометей намекает на возможное его соглашение с Абаддоном и на то, что это его, Зевса, место не в Высоком Космосе, а в Аду. «Ох, что будет, если о моих переговорах с Абаддоном узнает Синклит Галактики!»

– Не нервничай, – опять усмехнулся Прометей. – Синклит Галактики знает про тебя всё, но у них нет пока другой кандидатуры на твою должность. Кроме того, Высокие Души надеются, что за время отдыха в светлых слоях Космоса ты очистишься от тёмных накипей и без промежуточного периода страданий.

«От кого я собрался охранять свои тайны?! – упрекнул сам себя Зевс, ничуть не оскорблённый (а скорее даже польщённый) неожиданным переходом Прометея на ты.– Провидцу, знающему прошлое, настоящее и будущее всех миров нашей Галактики, трудно ли, сосредоточившись, узнать все мои тайны, услышать все мои мысли?»

– Прости меня, – сказал он. – Ты ведь знаешь: не я приговорил тебя к распятию. Ну а дальше... Ты раздавил меня своим величием. Я возненавидел тебя за то, что ты посмел быть сильнее Верховного правителя Вселенной. Теперь-то я, как никто, знаю, что не должность делает великим или малым. И это я прошу тебя о помиловании. Стань моим другом и соратником, летим со мною: вместе будем строить новую Вселенную.

– Ты уже говорил мне точно те же слова при начале строительства этой Вселенной, – рассмеялся Прометей добродушно. – Интересно, сколько еще вселенных нам с тобой суждено строить, начиная всё с тех же твоих уверений и клятв?

– Ну-у, тогда ситуация была совсем иной... – Зевс старался скинуть нервное напряжение и стыд, но у него это плохо получалось.

– Много еще будет испытаний на нашем общем пути, – сказал Прометей, глядя в пространство будто сквозь собеседника. – И тебя забудут все обитатели здешних планет, как забыли меня… Сына моего ждет не только счастье творчества, но и тяжкий путь страданий, даже и в кратком земном воплощении. Он, как и я, станет всячески помогать людям вернуться к осознанию бессмертия человеческой души, однако свое будущее они все-таки будут выбирать сами. Ни моего, ни его непосредственного вмешательства в их жизнь больше не будет, ибо я убедился в непредсказуемости последствий такого вмешательства. Высокие Души Синклита Галактики оказались прозорливее меня...

Вот так было всегда: Зевс начинал разговор о конкретном деле, стараясь повернуть в выгодную для себя сторону, а Прометея заносило в горние выси.

– Так что мы будем делать с твоим отлётом? – вернул он Титана к делам практическим.

– Как что? Я же сказал: вы летите – я остаюсь. С сыном.

– Которым пожертвуешь ради восхождения людей к высотам нравственности? А говоришь: не буду вмешиваться!

– Это не моя воля. Это – предопределение Судьбы. Пройдя всю цепь тяжких земных испытаний, он сменит меня в качестве демиурга Земли. Получит на это моральное право. Ибо только тогда ни один человек, как бы тяжек ни был его жребий, не упрекнет богов в том, что слишком легко им живется по сравнению с людьми.

– Хорошо, пусть так. Но я предлагаю несколько иное решение: ты летишь с нами, а сюда будешь как можно чаще наведываться. И Земля таким образом не останется без твоей опеки, и в новой Вселенной не затянется период хаоса.

– Я подумаю, – ответил Прометей, хорошо знакомый со способностью Зевса препираться до бесконечности в надежде измотать собеседника и одновременно пробудить жалость к себе, к своему безвыходному положению.

(ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ)

 

 



Источник: http://detektivi3.ucoz.ru/index/part4/0-18
Категория: Белова Лидия | Добавил: ЛидияБелова (20.08.2017) | Автор: Лидия Белова
Просмотров: 202 | Теги: Артемида, Лидия Белова, Фантастика | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 0
avatar