Среда, 22.11.2017, 15:48
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Белова Лидия [81]
Белова Лидия
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2017 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Белова Лидия » Белова Лидия

ИСТОРИИ С МОСКОВСКИМИ КРАСАВИЦАМИ - 9

 

Начало здесь: http://nerlin.ru/publ....-0-6065

 

История четвертая, религиозно-философская

Радость познания

(начало)

У Светланы появилась новая подружка: родители попросили какое-то время поопекать родственницу отца (внучатую племянницу), Аню. Дело в том, что Аня после института стала работать в Союзе писателей, где «на заре туманной юности» работала и Светлана. Вот и решили на семейном совете: надо помочь девочке освоиться…

Однажды Аня позвонила, чтобы сообщить о готовящемся концерте гостьи из Петербурга, певицы с уникальным, ангельским голосом, – Евгении Смольяниновой. Аня вместе с коллегами по Союзу писателей занималась подготовкой ее концерта в Центральном доме литераторов. Голос Смольяниновой стоил неизбежной организационной суеты – с билетами, микрофонами, видеокассетами... Пригласить на ее концерт Аня решила всех своих друзей и начала с неизменной своей помощницы и советчицы, Светланы Александровны.

– Как же, как же, знаю я эту певицу, – радостно откликнулась Светлана. – Удивительный у нее голос! Вызывает представление о солнечном луче, пронизывающем родниковую струю, – звенит, как родник под солнцем или даже как сам солнечный луч. Я обязательно приду. И Лину постараюсь с собой прихватить.

Однако Лина не приняла их приглашения: у нее с соседом-поклонником, Игорем, билеты на действительно гениальную певицу – Тамару Гвердцители. «Ну, тут спорить не приходится. Но в последнее время слишком уж часто она оказывается занятой, куда бы я ее ни приглашала, – размышляла Светлана. – Игорь, видимо, заменил ей всех подруг. Что ж, такое бывало и со мной. Простим ей это, тем более что у меня теперь есть замена – очаровательное юное создание, Анечка».

Аня Арсеньева, светловолосая и тоненькая, выглядела в свои двадцать два не больше, чем на семнадцать. Светлане с трудом удалось убедить ее обращаться к себе на «ты» и без отчества; казалось неправдоподобным, что разница в их возрасте – всего пять лет. (Впрочем, скоро жизнь заставила эту хрупкую, нежную девочку повзрослеть и даже подрасшатала нервишки.)

Однажды, позвонив Ане, чтобы узнать, как идут дела с подготовкой концерта, Светлана словно попала в полыхающий костер:

– Ой, как хорошо, что это ты! – радостно выдохнула Аня. – Мне срочно нужен «колодец» – выложить свою тайну. Могу доверить это только тебе. Даже маме не говори.

– Да? У тебя появились секреты даже от мамы? – удивилась Светлана.

– Ну, просто… она наверняка будет против! Мама ведь – православная.

– Как? – еще больше удивилась Светлана. – А ты сама разве нет? Да и я тоже.

– Ты – другое дело. Ты умеешь мыслить широко, а моя мама, к сожалению, не всегда… Видимо, дело в том, что у тебя прабабушка – индуска. Правда, я в это не очень-то верю, но главное, что веришь ты, а потому интересуешься культурой Индии.

– Это почему это ты не веришь в мою индусскую прабабушку? –вознегодовала Светлана.

– Да потому, что вовсе ты не похожа на индуску.

– Ошибаешься, дружочек! Присмотрись-ка повнимательнее к индусским женщинам, когда будешь в моем районе. Здесь в одной из «высоток» живут служащие индийского посольства, и индуски часто бывают в нашем магазине. Так вот: одно лицо с русскими женщинами! И фигуры те же: изумительные в молодости – тяжелые в зрелом возрасте, если перестают следить за своим весом. Отличие одно: они смуглые, из-за жаркого солнца. Кстати, если ты еще не заметила, скажу: и у меня кожа более смуглая, чем должна бы быть… чем у тебя, например.

Но Анька не сдавалась:

– А вот что я тебе скажу: ты отнюдь не всё знаешь про свою любимую Индию. Вспомни Индиру Ганди: разве она похожа на славянку? И таких лиц в Индии тоже много!

– Да знаю я, знаю, только на минутку забыла. Это по большей части потомки древних евреев. После разгрома Хазарского царства кем-то из Рюриковичей правители этого царства со своими уцелевшими дружинами ушли в Индию, как позднее русские дружины – в Литву, когда повсеместно одержали победу монголо-татары… Благодаря индусам с такими «южными» лицами мы можем представить себе облик древних евреев – тех, какими они были до смешения практически со всеми народами Европы… Но, конечно, в Индии есть и другие типы лиц. Например, туда переселились многие персы, когда Персия была завоевана арабами. Так что облик у индусов весьма разнообразный. Как и у русских, кстати. Я просто говорила о преобладающем типе и у нас и у них, а ты заставила меня целую лекцию тебе прочитать.

– Это я заставила?! – возмутилась Аня. – Да я жду не дождусь, когда ты будешь наконец слушать про мой секрет!

– Ладно, сдаюсь, виновата. Подожди минутку – я возьму сигареты, и ты мне всё обстоятельно расскажешь, идет?..

И Аня рассказала. Это был жаркий монолог о влюбленности – в кришнаита! А более всего – о драматической судьбе отечественных кришнаитов: еще недавно их сажали в тюрьмы и принудительно лечили «от душевного заболевания», а теперь они вынуждены читать всякую чушь о себе – «тоталитарной секте», готовой захватить весь мир.

– Да, можно посочувствовать, – откликнулась Светлана. Нетерпимость к чужой форме религии никогда не казалась ей безупречной позицией. – А можно и помочь – объективным рассказом о них в прессе, по телевидению. Но я, к сожалению, ничего о них толком не знаю. Слышу иногда песнопения по какой-то программе, но как следует включиться времени нет... Расскажи-ка поподробнее о своем любимом.

– О-о, это самый умный и самый красивый человек на свете, – пропела Анька счастливым голосом. – Он со своими друзьями готовит несколько изданий, непосредственно религии не касающихся: о кулинарном искусстве, об индийских специях, о древнем эпосе... Они приглашают меня поучаствовать в их работе – как «знатока русского языка». Я бываю у них в храме примерно раз в неделю.

– Та-ак… А твой любимый, что же, индус?.. Или русский?.. Почему замолчала?

– Армянин, – со вздохом откликнулась наконец Аня. – Гибель моя – кавказцы, – призналась она покаянным тоном. – Русских ребят воспринимаю как собственных братьев: русоволосые, как и я; глаза голубые или зеленые, тоже как у меня, – братья, да и только! А вот если волосы как вороново крыло, да смуглый, да с карими глазами – всё! мне конец!

– Хм… То есть для тебя главное – внешность?

– Вовсе не главное, – обиделась Анька. – Внешность – это первоначальное условие моего интереса к человеку. Прости, но я не способна влюбиться в урода, будь он хоть семи пядей во лбу. Но и в дурака не влюблюсь, даже если он красив, как врубелевский Демон. Скажешь, у тебя не так? – добавила она язвительно.

Светлана весело расхохоталась:

– Со мной всякое бывало. И в демонов влюблялась, и в уродов. Слава Богу, Михаил Денисович спас от этой череды нелепых увлечений. Ну а имя твоего кришнаита можно узнать?

– Арсен, – радостно откликнулась Аня. И затараторила с энтузиазмом: – Представляешь? Ведь так же звали моего далекого предка, раз я – Арсеньева. Только не произноси, пожалуйста, Арсен с «е». Никак не пойму, с чего это наши составители словарей пытаются отменить букву «э»! Даже произношение алфавита иной раз передают так: а – бе – ве... Кошмар какой-то, блеянье! Я уж не говорю о неоромантизмеили неофашизме! В быстрой речи «о» вообще пропадает и смысл получается противоположный…

– По-моему, в орфоэпических словарях норма «нэо-» сохраняется.

– Конечно, сохраняется! Но теперь никто не заглядывает в эти словари. Да, может, и правильно: зачем писать одно, а произносить другое? Наша речь давно уж зависит прежде всего от печатных текстов, а не от правил орфоэпии.

– Вот поэтому, голубушка моя, всегда и было обязанностью работников радио и телевидения пользоваться орфоэпическими словарями – «нести культуру речи в массы». А почему они перестали нести культуру в массы – это для меня загадка, – усмехнулась Светлана. – В общем, гордись собственным безупречным произношением, и только. Ничего другого нам не остается, пока не появились более умные составители словарей.

– Да уж! – не желала менять тему Анна. – От Солнца зависит вся наша жизнь, а составители словарей рекомендуют писать его с маленькой буквы! За одним исключением: когда речь идет о нем «как об астрономическом объекте». Интересно, а как можно сказать о Солнце иначе!.. Когда-то, говорят, на зарубежном радио была такая шутка по поводу советского правописания: «ЦК они пишут с прописных букв, а Бог – со строчной». А теперь то же самое с Солнцем: какой-нибудь председатель ОАО пишет себя с прописной, а Солнце – со строчной. И это уж не только он, а и все наши корректоры, даже в книгах о древней религии.

– Остановись, Анька! От твоих возмущённых речей у меня аж голова разболелась.

И Светлана перевела наконец разговор на завтрашний концерт…

 

Положив трубку, Аня задумалась. Она не передала Светлане и сотой доли своих впечатлений от кришнаитов. В подготовке задуманной ими серии брошюр участвовали и авторы, и художники, и редакторы. Арсен был одним из редакторов: он отвечал за безупречность текста с точки зрения ведической культуры. Всё это были молодые ребята, деловые, собранные и в то же время легкие в общении. Подтрунивали и друг над другом, и над нею, когда она, по незнанию, высказывала что-нибудь курьёзное об их учении…

Всё новое начинается с молодежи, а древняя ведическая культура оказалась для нашей молодежи не только новой, но и экзотической, – размышляла Аня. – Хотя Веды, скорее всего, и созданы-то праславянами – прямыми предками славян: очень уж много совпадений в санскрите с русским – больше, чем с любым другим из индоевропейских языков; это отмечают и ученые, и сами кришнаиты. Даже наша Баба-яга, Бабка-ёжка – наверняка от йоги

Но что за Харе в их маха-мантре (главной молитве) «Харе Кришна...»? Кришна – это понятно; правильнее произносить, как объясняли по их радио, – Крышна. Это имя встречается в древнерусских дохристианских сказаниях в форме Крышень илиКрышний и означает: Солнце в зените – когда оно не сбоку, как при восходе и закате, а прямо над головой, над крышей. Другое имя солнечного бога – Вишну, Вышну: это бог всего Солнца, верховный бог; у нас это Вышний – Всевышний; то есть имя верховного бога сохранилось, перейдя и в христианскую религию. Да и в целом христианство – это ответвление индуизма (и частично - религии Древнего Египта). Даже в легендах о Христе и Кришне много общего…

Да, так что же такое Харе? Как объясняли кришнаиты, это звательный падеж слова Хари, по типу: Бог – Боже. От Хари,видимо, модное ныне слово харизма: чья-то заведомая привлекательность, очарование… Хари... Похоже на Арий – имя легендарного предводителя славян, отца троих братьев – Кия, Щека и Хорива… И Хари, и Арий – это, видимо, озвучивание древнейшего имени Солнца: Ра, Ар (отсюда и арийцы –солнцепоклонники), иногда Ур (отсюда Ура! – слава Солнцу)...

В общем, во времена славянского язычества хари (харя)означало: лик божества; а во времена борьбы христианства с язычеством (длилась эта борьба с конца десятого века вплоть до восемнадцатого) слово харя приобрело резко негативный смысл…

Аня откинулась вместе со стулом к стене, рискуя грохнуться, счастливая своими открытиями. Великая религиозная культура славян-солнцепоклонников, – продолжала она размышлять, – породила богатейшее народное творчество, стала составной частью Православия, слилась с ним, придавая ему черты родной веры, хотя многие христиане отрицают это, видят в древнейшей культуре предков что-то враждебное себе. Но это уже было:Веды – ведать – ведунья – ведьма… Нельзя опять идти таким неправедным путем!..

Аня была знакома с трудами Рерихов, и это помогало ей сейчас приобщаться к учению кришнаитов. Они, ребята ее возраста и чуть старше, пытаются, как и Рерихи, возвратить России древнюю культуру ее народа, порой и сами не подозревая, насколько она наша. Воистину, неисповедимы пути Господни...

Аня уже полюбила своих новых коллег всех вместе. Кришнаиты принадлежали к тому небольшому числу людей, с которыми она могла говорить «на своем языке», не опасаясь нагнать на собеседника скуку или вызвать скептическую усмешку. Они с интересом подхватывали занимавшие ее темы – о врождённой для людей тяге к поэзии, к музыке, отражающей гармоническое звучание Космоса; о живом, пронизанном чувством и мыслью воздухе, который окружает нас и вместе с нами страдает от дыма, копоти, грубых слов и даже мыслей... Ей было легко с кришнаитами, хотя нередко возникало и желание поспорить. Они не чванились своей философской подготовкой и не раздражались из-за того, что кто-то осмеливается с ними не соглашаться. Благодаря им она поверила в веротерпимость, в возможность ее достижения.

Общество кришнаитов было поистине интернациональным: русские и белорусы, грузины и азербайджанцы, латыши, литовцы и даже шведы – сотрудники издательского центра ведантистов, расположенного в Стокгольме. А самый неотразимый из всех – армянин. Армяне, конечно, как и русские, бывают всякие, но этот! Будто материальное воплощение одного из обитателей небесного мира, о котором поёт своим ангельским голосом Евгения Смольянинова. Впрочем, о «материальном» тут говорить трудно: высокий и худенький, Арсен почти лишён плоти – одни глаза, всегда готовые заблестеть от чужой или собственной шутки. Да еще – благородный профиль человека, за которым не одно поколение предков-мыслителей, людей духа, веками страдавших. Славяне с подобными благородными лицами почти подчистую уничтожены революциями и войнами, да и среди армян много ли таких осталось? Сам он едва уцелел в годы последних (дай Бог, чтоб последних!) гонений на верующих – как на православных, так и на кришнаитов: за увлечение древней ведической религией, основой почти всех религий Земли, провел два года в психиатрическом отделении тюрьмы – как душевнобольной, опасный для общества!.. Светлана как-то рассказывала о своем знакомом, который чуть не убил двух человек на почве маниакальной ревности, – так его продержали в психбольнице всего пару месяцев, – а кришнаита, проповедующего неубийство (не только людей, но и животных), – два года. Таковы нравы нового времени! А всё удивляемся: за что нам такие испытания?!

Мечтательное настроение сменилось горестным, близким к слезам; но и радужные воспоминания о встречах с Арсеном, и печальные раздумья приводили к одному и тому же результату – щемящему чувству любви и даже преклонения перед этим грустно-веселым мальчиком, закинутым судьбой из родного жаркого Еревана в холодную, дождливую Москву. (Говорят, Москва стала такой после того, как ее сделали «портом пяти морей», превратив подмосковные рощи и целые деревни в громадные водохранилища.) *

 

__________

 

* Сколь легковесны выводы даже из весьма длительных человеческих наблюдений над природой, показало нам московское лето 2010 года, когда «необъятные» подмосковные водохранилища не спасали столицу и ее окрестности от катастрофической засухи и пожаров. – Л.Б. (август 2010 г.)

 

 

После взволнованного монолога младшей подруги о кришнаитах Светлана стала слушать радиостанцию «Кришна-лока», обычно – поздним вечером, когда передавали в записи дневные беседы со слушателями о религии; приглашались порой на эти беседы и православные священники, что особенно радовало: дай Бог, чтобы разные конфессии перестали наконец враждовать между собой. Кажется, уже поняли, согласились, что все люди Земли веруют в одного Бога и только формы этой веры разные. Но ведь различаются и национальные языки, когда-то составлявшие единый праязык человечества, – так повод ли это для вражды?

Для нее же, как и для Ани, интереснее всего оказались даже не религиозные вопросы, а лингвистика – реальные, конкретные свидетельства близости русского языка к санскриту – древнему языку индуизма и всех его ответвлений, в том числе религии кришнаитов. Академик Лихачёв говорил, что русский народ – «молодая нация», а между тем оказывается, что корни ее уходят в глубину тысячелетий. Да и есть ли вообще в мире «молодые нации»? Все живущие сейчас на белом свете земляне – дети древних народов, ни одна нация не появилась «только что» и «ниоткуда». Уж академик-то должен бы знать о едином корне всех индоевропейских языков, так с чего бы эти фантазии о «молодой нации»?..

А вот некоторые принципы кришнаитов Светлану смущали: отказ от любых земных привязанностей; взгляд на жизнь как на непрерывную цепь страданий (а счастье творчества, любви, общения с природой?..); не только пренебрежительное отношение к повседневным житейским радостям, а и стремление вовсе их избегать, – но ведь это может позволить себе лишь человек высокого духовного развития, а что будет делать без простых житейских радостей тот, кто к работе мысли не привык? Он рискует оказаться в полной пустоте и вместо освобождения от страданий прийти в отчаяние...

Размышляя над всем этим и над собственным горьким опытом, Светлана сформулировала для себя такую философскую истину: «Когда у человека не остается на Земле никаких радостей, Господь дает ему взамен радость познания». Но много ли людей способны наслаждаться одной только радостью познания? Ей, например, этого маловато. Михаил Денисович, имея взрослую дочь от первого брака, больше детей не хочет, а без детей жизнь женщины не полна. Тем более рано ограничиваться одной только радостью познания Ане, в ее цветущем возрасте. Связывая воедино скупые сведения по санскриту, эта вдумчивая девочка расшифровала молитвенный гимн кришнаитов «Харе Кришна...»: «Бог Солнце!..» или «Боже Солнце!..» – и была счастлива, как малое дитя. Хотя она всего лишь «изобрела велосипед», не зная, что смысл имени Кришна давным-давно раскрыт в «Тайной доктрине», переведённой с английского на русский Еленой Рерих: это бог солнечного света, «вертикальных солнечных лучей». Начала Аня расшифровывать и смысл словрусский, русич – от санскритского рус: святой и светлый, – оставшегося в своем втором значении в современном словерусый: светловолосый... Но ведь невозможно жить только такими «научными» радостями, нужны и личные!

Собственные сомнения Светлана вольно и невольно накапливала, собираясь когда-нибудь разобраться с ними всерьез – прежде всего, взявшись за тэософовские труды. А может быть, и обсудить эти свои сомнения с кришнаитом, которым так беззаветно увлечена Анна. Если ее увлечение не испарится столь же быстро, как началось, то она, видимо, познакомит их.

Светлана желала своей младшей подруге той же всегдашней готовности к счастью, что переполняла ее саму до второго замужества. После этого она погасла, перестала весело играть в жизнь – сделалась, как казалось ей самой, не по возрасту взрослой и скучной.

(ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ)

 

 



Источник: http://detektivi4.ucoz.com/index/i4/0-24
Категория: Белова Лидия | Добавил: ЛидияБелова (04.11.2017) | Автор: Лидия Белова
Просмотров: 43 | Теги: Лидия Белова, московские красавицы, повесть | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar