Среда, 20.09.2017, 05:17
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Белова Лидия [60]
Белова Лидия
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 1
Пользователей: 3
Robertexold, АняЧу, АлинаНечай
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2017 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Белова Лидия » Белова Лидия

ЛЕРМОНТОВ, ЕГО ДРУЗЬЯ И ЛЮБИМЫЕ ЖЕНЩИНЫ (продолжение)

 

Начало книги здесь: http://nerlin.ru/publ....-0-5791

 

Немного отвлечёмся от темы друзей. Скажу несколько слов о "русской версии" фамилии Нэпиер – "Непер". Эта версия (в разных публикациях) не может не удивлять: почему английское Napier, произносимое нами как Нэпиер или Нэпьер, надо передавать как Непер? Вспомним и английское player – в звучании по-русски плэйер, а вовсе не плеер, как принято писать с некоторых пор. Впечатление такое, будто кто-то "взял и отменил" букву э как русский вариант английской а. Примеров такого неграмотного, нелогичного написания английских слов можно привести множество: "леди" (lady), "флешка" (от flаsh), "бренд" (brand), "сленг" (slang), а также "тест" (test), "трек" (trek), "тренд" (trend), где английские буквы а и е (звук в том и другом случае э) заменены на русскую е.

Под раздачу попали и латинское stella (звезда) и греческое stela (обелиск) – оба слова оказались в русском варианте с е; вместо красивых слов стэлла и стэла получились уродцы: стелла и стела. На любимое составителями словарей е заменено даже английское и (эта буква читается в разных словах как звук у или а, никак не е) в слове ланч (lunch). Всё пишется по-русски так, будто наши лингвисты – в век Интернета! – не знают ни одного иностранного языка. ("Всё это было бы смешно, Когда бы не было так грустно", – Лермонтов, "А.О.Смирновой").

Я не за то, чтобы переделывать написание всех иностранных слов в соответствии с их звучанием на языке оригинала (хотя именно так писали иностранные слова высоко образованные литераторы до 1917 года, и незачем было менять традицию, переделывать грамотное на неграмотное; но что поделаешь – время ушло). Однако хочется надеяться, что при очередном пересмотре норм написания будет учитываться образ слова, не возникнет ненужной переклички с существующим русским словом – как, например, в случае с "тест" и "тесто". И что языковеды будут учитывать хорошую традицию, хотя бы недавнюю. Например, лэди, нэоромантизам, нэофашизм и пр. еще в 1950-х годах писались именно так, зачем было менять в худшую сторону? (Неофашизм в быстрой речи вообще превращается в свою противоположность.)

 

 

Ираклий Луарсабович Андроников.

Фотография 1950-х годов

 

Позволяю себе отступления от основной темы по примеру высоко чтимого мною Ираклия Луарсабовича Андроникова. Он внёс неоценимый вклад в расширение сведений о Лермонтове – сведений объективных, основанных на изучении документов и непредвзятом их осмыслении. При этом Андроников нередко расширял рамки своего разговора с читателем. Его статьи, главы книг можно сравнить с ветвистым деревом: крепкий ствол – основная тема, а ветви – дополнительные сведения или даже информация из других областей культуры...

Вернёмся к Алексею Лопухину. Сохранилось несколько писем, имеющих отношение к картине "Предок Лерма"; назову два из них: письмо Лермонтова к Марии Лопухиной от 2 сентября 1832 г., где он говорит о своей радости от полученного известия, что "еще не стёрли знаменитую голову со стены", и письмо Алексея Лопухина от 25 февраля 1833 г. с благодарностью за присланный ему портрет "предка". То есть Лермонтов сделал первоначальный рисунок не во время приезда в Москву из Петербурга, как это получается из рассказа Александра Лопухина, а еще в Москве, скорее всего в 1832 году, когда он однажды засиделся у Лопухиных допоздна над решением задачи из высшей математики.

Лермонтовский музей при Николаевском кавалерийском училище создавался с 1881 года и был официально открыт в 1883 году. В 1916 году перед зданием Музея установлен памятник работы скульптора Б.М.Микешина – кстати, с правильной датой рождения поэта: 2-е октября (14-е по новому стилю). Странно, что эта дата, подтверждённая записью в церковной книге и другими документами, в наше время не учитывается: большинство лермонтоведов придерживаются даты, которую установила бабушка: 3-е октября, – установила, чтобы не праздновать рождение внука "прежде времени" (поскольку родился он поздно вечером 2-го).

Между тем эта "передатировка" сбивает мистическую закономерность в дате рождения поэта: 14 октября 1814 года. Об этом обстоятельно говорится в моей статье "Мистика чисел в жизни Лермонтова". Статья была опубликована в юбилейный лермонтовский год (200 лет со дня рождения) в двух журналах и в "Литературной газете" (№40, 15–21 октября 2014 г.), в "ЛГ" – под названием "Поэт знал дату своего ухода?" Есть эта статья и в Интернете, на главном моем сайте: http://lermontov1814.narod.ru

Вторая история, связанная с Алексеем Лопухиным, хорошо известна: это история его неудачного сватовства к Екатерине Сушковой в конце 1834-го – начале 1835 года. История эта рассказана самим Лермонтовым в письме к Александре Верещагиной (традиционно письмо относят к весне 1835 г., но Андроников относил к январю 1835 г.). Нашла эта история отражение и в романе "Княгиня Лиговская" (1836). Я останавливаюсь на розыгрыше Лермонтова ради спасения друга от "летучей мыши" (характеристика, данная им Сушковой) во второй главе).

 

Вспомним верных друзей Лермонтова, которые оказались одновременно с ним в Пятигорске в июле 1841 года, – Руфина Дорохова и Михаила Глебова.

В 1840 году Руфин Иванович Дорохов (1806–1852), как и Лермонтов, был прикомандирован к военному отряду генерала А.В.Галафеева; оба они участвовали в июльском сражении при Валерике, а также в осенней экспедиции. В октябре, после ранения Руфина Ивановича, Лермонтов принял от него командование отрядом "охотников" – храбрецов, служивших разведчиками и десантниками при артиллерийском полку. Летом 1841 года Дорохов сделал всё, что только дозволялось кодексом чести, чтобы предотвратить дуэль своего молодого друга с Мартыновым, и был в отчаянии, когда ему это не удалось. (П.А.Висковатов в своей в целом объективной книге, к сожалению, не избежал ошибок, в том числе в оценке отношений между Лермонтовым и Дороховым.)

Корнет Конногвардейского полка Михаил Павлович Глебов (1819–1847) также участвовал в июльском сражении при Валерике и был тяжело ранен. В апреле 1841 года Лермонтов и Столыпин-Монго останавливались по дороге из Петербурга на Кавказ в его имении Мишково (Мценский уезд Орловской губернии). Лермонтов подарил ему свой автопортрет с надписью: "Другу Глебову Лермонтов. 1841 год. Мишково".

Михаил Глебов был секундантом Лермонтова на дуэли с Мартыновым. (Организатор дуэли Александр Васильчиков, запутывая следствие, врал, что это он, Васильчиков, – секундант Михаила Юрьевича, и потом всю жизнь изображал печаль по безвременно погибшему поэту.) После дуэли Глебов остался с Лермонтовым, положил его голову к себе на колени и несколько часов под проливным дождём дожидался экипажа, чтобы доставить друга в Пятигорск, в дом (флигель дома) Чиляева.

Кстати, уже поэтому невозможно верить, что секундантом Лермонтова был Васильчиков, а не Глебов. Вне кодекса чести да и всякой логики: якобы секундант Лермонтова уезжает, оставляя с тяжело раненным секунданта Мартынова!

 

 

Михаил Павлович Глебов.

Акварель неизвестного художника. 1840-е годы

 

Еще один "кавказский" друг поэта – князь Александр Иванович Одоевский (1802–1839), декабрист, поэт, автор ответа Пушкину на его послание "В Сибирь": "Струн вещих пламенные звуки // До сердца нашего дошли..." Через семь лет каторги Александр Иванович был переведён на поселение, а в 1837 году определён рядовым в Кавказский корпус, с ноября – в Нижегородский Драгунский полк. Из Ставрополя они с Лермонтовым вместе добирались до места расположения полка – в Кахетии, в селении Караагач. Лермонтов вспоминал об этом в стихотворении "Памяти А.И.Одоевского": "Я знал его: мы странствовали с ним // В горах Востока и тоску изгнанья // Делили дружно..." (1839). Александр Иванович скончался во время одной из военных экспедиций, жестоко простудившись в походной палатке.

 

 

Князь Александр Иванович Одоевский.

Акварель М.Ю.Лермонтова

 

Князь Владимир Фёдорович Одоевский.

Литография с оригинала К.Горбунова. 1840-е годы

 

Раз уж мы заговорили об Александре Одоевском, вспомним и его двоюродного брата, Владимира Фёдоровича Одоевского (1804–1869). Это воистину "заслуженный деятель культуры" невероятно много сделавший для ее развития. Писатель, философ, музыкант, музыкальный и литературный критик, издатель ряда журналов. В историю лермонтоведения его имя вошло прежде всего благодаря "записной книжке" – изящному альбому в кожаном переплёте с надписью на титульном листе: "Поэту Лермонтову дается сия моя старая и любимая книга с тем, чтобы он возвратил мне ее сам, и всю исписанную. – К. [Князь] В.Одоевский.1841. Апреля 13-е. СПб."

Возвратил Одоевскому его "старую и любимую книгу" с последними стихами Лермонтова Аким Шан-Гирей. Через 16 лет после этого Одоевский отдал драгоценный альбом на вечное хранение, сделав еще одну надпись: "В Императорскую Публичную Библиотеку от Князя Одоевского. 1857. СПб."

В историю лермонтоведения Одоевский входит и еще более весомым вкладом: именно он, совместно с несколькими литераторами (в первую очередь с И.И.Панаевым), в 1838 году выкупил у прежнего владельца захиревший журнал "Отечественные записки" и пригласил в редакторы Андрея Краевского. С января 1839 года обновлённый журнал стал выходить в свет, обретая всё большую популярность благодаря постоянной публикации в нем произведений Лермонтова.

 

 

Продолжение книги здесь: http://nerlin.ru/publ....-0-5830

Категория: Белова Лидия | Добавил: ЛидияБелова (26.06.2017) | Автор: Лидия Белова
Просмотров: 352 | Комментарии: 3 | Теги: любимые женщины, враги, Лидия Белова, Друзья, лермонтов | Рейтинг: 5.0/7
Всего комментариев: 3
avatar
3
Спасибо, Алина! - Л.Б.
avatar
1
1
А всё - таки красиво звучат и видятся слова, написанные правильно, - через букву "э". Впервые открылись они мне в таком ракурсе. Очень понравилось) Лермонтов мне ближе по душе других поэтов того времени, сама хочу быть на него похожей, хоть чуть-чуть.
Здорово, когда, как Вы, чем-то так увлечен человек. Как сказал мой папа:"Если человек чем-то увлечен, значит, он живет не зря"!)
Поражает, как мало люди раньше жили. А, может, это и правильно...
avatar
0
2
Братан:
Алина ты даешь! Лермонтов - наше все! Он мало жил, наверно упаднические настроения всякие, а зря. Стихи то хорошие
avatar