Четверг, 13.12.2018, 11:21
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Белова Лидия [95]
Белова Лидия
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 1
Пользователей: 4
Игорь-89258652789, Бендер, АлинаНечай, Василий-89164338375
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2018 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Белова Лидия » Белова Лидия

КОСМИЧЕСКИЙ ДЕСАНТ - 11


НАЧАЛО ЗДЕСЬ: http://nerlin.ru/publ....-0-5622

 

Прощание с Индрой

 

Космонавты провели на Индре больше трёх месяцев. Начальник Службы безопасности Томурии разрешил дипломатам и разного рода специалистам, принимающим землян, знакомить гостей со всем, что не относится к сфере заведомо секретного. И вот настал последний день – день прощальных встреч с учёными, политиками, обретёнными здесь друзьями. Командир экипажа, Игорь Владимирович, предупредил десантников, что вечером хозяева доставят их в зону отдыха («Долину роз») на электромобиле с крыльями: такие «летающие автомобили» без помех преодолевают любые расстояния, не преграда для них и полное отсутствие шоссейных дорог.

После обеда десантники ждали сообщения командира о часе выезда из столицы. Но сообщения не было: командир внезапно исчез. Все собрались в просторном холле четвертого этажа, где был его номер, и, не имея ни права, ни желания расходиться, прождали больше часу. Стереошар – установка стационарная и могла находиться только на корабле, а свой «волшебный» браслет Игорь почему-то оставил в номере, так что обнаружить его местопребывание оказалось невозможным. Командир никогда ничего не забывал и всегда являлся на совещания экипажа раньше всех; это и делало внешне ординарное событие – опоздание – чрезвычайным.

Михаил и Вадим то исчезали, то появлялись – пытались найти Игоря. Решили, что ждут еще полчаса, а затем попросят срочно доставить кого-нибудь из них на плоскогорье: искать оттуда, с помощью стереошара. Миловидное круглое лицо Нины утратило мягкость, стало чётким и резким, как будто она сразу похудела. Алла и Лена молчали, как и сама Нина: знали, что в пустом утешении она не нуждается.

Лена почти перестала верить на этой планете в свои «сверхспособности», но в конце концов всё-таки решила попробовать: села отдельно от всех, закрыла лицо руками, сосредоточилась. Промелькнула картинка – очень быстро, едва успела «схватить»: Игорь едет в автомобиле вместе с Хайдаром; едет приближаясь, а не отдаляясь.

– Ребята, кажется, всё в порядке, он уже едет сюда, – произнесла она охрипшим от волнения голосом.

И действительно, вскоре Игорь появился – злой, раздражённый. Коротко извинился за опоздание и пригласил всех к себе. Оказалось, минут за пятнадцать до общего сбора к нему явился Хайдар, чтобы отвезти на экстренное заседание правительственной комиссии. Никаких технических устройств просил не брать, поскольку к технике связи землян могут подключиться посторонние люди. Заверил, что нет необходимости оповещать остальных: заседание будет очень коротким; сам он, Хайдар, приглашён в качестве переводчика. Конечно, будь рядом Нина, Игорь сказал бы ей о своем отъезде, но все земляне находились вне гостиницы.

На заседании правительственной комиссии командиру сообщили, что правительство Томурии рекомендовало в строго секретном порядке обсудить с инопланетянами возможность обмена космонавтами. Игорь вскоре понял, что члены комиссии намерены сорвать планы собственного правительства: сразу же раздались реплики о неуверенности в технике землян, неподготовленности космонавтов-индриан к такой экспедиции и прочее. Комиссия предложила длительное гостеприимство социологу-психологу, Елене Викторовне: им нужен такой специалист; если через 3–5 лет сюда не прилетит новый корабль с Земли, инопланетянка будет доставлена на родину и без помощи землян.

Игорь высказался категорически против: либо взаимный обмен, либо никто никого не «дарит» другой планете. В конце беседы почему-то стал агрессивно настойчив Хайдар – казалось, он забыл, что приглашён сюда всего лишь в роли переводчика. После заседания он повёз Игоря в гостиницу, но по дороге уже ни в чём не убеждал его; полушутливо объяснил, что хотел оставить Лену «исключительно из личной симпатии»...

Лена выслушала всё это спокойно, даже с внутренним безразличием, как будто речь шла не о ней. Она сразу решила: если ей отведена роль заложницы, пусть так и будет, лишь бы остались свободными в своих действиях остальные. Но Игорь считал иначе: либо мы сотрудничаем на равных, либо прекращаем всякие контакты; никакого подчинения чужой воле не должно быть. Погибнем? Что ж, гибель шестерых лучше, чем рабство всех землян, их подчинение технически более развитой цивилизации. Первый успех в навязывании своей воли спровоцирует индриан на диктаторство и в дальнейшем. Единственная договорённость, которая была подтверждена, – о сроке отлёта землян.

 

...Два электромобиля то стремительно мчались по шоссе, то поднимались в воздух, без остановок неся гостей и сопровождающих в зону отдыха, к коттеджу, в котором провели свою первую ночь на Индре Михаил и Лена. Единственная остановка потребовалась для того, чтобы забрать вездеходы, оставленные десантниками в долине у подножия плоскогорья. В коттедже предполагалось провести ночь, а ранним утром – невидимый для посторонних глаз подъём на фуникулёре, оперативные сборы и – прощай, прекрасная планета с двойным Солнцем, полностью раскручивающим человеческую жизнь в среднем за сорок пять лет вместо земных семидесяти пяти!

Сегодняшние идиллические картинки внизу – весело бегущие по шоссе разноцветные машины, копошащиеся в своих садиках люди – напомнили Лене по контрасту путешествие в зону давным-давно отбушевавшего вулкана. «Дай Бог, чтобы эта цветущая планета не превратилась в сплошную зону отбушевавших и бушующих вулканов! Индриане перенесли столько горя за время своих переселений и перелётов с планеты на планету, что достойны покоя и счастья. К сожалению, проблем у них по сию пору хватает…»

Она ехала в электромобиле с Игорем, Михаилом и Рустой (командир попросил жену быть при Алле, во второй машине). Игорь и Михаил на «эзоповом языке» обсуждали с Рустой какие-то детали своих сверхсекретных дел: недалеко от пассажиров, за панелью управления, – водитель и охранники. Чувствуя себя лишней среди «посвящённых», Лена занялась обдумыванием некоторых нерешённых проблем. 

Михаил со времени ее прогулки с Хайдаром – и, видимо, разговора с Вадимом – не проявлял никакой инициативы в их отношениях. А она и тем более. Теперь ее мучил стыд за их легкомыслие в самом начале пребывания на планете. Начинать, продолжать, заканчивать «романы» надо на Земле, а здесь надо – работать, наблюдать, думать, – размышляла она. – Думать об общих интересах, а не о себе. Тем более что давление на нервно-психическую систему на Индре ощущалось гораздо сильнее, чем на Земле. Дома она, например, и внимания бы не обратила на суетливую тройку «шпионов», здесь и эти мелкие вредители подсознательно воспринимались всерьёз, как носители неведомой опасности.

Масштаб, сила личности определяется силой давления, которое человек способен выдержать, не ломаясь, то есть не уходя ни в депрессию, ни в ненависть ко всем вокруг, ни в зазнайство, – к такому выводу пришла Лена, итожа свой опыт общения и с троицей «интуристов», и с Рустой и Хайдаром, и со всем тем загадочным и чуждым, что невидимо окружало их здесь. Давление чрезвычайной силы может выдержать только высоко нравственный человек, в центре внимания которого – интересы родной страны, родной планеты, Космоса, а не собственной личности. У Вадима есть удивительное стихотворение о стойкости даже при глобальной катастрофе:

 

Земля откачнулась – тоскою плеснуло,

Огнём опалило, и в даль повлекло.

Последнее за борт упало весло,

И я очутился один на просторе,

Под лаской жестокою ветра, и море

Мне тихо шепнуло: Доверься душе!

Прислушайся к ритму извечной стихии,

Пойми ее волю, и если плохие

Придут времена – мужайся!

Как волны, в подъёмах и спусках,

Сменяются радость и горе. Искусством

Высоким является жизнь.

Храни равновесье

                                над пропастью,

Веря

                в звезду своего назначенья»*.

 

«Если мне чего-то и жаль из-за нашего расхождения с ним, так это его новых стихов, которых он никогда уже не прочтёт мне», – с грустью подумала Лена.

 

__________

 

* Стихотворение геолога и поэта В.Дернова. – Л.Б.

 

 

А дальше сами собой стали наплывать мысли о Хайдаре. Действительно ли он друг для землян? Что-то опять стало мешать Лене в его поведении, в манере общения с десантниками. А уж это неожиданное «умыкание» командира! Зачем надо было делать из последней деловой встречи тайну от всех? Зачем провоцировать наш испуг, дикое беспокойство Нины? Странно всё это… Но что тут можно сделать – на чужой планете, где заведомо не на кого рассчитывать? Мудрый предостерегающий голос раздался лишь однажды – в парке, у светящегося дерева. Больше никто здесь не заботился о них всерьёз. Впрочем, всерьёз заботилась Руста, дочь президента. Но, кажется, и сам-то президент отнюдь не полновластный хозяин в своей стране...

Оставалось смотреть на подсвеченные двумя Солнцами редкие облака, любоваться посверкивающей алмазными искрами голубизной неба, мчащимися по широченному шоссе многочисленными домиками на колёсах (томурийцы любят отдыхать со всеми удобствами)...

В коттедже Руста и Хайдар поднялись вместе с гостями на второй этаж. Здесь, в знакомом Михаилу и Лене холле – общей гостиной для всех номеров, – был сервирован стол. В центре его по-прежнему красовались алые розы в молочно-белой узкогорлой вазе (конечно, уже другие). Звучала тихая музыка.

Прощанье вышло искренним и грустным: хозяева и гости успели привязаться друг к другу, а расставались, вероятнее всего, навсегда.

Когда прощальный банкет закончился, Руста предложила одному из космонавтов подняться выше, на третий этаж, поскольку на втором этаже всего четыре номера; один из них могли занять командир с женой, остальные четверо десантников по-прежнему оставались каждый сам по себе.

Но Михаил твёрдо, уверенно заявил:

– Зачем нам третий этаж? Мы с Леной решили обвенчаться, как только вернемся домой. А сейчас вместе займем один номер, как сделали это, прибыв в коттедж в первый раз.

Лена «понятия не имела» об их намерении обвенчаться, как и о намерении занять один номер, но увидев, что никого это не удивило, решила не возражать. Собственно, она и сама хотела помириться с Мишкой; трудность состояла в том, что они и не ссорились – просто он «ушел в себя»; а еще в том, что она терпеть не могла выяснять отношения.

Космонавты собрались разойтись по комнатам, но тут, повинуясь мановению руки Русты, появилась уже знакомая игрушечная горничная; перед собой она везла столик на колёсах, уставленный кувшинами с янтарным соком.

– Подождите минуточку, – сказала космонавтам Руста: – барышня развезёт по всем вашим номерам свежевыжатый сок. Все остальные продукты уже у вас в холодильниках.

Лену опять привлекли внимание глаза этой барышни – будто стеклянные, как у куклы. «Судя по выражению глаз – вернее, по полному отсутствию какого-либо их выражения, – очень ей не нравится быть обслугой, – решила Лена. – Что ж, можно только посочувствовать. Равных возможностей для всех, видно, никогда не будет ни на одной планете, какой бы прогресс ни был достигнут… Или все-таки будет пресловутое равенство и братство? Но – на планетах значительно более высокого духовного уровня».

…Оставшись наконец наедине после долгой, непонятной, необъяснимой размолвки, Михаил и Лена ничего не стали выяснять. Обнялись так крепко, словно хотели полностью слиться друг с другом, и закончили свое пребывание на этой планете, в этом уютном и просторном номере, точно так же, как начали его три месяца назад.

 


ПРОДОЛЖЕНИЕ ЗДЕСЬ: http://nerlin.ru/publ/belova_lidija/belova_lidija/kosmicheskij_desant/252-1-0-5674
 

 



Источник: http://detektivi-belova.narod.ru/
Категория: Белова Лидия | Добавил: ЛидияБелова (22.04.2017) | Автор: Лидия Белова
Просмотров: 601 | Теги: Лидия, десант, Белова, космический, Фантастика | Рейтинг: 4.9/8
Всего комментариев: 0
avatar